Sidebar

Кто на сайте

Сейчас 120 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Аксиотип «Обыватель»

Духовных аксиотипов, т.е. аксиотипов «герой» («философ» и «миссионер») в обществе немного. Многое зависит от исторической эпохи, но так или иначе этот показатель вряд ли превышает несколько процентов. Например, согласно опросам ВЦИОМ в 2007 г. считали, что «хорошая жизнь — работа, приносящая пользу обществу» всего 8 % россиян[1]. Если же из этой цифры вычесть показатель просоциальных ответов (чтобы понравиться), то реальная цифрой, скорее всего, будет 1-3 %. Торговцев (ростовщиков и гусаров) значительно больше. Однако и эти аксиотипы не являются большинством, их количество колеблется в районе 10 %.

Абсолютным большинством является аксиотип «обыватель», его численность колеблется в районе 85-90 %. Основным качеством этого аксиотипа является серединность. «Обыватели» не очень эгоистичны, но и не альтруистичны. Их мировоззрению не присуще высокая духовность, но им и не свойственна материальность мировоззрения торговца. Обыватель – тот балласт, благодаря которому происходит стабилизация общества.

«Огромное большинство лю­дей всегда остается в среднем состоянии: они не слишком тупы и не слишком даровиты, не слишком добродетельны и не слиш­ком порочны; засыпая в своей мирной и приличной посредствен­ности, они принимают без большого затруднения общепринятые мнения своего времени; не поднимают вопросов, не производят скандала, не возбуждают удивления, а только держатся наравне со своим поколением и беспрекословно подчиняются общему уровню нравственности и знаний своего века и той страны, где живут»[2].

Все люди различаются на тех, кто ориентируются на собственное «Я» и на «Я» других людей. Обыватель в массе своей ориентируется на «Я» других людей. Обыватель подвержен моде в одежде, эстетических вкусах и т. п. Именно благодаря этому качеству обыватель стабилизирует общество. Когда у обывателя есть необходимый, пусть и минимальный, перечень благ, он никогда не пойдет на конфликт с властью.

«если мы взглянем на весь род человеческий в совокупности, то увидим, что его нравствен­ный и умственный образ действия определяется нравственными и умственными понятиями, преобладающими в данное время. Есть, конечно, много людей, которые станут выше этих понятий, и много других, которые опустятся ниже их; но такие случаи составляют исключение, и число таких людей составляет самый ничтожный процент в общем количестве тех, которые ничем не отличаются — ни добром, ни злом »[3].

Ярко-выраженный аксиотип «герой» или аксиотип «торговец» ориентируются на собственное «Я», в этом их главное отличие от аксиотипа «обыватель». Это различие тесно связано с другим качеством социальной пассивности обывателя. В спокойные времена, когда обывателю есть, что терять, кроме своих цепей, он социально пассивен.

Торговцы склонны идти на конфликт с властью ради приобретения материальных благ. Например, в советское время представители этого аксиотипа основывали подпольные производственные цеха, придумывали различные схемы, воруя на базах, ресторанах, фарцуя, занимаясь валютными операциями и т.д.

Причем, как правило, они все, в конечном счете, попадали в руки закона. Нарушений было немного, все они были налицо, а правоохранительные органы были практически не коррумпированы[4]. Наказание же за экономические преступления было несоизмеримо с удовольствием от кратковременного обладания материальными ценностями. За кражу у государства на сумму всего 10 тыс. руб. могли и расстрелять. Как шутили, «директор ресторана живет недолго, но зато как человек». Более того, потратить наворованное в СССР было довольно трудно, виллы, вертолеты, футбольные клубы, в СССР не продавались, за границу выезд тоже был ограничен. По сути, деньги девать было некуда. И, несмотря на все это, люди рисковали жизнью ради непонятно чего.

Герои также часто идут на конфликт с властью, но по иным причинам. Если в обществе нарушены принципы справедливости, то жертвенное служение обществу для исправления ситуации для героя, прежде всего миссионера, — высшая цель. До Октябрьской революции тысячи дворян, пренебрегая своим привилегированным положением, состоянием, шли на конфликт с царской властью ради спасения общества.

Таким образом, для базовых аксиотипов не «значимый другой», а, прежде всего, внутренние «Я», определяет образ жизни. Поведение базовых аксиотипов иллюстрирует одна известная притча.

Скорпион хотел пересечь ручей, но не умел плавать. Видит он лягушку и просит ее перенести его на спине. Лягушка отвечает: «Нет, я тебе не верю. Я слышала, какие предатели скорпионы. Я боюсь, что, если позволю тебе влезть мне на спину, ты ужалишь меня». Скорпион отвечает: «Зачем мне это делать? Мне это не нужно. Если я ужалю тебя, то мы оба утонем». И лягушка позволила скорпиону залезть себе на спину и стала переплывать ручей. На полпути скорпион ужалил лягушку. Умирая и начиная тонуть, лягушка спросила, «Зачем ты это сделал? Теперь мы оба умрем». Скорпион отвечает: «Я ничего не могу поделать с собой. Я жалю по своей природе».

В спокойные времена стабилизирующая роль обывателя очень значима, но при нарушениях стабильности, даже незначительных, резко возрастает историческая роль базовых аксиотипов. Точно также, когда на море штиль кораблем могут управлять обыкновенные любители экстремального туризма. Но если на море шторм, то жизнь всех пассажиров зависит от умения капитана и ключевых фигур команды корабля. Их не очень много, но от них зависит все.

 


[1] ВЦИОМ. Пресс-выпуск № 675 Русское счастье: свой дом, счастливый брак, высокооплачиваемая работа. 17.04.2007.

[2] Бокль Г.Т. История цивилизации в Англии. – М., 2000. - с. 99.

[3] там же - с. 99.

[4] В кавказских и среднеазиатских республиках ситуация была несколько иной.

Сломленный человек

Еще раз подчеркнем, мы говорим об общей тенденции развития. Объективные законы развития заставляют подстраиваться личность. Вспомним, советских директоров предприятий. Борьба за выполнение плана, выбивание фондов, строительства пионерлагерей, профилакториев для рабочих. Все привилегии - «Волга» с водителем.

Но сформировалась новый общественный строй. И те же директора стали не выплачивать работникам зарплату, присваивать себе завод, хищнически разграблять все то, что сами создавали, продавать и класть себе в карман деньги за профилактории и пионерлагеря, разбирать и продавать как металлом подъездные пути и т.д.

Сломленный человек. Одни и те же люди могут вести себя не просто по-разному, а диаметрально противоположно. Все зависит от общественного строя.

Анекдот. Двое мужчин играют в карты. Наблюдающий за игрой видит, как сдающий из рукава сдает себе два туза. Видя это, он сообщает об этом партнеру шулера. Но тот в ответ лишь улыбается четности и наивности говорящего, отвечая ему: «Ничего страшного, в следующем кону сдаю я. У меня в рукаве три туза».

Реальность. Один знакомый автора много работал, перевыполняя план, работая внеурочно. Работодатель обещал все это щедро оплатить, но как водиться не оплатил. Знакомый не особо расстроился, потому что за это время он наворовал гораздо больше. Он продолжает работать на том же месте, нет никаких сор и конфликтов с начальником. Даже дружат семьями. Начальник все время не доплачивает ему, «кормя» его лишь обещаниями, а он обворовывает его, изображая преданного сотрудника и товарища.

Когда общество пронизывает мораль обмана и бесстыдства, любой честный порядочный человек становится неконкурентоспособным. Когда обман и бесстыдство становятся нормой жизни, тогда тот, кто не хочет обманывать всегда в проигрыше. Поэтому люди даже в некоторой степени порядочные, но не обладающие сильной волей, вынуждены подстраиваться под эту модель взаимоотношений. Вынуждены, для того чтобы выжить.

История России. Зарождение

На небе — Бог, на земле – Россия

Сербская поговорка

История России. Зарождение. Первые, известные на сегодняшний день, археологические культуры, прародителей русского этноса – восточных славян, возникли в I — II тыс. до н.э.

Особые природные и геополитические условия требовали, чтобы на территории современной России закрепился этнос с довольно специфичными этнопсихологическими особенностями. Суровый климат требовал сплоченного народа, сложная геополитическая ситуация, отсутствие естественных преград, таких как горы, моря, делали территорию, населенную нашими предками, открытыми для набегов как из Европы, так из Азии, требовал народа мужественного. Трудный хлеб, получаемый в полосе рискованного земледелия, требовал трудолюбивого и умного народа.

Начало государства. Строительство государства в таких тяжелых условиях требовало народа, который ставит интересы государства выше личных. Многие племена (хазары, авары и т.д.) в древности хотели осесть на нашей земле, но отсутствие хотя бы одного из качеств делало эти попытки бесплодными. Единственный этнос, который и взял эту землю по праву был русский народ. Россия - ментально Родина русских. И тоска русских, живущих вдали от России по березкам, – эта не пустая сентиментальность.

Дело в том, что русские последний крупный автохтонный(коренной) этнос, имеющий собственное государство. Бушмены – древнейшее коренное население Южной и Восточной Африки лишены собственного государства. Индейцы – коренное население Северной Америки не имеют собственного государства. Коренное население Австралии – австралийские аборигены – также лишены своего государства. Баски, потомки этрусков, если уж не коренные, то древнейшие этносы Европы лишены своего государства.

Русские связаны с российской территорией как ребенок с матерью. Именно ей русские обязаны своей жизнью, ведь она приютила русских в далекие и жестокие времена, во многом, она и сделала русских, посредством климата, геополитического положения и т. д., такими русскими, какими мы есть сейчас. И березы, и дремучие русские леса, и русские зимы и многое другое сделали русских русскими. Эта все Родина русских, оторви их от нее, они перестанут быть русскими уже через поколение, как большинство внуков русских эмигрантов.

Первым прототипом русского государства можно назвать военный союз Дулебов, возникший в VI веке. Однако исторический материал, относящийся к данному периоду довольно скуден.

«Итак, мы застаем у восточных Славян в VI веке большой военный союз под предводительством Дулебов… Вот факт, который можно поставить в начало нашей истории»[1].

Легендарная же дата основания русского государства 862 год, когда возникает государство под предводительством Рюрика в Новгороде. Затем это государство растет, меняются столицы: Киев, Москва, но именно в 862 г. возникло государство, в котором мы с вами сейчас живем. Русь того периода в Скандинавии называли «Гардарикой» — страной городов, уже тогда был основан Киев, Новгород и др.

Важнейшее различие в процессе государственного строительства между Западом и Россией заключается в том, что италики и германцы не строили государство, а модернизировали государство, доставшиеся им в наследство после развала Римской Империи. Им в наследство достались государственные учреждения, дороги, школы, сеть религиозных организаций. Западноевропейские народы имели дело с законченной деятельностью древних народов - древних греков, римлян, они перенимали их богатый опыт. Русские строили государство с нуля, в чистом поле. В наследство нам достались леса, поля, реки и суровые зимы.

«На Западе новые государства с первых же дней своего существова­ния получили в свое распоряжение богатый запас зна­ния, накопленный предыдущими поколениями, Россия, наоборот, села на «пустое место», вследствие чего и культурное развитие ее шло медленнее и по содержанию оказалось много беднее»[2].

Государства наших предков, в отличие от предков западноевропейцев никогда не входили в состав Римской Империи. Наши предки основали древнерусское государство – Киевскую Русь. Русские, украинцы, белорусы родом из этого государства. Предки европейцев основали Франкское государство, немцы, французы, итальянцы, англичане родом именно из Франкского государства. По праву рождения Россия и Запад - разные цивилизации, образно говоря, у нас абсолютно разные родители. Очень точно о принадлежности России к Европе сказал русский мыслитель Н. Я. Данилевский:

«Принадлежит ли в этом смысле Россия к Европе? К сожалению, или к удовольствию, к счастью или к несчастью — нет, не принадлежит. Она не питалась ни одним из тех корней, которыми всасывала Европа как благотворные, так и вредоносные соки непосредственно из почвы ею же разрушенного древнего мира, не питалась и теми корнями, которые почерпали пищу из глубины германского духа. Не составляла она части возобновленной Римской империи Карла Великого, которая составляет как бы общий ствол, через разделение которого образовалось все многоветвистое европейское дерево, не входила в состав той теократической федерации, которая заменила Карлову монархию, не связывалась в одно общее тело феодально-аристократической сетью, которая (как во время Карла, так и во время своего рыцарского цвета) не имела в себе почти ничего национального, а представляла собой учреждение общеевропейское — в полном смысле этого слова. Затем, когда настал новый век и зачался новый порядок вещей, Россия также не участвовала в борьбе с феодальным насилием, которое привело к обеспечениям той формы гражданской свободы, которую выработала эта борьба; не боролась и с гнетом ложной формы христианства (продуктом лжи, гордости и невежества, величающим себя католичеством) и не имеет нужды в той форме религиозной свободы, которая называется протестантством. Не знала Россия и гнета, а также и воспитательного действия схоластики и не вырабатывала той свободы мысли, которая создала новую науку, не жила теми идеалами, которые воплотились в германо-романской форме искусства. Одним словом, она не причастна ни европейскому добру, ни европейскому злу; как же может она принадлежать к Европе? Ни истинная скромность, ни истинная гордость не позволяют России считаться Европой. Она не заслужила этой чести и, если хочет заслужить иную, не должна изъявлять претензии на ту, которая ей не принадлежит. Только выскочки, не знающие ни скромности, ни благородной гордости, втираются в круг, который считается ими за высший...»[3].

 


[1] Ключевский В. О. Курс русской истории. - М. 1996, т.2 - с. 124.

[2] Шмурло Е. Ф. История России. М., 1999. - с. 37.

[3] Данилевский Н. Я. Россия и Европа. – М., 1995. - с. 49.

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg