Sidebar

Кто на сайте

Сейчас 136 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Тоталитарный капитализм – дитя западной цивилизации

Доминирующее стремление западного человека к материальной обеспеченности породило общественно-политическую систему, в которой безраздельно господствует капитал.

«Современное западное общество есть общество денежного тоталитаризма. Деньги тут стали универсальным и всеобъемлю­щим средством измерения, учета и расчета деятельности людей, учреждений и предприятий, средством управления экономикой и другими сферами общественной жизни, средством управления людьми»[1].

Пытаясь затушевать сущность реально существующего строя, многие западные социологи утверждают, что на Запале капитализма давно уже нет, что там возникло качественно иное общество — постиндустриальное, информационное и т. п. Это совершенно неверно. Западное общество и было, и остается капиталистическим. Но капитализм за время своего существования действительно претерпел существенные изменения.

Французский экономист Мишель Альбер в книге «Капитализм против капитализма» показывает, что капитализм в своем развитии прошел три четко различимые фазы, каждая их которых характеризуется его определенным взаимоотношением с государством.

Первая фаза, начавшаяся с 1791 года, может быть охарактеризована так: капитализм против государства. С 1891 года начинается развитие капитализма в рамках, очерченных государством. С 1980-го начинается и в 1991-м завершается переход к третьей фазе: капитализм вместо государства. Для нее характерно господство принципа: рынок — хорошо, государство — плохо.

Политическая власть зависит от экономической, т. к. основа механизма властной селекции западных стран — выборы, а выборы — это деньги, и деньги немалые. Деньги приходится брать у бизнеса. Бизнес ничего просто так не дает и требует возврата. В конечном счете, все это приводит к аффилированным структурам, откатам, воровству и коррупции. Выборы — это бизнес-проект.

Капитал стал править обществом. Это приходится признавать и некогда ярым защитникам процесса демократизации России, каким был профессор Александр Панарин:

«В эпоху Просвещения (XVIII в.) институт абсолютной монархии препятствовал попыткам полного и безраздельного влияния рыночной среды на политику. Может быть, поэтому ХVII–ХVIII века стали эпохой наиболее впечатляющих фундаментальных открытий, послуживших толчком промышленного переворота. В эпоху массовых парламентских демократий ситуация существенно изменилась: влияние бизнеса на политику постепенно становится решающим. Те, кто и сегодня готов уповать на суверенитет массового избирателя и его волю как главный источник важнейших политических решений, являются либо запоздалыми политическими романтиками, либо догматиками текстов, подготовленных еще до прихода парламентаризма и выражающих антиабсолютистский, антимонархический протест. Нынешняя “демократизация”» России и постсоветского пространства еще раз подтвердила, что демократия в ее прежнем виде быстро и неминуемо ведет к прибиранию политики к рукам влиятельных финансовых групп, не только подкупающих исполнительную, законодательную и судебную власть, но и специально оплачивающих “четвертую власть” — СМИ, назначение которой — обработка массового избирателя»[2].

Богатство и власть всегда шли рука об руку. Но теперь богатство стало не просто спутником власти, а перешло из подчиненного состояния к господствующему. Отныне власть превратилась в спутник богатства. Деньги, капитал из пассивного спутника власти стали превращаться в ее активное и единственное средство. Экономика определяет образ мыслей, выдвигает на властные высоты политиков, определяет пути развития государства. Сегодня все — власть, искусство, спорт, наука — вращается вокруг прибыли и денег.

«Рыночные механизмы и ментальности проникают в каждую сферу жизни — не только в труд и политику, но и в отдых, дружбу, семью и брак. Все подчинено капиталистической рациональности «наименьшей стоимости» и «максимальной выгодности»»[3].

Каково же будущее данной социальной системы? Финансисты, с точки зрения Ж. Аттали, в конечном счете, возвысятся над миром как его надгосударственная и наднациональная элита, превратившись в мировое правительство. Используя современные информационные технологии, они превратят нашу планету в единое финансово-экономическое пространство, в котором в товар превратится даже сам человек, а о его достоинствах будут судить только по одному критерию — количеству денег в его кошельке. Впрочем, сами деньги приобретут форму магнитных карточек, где деньги, там и власть. Аттали напоминает:

«Власть измеряется количеством контролируемых денег. “Козлом отпущения” при том является тот, кто оказывается лишенным денег и кто угрожает порядку, оспаривая его способ распределения».

Капитал превратился в стержень, вокруг которого вращаются все сферы жизни общества. Неслучайно слово «капитал» легло в основу названия новой социальной системы.

 


[1] Зиновьев А. Русский эксперимент. – М., 1995. — с. 72.

[2] Панарин А. Духовные катастрофы нашей эпохи в свете современного философского знания. Москва, № 1, 2004.

[3] Kumar K. The Rise of Modern Society. Oxford, 1988. - P. 119.

Глобальные экологические проблемы

Глобальные экологические проблемы. Самыми важными экологическими угрозами считают глобальное потепление и озоновую дыру.

В конце 60-х годов ХХ века ученые начали предсказывать глобальное потепление, а за 20 лет до этого предсказывалось опасное похолодание, сегодня также, согласно многим прогнозам, в ближайшее время нас ждет не потепление, а значительное похолодание. Идею о глобальном похолодании разделяют многие ученые, так, в интервью РИА Новости сотрудник Главной (Пулковской) астрономической обсерватории РАН Х. Абдусаматов заявил:

«Анализ этих колебаний показал, что в настоящее время Земля уже достигла стадии максимума глобального потепления. Далее, в соответствии с ожидаемым дальнейшим параллельным спадом солнечного излучения, наступит медленное понижение глобальной температуры Земли». По его мнению, начала понижения глобальной температуры Земли можно ожидать в 2012 или 2013 году»[1].

Истощение озонового слоя не является необратимым процессом. Динамика изменений толщины озонового слоя указывает на то, что процесс уменьшения толщины озонового слоя всегда сменяется обратным процессом, в результате которого толщина озонового слоя возвращается к прежним показателям.

В последнее время озоновая дыра над Россией стала резко уменьшаться. Основная озоновая дыра сохраняется над Антарктидой и захватывает частично населенные районы Австралии. Но и эта дыра не вечна. По сообщению Terra Daily, новые совместные исследования NASA, Национальной администрации океанов и атмосферы и Национального центра исследований атмосферы показали, что, согласно прогнозу, озоновый слой над Антарктикой восстановится в 2068 году[2]. Таким образом, можно сделать вывод: истощение озонового слоя — это проблема прошлого.

С какой же целью создаются наукообразные мифы? Создание наукообразных мифов об экологических проблемах открывает широкие перспективы для освоения средств. На вопрос о том, кто заинтересован в том, чтобы подтасовывать научные данные и создавать наукообразные мифы, профессор А. П. Капица отвечает:

«Боюсь, что здесь играют большую роль деньги. Смена фреонов приносит громадные доходы крупным химическим компаниям, которые выпускают так называемые более здоровые фреоны. Смена холодильников и кондиционеров в США в прошлом году обошлась потребителю в 220 млрд долларов… Уже много лет бывший президент Академии наук США Фредерик Зейтц (Seitz) обращал внимание на то, что все теории глобального потепления и озоновых дыр притянуты за уши и не отвечают действительности, что это — антинаучные теории. 17 тысяч американских ученых подписали петицию. Они согласны с Зейтцем…».

Коснемся спектакля об неизлечимых болезнях и глобальных эпидемиях – излюбленном мировом шоу последних лет. В 2005-2006 гг. возникает всемирная паника по поводу очередной «неизлечимой» болезни – птичьего гриппа. И вот появляется лекарство от «неизлечимой» болезни – тамифлю, запатентованной американской компанией Gilead Sciences.

Правительство США выделяет громадные средства на закупку тамифлю. Правительства других стран и частные лица бросились скупать тамифлю на корню, и мировые запасы иссякли. Поднялась буря: единственное спасение от пандемии достанется не всем. Тогда некоторые производители стали требовать от Gilead Sciences досрочно отказаться от патентной защиты.

Конечно, курс лечения данным препаратом был довольно дорогим – 50$. Конечно, абсолютно бессмысленным, препарат принимали 70 % умерших от «птичьего гриппа». И конечно, никакой эпидемии не случилось. И, конечно, кое-кто очень хорошо заработал, когда люди скупили тонны бездейственный, дорогих таблеток. Кто же провернул столь удачную операцию?

За ответом далеко ходить не надо. Компанию, спасавшую мир, Gilead Sciences, ранее возглавлял министр обороны США Дональд Рамсфельд[3].

При тоталитарном капитализме большая шумиха поднимается, за редким исключением, только из-за больших денег.

 


[1] Второва О. В середине XXI века ученые прогнозируют глобальное похолодание. 06.02.2006, РИА Новости.

[2] Озоновая дыра затянется через 60 лет. 04.07.2006, CNews.

[3] Дональд Рамсфельд заработал пять миллионов долларов на препарате, не помогающем от «птичьего гриппа». 13.03.2006, NEWSru.com.

Русская идея

Наилучшая жизнь для страны, очевидно, есть такая,

какая наилучше соответствует ее внутреннему строению

и вытекающим отсюда потребнос­тям

Л. А. Тихомиров

Сопряжение духовности и коллективизма проявляется в русской идее – в стремлении к абсолютной справедливости. В книге, посвященной исследованию ценностей русского народа, отечественный исследователь Н. А. Бенедиктов отмечает:

«Социологические исследования показывают постоянное различие блоков ценностей и их иерархии у русского и западного человека. Высший блок наиболее значимых для русского человека ценностей на­зван блоком «справедливость»… Доби­ваясь восстановления личного удобства как проявления личной свободы и своеволия, западный человек сочтет справедливым навязывание его миропорядка другим людям и, как правило, об этом не очень и задумывается. Отсюда и двойной счет во взаимоотношениях, в политике и т. п. Для русского человека двойной счет во взаимоотноше­ниях исключен»[1].

Извечная русская тяга к справедливости очень тесно переплетена с русской добротой, также с максимализмом, ведь правда может быть только одна.

«Русские — максималисты, и именно то, что пред­ставляется утопией, в России наиболее реалистично»[2].

Догматизм также вытекает из обостренного чувства справедливости и максимализма. Весь этот блок качеств национального характера теснейшим образом связан по определению отечественного социального психолога К. Касьяновой, с так называемым «судейским комплексом»:

«Судейский комплекс» — это именно «комплекс», т.е. це­лый набор различного рода качеств… Прежде всего «правдоискательство», т.е. стремле­ние установить истину, и затем — это стремление установить объективную истину, не зависящую от меня, от моего существо­вания и потребностей, наконец, в-третьих, это стремление найти истину абсолютную, неизменную, не зависящую от об­стоятельств, не имеющую степеней. И, найдя, измерять затем ею себя, свои поступки и чужие действия, весь мир, прошлый, настоящий и будущий. Эта истина должна быть такова, чтобы под нее подходили все явления без исключения»[3].

Русская идея – это стремление к всеобщей справедливости. Но эта общая формулировка, в зависимости от конкретной исторической ситуации, наполняется конкретным содержанием.

Жажда абсолютной справедливости рождает такое качество как самопожертвование, которое красной нитью проходит через всю историю России.

 


[1] Бенедиктов Н. Русские святыни. – М., 2003. - с. 218.

[2] Бердяев Н. А. Русская идея. М., 2000. – с. 243.

[3] Касьянова К. О русском национальном характере. — М., 2003. - с. 251.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg