Sidebar

Кто на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Общие качества представителей индоевропейской расы

Каждая раса обладает психофизиологическими и духовными расоспецифическими особенностями. Наличествуют такие особенности и у индоевропейцев. Основными качествами, во многом предопределившими историческую судьбу индоевропейцев, является два качества: во-первых, стремление к освоению новых территорий, сочетаемое с мессианством, во-вторых, разносторонняя духовно-интеллектуальная талантливость.

Стремление к освоению новых территорий и мессианство. Некоторые восточные народы покорили множество народов и государств. Но все это не было в достаточной степени осознанным, целенаправленным процессом. Народы были кочевые, жили они за счет военной добычи. Они просто ехали и покоряли новые народы.

Только европеец создал навигационные приборы, карты, суда и покорил абсолютно весь мир. Невозможно представить татаро-монгол, строящих план дальнего путешествия на тысячи миль в неизведанные земли.

Русские покорили громадную территорию от Балтийского моря до Тихого океана, колонизировали Аляску. Была построена громадная империя в самых неприспособленных для проживания условиях: вечная мерзлота, суровый климат, полоса рискованного земледелия и т.д. Территорию необходимо было не только освоить, но постоянно защищать от набегов с Запада, Востока и Юга. Но несмотря на все сложности территория была освоена и защищена. Это было, без преувеличения, национальным подвигом.

Стремление к освоению новых территорий дополняет другое не менее важное качество индоевропейца – мессианство. Еще Александр Македонский, завоевывая чужие страны, считал, что его миссия нести культуру другим народам. Позднее в Европе возникает широкое движение миссионерства, а чуть ранее начинаются крестовые походы: первый крестовый поход, второй, третий…

Европейцы заставляли учить свои языки и навязывали свои обычаи, религию и даже западноевропейские имена покоренным народам Африки, Америки, Индии и т.д. Сегодня стремления навязать свои ценности всем народам связано с идеями прав человека, свободы и демократии. Например, американцы считали и считают, что они избраны Богом для осуществления некой миссии.

«Мы американцы, — писал Г. Мелвил, — особые, избранные люди… мы несем ковчег свобод миру»[1].

Русские также всегда были уверены, что только русские - «народ-богоносец», хранители истинных ценностей, и его «…всемирная задача состояла в том, чтобы освободить человечество от одностороннего ложного развития, какое получила история под влиянием Запада»[2]. А в основе русского мессианского чувства было убеждение в том, что только русские - носители истиной религии.

«Основным мотивом этой самоуверенности была мысль, что православная Русь осталась в мире единственно обладательницей и хранительницей христианской истины, чистого православия»[3].

Наиболее четко и кратко, в легко усваиваемой, емкой формуле мессианские чувства выразил Филофей: «Москва есть третий Рим, а четвертому не бывать!». В советское время эти идеи трансформировались в идеи о первом в мире государстве рабочих и крестьян, лидере прогрессивного человечества, оплоте мира, всесильном учении коммунизма, за которым будущее всего человечества.

Восточные цивилизации можно охарактеризовать как замкнутые цивилизации. Максимум, на что решались восточные этносы, это освоение регионов, вплотную примыкающих к их территории. То же можно сказать и об идеологической экспансии. Все, что мы знаем о Востоке, мы знаем благодаря русским или западным путешественникам, но никак не путешественникам с Востока.

Восток никогда не стремился к распространению своего мировоззрения. Как раз наоборот, Восток всячески ограничивал проникновение иностранцев. Наиболее полно идея замкнутости воплотилась в Северной Корее, так называемая идея чучхе, т.е. полная самоизоляция и опора на собственные силы.

Обладая энергичностью и мессианством, Запад пытается не только распространить свое влияние на другие страны, но имитирует якобы существующую для Запада угрозу. Особую роль здесь играет миф об исламской угрозе, который состоит из множества маленьких мифов о бен Ладене, 11 сентября[4], Аль-Каиде и т.д. и т. п.

«Широко обсуждаемые заявления лидеров «Аль-Каиды» — это пиар продукт. А теперь реальная статистика. Согласно опубликованному докладу «Европола», за 2007 г. исламисты совершили или подготовили лишь 12 % террористических атак на территории Европы, в то время как различные борцы за независимость несут ответственность за 88 % нападений или намерений их осуществить»[5].

Запад о всех судит по себе, раз Запад навязывает свое мировосприятие другим народам, то должны существовать враги, поступающие аналогичным образом. А если их нет, то их можно придумать.

Разносторонняя духовно-интеллектуальная талантливость. Второй не менее важной характеристикой индоевропейцев является широкий спектр способностей. Например, европейцы успешнее всех в мире занимались бизнесом, и в это же время только в Европе было широко распространено монашество, проповедующее аскетизм. Люди Востока в гораздо большей степени похожи друг на друга, это проявляется даже во внешних признаках, например, в цвете волос. У индоевропейца широкая гама цвета волос, у человека Востока этот цвет один. Мы здесь не говорим о меньшей или большей талантливости людей Востока, мы говорим о том, что расы Востока более ментально гомогенны, что служит одной из основ клановости, тесного взаимодействия и взаимопомощи. У индоевропейца там, где два человека, там три мнения, у человека Востока там, где тысяча человек, мнение одно.

*     *     *

Теперь перейдем к анализу качеств, являющихся визитной карточкой западноевропейца. Как мы помним, для того чтобы понять специфику механизма активности человека необходимо проанализировать суть аксиотипа и психотипа.

 


[1] Шлезингер А. Циклы Американской истории. - М. 1992, - с. 31.

[2] Зеньковский В.В. История русской философии, ч. 2., гл. 3. - М., 2001. - с. 65.

[3] Ключевский В.О. Курс русской истории. - М. 1996, т.2 - с. 124.

[4] См. подробнее. Вальцев С.В. Закат человечества. 2008.

[5] Сепаратисты переплюнули исламистов по числу совершенных терактов в Европе. РИА «Новый Регион» 11.04.2008.

Почему Россия выбрала социализм?

России нужен был новый строй, созвучный ментальным установкам русского народа. Им стал социализм.

До революции в России национальная идеология выражалась в триединой формуле «Самодержавие — Православие — Народность». Социализм давал такую же национальную идеологию в несколько измененном виде, отвечающему духу времени.

Самодержавие. В социалистическом государстве самодержавие заменялось однопартийной системой, в то время как на Западе идеалом была многопартийная система. Основными чертами самодержавия была единоличная неограниченная власть царя, то же самое было и в советском государстве, единственное отличие заключалось в том, что, царя в России называли «Царь – Батюшка», Петр I в 1721 г. получил титул «Отца Отечества», а в советском государстве главу называли «Отец всех народов». Очевидно, что данные русские ценности политического устройства прямо противоположны западному либерализму с постоянной борьбой партий, выборами, разделением властей и балансом сил и т.д. В России народ сражался на поле брани «за веру, царя и отечество», в Советском Союзе «За Родину, за Сталина», слово вера отсутствует во втором выражении, так часто оно подразумевалось, как само собой разумеющееся. Этой верой был коммунизм. Многие бойцы красной армии перед решающим сражением писали «Если я погибну в бою, прошу считать меня коммунистом». На Западе ничего подобного, естественно, не было, а выражения «за Родину, за Клинтона» или «если я погибну в бою, прошу считать меня демократом» выглядят комично.

Православие – это приоритет духовного над материальным. В Советском Союзе высмеивалось мещанство, вещизм, страсть к приобретательству.

«В отношении к хозяйственной жизни можно установить два противоположных принципа. Один принцип гласит: в хозяйственной жизни преследуй свой личный интерес и это будет способствовать хозяйственному развитию це­лого, это будет выгодно для общества, нации, государ­ства. Такова буржуазная идеология хозяйства. Другой принцип гласит: в хозяйственной жизни служи другим, об­ществу, целому и тогда получишь все, тебе нужно для жизни. Второй принцип утверждает коммунизм, и в этом его правота. Совершенно ясно, что второй принцип отно­шения к хозяйственной жизни более соответствует хри­стианству, чем первый. Первый принцип столь же антих­ристианский, как антихристианским является римское по­нятие о собственности»[1].

Православие – это религия беззащитных, нищих. Недаром на Руси юродивые считались святыми. Так что в утверждении некоторых религиозных мыслителей, что Христос был первым социалистом, есть доля истины и большая доля. Православие — это вера в то, что мы поклоняемся истинным ценностям, каталитический, а тем более протестантский Запад считался отпавшим от истинного христианства, отсюда и название «православие». Россия считалась носителем истинных ценностей — «Москва - третий Рим», русские – народ богоносец. Вплоть до начала XX века русские верили, что их православная вера - единственно верная.

Коммунизм в том смысле, в котором его понимали простые люди, это также вера бедных и беззащитных. И это единственно верная вера. На Руси веками громили сектантов, в Советском Союзе - диссидентов. На Западе все наоборот, во-первых, господство плюрализма и каждый выбирает себе веру по вкусу, во-вторых, вера не имеет такого значения в жизни западных людей.

«Русский народ не осуществил своей мессианской идеи о Москве, как Третьем Риме. Религиозный раскол XVII века обнаружил, что московское царство не есть Третий Рим. Менее всего, конечно, петербургская империя была осуществлением идеи Третьего Рима. В ней произошло окончательное раздвоение. Мессианская идея русского на­рода приняла или апокалиптическую форму или форму революционную. И вот произошло изумительное в судьбе, русского народа событие. Вместо Третьего Рима в Рос­сии удалось осуществить Третий Интернационал, и на Третий Интернационал перешли многие черты Третьего Рима. Третий Интернационал есть тоже священное цар­ство, и оно тоже основано на ортодоксальной вере. На Западе очень плохо понимают, что Третий Интернационал есть не Интернационал, а русская национальная идея. Это есть трансформация русского мессианизма. Западные коммунисты, примыкающие к Третьему Интернационалу, играют унизительную роль. Они не понимают, что, при-, соединяясь к Третьему Интернационалу, они присоединяются к русскому народу и осуществляют его мессиан­ское призвание. Я слыхал, как на французском коммуни­стическом собрании один французский коммунист гово­рил: «Маркс сказал, что у рабочих нет отечества, это было верно, но сейчас уже не верно, они имеют отечество—это Россия, это Москва, и рабочие должны защищать свое оте­чество»[2].

Интересно, что и многие известные деятели марксизма (например, В. Вейтлинг, А. Виллих, К. Шаппер) считали коммунизм «последней великой религией».

Народность в официальном советском лексиконе заменялась терминами «коллективизм», «взаимопомощь» и т.д., а часто не заменялась вовсе: «народное хозяйство», «народный артист» и т.д. Народность, коллективизм - прямые противоположности западного индивидуализма.

Итак, русский народ выбрал социализм, как строй, наиболее полно воплощающий русское миросозерцание. Социалистическая революция сметала все чуждое, наносное, нерусское, все то, что нам досталось от реформ Петра I, в этой связи то, что Москва, исконно русская столица, вновь обрела свой статус, было символично.

«Марксизм столь нерусского происхождения и нерусского характера приобретает русский стиль, стиль восточный, приближающийся к славянофильству. Даже старая славянофильская мечта о перенесении столицы из Петербурга в Москву, в Кремль, осуществлена красным коммунизмом»[3].

Монархисты, оказавшиеся за границей, ненавидевшие большевиков, все равно были вынуждены признать:

«Большевизм привился не потому, что в нем открыта была новая, марксистская правда, но главным образом вследствие старой правды, в большевизме ощущаемой»[4].

А либеральные реформаторы, которые изрекали: «Признаем же нашу некультурность и пойдем на выучку к капитализму» (П. Струве), учились капитализму в одиночестве и уже не в этой стране.

 


[1] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997. - с. 409.

[2] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997. - с. 371.

[3] Подберезкин А., Макаров В. Стратегия для будущего президента России: Русский путь. – М., 2000. – с. 21.

[4] Алексеев Н. Русский народ и государство. – М., 1998. – с.115.

Могло ли быть по-другому?

Если из яйца вылупится цыпленок, он вряд ли станет крокодилом, если из яйца вылупится крокодил, он вряд ли станет цыпленком. По облику рождающегося существа можно очень много сказать о том, что из него вырастет.

Капитализм родился как социальный строй, нацеленный прежде всего на максимизацию дохода индивидуальных частных предпринимателей, занимающихся материальным производством и торговлей, поэтому стремление к материализации всех сторон общественной жизни является сущностной характеристикой капиталистической системы.

Один из основных ударов капитализм нанес по христианству, реформировав его и приспособив для своих нужд, следовательно, ничего удивительного в угасании истиной религиозности нет. Духовная примитивизация уже отчетливо проглядывалась в призывах упрощения религиозного культа, упрощения догматов, «дешевой церкви» и т.д.

Капитализм основан на эгоизме частных предпринимателей, преследующих свои цели и борющихся с конкурентами. Конкуренция — двигатель капиталистической экономики, поэтому рост эгоизма — абсолютно закономерный итог развития капиталистической социальной системы.

Преступное уничтожение целых народов и цивилизаций явилось одной из важнейших предпосылок зарождения капитализма. «Грабеж колоний» — устойчивый речевой оборот, принятый в исторической науке. Символично, что вместе с награбленным золотом в Европу проникла одна из самых страшнейших болезней — сифилис. Поэтому преступность, жестокость, цинизм, лицемерие так прочно вплетены в ткань капитализма.

Из всего вышесказанного бесспорно следует то, что капитализм влияет на материализацию всех сторон бытия общества и рост эгоизма, что, в свою очередь, ведет к построению самого несправедливого, антигуманного и аморального общества, лишь детализирует очевидные тезисы. Все это его родовые сущности.

Таким образом, капитализм как социальная система обладал вполне четкими признаками, которые со временем лишь разрослись, что, впрочем, вполне логично и закономерно. По своей природе капитализм не мог стать другим, как крокодил не может стать цыпленком.

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg