Sidebar

Кто на сайте

Сейчас 49 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Псевдология

Шоу – это изобретение Запада, порождение стремления западного человека к театральности. В шоу превращены все стороны бытия человека: телешоу, где люди поют, телешоу где люди говорят, телешоу где отвечают на вопросы, телешоу, где в котором молятся, телешоу, где люди судятся, телешоу, где ищут клад (форд Бояр), телешоу, где якобы дерутся (реслинг), телешоу, где якобы сорятся (шоу Джерри Спрингера[1]), телешоу где, наконец, просто живут (За стеклом).

Символична этимология самого слова «личность» в западноевропейских языках, но происходит от термина «маска», т.е. образ, который принимает действующий человек (актер), представая перед другими людьми.

Театральность проявляется во всем: в выступлении президентов, которым пишут не только программные речи, но и «неожиданные» реплики на улице, предвыборных съездах партий в США, которые теперь сравнивают даже не с шоу, а с мюзиклом, в прилюдной клятве президентов, вступающих в должность. Театральность проявляется в войне, когда на боеголовку несущую смерть людям, прикрепляют кинокамеру, в научных достижениях, примером может послужить миф об американском первенстве при покорении Луны.

Как же театральность связана с рациональностью? Казалось бы, стремление к театральности должно быть связано с иррациональностью? Нет, театральность именно продолжение рациональности. Для анализа данного обстоятельства познакомимся с одной очень важной характеристикой западного аксипсихотипа – псевдологией, которая с одной стороны детерминирована психотипом (рациональностью), с другой стороны аксиотипом (материальностью).

Псевдология – низкая степень правдивости, которая проявляется в склонности к сочинению фантастических, неправдоподобных сюжетов. На Западе, несмотря на рационализм, отрыв от реальности – характерная особенность культуры. Фильмы про вампиров, инопланетян, нереальные боевики – это не нечто новое для западной культуры. Ж. Верн, А. Дюма писали в том же ключе, только в соответствии с мировосприятием эпохи, в которой они жили.

Русская культура, напротив, – сплошной соцреализм, появившийся задолго до социализма. Вся русская литература – это мучительный поиск правды, реальные герои в абсолютно реальных ситуациях. Происходит так оттого, что для русских духовная, иррациональная сфера крайне важна. Русские не могут допустить в эту сферу того, чего нет на самом деле. Уже не раз многими замечалось, что к слову философа, писателя, актера в России совсем иное отношение, нежели на Западе. Короче говоря, в России поэт больше, чем поэт. Слово писателя, скрипача, виолончелиста, физика-ядерщика в России часто имеет большее влияние, чем слово политика.

Английский ​писатель Чарльз Сноу писал: «Сталин возложил на себя обязанности Верховного Литературного Критика»[2]. Иначе и не могло быть, Сталин лишь продолжил дело всех русских царей, выполнявших эту функцию, кроме, пожалуй, последнего, отчасти по этой-то причине последним и ставшего.

На Западе совсем иное отношение к иррациональному и духовному, этой сфере не придается такого решающего влияния, как в России, и поэт там не больше чем поэт. Поэтому на Западе в сфере духовного творчества наличествует столько вымышленного. В России меньше рационального начала в реальной жизни, но гораздо больше в жизни духовной, на Западе все наоборот.

 


[1] Российский аналог – шоу «Окна».

[2] Бенедиктов Н. Русские святыни. – М., 2003. - с. 230

Новая колониальная эра

Грабеж колоний был основной предпосылкой формирования расцвета западной цивилизации. Несколько веков Запад нещадно грабил весь мир. Оценивая благосостояние Запада, необходимо помнить слова известного французского этнолога и социолога Клода Леви-Стросса: «Запад создал себя из материала колоний». В этой фразе заключен ответ на многие вопросы.

Советский Союз сделал очень много для разрушения колониальной системы, и страны Запада были вынуждены изменить форму эксплуатации, военный диктат был заменен на экономический.

Особую ставку в экономическом порабощении стран третьего мира играет, так называемая, экономическая помощь. Вся подноготная лицемерия «помощи» развивающимся странам изложена в мировом бестселлере «Исповедь экономического убийцы». В этой документальной книге бывший экономический советник (Джон Перкинс) рассказывает о подлинных задачах групп экономических советников. Их задача заключается в превращении страны, в которую они приезжают, в экономическую колонию США.

«Экономические убийцы — это высокооплачиваемые профессионалы, которые выманивают у разных государств по всему миру триллионы долларов. Деньги, полученные этими странами от Всемирного банка, Агентства США по международному развитию и других оказывающих “помощь” зарубежных организаций, они перекачивают в сейфы крупнейших корпораций и карманы нескольких богатейших семей, контролирующих мировые природные ресурсы. Они используют такие средства, как мошеннические манипуляции с финансовой отчетностью, подтасовка при выборах, взятки, вымогательство, секс и убийства. Они играют в старую как мир игру, приобретающую угрожающие размеры сейчас, во времена глобализации. Я знаю, о чем говорю. Я сам был ЭУ.

Эта книга и о тебе, читатель, о твоем и моем мире, о первой поистине глобальной империи. История подсказывает, что, если мы не изменим ход повествования, оно закончится трагически. Империи не живут вечно. У всех империй был трагический конец. Стремясь к расширению своих владений, они уничтожают многие культуры, а потом сами приходят в упадок. Ни одна страна или союз нескольких стран не могут бесконечно процветать за счет эксплуатации других.

Эта книга была написана для того, чтобы мы задумались и изменили нашу жизнь. Я уверен, что, когда достаточно людей осознает, как нас эксплуатирует экономический механизм, возбуждающий неутолимую потребность в природных ресурсах, и в результате создает системы, взращивающие рабство, мы больше не сможем терпеть это. Тогда мы пересмотрим нашу роль в этом мире, где единицы купаются в роскоши, а большинство задыхается в нищете, грязи и насилии»[1].

Бесцеремонность Запада по отношению к другим странам год от года возрастает, прямо пропорционально ослаблению России. Первой его мишенью, когда СССР дышал на ладан, был Ирак, который вторгся в Кувейт. И началось: уничтожение посевов, бомбоубежищ, целых деревень.

Затем была Сербия, внутри которой возник этнический конфликт. Запад поддержал того, кто был выгоден, и разбомбил того, кто был потенциальным союзником России – Сербию. Если взаимоотношения Ирака и Кувейта были конфликтом двух стран, то в случае с Сербией Запад вмешался уже во внутренние дела суверенного государства.

Следующий пункт западного «миротворчества» — Афганистан. Страну бомбили просто без доказательств, из-за подозрения, что там есть террористы. Предлог настолько надуманный, что, даже западные политики вынуждены лишь делать вид, будто верят, что афганцы таранили небоскребы в Нью-Йорке.

Затем была оккупация Ирака. Если в Афганистане не существовало признанного мировым сообществом правительства, то Ирак суверенное государство, с признанным мировым сообществом правительством, без внутреннего этнического конфликта и не находящегося в состоянии войны с соседями. Предлог для войны был настолько смешон, что видимо его вообще придумали по старой традиции, в соответствии с которой для войны нужен повод.

На заседании Совета Безопасности ООН 5 февраля 2003 года госсекретарь США К. Пауэлл демонстрировал неясные размытые кадры с изображением объектов, где якобы может производиться химическое оружие. Затем Пауэлл, потрясая пробиркой с белым веществом, прочитал лекцию о вреде Саддама Хусейна для человечества. Это было настолько наглядно, что в то время никто даже не задался вопросом, как Пауэлла пронес в ООН пробирку с отравляющим веществом, что будет, если его рука дрогнет. В ООН запрещено проносить любое оружие, за исключением тех предметов, которые представляют собой муляж, просто воспроизводят внешний вид оружия. Впоследствии Пауэлл извинился за дезинформацию Совета Безопасности ООН. Но кому сегодня нужны эти извинения.

Логично предположить, что для следующей агрессии вообще повод искать не станут.

Когда авиация НАТО бомбит Ирак, Сербию, Афганистан, и они не в состоянии ни защититься, ни нанести ответный удар, такую «вой­ну» можно сравнить только с покорением европейцами африкан­ских племен, вооруженных пиками с каменными наконечниками.

«После Второй мировой войны … Соединенные Штаты совер­шали в среднем около 1,15 интервенций в год; эта цифра увеличилась до 1,29 во времена холодной войны. После падения Берлинской стены эта цифра увеличилась до 2 в год»[2].

В политике Запада, под предводительством США, очень четко прослеживается тенденция, как и у любого преступника, чем больше остаются его действия безнаказанными, тем агрессивнее преступник становится.

Вообще же порабощение Афганистана – это точка отчета новой эпохи, точнее старой эпохи колониализма. Запад впервые после развала колониальной системы сверг власть в стране и поставил марионеточное правительство. Американцы даже не стали себя утруждать поиском союзников в Афганистане. Из США был привезен человек (Карзай), и назначен президентом. Карзай долгое время проживал в США, имеет связи с ЦРУ, а его семья владеет сетью афганских ресторанов в Чикаго, Сан-Франциско, Бостоне и Балтиморе.

Только благодаря поддержке Советского Союза, как моральной, так и материальной, страны третьего мира совершили национально-освободительные революции и сбросили иго колониализма. Прошло немногим более 10 лет после развала СССР и все вновь возвращается на круги своя: марионеточные вожди, войска западных держав, жестоко расправляющимися с туземцами, контроль над ресурсами страны западных компаний и т.д.

Осталось только ждать возврата к эпохе рабства и торговли людьми, точнее, узаконивания этого процесса, ведь сам «процесс уже пошел». Уже сегодня существует вполне «нормальное» обычное рабство – люди в цепях работают на плантациях. Как минимум 27 млн работников в бедных странах сегодня — это новые рабы, трудящиеся сугубо принудительно. Уже есть плантации с рабским трудом, работающие на поставки сырья, например, для «Нестле»[3]. О современном рабстве, тщательно скрываемом, изощренном и от того еще более жестоком и унизительном, нежели это было в глубокой древности, подробно описано в книге: Кевина Бэйлза «Одноразовые люди. Новое рабство в глобальной экономике»[4].

Согласно докладу по торговле людьми, предоставленном в апреле 2006 года Международной организацией по миграции, в мире ежегодно от 2 до 4 млн людей продаются и покупаются в пределах своих государств и примерно 600–800 тыс. переправляются в другие страны. Руководитель московского бюро Международной организации по миграции М. Гетчелл говорит, что нынешние объемы торговли людьми «превышают трансатлантическую работорговлю прошлых веков», когда из Африки в Америку вывозили негров[5].

«в настоящее время более 200 млн. человек стали жертвами современных форм рабства. Для сравнения: за 400 лет из Африки в Америку было вывезено всего 12 млн. рабов.

 


[1] Перкинс Дж. Исповедь экономического убийцы. - М., 2005.

[2] Сардар. З. Почему люди ненавидят Америку? – М., 2003. – с. 69.

[3] Вернер К., Вайс Г. Черная книга корпораций. – М., 2007. – с. 25

[4] Бэйлз К. Одноразовые люди. Новое рабство в глобальной экономике. – М., 2007.

[5] Экспортный поток. Россия стала одним из центров торговли людьми. 27.04.06, Новые Известия.

Аксиотип «Обыватель»

Духовных аксиотипов, т.е. аксиотипов «герой» («философ» и «миссионер») в обществе немного. Многое зависит от исторической эпохи, но так или иначе этот показатель вряд ли превышает несколько процентов. Например, согласно опросам ВЦИОМ в 2007 г. считали, что «хорошая жизнь — работа, приносящая пользу обществу» всего 8 % россиян[1]. Если же из этой цифры вычесть показатель просоциальных ответов (чтобы понравиться), то реальная цифрой, скорее всего, будет 1-3 %. Торговцев (ростовщиков и гусаров) значительно больше. Однако и эти аксиотипы не являются большинством, их количество колеблется в районе 10 %.

Абсолютным большинством является аксиотип «обыватель», его численность колеблется в районе 85-90 %. Основным качеством этого аксиотипа является серединность. «Обыватели» не очень эгоистичны, но и не альтруистичны. Их мировоззрению не присуще высокая духовность, но им и не свойственна материальность мировоззрения торговца. Обыватель – тот балласт, благодаря которому происходит стабилизация общества.

«Огромное большинство лю­дей всегда остается в среднем состоянии: они не слишком тупы и не слишком даровиты, не слишком добродетельны и не слиш­ком порочны; засыпая в своей мирной и приличной посредствен­ности, они принимают без большого затруднения общепринятые мнения своего времени; не поднимают вопросов, не производят скандала, не возбуждают удивления, а только держатся наравне со своим поколением и беспрекословно подчиняются общему уровню нравственности и знаний своего века и той страны, где живут»[2].

Все люди различаются на тех, кто ориентируются на собственное «Я» и на «Я» других людей. Обыватель в массе своей ориентируется на «Я» других людей. Обыватель подвержен моде в одежде, эстетических вкусах и т. п. Именно благодаря этому качеству обыватель стабилизирует общество. Когда у обывателя есть необходимый, пусть и минимальный, перечень благ, он никогда не пойдет на конфликт с властью.

«если мы взглянем на весь род человеческий в совокупности, то увидим, что его нравствен­ный и умственный образ действия определяется нравственными и умственными понятиями, преобладающими в данное время. Есть, конечно, много людей, которые станут выше этих понятий, и много других, которые опустятся ниже их; но такие случаи составляют исключение, и число таких людей составляет самый ничтожный процент в общем количестве тех, которые ничем не отличаются — ни добром, ни злом »[3].

Ярко-выраженный аксиотип «герой» или аксиотип «торговец» ориентируются на собственное «Я», в этом их главное отличие от аксиотипа «обыватель». Это различие тесно связано с другим качеством социальной пассивности обывателя. В спокойные времена, когда обывателю есть, что терять, кроме своих цепей, он социально пассивен.

Торговцы склонны идти на конфликт с властью ради приобретения материальных благ. Например, в советское время представители этого аксиотипа основывали подпольные производственные цеха, придумывали различные схемы, воруя на базах, ресторанах, фарцуя, занимаясь валютными операциями и т.д.

Причем, как правило, они все, в конечном счете, попадали в руки закона. Нарушений было немного, все они были налицо, а правоохранительные органы были практически не коррумпированы[4]. Наказание же за экономические преступления было несоизмеримо с удовольствием от кратковременного обладания материальными ценностями. За кражу у государства на сумму всего 10 тыс. руб. могли и расстрелять. Как шутили, «директор ресторана живет недолго, но зато как человек». Более того, потратить наворованное в СССР было довольно трудно, виллы, вертолеты, футбольные клубы, в СССР не продавались, за границу выезд тоже был ограничен. По сути, деньги девать было некуда. И, несмотря на все это, люди рисковали жизнью ради непонятно чего.

Герои также часто идут на конфликт с властью, но по иным причинам. Если в обществе нарушены принципы справедливости, то жертвенное служение обществу для исправления ситуации для героя, прежде всего миссионера, — высшая цель. До Октябрьской революции тысячи дворян, пренебрегая своим привилегированным положением, состоянием, шли на конфликт с царской властью ради спасения общества.

Таким образом, для базовых аксиотипов не «значимый другой», а, прежде всего, внутренние «Я», определяет образ жизни. Поведение базовых аксиотипов иллюстрирует одна известная притча.

Скорпион хотел пересечь ручей, но не умел плавать. Видит он лягушку и просит ее перенести его на спине. Лягушка отвечает: «Нет, я тебе не верю. Я слышала, какие предатели скорпионы. Я боюсь, что, если позволю тебе влезть мне на спину, ты ужалишь меня». Скорпион отвечает: «Зачем мне это делать? Мне это не нужно. Если я ужалю тебя, то мы оба утонем». И лягушка позволила скорпиону залезть себе на спину и стала переплывать ручей. На полпути скорпион ужалил лягушку. Умирая и начиная тонуть, лягушка спросила, «Зачем ты это сделал? Теперь мы оба умрем». Скорпион отвечает: «Я ничего не могу поделать с собой. Я жалю по своей природе».

В спокойные времена стабилизирующая роль обывателя очень значима, но при нарушениях стабильности, даже незначительных, резко возрастает историческая роль базовых аксиотипов. Точно также, когда на море штиль кораблем могут управлять обыкновенные любители экстремального туризма. Но если на море шторм, то жизнь всех пассажиров зависит от умения капитана и ключевых фигур команды корабля. Их не очень много, но от них зависит все.

 


[1] ВЦИОМ. Пресс-выпуск № 675 Русское счастье: свой дом, счастливый брак, высокооплачиваемая работа. 17.04.2007.

[2] Бокль Г.Т. История цивилизации в Англии. – М., 2000. - с. 99.

[3] там же - с. 99.

[4] В кавказских и среднеазиатских республиках ситуация была несколько иной.

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg