Sidebar




Кто на сайте

Сейчас 34 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Специфика энергичности

Рыба ищет там, где глубже, человек - где лучше, а русские - там, где сложнее. С одной стороны, это положительное качество — русские полны энтузиазма, и в годы великих свершений отдают себя без остатка во имя достижения цели. Но, с другой стороны, благодаря этому качеству, русские часто сами разрушают свое спокойствие. В советское время люди, уезжавшие на постоянное место жительства за границу, бросали жилье, работу, карьеру. Кандидаты наук, врачи, преподаватели шли работать таксистами и посудомойками. Можно понять евреев, они уезжали на родину, но зачем русские ехали в чужие страны? В этом весь порыв русской души к трудностям, которые потом героически преодолеваются. Русские все время находятся в поисках инобытия, потому только в России существует пословица: «Хорошо там, где нас нет».

«У рус­ских всегда есть жажда иной жизни, иного мира, всегда есть недовольство тем, что есть»[1].

Это качество русской души надо хорошо знать. Брежневский период был, пожалуй, самым спокойным в истории России. Никто не боялся остаться без работы, пенсия обеспечивала достойную старость, существовала бесплатная медицина, образование, жилье. Все были уверены в завтрашнем дне. Но нам не нужна уверенность в завтрашнем дне, нам нужен бунт - беспощадный и, главное, бессмысленный.

Спокойствие - нечто чужеродное для русской истории и русского менталитета, у нас спокойных времен не было вообще, точнее был один период – время развитого социализма, но это спокойствие воспринималось негативно, как застой, хотя, как минимум, это было преувеличением, мы еще будем говорить об этом далее.

 


[1] Бердяев Н. Русская идея//вопросы философии, 1990. № 3 с 151-152.

Новая колониальная эра

Грабеж колоний был основной предпосылкой формирования расцвета западной цивилизации. Несколько веков Запад нещадно грабил весь мир. Оценивая благосостояние Запада, необходимо помнить слова известного французского этнолога и социолога Клода Леви-Стросса: «Запад создал себя из материала колоний». В этой фразе заключен ответ на многие вопросы.

Советский Союз сделал очень много для разрушения колониальной системы, и страны Запада были вынуждены изменить форму эксплуатации, военный диктат был заменен на экономический.

Особую ставку в экономическом порабощении стран третьего мира играет, так называемая, экономическая помощь. Вся подноготная лицемерия «помощи» развивающимся странам изложена в мировом бестселлере «Исповедь экономического убийцы». В этой документальной книге бывший экономический советник (Джон Перкинс) рассказывает о подлинных задачах групп экономических советников. Их задача заключается в превращении страны, в которую они приезжают, в экономическую колонию США.

«Экономические убийцы — это высокооплачиваемые профессионалы, которые выманивают у разных государств по всему миру триллионы долларов. Деньги, полученные этими странами от Всемирного банка, Агентства США по международному развитию и других оказывающих “помощь” зарубежных организаций, они перекачивают в сейфы крупнейших корпораций и карманы нескольких богатейших семей, контролирующих мировые природные ресурсы. Они используют такие средства, как мошеннические манипуляции с финансовой отчетностью, подтасовка при выборах, взятки, вымогательство, секс и убийства. Они играют в старую как мир игру, приобретающую угрожающие размеры сейчас, во времена глобализации. Я знаю, о чем говорю. Я сам был ЭУ.

Эта книга и о тебе, читатель, о твоем и моем мире, о первой поистине глобальной империи. История подсказывает, что, если мы не изменим ход повествования, оно закончится трагически. Империи не живут вечно. У всех империй был трагический конец. Стремясь к расширению своих владений, они уничтожают многие культуры, а потом сами приходят в упадок. Ни одна страна или союз нескольких стран не могут бесконечно процветать за счет эксплуатации других.

Эта книга была написана для того, чтобы мы задумались и изменили нашу жизнь. Я уверен, что, когда достаточно людей осознает, как нас эксплуатирует экономический механизм, возбуждающий неутолимую потребность в природных ресурсах, и в результате создает системы, взращивающие рабство, мы больше не сможем терпеть это. Тогда мы пересмотрим нашу роль в этом мире, где единицы купаются в роскоши, а большинство задыхается в нищете, грязи и насилии»[1].

Бесцеремонность Запада по отношению к другим странам год от года возрастает, прямо пропорционально ослаблению России. Первой его мишенью, когда СССР дышал на ладан, был Ирак, который вторгся в Кувейт. И началось: уничтожение посевов, бомбоубежищ, целых деревень.

Затем была Сербия, внутри которой возник этнический конфликт. Запад поддержал того, кто был выгоден, и разбомбил того, кто был потенциальным союзником России – Сербию. Если взаимоотношения Ирака и Кувейта были конфликтом двух стран, то в случае с Сербией Запад вмешался уже во внутренние дела суверенного государства.

Следующий пункт западного «миротворчества» — Афганистан. Страну бомбили просто без доказательств, из-за подозрения, что там есть террористы. Предлог настолько надуманный, что, даже западные политики вынуждены лишь делать вид, будто верят, что афганцы таранили небоскребы в Нью-Йорке.

Затем была оккупация Ирака. Если в Афганистане не существовало признанного мировым сообществом правительства, то Ирак суверенное государство, с признанным мировым сообществом правительством, без внутреннего этнического конфликта и не находящегося в состоянии войны с соседями. Предлог для войны был настолько смешон, что видимо его вообще придумали по старой традиции, в соответствии с которой для войны нужен повод.

На заседании Совета Безопасности ООН 5 февраля 2003 года госсекретарь США К. Пауэлл демонстрировал неясные размытые кадры с изображением объектов, где якобы может производиться химическое оружие. Затем Пауэлл, потрясая пробиркой с белым веществом, прочитал лекцию о вреде Саддама Хусейна для человечества. Это было настолько наглядно, что в то время никто даже не задался вопросом, как Пауэлла пронес в ООН пробирку с отравляющим веществом, что будет, если его рука дрогнет. В ООН запрещено проносить любое оружие, за исключением тех предметов, которые представляют собой муляж, просто воспроизводят внешний вид оружия. Впоследствии Пауэлл извинился за дезинформацию Совета Безопасности ООН. Но кому сегодня нужны эти извинения.

Логично предположить, что для следующей агрессии вообще повод искать не станут.

Когда авиация НАТО бомбит Ирак, Сербию, Афганистан, и они не в состоянии ни защититься, ни нанести ответный удар, такую «вой­ну» можно сравнить только с покорением европейцами африкан­ских племен, вооруженных пиками с каменными наконечниками.

«После Второй мировой войны … Соединенные Штаты совер­шали в среднем около 1,15 интервенций в год; эта цифра увеличилась до 1,29 во времена холодной войны. После падения Берлинской стены эта цифра увеличилась до 2 в год»[2].

В политике Запада, под предводительством США, очень четко прослеживается тенденция, как и у любого преступника, чем больше остаются его действия безнаказанными, тем агрессивнее преступник становится.

Вообще же порабощение Афганистана – это точка отчета новой эпохи, точнее старой эпохи колониализма. Запад впервые после развала колониальной системы сверг власть в стране и поставил марионеточное правительство. Американцы даже не стали себя утруждать поиском союзников в Афганистане. Из США был привезен человек (Карзай), и назначен президентом. Карзай долгое время проживал в США, имеет связи с ЦРУ, а его семья владеет сетью афганских ресторанов в Чикаго, Сан-Франциско, Бостоне и Балтиморе.

Только благодаря поддержке Советского Союза, как моральной, так и материальной, страны третьего мира совершили национально-освободительные революции и сбросили иго колониализма. Прошло немногим более 10 лет после развала СССР и все вновь возвращается на круги своя: марионеточные вожди, войска западных держав, жестоко расправляющимися с туземцами, контроль над ресурсами страны западных компаний и т.д.

Осталось только ждать возврата к эпохе рабства и торговли людьми, точнее, узаконивания этого процесса, ведь сам «процесс уже пошел». Уже сегодня существует вполне «нормальное» обычное рабство – люди в цепях работают на плантациях. Как минимум 27 млн работников в бедных странах сегодня — это новые рабы, трудящиеся сугубо принудительно. Уже есть плантации с рабским трудом, работающие на поставки сырья, например, для «Нестле»[3]. О современном рабстве, тщательно скрываемом, изощренном и от того еще более жестоком и унизительном, нежели это было в глубокой древности, подробно описано в книге: Кевина Бэйлза «Одноразовые люди. Новое рабство в глобальной экономике»[4].

Согласно докладу по торговле людьми, предоставленном в апреле 2006 года Международной организацией по миграции, в мире ежегодно от 2 до 4 млн людей продаются и покупаются в пределах своих государств и примерно 600–800 тыс. переправляются в другие страны. Руководитель московского бюро Международной организации по миграции М. Гетчелл говорит, что нынешние объемы торговли людьми «превышают трансатлантическую работорговлю прошлых веков», когда из Африки в Америку вывозили негров[5].

«в настоящее время более 200 млн. человек стали жертвами современных форм рабства. Для сравнения: за 400 лет из Африки в Америку было вывезено всего 12 млн. рабов.

 


[1] Перкинс Дж. Исповедь экономического убийцы. - М., 2005.

[2] Сардар. З. Почему люди ненавидят Америку? – М., 2003. – с. 69.

[3] Вернер К., Вайс Г. Черная книга корпораций. – М., 2007. – с. 25

[4] Бэйлз К. Одноразовые люди. Новое рабство в глобальной экономике. – М., 2007.

[5] Экспортный поток. Россия стала одним из центров торговли людьми. 27.04.06, Новые Известия.

Почему Россия выбрала социализм?

России нужен был новый строй, созвучный ментальным установкам русского народа. Им стал социализм.

До революции в России национальная идеология выражалась в триединой формуле «Самодержавие — Православие — Народность». Социализм давал такую же национальную идеологию в несколько измененном виде, отвечающему духу времени.

Самодержавие. В социалистическом государстве самодержавие заменялось однопартийной системой, в то время как на Западе идеалом была многопартийная система. Основными чертами самодержавия была единоличная неограниченная власть царя, то же самое было и в советском государстве, единственное отличие заключалось в том, что, царя в России называли «Царь – Батюшка», Петр I в 1721 г. получил титул «Отца Отечества», а в советском государстве главу называли «Отец всех народов». Очевидно, что данные русские ценности политического устройства прямо противоположны западному либерализму с постоянной борьбой партий, выборами, разделением властей и балансом сил и т.д. В России народ сражался на поле брани «за веру, царя и отечество», в Советском Союзе «За Родину, за Сталина», слово вера отсутствует во втором выражении, так часто оно подразумевалось, как само собой разумеющееся. Этой верой был коммунизм. Многие бойцы красной армии перед решающим сражением писали «Если я погибну в бою, прошу считать меня коммунистом». На Западе ничего подобного, естественно, не было, а выражения «за Родину, за Клинтона» или «если я погибну в бою, прошу считать меня демократом» выглядят комично.

Православие – это приоритет духовного над материальным. В Советском Союзе высмеивалось мещанство, вещизм, страсть к приобретательству.

«В отношении к хозяйственной жизни можно установить два противоположных принципа. Один принцип гласит: в хозяйственной жизни преследуй свой личный интерес и это будет способствовать хозяйственному развитию це­лого, это будет выгодно для общества, нации, государ­ства. Такова буржуазная идеология хозяйства. Другой принцип гласит: в хозяйственной жизни служи другим, об­ществу, целому и тогда получишь все, тебе нужно для жизни. Второй принцип утверждает коммунизм, и в этом его правота. Совершенно ясно, что второй принцип отно­шения к хозяйственной жизни более соответствует хри­стианству, чем первый. Первый принцип столь же антих­ристианский, как антихристианским является римское по­нятие о собственности»[1].

Православие – это религия беззащитных, нищих. Недаром на Руси юродивые считались святыми. Так что в утверждении некоторых религиозных мыслителей, что Христос был первым социалистом, есть доля истины и большая доля. Православие — это вера в то, что мы поклоняемся истинным ценностям, каталитический, а тем более протестантский Запад считался отпавшим от истинного христианства, отсюда и название «православие». Россия считалась носителем истинных ценностей — «Москва - третий Рим», русские – народ богоносец. Вплоть до начала XX века русские верили, что их православная вера - единственно верная.

Коммунизм в том смысле, в котором его понимали простые люди, это также вера бедных и беззащитных. И это единственно верная вера. На Руси веками громили сектантов, в Советском Союзе - диссидентов. На Западе все наоборот, во-первых, господство плюрализма и каждый выбирает себе веру по вкусу, во-вторых, вера не имеет такого значения в жизни западных людей.

«Русский народ не осуществил своей мессианской идеи о Москве, как Третьем Риме. Религиозный раскол XVII века обнаружил, что московское царство не есть Третий Рим. Менее всего, конечно, петербургская империя была осуществлением идеи Третьего Рима. В ней произошло окончательное раздвоение. Мессианская идея русского на­рода приняла или апокалиптическую форму или форму революционную. И вот произошло изумительное в судьбе, русского народа событие. Вместо Третьего Рима в Рос­сии удалось осуществить Третий Интернационал, и на Третий Интернационал перешли многие черты Третьего Рима. Третий Интернационал есть тоже священное цар­ство, и оно тоже основано на ортодоксальной вере. На Западе очень плохо понимают, что Третий Интернационал есть не Интернационал, а русская национальная идея. Это есть трансформация русского мессианизма. Западные коммунисты, примыкающие к Третьему Интернационалу, играют унизительную роль. Они не понимают, что, при-, соединяясь к Третьему Интернационалу, они присоединяются к русскому народу и осуществляют его мессиан­ское призвание. Я слыхал, как на французском коммуни­стическом собрании один французский коммунист гово­рил: «Маркс сказал, что у рабочих нет отечества, это было верно, но сейчас уже не верно, они имеют отечество—это Россия, это Москва, и рабочие должны защищать свое оте­чество»[2].

Интересно, что и многие известные деятели марксизма (например, В. Вейтлинг, А. Виллих, К. Шаппер) считали коммунизм «последней великой религией».

Народность в официальном советском лексиконе заменялась терминами «коллективизм», «взаимопомощь» и т.д., а часто не заменялась вовсе: «народное хозяйство», «народный артист» и т.д. Народность, коллективизм - прямые противоположности западного индивидуализма.

Итак, русский народ выбрал социализм, как строй, наиболее полно воплощающий русское миросозерцание. Социалистическая революция сметала все чуждое, наносное, нерусское, все то, что нам досталось от реформ Петра I, в этой связи то, что Москва, исконно русская столица, вновь обрела свой статус, было символично.

«Марксизм столь нерусского происхождения и нерусского характера приобретает русский стиль, стиль восточный, приближающийся к славянофильству. Даже старая славянофильская мечта о перенесении столицы из Петербурга в Москву, в Кремль, осуществлена красным коммунизмом»[3].

Монархисты, оказавшиеся за границей, ненавидевшие большевиков, все равно были вынуждены признать:

«Большевизм привился не потому, что в нем открыта была новая, марксистская правда, но главным образом вследствие старой правды, в большевизме ощущаемой»[4].

А либеральные реформаторы, которые изрекали: «Признаем же нашу некультурность и пойдем на выучку к капитализму» (П. Струве), учились капитализму в одиночестве и уже не в этой стране.

 


[1] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997. - с. 409.

[2] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997. - с. 371.

[3] Подберезкин А., Макаров В. Стратегия для будущего президента России: Русский путь. – М., 2000. – с. 21.

[4] Алексеев Н. Русский народ и государство. – М., 1998. – с.115.

the-soviet-union

nacionalnajadoktrina.jpg