Sidebar

Кто на сайте

Сейчас 89 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Сверхдержава

 Мы победили в той войне, но мы потеряли свыше 20 миллионов жизней и 1/3 национального богатства. Ни одна страна мира не понесла таких тяжелых людских и материальных потерь. А кое-кто на этой войне неплохо подзаработал. Как признавал выдающийся американский экономист лауреат Нобелевской премии по экономике, Президент Американской экономической ассоциации Пол Самуэльсон, США за время войны заработали денег больше, чем за какой-либо предшествующий период истории. По сути дела, США стали мародером, баснословно обогатившись на чужом горе. Вчитайтесь в эти строки, одного из самых известных учебников по экономики:

«В результате войны американский народ накопил больше сбережений, чем за какой-либо другой период во всей предшествующей истории. В период войны большин­ство семей получало необычайно высокие денежные доходы, но израсходовать на покупку потребительских товаров кратковременного пользования удавалось лишь весьма умеренную сумму средств, а на товары длительного пользования, такие, как автомобили и радиоприемники, расходы можно было осуществлять только в своем урезанном объеме. Разница между доходом и потребительскими расходами накапливалась в форме облига­ций военных займов, средств на сберегательных счетах, страховых полисов, погашения прежних долгов и, наконец, в форме накопления бумажных денег и депозитов на текущих счетах. Американское население и предприятия вышли из войны, накопив около 250 млрд. долл. (1/4 триллиона!) в форме ликвидного имущества»[1].

Нам же нужно было восстанавливать разрушенную страну и помощи опять ждать было не откуда. И русский народ вновь повторил трудовой подвиг, который он совершил до войны. В кратчайшие сроки, без всякой существенной помощи извне мы подняли страну из руин. Общий объем промышленного производства превысил довоенный в 1948 г. (по электроэнергии в 1946 г., по углю в 1947 г.). Карточки на питание были отменены в 1947 году.

В погоне за количеством не забывали и о качестве, была подготовлена база для перехода страны на качественно новый технологический уровень, число студентов в 1950 г. было в 1,5 раза, а научных работников в 2 раза выше, чем в 1940 году. По числу студентов на 10.000 жителей мы занимали ведущее место в мире, в то время как в конце 80-х лишь 39 место. В 1950 г. расходы на образование в СССР составляли 10 % от национального дохода, в то время как в США лишь 4 %. Велись успешные разработки по созданию ядерного оружия, ракетной техники, подготовки полетов в космос, внедрению ЭВМ и т.д.

Постоянно улучшалось материальное положение народа, ежегодно снижались цены. За 5 лет к 1952 г. они, по сравнению с 1947 годом, были снижены в 2 раза. И в магазинах было все. Старики прекрасно помнят, как черную икру как творог продавали в магазинах на развес.

Власть становится настроена все более патриотически. Распускается III интернационал, вместо интернационала Советский Союз получает новый гимн. Сталинский период развития становится продолжением развития традиций российской государственности.

«Я надеюсь, что когда-нибудь выйдет такая книга, в которой сталинский вариант марксизма найдет свое объяснение в контексте истории России»[2].

Впервые в своей истории Россия превратилась в лидера всего человечества, морального, экономического, военного, научного. Это было небывалое преображение, поистине русское чудо.

«Славянофилы и западники вели споры о том, может ли Рос­сия отличаться от Запада, не будучи при этом отсталой по сравнению с Западом. Коммунизм нашел идеальное реше­ние проблемы: Россия отличалась от Запада и находилась в принципиальной оппозиции по отношении к нему, потому что она была более развитой, чем Запад. Она первой осуще­ствила пролетарскую революцию, которая вскоре должна была распространиться на весь мир. Россия стала воплоще­нием не отсталого азиатского прошлого, а прогрессивного советского будущего. На самом деле революция позволила России перепрыгнуть Запад, отличиться от остальных не потому, что «вы другие, а мы не станем как вы», как утверж­дали славянофилы, а потому, что «мы другие и скоро вы ста­нете как мы», как провозглашал коммунистический интер­национал.

…множество профсоюзов, социал-демо­кратических и лейбористских партий в западных странах были приверженцами советской идеологии и добивались все большего влияния в европейской политике… коммунизм и социализм рас­сматривалась как веяние будущего и в той или иной форме радостно воспринималась политическими и интеллектуаль­ными элитами. Споры между российскими западниками и славянофилами насчет будущего России, таким образом, сменились спорами в Европе между правыми и левыми о бу­дущем Запада и о том, олицетворял ли собой это будущее Советский Союз или нет. После Второй мировой войны мощь Советского Союза усилилась из-за притягательности коммунизма для Запада и, что более важно, для незападных цивилизаций, которые теперь встали в оппозицию Западу»[3].

Но вновь находятся силы, как вне, так и внутри страны, которым не нравились наши достижения. Запад, в лице премьер-министра Великобритании Черчилля, объявляет СССР «холодную войну», и отгораживает Запад от СССР железным занавесом (знаменитая фултонской речь). Война, пусть и холодная, «железный занавес» — где-то все это мы уже слышали? Термин «железный занавес» Черчилль позаимствовал у Геббельса из его статьи «Железный занавес против коммунизма». Так что у Гитлера сразу нашлись достойные преемники, наши бывшие «союзники».

За словами следуют действия. В 1949 г. Запад создает военный блок НАТО и лишь в ответ мы вынуждены создать военный блок «Варшавского договора». В этом же году Запад расчленяет Германию, не пойдя на предложение СССР объединить зоны оккупации Германии и провести свободные выборы. Запад боялся популярности идей коммунизма на родине коммунизма Германии, особенно после выигранной коммунистической державой войны. Объеденная Германия могла стать сильным социалистическим государством в Европе.

«Госсекретарь США застолбил: «У нас нет оснований доверять демократической воле немецкого народа». Ни свободных вам выборов, ни заключения с немцами мирного договора, к выработке которого Москва предлагала пригласить представителей Германии, ни вывода иностранных войск из этой страны»[4].

Уверено развивается страна и в 50-60е годы. СССР становится первой по объему ВНП державой в Европе. Первой космической державой. Опять предоставим слово Самуэльсону:

«Все согласны с тем, что процентные годовые показатели роста в СССР после второй мировой войны намного выше, чем в США»[5].

Однако в 70е годы намечается определенное замедление темпов экономического развития. К сожалению, мирная, спокойная жизнь часто воспринимается как застой, тем не менее, факты убедительно говорят о его отсутствии. Ниже приведены данные сопоставительного развития СССР[6] и США[7] (табл. 3).

Таблица № 3

Темпы роста ВНП в СССР и США

СССР США
1971-1975 гг. 5,7 2,2
1976-1980 гг. 4,3 3,4
1981-1985 гг. 3,6 2,6

Если отбросить различные сплетни и опираться на факты, можно увидеть, что СССР опережал США в темпах своего развития. Если в СССР был застой, что тогда было в США?

Средний прирост ВНП (НД) в СССР 1946-1985 – 7%, аналогичные показатели США 3,2%[8]. Для объективности приведем расчеты ЦРУ. По данным ЦРУ в 1960 г. ВНП СССР составил в процентах от ВНП США 47,7%, в 1970 г. 53,2%, а в 1982 г. - 56,1%[9]. Таким образом, абсолютно непредвзятый сопоставительный анализ развития экономики СССР и США не позволяет сделать вывод о неэффективности советской экономики, 7 больше 3,2 и это не зависит от того сторонник вы социализма или противник. Факты вещь упрямая.

Однако, конечно, развитие СССР не было беспроблемным. Существовали четыре основные экономические проблемы.

Отставание. К сожалению, СССР отставал от США. Но в чем суть этого отставания, в неэффективности советской экономики?

Сначала простая арифметическая задача. У Ивана есть 10 рублей, а у Джона 100 рублей. Оба они положили деньги в банк под десять процентов годовых. Через год у Ивана стало 11 рублей, а у Джона 110 рубля. Если на начала года разница между Иваном и Джоном составляла 90 рублей, то через год разница увеличится и будет составлять уже 99 рубля. Через 70 же лет у Джона будет 78.974 рублей[10], у Ивана лишь 7.897 рубля, а разница между Иваном и Джоном будет составлять 71.077 рубля.

Можно ли делать вывод о меньшей эффективности банка, оперирующим деньгами Ивана? Нет, эффективность банков абсолютна одинакова. Но несмотря, на одинаковую эффективность пропасть между Иваном и Джоном увеличилась в 790 раз.

Чтобы разница между Джоном и Иваном осталась прежней банк, в который кладет деньги Иван должен давать не 10% годовых, как у Джона, а белее чем 13,6%, т.е. банк Ивана должен работать лучше банка Джона на 36%, только для того чтобы поддерживать паритет. Такая вот арифметика, о которой мало кто задумывался, так гневно обличая неэффективность советской экономики.

А теперь зададимся простым вопросом, за время существования двух сверхдержав разрыв между ними сократился, увеличился, остался прежнем?

Этот разрыв неуклонно сокращался, несмотря на худшие биоклиматические условия и нашествия гитлеровских полчищ (рис. 15)[11].

Как видим советская производительность в 1986 году ниже американской почти в 2 раза. Это бесспорно, как бесспорно и то, что этот разрыв постоянно сокращался. СССР стал по объему ВНП второй державой в мире, и его цель была стать первой. Сегодня мы лишь мечтаем о том, чтобы закрепится в десятке.

Замедление. Советская экономика столкнулась с проблемой замедления экономического роста. Это признавали и западные экономисты. Как справедливо отмечают авторы известного учебника «Экономикс» К. Макконнелл и С. Брю, которых уж никак не заподозришь в любви к СССР,

«В 70 –80 годах Советский Союз столкнулся с проблемой заметного сокращения высоких темпов экономического роста, которыми отличалась советская экономика два десятилетия после окончания мировой войны»[12].

Действительно, в IV пятилетке 1946-1950 гг. годовой рост ВНП составлял около 20 %. Таким образом, вся проблема заключалась в сокращении высоких темпов роста, не более того. Никакого застоя, в сравнении с развитыми странами, не было.

Дисбаланс. Если обсуждение первых двух проблем было в основном уделом профессионалов, то две другие постоянно обсуждались обывателем и явно в критическом аспекте. Дисбаланс в торговле приводил к тому, что по многим группам товара, несмотря на громадные объемы производства, спрос все время оставался неудовлетворенным. Например, количество производимой кожаной обуви в начале 80-х годах в СССР было в несколько раз больше, чем в США и, тем не менее, в СССР ощущался её острый дефицит. Проблему дефицита очень важная проблема и мы далее разберем ее отдельно.

Товары народного потребления. В Советском Союзе так и не было налажено производство качественных товаров народного спроса, прежде всего, одежды и бытовой техники. Страна, открывшая космическую эру человечества, создавшая и наладившая массовый выпуск по многим параметрам лучших в мире видов вооружения, так и не смогла наладить производство двухкассетных магнитофонов и пошив джинсов.

Требовались реформы, обычные реформы, которые постоянно идут во всех странах, но в конце 80-х вместо обдуманных реформ, был совершен целенаправленный развал Советского Союза, плоды чего мы пожинаем до сих пор. Русский философ А. Зиновьев, которого выгнали из СССР за антисоветчину позже напишет:

«Запад навязал нам, русским, свое понимание явле­ний не только своей, но и нашей жизни и истории. Запад поступил с нами так, как европейцы в свое время поступили с индейцами в Америке. Он подкупил нас самыми грошовыми отходами своего образа жизни и заразил нас своими пороками. У нас не оказалось им­мунитета против тлетворного влияния Запада. Мы предали великие завоевания нашей революции и со­ветской истории за жевательную резинку, джинсы, рок-музыку, свободу проституции и грабежа народа»[13].

 


[1] Самуэльсон П. Экономика. В 2 т., т 1. – М., 1992. – с 117.

[2] Ортега-и-Гассет, Х. Восстание масс. – М., 1996 – с. 95.

[3] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М., 2006 – с. 214 -215.

[4] Философия «холодной войны» вызревала в годы Второй мировой, или что стоит за фултонской речью Черчилля. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005.

[5] Самуэльсон П. Экономика. В 2 т., т 2. – М., 1992 – с 411-412.

[6] Народное хозяйство СССР в 1987 г. – М., 1988. – с. 7, 8.

[7] Макконнелл К. Р., Брю С. Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. - В 2-хт. Пер. с 11-го англ. изд. Том I. – М., 1992.

[8] С 1951-1965 см. БСЭ [Пятилетние планы развития народного хозяйства]. С 1966-1986 см. Народное хозяйство СССР в 1987 г. – М., 1988. – с. 7, 8. (Цит. Постижение / ред. сост. Бородкин Ф.М. - М., 1989- с.423.)

[9] Каким мы были раньше? Обозреватель – Observer. // 1992. №2.

[10] Учитывая процент на процент

[11] Грошев В.П. Занимательная экономика. - М., 1988. –с. 19.

[12] Макконнелл К. Р., Брю С. Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. - В 2-хт. Пер. с 11-го англ. изд. Том I. – М., 1992. - с. 15

[13] Зиновьев А. Смута. – М., 1994 - с. 379.

Введение

§ 1. О чем эта книга?

Абсолютная честность в изложении

помогает максимальной ясности

П. Чалмош

О названии книги

Часто покупаешь книгу с интересным и красивым названием, начинаешь читать и видишь, что в книге даже не поднимаются вопросы, которые обозначены в заглавии, более того, само название книги очень слабо связано с содержанием и выполняет лишь роль ничем не обязывающей вывески. Подобный подход – отличительная особенность книг, изданных на Западе, но постепенно правило рынка гласящие, что покупатель, прежде всего, покупает из-за обертки, находит свое применение и в отечественной книгоиздательской отрасли.

   Название нашей книги многообязывающие, и это не дешевая реклама. Данная книга действительно о России, о ее месте в современном мире, о нас, о русских, о нашей национальной идее. Главная цель книги – осознание исторической роли России в историческом процессе.

Структура книги

В книге четыре части. В первой части рассматриваются проблемы социологии, психологии, философии истории, анализ которых необходим для понимания остальных частей книги, т.е. начинаем мы нашу книгу не с того, что актуально, интересно и привлекательно для читателя, а с того без чего понять суть национальной идеи невозможно.

Вторая часть книги повествует об основных проблемах человечества на сегодняшнем этапе его развития и о причинах этих проблем.

В третьей части анализируется сущность доминирующей на сегодняшний день западной цивилизации, и роль данной цивилизации в историческом процессе.

Четвертая часть книги посвящена России. Анализируются узловые аспекты русской истории, специфика русского менталитета. В этой части дается ответ на вопрос, почему сегодня может настать эра России, а также четко определено, что есть русская идея и какова миссия России.

§ 2. О национальной идее

Идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени,

но то, что Бог думает о ней в вечности

В.С. Соловьев

Надо ли придумывать национальную идею?

Сегодня многие мыслители пытаются придумать для России национальную идею. Некоторые напротив, настолько устали от процесса придумывания национальной идеи, что считают: дискуссию о национальной идее надо прекращать.

В действительности придумать национальную идею нельзя. Придумать можно сказку, миф, придумать можно только то, чего нет. Нация же не существует без национальной идеи. У каждой нации есть свои представления о правде, красоте, добре и зле, о своем месте в этом мире.

«Как ученый не создает законов природы, а открывает их, изучая свойства вещей, так и политический законодатель: наиболее совершенные законы — это наибо­лее естественные, согласные с природой нации»[1].

Следовательно, задача исследователя заключается не в придумывании, а во-первых, в осмыслении объективно существующей национальной идеи своего народа, во-вторых, в формулировании этой идеи в четких и желательно наглядных категориях, моделях, понятиях.

Об изложении

К сожалению, труды, рассматривающие проблему русской идеи, содержат много очень красивых слов, которые ничего не разъяснят. Конечно, интуитивно всем понятно, о чем идет речь, когда говорят, например, о «консервативном проекте». Но когда начинаешь обсуждать «консервативный проект», выясняется, интуиция у всех разная. Что не удивительно. Вообще же консерватизм, без четкого набора ценностей – пустой звук. Консерватизм – это сохранение. Что сохраняется – в этом суть проблемы. Консерваторы, в Англии – это либералы, а консерваторы в Иране — это контрлибералы.

А что значит правый поворот? Это поворот к Союзу правых сил в лице Чубайса и Немцова или поворот поклонникам Гитлера?

Для того чтобы понять суть национальной идеи, нам необходимо разобраться во множестве проблем, а не заполнять текст лозунгами, поэтому в нашем труде рассматривается довольно много теоретических вопросов. Чтобы не делать изложение слишком скучным, мы постарались изложить довольно сложные темы простым языком, более того, везде, где это возможно мы максимально упрощали повествование – доступность и наглядность – одни из основных приоритетов изложения.

Рассуждения о национальной идее

Все рассуждения о национальной идее, обычно сводятся к трем положениям. Первое. Русские лучше всех. Второе. Россия - мост между Западом и Востоком, в этом ее уникальность. Третье. Основу национальной идеи составляют православные ценности.

Все это, безусловно, верно, только не продвигает нас ни на миллиметр в понимании сути национальной идеи.

Все народы считают себя лучше всех остальных. Не бывает абстрактно лучших или худших народов. У каждой исторической эпохи свои герои и свои лучшие народы. По этому поводу А. Н. Толстой сказал: «Нет такого народа, кто не искал бы в своей жизни утверждения национальной гордости».

По поводу евроазиатского моста мы еще будем говорить и как увидим, эта идея не может являться центральной, эта идея десятого, двадцатого порядка.

Констатация того, что русская цивилизация – православная, православие – религия наших предков, ничего не добавляет в копилку наших знаний. Тем более большинство ревностно отстаивающие идеи православия с большим трудом и не очень внятно могут объяснить, чем православие отличается от католицизма. Если различия несущественны, тогда может у России и Италии единая историческая задача? Очевидно, что это не так.

Национальная идея – это не несколько сотен страниц, на которых излагается тезис: «все должны жить богато и счастливо». В таких национальных доктринах нет ничего национально специфичного, ведь все народы хотят жить счастливо. Для того чтобы сделать народ счастливым, необходимо по крайне мере понимать, что данный народ понимает под счастьем. А это понятие исторически конкретно и этноспецифично.

 


[1] Меньшиков М. О. Письма к русской нации. – М., 2000. — с. 178-179.

Раздел Европы

О двух тиранах, поделивших Европу. Гитлер проиграл войну, поэтому, сегодня, как выяснилось, все европейские страны были против гитлеровской Германии, и только СССР подписывал соглашательские договоры с Германией. Но так ли это все на самом деле? Перенесемся в ту эпоху.

Сегодня не очень любят вспоминать, но Черчилль до того, как стал премьером Великобритании, восхищался Гитлером и жалел, что такого лидера нет в Великобритании. В книге губернатора Египта, в то время английской колонии, Гитлер обвинялся в клятвопреступлении за то, что он долго не нападает на СССР, «врага западной цивилизации». Со своей стороны Гитлер считал, что англичане - расово близкий народ, не в пример славянам: «Англичане – это братский народ, а узы братства надо укреплять»[1].

От фантазий и реверансов Англия и Франция перешли к составлению конкретных планов агрессии. 19 декабря 1939 г. принято решение о подготовке военного нападения на СССР, а 5 февраля верховный совет союзников постановил отправить англо-французские войска в Финляндию. Предполагалось нанести удар по Ленинграду и Мурманску. На 12 марта была намечена отправка судов, на 20 марта высадка войск. Предполагалось так же нанести удар по южным границам СССР, планировалась бомбардировка Баку, Майкопа, Грозного, с последующей высадкой сухопутных войск под командованием генерала Рейгана.

И это были не только планы и пустые слова. Франция и Англия вели себя с СССР демонстративно агрессивно, в 1940 посол СССР во Франции был объявлен персоной нон грата, затем, по инициативе Франции и Англии, СССР исключили из Лиги наций. Были отвержены наши предложения о коллективной безопасности в Европе, исключающие агрессию любой страны.

Раздел Европы. Когда же в Англии и Франции поняли, что соглашательская политика может плохо кончится для них самих, они очень неохотно пошли на переговоры с Советским Союзом. Но эти велись для видимости, в целях получения новых козырей в игре с Германией. Франция и Англия демонстративно присылали в Советский Союз чиновников низкого ранга, не наделенных никакими полномочиями.

«Установка была сформулирована в кабинете Чемберлена следующим образом: «если Лондону не уйти от соглашения с Советским Союзом, британская подпись под ним не должна означать, что в случае нападения немцев на СССР, англичане придут на помощь жертве агрессии и объявят Германии войну. Мы должны зарезервировать возможность заявить, что Великобритания и Советский Союз по-разному толкуют факты»[2].

В то же время за спиной Советского Союза велись тайные переговоры «расово-близких народов». 29 июня 1939 г. британский министр иностранных дел Галифакс от имени своего правительства выразил готовность договориться с Германией по всем вопросам, «внушающим миру тревогу». Принимается решение предложить Гитлеру раздел мира на две сферы влияния: англо-американскую — на Западе и германскую — на Востоке. Известно, что на 23 августа была назначена встреча премьер-министра Великобритании Чемберлена с Герингом. Немецкая сторона отказалась от этого «саммита» буквально в последнюю минуту.

«В донесении советской разведки Сталину отмечалось: «Перед встречей в Берхетесгадене министр иностранных дел Галифакс 12 сентября 1938 года в беседе с премьером Чемберленом заявил: «Я сумею убедить его (Гитлера), что у него имеется неповторимая возмож­ность достичь англо-немецкого понимания путем мирного решения чехосло­вацкого вопроса. Обрисую перспективу, исходя из того, что Германия и Англия являются двумя странами европейского мира и главными опорами против коммунизма и поэтому необходима мирным путем преодолеть наши нынешние трудности (…). Наверное, можно будет найти решение, приемлемое для всех, кроме России».[3].

А потом европейские страны повально стали подписывать с Германией договоры о ненападении, дружбе или договоры, откровенно направленные против СССР. 25 ноября 1936 г. в Берлине между Германией и Японией заключается антикоминтерновский пакт. Впоследствии к этому пакту присоединились Италия, Венгрия, Финляндия, Хорватия, Дания, Румыния, Словакия и Болгария. 22 марта 1938, договор о ненападении с Германией подписывает Франция. Аналогичные договоры подписывают с Германией: Польша, Латвия, Эстония.

«После подписания 8 декабря 1938 года Францией с Германией декларации о ненападении министр иностранных дел Франции Жорж Бонне сказал: «Гер­манская политика отныне ориентируется на борьбу против большевизма. Германия проявляет свою волю к агрессии на Востоке»»[4].

У СССР нее было никаких альтернатив по подписанию договора о ненападении с Германией, который Советский Союз подписал одним из последних - 24 августа 1939 г.

«английские исследователи Э. Рид и Д. Фишер — также полагают, что в условиях военно-политической изоляции СССР в 1939 г. у Сталина не было иного выбора. Они пишут, что, не придя к согласию с Лондоном и Парижем и располагая информацией о начале германской агрессии против Польши, Сталин понял, что «все его надежды тщетны» и что «менее чем за неделю до нападения на Польшу не удастся добиться заключения антигитлеровского соглашения с Англией и Францией». «А тем временем Гитлер может совершенно безнаказанно начать свое наступление на восток — и кто знает, как далеко он зайдет?» — размышлял Сталин. Надо было принимать решение. И он сделал свой выбор: идти на сближение с Германией. «Совершенно очевидно, — отмечают историки, — что в тех условиях это был единственный оставшийся у Сталина шанс обеспечить безопасность своей страны»[5].

С помощью пакта о ненападении СССР получил временную передышку, необходимую для подготовки к отражению агрессии. С помощью пакта нам также удалось расколоть военный союз Германии и Японии, т. к. Германия не согласовала свое подписание с Японией. Это привело к уменьшению возможности войны на два фронта, были отодвинуты западные рубежи СССР.

Геополитический расклад предвоенного времени был таков: большинство стран Европы были настроены враждебно по отношению к СССР, стремились к союзу с очередным Наполеоном и хотели участвовать в разделе территории «врага европейской цивилизации» - СССР. Но благодаря блестящим дипломатическим победам советского руководства, нам удалось в некоторой степени ослабить единство антисоветской коалиции.

Стоит обратить внимание на то, что СССР подписал договор о ненападении последним. Соглашательская политика большинства европейских стран не оставила нам другого выбора.

 


[1] Гитлер 1939 г

[2] Война могла быть закончена в 1943 году. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005

[3] Глобальный империализм и ноосферно-социалистическая альтернатива. Субетто А. И.– СПб., 2004. – с. 29.

[4] Глобальный империализм и ноосферно-социалистическая альтернатива. Субетто А. И.– СПб., 2004. – с. 29.

[5] Пакт Молотова – Риббентропа дипломатический успех, трагическая ошибка или сговор? Шепова Н. Военно-промышленный курьер № 33 (50) 01 – 07.09.2004

the-soviet-union

national-doctrine.jpg