Sidebar

Кто на сайте

Сейчас 199 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Кто создает стоимость?

Хлеб, одежда, автомобиль…Каждого человека окружают многочисленные вещи. Откуда эти вещи берутся? Кто их создает? В экономической науке это вопрос звучит следующим образом: кто или что создает стоимость? Это важнейший вопрос экономической науки, вокруг которого было сломано множество копий и решение которого позволит нам распутать весь клубок проблем, связанных с тоталитарным капитализмом.

Стоимость создает только труд или природа. Все полезные окружающие нас вещи созданы трудом или природой. Специфичность создания стоимости природой состоит в том, что только труд включает потенциальную стоимость, созданную природой в состав стоимости товара. Например, страна обладать плодородной почвой, большими запасами угля, нефти, газа. Но если к этому не приложен человеческий труд, то все это не будет иметь ровным счетом никакой стоимости. Как говорится: «без труда не выловишь и рыбку из пруда». Поэтому, по мнению многих мыслителей, природа создает лишь потенциальную стоимость, реальную же стоимость создает только труд.

Только труд создает стоимость – таков основной постулат теории трудовой стоимости. Этот постулат в силу его очевидности, разделяли большинство серьезных экономистов, независимо от политических взглядов. А одним из основателей теории трудовой стоимости был, пожалуй, самый известный либеральный экономист – Адам Смит[1]. На позициях теории трудовой стоимости стояли классики: Пети, Риккардо и мн. др.

Но так было до появления марксистской теории. Дело в том, что Маркс сделал очевидный вывод из теории трудовой стоимости. Раз только труд создает стоимость, то капиталист отнимает часть стоимости, созданной трудом рабочих. Было введено понятие «прибавочная стоимость» — стоимость, создаваемая трудом наёмного рабочего и безвозмездно присваиваемая собственником средств производства — капиталистом. Понятно, что из этого постулата следовали политически окрашенные выводы.

Либеральной экономической мысли пришлось срочно пришлось латать идеологическую пробоину. Появился новый фактор создающий стоимость – капитал (средства производства)[2]. Мол, в производстве участвуют не только труд и природа, но и средства производства: станки, оборудование и т.д. Но это чистой воды идеология[3].

Уже в теории трудовой стоимости было показано, что никакие средства производства не создают стоимости. Самосоздающийся станок, работающий без участия оператора, обслуживающего персонала пока лишь фантастика. Но дело даже не в том, что сами по себе средства производства без труда человека не могут создать ничего. Дело в том, что сами средства производства не свалились с неба, а созданы трудом.

Средства производства и труд рабочего – это все труд, но разные формы труда. Средства производства — овеществленный труд, а непосредственный труд рабочего на станке – живой труд. Пример. Рабочий сделал на станке деталь. В этой детали воплощен труд рабочего (живой труд), и труд рабочего, который сделал станок (овеществленный труд).

Итак, если мы отбросим всю идеологию, то заключим, что только труд и природа создает стоимость товара, только трудом физическим или интеллектуальным или природой созданы все окружающие нас вещи. Специфичность создания стоимости природой состоит в том, что только труд включает потенциальную стоимость, созданную природой в состав стоимости товара. Следственно реальную стоимость или просто стоимость создает только труд. Только труд может создать товар или услугу.

С трудовой теорией стоимости теснейшим образом связано понятие «эксплуатация».

 


[1] СПРАВКА. Адам Смит (1723-1790) экономист и философ. Многие ошибочно называют его английским экономистом. В действительности А. Смит – шотландский экономист, родившийся и умерший в Шотландии. Автор известного понятия «невидимая рука рынка». Нередко именно А. Смита называют родоначальником теории трудовой стоимости.

[2] Подобные теории существовали и раньше, но пышным цветом они развели именно после появления марксизма.

[3] Идеологи светлого капиталистического завтра пошли дальше, и если мы сегодня откроем учебник по экономики, то увидим, что теперь появился новый четвертый фактор производства — предпринимательская способность. Появление данного фактора на страницах отечественных учебников обусловлено бездумным переписыванием западных учебных пособий. Порой совпадения достигают не абзацев, а целых страниц. Но это пусть останется на совести «авторов». В действительности, труд как совокупность разнообразных качеств человека, используемых в производстве, уже включает в себя предпринимательскую способность, как и многие другие способности. Или западные экономисты хотят сказать, что предприниматель не трудится? Утверждать, что в производстве участвует труд и еще отдельно предпринимательская способность бессмысленница, аналогично той, если бы мы говорили, что по небу летит самолет и его крыло.

Поскреби русского

Если поскрести не только русского? Вряд ли кто не слышал фразу: «Поскреби любого русского — татарин сыщется». Верна ли она? Сегодня данная шутка обрела второе рождение и возводится в ранг научной аксиомы некоторыми националистами, проживающих в сопредельных с России государствах.

Во-первых, необходимо знать, что данная фраза - не некая русская поговорка, а очередная «глубокая» мысль очередного западного мыслителя, высказанная во время очередной интервенции – французского писателя Местра, жившего в эпоху Наполеона. Нам не привыкать к таким глубокомысленным сентенциям: «неполноценные славяне», «орды с Востока» и т.д. и т. п. Запад всегда к нам относился как к ордам, неполноценным, татарам, некоторые считали, что у нас даже медведи ходят по улицам.

Во-вторых, в действительности русские - наиболее гомогенная нация из всех славянских этносов. Потому что только русская нация никогда не была оккупирована другими народами. Представители ни одного славянского этноса не могут сказать о себе то же самое. Ни одного!

Поляки, чехи и др., расположенные на стыке цивилизаций представляют собой смешанный тип, имеющий в своем составе как элементы германской, так и славянской расы. В то же время балканские народы сербы, болгары и др., долгое время пребывавшие под османским игом, имеют в своем генотипе тюркские элементы. Оккупированы были также белорусы и украинцы, причем в этногенезе последних, принимали участи не только турки, но также в значительном количестве румыны, венгры, евреи, которые также не относятся к славянской расе. Это в большей степени верно для населения западных регионов Украины.

Теперь вернемся к теме татаро-монгольского ига. Очень часто приходится слышать, что русские имеют в своем генотипе много монголоидных генов, что является результатом татаро-монгольского ига. В действительности, это не более чем надругательство над исторической фактологией.

Понятно, почему в жилах многих западных славян течет кровь романской и особенно германской рас. Немцы, завоевывая народ, всегда стремятся его онемечить, навязать религию, стереотипы поведения. Онемеченный таким образом народ очень быстро ассимилируется с завоевателями, как физиологически, так и психологически.

С татаро-монгольским игом - принципиально другая история. Никаких соприкосновений русские с завоевателями не имели. Русские жили в своем государстве, татаро-монголы в своей Орде, таким образом, получался своеобразный симбиоз. Русские платили дань, а татаро-монголы охраняли обширные внешние рубежи государства. Они не навязывали язык, веру, культуру, не вмешивались в дела церкви и внутренние дела Руси, исключая назначение великого князя. Все взаимоотношения русских с татаро-монголами исчерпывалось ежегодными приездами небольшого количества сборщиков дани (баскаков). Да и то, по прошествии небольшого количества времени (20 лет) эта функция стала осуществляться русскими, которые сами возили дань в Орду. Поэтому русский историк Василий Осипович Ключевский констатировал очевидное:

«Ордынские ханы не навязывали Руси каких-либо своих порядков, довольствуясь данью, даже плохо вникали в порядок, там действующий»[1].

Русские не только не смешивались с татаро-монголами, но вообще плохо представляли, как последние выглядят, о чем свидетельствуют литературные памятники того времени: татаро-монгол изображали также, как русских[2].

По сути дела, понятие «иго» не очень уместно, ведь речь лишь о набеге кочевых племен, неуютно чувствовавших себя в лесах и поэтому быстро убравшихся с русской земли в более привычные для них степи. Земли, населяемые русскими, никогда не входили в состав Золотой орды (рис. 9). Русские только платили дань. В этом принципиальное отличие российской истории от истории не только абсолютно всех славянских народов, но и многих европейских, которые были покорены завоевателями, принадлежащих к иным нежили индоевропейцы расам и жили вместе с захватчиками на одной территории.

Испания долгое время была порабощена арабами, турки доходили до Вены, громадные полчища монголоидных гуннов покорили половину Европы, включая территорию современной Германии в IV-V веке, а затем осели в центральной Европе.

Меленькая ремарка о самых чистокровных арийцах. Пруссия возникла в результате военной экспансии немецких феодалов покорения ими плен пруссов, родственных славянам. Ядро Саксонии образовалось в результате покорения части полабских славян серболужицкой группы, которые были ассимилированы германскими захватчиками. Оставим историкам спор о происхождении слов «Бавария». Некоторые, например, считают, что «Бавария» происходит от «бу» + «Авария» = «Это – Авария»[3]. Подтверждением названия является исторический факт того, что германцы-баварцы тех времен бились против экспансии Карла Великого, встав под знамена монголоидного этноса авар, который затем был ассимилирован европейскими народами.

Сам же монголоидный народ авар, основал одно из самых больших европейских государств - Аварский каганат (VI-VIII век), простирался от современной Черногории до Австрии, включая последнюю.

Ничего подобного не было в Древнерусском государстве, русские и татаро-монголы жили в разных государствах. В этом уникальность ига. Конечно, плата дани не способствовала росту экономики, но это уже совсем другая тема.

Подчеркнем, что монголоидные народы гуннов, авар, сформировавшись в Центральной Азии, проникали в Европу, минуя земли, населенные русскими, т. к. последние жили в лесной зоне, крайне неудобной для передвижения кочевников. Кочевники проникали в Европу через степные районы Причерноморья.

Золотая орда XVII вв.

рис. 9

Подтверждением того, что татаро-монгольское иго не являлись для русских слишком обременительным, является один примечательный факт. Зажатые между Западом и Востоком наши предки все силы на то чтобы дать отпор западным полчищам.

Всем известно имя великого русского полководца Александра Невского. Известны и его военные подвиги - разгром шведов и немцев. Но люди, не являющиеся историками, обычно не сопоставляют даты, а ведь известная битва с шведами на Чудском озере была в 1242 году, т.е. почти сразу после взятия Батыем Киева. Таким силу русского оружия Александр направил против западных завоевателей, а не против Батыя. Почему? Ведь русские могли объединиться с войском европейских стран для отражения татаро-монгольской агрессии. И такие предложения поступали из Европы неоднократно.

Потому что в обмен на военную помощь папская курия требовала отказа от православия и многих других уступок. Германцы, с которыми русские столкнулись в то же время, когда и с татаро-монголами, всегда подчиняли, онемечивали население, уничтожали его самобытность. Именно такое онемечивание произошло с народами Прибалтики, ведь, например, литовцы этически близки русским. Русские правители сделали абсолютно правильный выбор и из двух зол выбрали меньшее. Они вступили в союз с татаро-монголами для отражения европейской агрессии, а не наоборот. Поэтому дань, которую платили русские, можно уподобить плате за право остаться русскими.

«Кстати, об Александре. Именно ему, совершенно обоснованно канонизированному Русской Православной Церковью, мы обязаны тем, что сохранились как русские, а впоследствии создали Великую Россию. Умный и глубоко верующий князь отлично понимал (по­учительный пример для нас — сегодняшних!), откуда исходит глав­ная угроза Руси. И поняв, сделал выбор в пользу союза с Ордой, которой от русских требовалась исключительно дань и политичес­кая лояльность, а не ПОРАБОЩЕННЫЙ ДУХ. В итоге, как извест­но, Александр разгромил в пух и прах европейских «цивилизато­ров». И даже готовился совместно с литовским князем-язычником Миндовгом к походу на немцев, чтобы прикончить орден. Но не вышло — рожденные в один год, оба князя в один год и умерли: Миндовга зарезали заговорщики, Александр скончался, как считают некоторые историки, от яда. «Запад», как видно, и в те времена имел среди наших «власть имущих» свою «пятую колонну»[4].

На самом деле можно было и не делать этот исторический экскурс, т. к. научные данные свидетельствует практически об отсутствии в генах х геном генотипе монголоидного происхождения. Вклад монголоидного компонента у русских составляет около 2 %, в то время как у башкиров этот компонент достигает 65 %[5].

Конечно, абсолютно «чистых» этносов нет, все этносы вовлечены в процессы метисации же, определенную иерархию гомогенности для славянских этносов построить можно. Наиболее гомогенными славянами являются русские и белорусы, последние, хоть и были оккупированы продолжительное время, но смешивались в основном с другими славянскими этносами. Вторая ступень гомогенности принадлежит чехам, словакам, т. к. они смешивались хоть и не со славянскими народами, но с наиболее близкими им этнически, в основном с представителями германской расы. Третья ступень гомогенности принадлежит полякам, которые смешивались не только с представителями германской расы и русскими, но и с евреями, которые довольно далеки в этническом отношении от славян. Еврейская диаспора в Польше была самой многочисленной в Европе, в 1939 г. евреи по разным оценкам составляли от 10 % до 15 % населения Польши. То же самое можно сказать о западных украинцах, а также балканских этносов, этногенез которых протекал в условиях метисации с неиндоевропейскими этносами.

Именно поэтому по результатам анализов митохондриальной ДНК, согласно которым русские от татар находятся на генетическом расстоянии в 30 условных единиц, а вот между украинцами из Львова и татарами генетическое расстояние составляет всего 10 единиц. В то же самое время украинцы из левобережной Украины генетически так же близки к русским, а генетическое расстояние между русским и левобережным украинцем всего 2-3 единицы. Проще говоря, они почти идентичны[6].

Особо стоит подчеркнуть, что этническая структура народа не всегда детерминирует его воззрения, внешнеполитические пристрастия. Нельзя также говорить о неполноценности одних народов по сравнению другими, ссылаясь на гомогенность. Не стоит забывать, что наиболее гомогенны некоторые африканские племена. Тем не менее, мы посчитали невозможным обойти вниманием тему, которая сегодня постоянно становится предметом острых политических дискуссий.

 


[1] Ключевский В.О. Курс русской истории. – М., 1999. – с.123.

[2] Именно исходя из этого, некоторые историки фоменковского направления утверждают, что татаро-монгол не существовало и это наименование кочевых русских племен.

[3] Даже само слово авария, как катастрофа, – от аваров, ввергших средневековую Европу в "аварийный" ужас.

[4] Медведев В. С., Хомяков В.Е., Белокур В.М. Национальная идея или Чего ожидает Бог от России. – М., 2004. - с. 58.

[5] С. А. Боринская, Э. К. Хуснутдинова - член-корреспондент Академии наук Республики Башкортостан Этногеномика: история с географией Человек, 2002, № 1, - c.19-30.

[6] Лицо русской национальности. Лане Д., Петухов С. // Коммерсантъ-Власть №38(641). 26.09.2005.

Причины русской революции

Чтобы творить историю, нужен дар,

чтобы подделывать ее, необходима власть

Н.А.

Если господствующий класс не способен или не хочет разрешать проблемы, поставленные жизнью перед обществом, то в обществе может созреть новая элита, адекватная данному этапу развития общества. Так произошло в Западной Европе, так впоследствии произошло и в России.

Истоки ментального раскола русского общества уходят корнями к реформам Петра I. Несмотря на значимость и своевременность реформ Петра I в материальной сфере, был сделан роковой шаг - разорвана вековая связь между различными слоями общества. Благодаря петровским реформам, во-первых, резко усилился гнет крепостного права, во-вторых, в сознание русского дворянства было внедрено чуждые западноевропейские ценностные ориентиры, стереотипы поведения, нравы.

Насильственная европеезация господствующего класса со временем привела к тому, что русских народ раскололся на французско-говорящий высший свет и простой народ. Господствующий класс стал чужд России, а Россия чужда господствующему классу. Еще в XIX веке Н. Я. Данилевский писал:

«Все чему придается это название русского, считается как бы годным лишь для простого народа, не стоящим внимания людей более богатых или образованных»[1].

К простому народу, своему кормильцу, господствующий класс относился как к некультурному быдлу. Во всем представители господствующего класса стремились походить на Европу: в одежде, в манерах, в языке, признаком культурности считалось только европейское образование.

«В настоящее время большинство русской интеллигенции не только анационально, но прямо антинационально. Оно порабощено социальным космополитизмом и сепаратизмом и с этой точки зрения является явным и резким противником и врагом своей нации и своей Родины»[2].

Уровень своего дохода русские дворяне пытались сделать столь же высоким, как и в Европе, не понимая, что во многом благосостояние правящего класса в Европе было результатом беспощадной эксплуатации колоний. Наше же дворянство в погоне за европейским уровнем потребления нещадно эксплуатировала русский народ, показывая пример невообразимого социального эгоизма. И здесь нет никакого преувеличения революционных писателей и публицистов, предоставим слово монархисту и консерватору П.И. Ковалевскому:

«Крестьяне зачастую теряли образ человеческий. Это были существа, очень похожие на человеческие, — мелкие, ху­дые, бледные, с косматой головой и с такой же бородой. Одевались они в тряпки из холста или в овечью шкуру, на ногах — опорки или тряпки. Жили они в землянках ил и в жал­ких хатках. Дальше своей деревни — мало кто знал другой свет. Эти крестьяне, главным образом, обрабатывали зем­лю, добывали хлеб и составляли из него деньги, которые затем должны были перейти в карман помещиков и управля­ющих. Правда, часть хлеба давали и крестьянам для еды, но этот хлеб часто бывал с примесью мякины… Личность таких несчастных, как людей, была ничем не обеспечена. Я лично видел случаи, когда отца семьи продавали в одну сто­рону, мать — в другую, а детей — в третью. Крепостные с лёгкой душой менялись на собак, лошадей и др. предметы. Управляющие и помещики проявляли свои права не только на женский труд, но и на личность женщины»[3].

В конце концов, Россия докатилась до того, что российский премьер Петр Столыпин с горечью констатировал, что для того, чтобы выслужиться в России, нужно было менять русскую фамилию на иностранную. «На троне были немцы, около трона – немцы … везде немцы – до противности» — писал Герцен.

Эти противоречия еще более обнажила первая мировая война. Война с Германией, но царица немка, плохо говорящая по-русски, председатель правительства Штюрмер, один из первых генералов, вступивших в войну с Германией, носил фамилию Ранненкампф. Сам император Николай II имел около 0,8 %, т.е. меньше 1 % русской крови. Мы еще поговорим об этом.

Во время войны немецкие шпионы изобличались не по одиночке, а целыми сетями, а затем случилось из ряда вон выходящее событие. Как немецкий шпион был изобличен военный министр Сухомлинов, т.е. всей военной компанией руководил предатель. Потом появилось множество версий о том, что Сухомлинова оклеветали, однако стоило ему оказаться на свободе, он сразу же через Финляндию уехал в Германию.

В то время как народ умирал на фронтах, многие представители власти развлекались на балах, а некоторые наживались на войне, так, несмотря на то, что в 1916 г. Россию стали сотрясать сахарные бунты, группа сахарозаводчиков во главе Дм. Рубинштейном продавала сахар во вражеские Германию и Турцию, т. к. цены там были выше[4].

Народ, видя все это, просто зверел. В воздухе все время витал вопрос: «За что мы – простые люди умираем? Они развлекаются, купают в ванных из шампанского французских куртизанок, делают деньги, мы же служим пушечным мясом»?

Россия тратила громадные людские и материальные ресурсы и все больше влезала в долги. А союзники наживались на этом, предоставляя нам кредиты под высокие проценты. Впоследствии за предоставление очередного кредита в 3 млрд. рублей Англия потребовала перевести часть золотого запаса в Лондон. Здесь мы проведем параллели с Великой отечественной войной. Когда американцы обратились к Сталину с требованием оплатить поставки военной техники по ленд-лизу. Сталин ответил, что эти поставки уже давно оплачены русской кровью.

«Если на начало 1914 г. «чистый» внешний долг правительства России равнялся с учетом гарантированных займов — 5404 млн, то к октябрю 1917 г. он достиг величины в 14860 млн рублей. Из всей внешней задолженности всех стран мира, составлявшей к началу 1917 г. сумму в 16385 млн долларов по паритету, на Россию приходилось 5937 млн долларов (36,2 %)[5]. Такой колоссальный долг Россия никогда бы выплатить не смогла. Она была обречена превратиться из зависимой страны в настоящую полуколонию. От этой участи ее спасла Октябрьская социалистическая революция. 21 января 1918 г. ВЦИК РСФСР принял декрет об аннулировании внешних государственных долгов»[6].

Наступил 1917 год. Развал экономки, закрытие заводов, громадные военные потери более 9 млн в том числе 1,7 убитыми, разложение монархии. В феврале в Петрограде начался голод. Заводы охватила забастовка, с каждым днем число бастующих увеличивалось. На улицу вышли сотни тысяч людей.

Все попытки подавить революцию не увенчались успехом. Переломный день - 26 февраля. Ночью власти провели массовые аресты, а днем расстреляли демонстрацию. Это вызвало громадное возмущение. Революцию уже остановить было нельзя. Личный состав 4-й роты запасного батальона лейб-гвардии Павловского полка открыл огонь по полицейским. 27 февраля к революционным массам присоединились около 70 тыс. солдат запасных батальонов Волынского, Преображенского, Литовского, Московского резервных полков и других частей. На сторону революции переходит значительная часть Петроградского гарнизона. Части, посланные с фронта, отказывались стрелять в народ и, более того, переходили на сторону восставших. В конце концов, на сторону революции перешел царский конвой. Эта весть особенно поразила Николая II.

Царь полностью лишился поддержки. Его не поддерживал никто: ни рабочие, ни крестьяне, ни солдаты, ни бывшие министры, ни думцы, ни личная охрана, даже родной брат приветствовал революцию.

Подчеркнем. Царя свергли не большевики. Лет десять тому назад эту банальную истину не стоило даже писать, но сегодня многие действительно уверены, что большевики свергли царя.

Итак, 27 февраля 1917 в России произошла Февральская революция. Совершена она была частью господствующего класса, при всеобщей народной поддержке.

3 марта оставшийся в одиночестве и неподдерживаемый никем Николай II отрекся от престола. Ленин в это время был за границей в Цюрихе, Зиновьев в Берне, другие пребывали в ссылке, и значимого влияния на ход Февральской революции не оказали. Более того, Февральская революция для Ленина, по свидетельствам некоторых историков, была неожиданностью.

«Ленин был в Швейцарии и за месяц до февраля и не предполагал, что будет переворот. 22 января 1917 года в Швейцарии в док­ладе для молодежи В. И. Ленин говорил: «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции»'. Троцкий был в Америке, Сталин в Сибири, а из членов будущего состава ЦК, избранного в августе 1917 года на VI съезде партии большевиков, никого в фев­рале не было в Петрограде»[7].

Таким образом, говорить, что большевики свергли царя можно с таким же успехом, как и утверждать, что большевики сдали Москву Наполеону.

Россия нуждалась в рывке, господствующая социальная система тормозила развитие России, в результате чего не актуализировался русский потенциал.

«Чаадаев думал, что силы русского народа не были актуализированы … они остались как бы в потенциальном состоянии. … Неактуализированность сил русского народа в прошлом, отсутствие величия в его истории делаются для Чаадаева залогом возможности великого будущего. И тут он высказывает некоторые основные мысли для всей русской мысли XIX в. В Рос­сии есть преимущество девственности почвы. Ее отста­лость дает возможность выбора. Скрытые, потенциаль­ные силы могут себя обнаружить в будущем. «Прошлое уже нам не подвластно, — восклицает Чаадаев, — но будущее зависит от нас»[8].

На смену отжившей социальной системе должна была прийти новая. Но какая? Здесь мы приведем известную цитату французского психолога, социолога Густава Лебона, именно в ней заключен ответ на этот вопрос.

«Из всех ошибок, порожденных историей. Самая гибельная та, ради которой пролилось без пользы всего больше крови и произведено всего больше разрушений; эта ошибка — мысль, что всякий народ может изменить свои учреждения по своему желанию. Все, что он может сделать – это изменить названия, дать новые имена старым понятиям»[9].

 


[1] Данилевский Н. Я. Россия и Европа. - М., 1995. - с. 79.

[2] Ковалевский П. И. Русский национализм. – М., 2006. - с. 45.

[3] Ковалевский П. И. Русский национализм. – М., 2006. - с. 31.

[4] Патриот, вернувшийся в Отечество. А. Вайс. АиФ Долгожитель, № 23–24 (107–108) от 22.12.2006

[5] Фиск Г. Финансовое положение Европы и Америки после войны. М., 1926. С. 394. Таблица XV.

[6] Семенов Ю. И.  Философия и общая теория истории. основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших дней. – М., 2003. - с. 527.

[7] Бенедиктов Н. А. Русские святыни. – М., 2003. - с. 133.

[8] Бердяев Н. А. Русская идея. – М., 2000. – с. 11.

[9] Лебон Г. Психология социализма. – М., 2005. – с. 13.

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg