Sidebar




Кто на сайте

Сейчас 79 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Россия начинает и вечно проигрывает

Антисоветчина – это клин, вбиваемый между России и нашими соседями. Это прекрасно осознали наши враги и активно используют антисоветизм для формирования ненависти по отношению к России.

Но начинаем мы все время сами. 16 марта 2006 года. Телеканал Россия. Фильм «Яков Свердлов — злой ДЕМОН революции». Рассказывается какой-то бред, который даже не стоит пересказывать, но который имеет продолжение. Мы включились с Западом в гонку опорожнений – кто больше выльет дерьма на наше прошлое. Буш ставит Ленина на одну доску с Гитлером и бен Ладеном, заявляя в своей речи о том, что «Аль-Каида» ослаблена, но идеи, пропагандируемые бен Ладеном, не менее опасны, чем идеология Ленина и Гитлера[1].

Другие страны тоже не хотят отставать в этой гонке. Сначала в Тбилиси открывается музей «Советской оккупации», видимо, посвященный времени, когда СССР руководил Сталин, а его правой рукой был Берия. Затем, в 2006 г. Саакашвили во время встречи с Бушем дарит последнему копию письма грузинских борцов за свободу. «Я только что передал президенту Бушу письмо, которое грузинские борцы за свободу послали ему семь лет назад, но которое не дошло до Белого дома. Оно было перехвачено КГБ и все люди, которые его написали, были расстреляны», — заявил Саакашвили журналистам. Саакашвили не пояснил, какие это были борцы за свободу, какое КГБ перехватило письмо семь лет назад в 1999 г. и как оно попало в руки президента Грузии. Как не пояснил тот факт, что семь лет назад президентом США был не Джордж Буш, а Билл Клинтон[2].

Маразм всегда имеет продолжение. И поэтому «The Washington Times» публикует статью Ц. Бакурия, в которой тот утверждает: «Я вырос при коммунизме, когда на горле моей страны лежала его жестокая и цепкая рука. Пить кока-колу было запрещено. За просмотр голливудских фильмов можно было угодить в сибирский ГУЛАГ на 12 лет». Все это на полном серьезе пишет уважаемая газета. И неважно, что в СССР на каждом углу продавалась пепси-кола, завод по производству которой был построен в СССР. Кока-кола действительно не производилась, но о запрете на нее речи, конечно, не шло. Зато какое впечатление это должно произвести на американского, не слишком образованного читателя — была запрещена кока-кола[3]!

«Как-то мой одноклассник появился во дворе в новых кроссовках Nike, — пишет далее исследователь Бокерия. — Вслед за тем он таинственно пропал из школы на три недели. Оказалось, что он целые дни проводил в местном полицейском участке, где его допрашивали, какие у его семьи связи в Америке, что ему присылают оттуда такие символы загнивающего Запада?» В то время, которое описывает г-н Бокерия, кроссовки «Адидас» производились уже по лицензии на целом ряде советских предприятий. Кроссовки Nike встречались реже — их по лицензии строчили в городе Кимры Калининской области.

Если так дело пойдет дальше, скорее всего, скоро на российском телевиденье появятся документальные фильмы о том, как большевики были вампирами. До какого градуса в это время дойдет антисоветчина, приобретающая в сопредельных государствах явно патологические формы, представить трудно.

Формула дискредитации России будет всегда одна. Репрессии затем Сталин затем Советский Союз затем русские. Сначала идет речь о репрессиях. О якобы миллионах безвинно убитых, потом переходят к тирану Сталину, затем настает черед Советского Союза, который объявляют империей зла и, наконец, переходят к «русским ордам с Востока», «потомкам Чингисхана». Уже сегодня президенты сопредельных стран, пренебрегая всеми дипломатическими нормами, поливают помоями русских.

«Россия, по сравнению с Грузией, предстает, по словам грузинского лидера, оплотом невежества и алкоголизма: "Россия так уязвима! Русские ведут себя как люди XVIII или XIX века. Единственная разница, что тогда не было биржи и прямого телевещания. Но они сохранили те же привычки, те же выражения, то же пристрастие к выпивке»[4].

Конечно, все это бред, начиная от массовых репрессий и заканчивая тем, что русские - потомки Чингисхана. Но это - действенное психическое оружие, направленное против России. И самое пагубное заключается в том, что сама Россия ведет против себя войну, подливая масла в огонь, на котором ее пытаются поджарить постоянными «документальными» фильмами.

За антисоветчиной всегда проглядывается русофобия. От рассуждения на тему сталинских ГУЛАГов всегда будут переходить к ГУЛАГам российским. В 2007 г. американский конгрессмен Том требует увеличить американскую финансовую помощь неправительственным организациям в России, т. к. сторонников демократических реформ, главенства закона и прав человека убивают или увозят в «ГУЛАГи» Сибири.

Существует тесная корреляция: чем более антисоветски настроены политические силы в сопредельных с Россией государствах, тем они более настроены антирусски. Особенно явственно это проявилось во время события в Южной Осетии и Абхазии в 2008 году. Все антикоммунистические силы требовали осуждения России, все коммунистические партии поддержали Россию.

Причем, антисоветский по форме, но антирусский, по сути, процесс будет развиваться по нарастающей. Сталин – тиран, как Гитлер, потом «историки» выясняют, что Сталин – тиран больше, чем Гитлер. Потом, что Сталин хотел сам напасть на Германию, но Гитлер его опередил, потом, что Россия подло хотела напасть на Наполеона, а Наполеон опередил ее и т.д., и т.п.

«Гитлер сделал упреждающий удар по Советскому Союзу… Однако в истории нашей родины существует аналогичная ситуация, когда агрессия против нас была упреждающим действием. Речь идет о войне Российской Империи с Францией в 1812 году. Наверное, такова горькая судьба войн: война, в которой соперник наносил упреждающий удар, предотвращая подлость властителей России, в российской историографии обязательно получала статус Отечественной…

Единственная разница: Наполеон нес либеральные свободы, Гитлер – новое рабство. Наши предки неизменно избирали ставку на своих господ и на старые цепи, подчеркнуто называя этот выбор патриотизмом»[5].

Мы сами вооружаем своих идеологических врагов своими рассуждениями о «ГУЛАГах», и поэтому бумерангом получаем то, что получаем. Причем, антисоветчина будет идти по нарастающей, по мере того, как из жизни будут уходить очевидцы.

Пока мы не поймем, что собственными руками уничтожаем наше общее прошлое, мы не сможем наладить добрососедские отношения с нашими соседями, и тем самым уничтожаем наше будущее. Мы осуждаем прибалтов за то, что они воюют «с наследием советской эпохи», но ведь мы сами ведем непрекращающуюся войну. Войну на уничтожение. Войну с собой.

 


[1] Буш поставил бин Ладена на одну доску с Лениным. Радио Свобода. 06.09.2006

[2] Саакашвили напугал Буша КГБ. Страна.Ru 06.07.2006

[3] Офицеры КГБ уводили в ночь депутатов грузинского парламента. Колчак А. ФОРУМ. мск 2006.05.22

[4] Саакашвили считает Грузию южной Европой, а русских - алкоголиками и мародерами. NEWSru.com 22.09.2008.

[5] Украинский историк: Наполеон напал на Россию, чтобы опередить подлый Петербург. ИА «Новый Регион – Киев». 11.07.2008.

Потакать

Потакать примитиву выгодно. Главная цель капитализма — получение как можно большей прибыли. Для классика немецкой социологии М. Вебера, которого часто считают одним из тех, кто закрепил за понятием «капитализм» научный статус[1], капитализм:

«тождественен стремлению к наживе в рамках непрерывно действующего рационального капиталистического предприятия, к непрерывно возрождающейся прибыли, к рентабельности».

Если проследить историю его развития, то приходишь к выводу, что существует некий естественный отбор: все, что не прибыльно, отмирает. Тот, кто добивается наибольшей прибыли, выигрывает в конкурентной борьбе, остальные оказываются за бортом. Причем в этой вечной гонке нельзя останавливаться, иначе проиграешь тем, кто продолжает бежать.

Итак, главная цель капитализма – прибыль. А прибыльно ли существование людей с развитым духовным миром?

Представим ситуацию: снимается фильм, у нас всего 100 зрителей, у 98 зрителей примерно одинаковые примитивные вкусы, двое зрителей обладают развитой духовной сферой. Каков должен быть фильм, чтобы принести максимум прибыли, что возможно только в условиях, когда его посмотрит большинство зрителей. Очевидно, фильм будет ориентирован на вкусы именно большей части аудитории.

Такая постановка проблемы не случайна. С горечью приходится признать, что духовный мир большинства людей довольно примитивен. Собственно, что в этом удивительного, не все имеют способности для написания стихов, не все, как говорят, «композиторы от Бога». Наиболее талантливые, нравственные люди всегда тянули за собой все общество, а развитие человечества — это постепенное восхождение к этическим и эстетическим вершинам.

Сорняки, как в огороде, так и в сознании человека произрастают без всякой заботы, а вот рост полезных растений, как и полезных человеческих качеств, требует постоянной заботы

Раньше обыватель тянулся за лучшими, что логично и естественно. Но сегодня все перевернулось ног на голову, вместо того чтобы постепенно духовно развивать общество, делается все, чтобы не только не развивать примитивные вкусы, а, наоборот, духовный мир высокоразвитых личностей всячески огрублять и примитивизировать. Удобней уровень двух зрителей опустить до уровня 98, чем пытаться приблизить 98 к двум. Конечно, это выгодно не для общества в целом, а для отдельной фирмы, но любая фирма и будет действовать не в интересах общества, а в своих интересах. Действовать иначе — значит проиграть более алчным конкурентам.

Причем процесс идет по нарастающей, здесь нет нижнего предела. Произведения масскультуры не только опускаются на примитивный уровень, но и примитивизируют зрителя. Зритель опускается еще ниже, за ним следует уровень масскультуры. Если раньше духовный мир человека медленно развивался по пути прогресса, то теперь стремительно регрессирует.

 


[1] Энциклопедия социологии. Сост. Грицанов А. А., Абушенко В. Л., Евелькин Г. М., Соколова Г. Н., Терещенко О. В. М., 2003. [Капитализм].

Тоталитарный капитализм – дитя западной цивилизации

Доминирующее стремление западного человека к материальной обеспеченности породило общественно-политическую систему, в которой безраздельно господствует капитал.

«Современное западное общество есть общество денежного тоталитаризма. Деньги тут стали универсальным и всеобъемлю­щим средством измерения, учета и расчета деятельности людей, учреждений и предприятий, средством управления экономикой и другими сферами общественной жизни, средством управления людьми»[1].

Пытаясь затушевать сущность реально существующего строя, многие западные социологи утверждают, что на Запале капитализма давно уже нет, что там возникло качественно иное общество — постиндустриальное, информационное и т. п. Это совершенно неверно. Западное общество и было, и остается капиталистическим. Но капитализм за время своего существования действительно претерпел существенные изменения.

Французский экономист Мишель Альбер в книге «Капитализм против капитализма» показывает, что капитализм в своем развитии прошел три четко различимые фазы, каждая их которых характеризуется его определенным взаимоотношением с государством.

Первая фаза, начавшаяся с 1791 года, может быть охарактеризована так: капитализм против государства. С 1891 года начинается развитие капитализма в рамках, очерченных государством. С 1980-го начинается и в 1991-м завершается переход к третьей фазе: капитализм вместо государства. Для нее характерно господство принципа: рынок — хорошо, государство — плохо.

Политическая власть зависит от экономической, т. к. основа механизма властной селекции западных стран — выборы, а выборы — это деньги, и деньги немалые. Деньги приходится брать у бизнеса. Бизнес ничего просто так не дает и требует возврата. В конечном счете, все это приводит к аффилированным структурам, откатам, воровству и коррупции. Выборы — это бизнес-проект.

Капитал стал править обществом. Это приходится признавать и некогда ярым защитникам процесса демократизации России, каким был профессор Александр Панарин:

«В эпоху Просвещения (XVIII в.) институт абсолютной монархии препятствовал попыткам полного и безраздельного влияния рыночной среды на политику. Может быть, поэтому ХVII–ХVIII века стали эпохой наиболее впечатляющих фундаментальных открытий, послуживших толчком промышленного переворота. В эпоху массовых парламентских демократий ситуация существенно изменилась: влияние бизнеса на политику постепенно становится решающим. Те, кто и сегодня готов уповать на суверенитет массового избирателя и его волю как главный источник важнейших политических решений, являются либо запоздалыми политическими романтиками, либо догматиками текстов, подготовленных еще до прихода парламентаризма и выражающих антиабсолютистский, антимонархический протест. Нынешняя “демократизация”» России и постсоветского пространства еще раз подтвердила, что демократия в ее прежнем виде быстро и неминуемо ведет к прибиранию политики к рукам влиятельных финансовых групп, не только подкупающих исполнительную, законодательную и судебную власть, но и специально оплачивающих “четвертую власть” — СМИ, назначение которой — обработка массового избирателя»[2].

Богатство и власть всегда шли рука об руку. Но теперь богатство стало не просто спутником власти, а перешло из подчиненного состояния к господствующему. Отныне власть превратилась в спутник богатства. Деньги, капитал из пассивного спутника власти стали превращаться в ее активное и единственное средство. Экономика определяет образ мыслей, выдвигает на властные высоты политиков, определяет пути развития государства. Сегодня все — власть, искусство, спорт, наука — вращается вокруг прибыли и денег.

«Рыночные механизмы и ментальности проникают в каждую сферу жизни — не только в труд и политику, но и в отдых, дружбу, семью и брак. Все подчинено капиталистической рациональности «наименьшей стоимости» и «максимальной выгодности»»[3].

Каково же будущее данной социальной системы? Финансисты, с точки зрения Ж. Аттали, в конечном счете, возвысятся над миром как его надгосударственная и наднациональная элита, превратившись в мировое правительство. Используя современные информационные технологии, они превратят нашу планету в единое финансово-экономическое пространство, в котором в товар превратится даже сам человек, а о его достоинствах будут судить только по одному критерию — количеству денег в его кошельке. Впрочем, сами деньги приобретут форму магнитных карточек, где деньги, там и власть. Аттали напоминает:

«Власть измеряется количеством контролируемых денег. “Козлом отпущения” при том является тот, кто оказывается лишенным денег и кто угрожает порядку, оспаривая его способ распределения».

Капитал превратился в стержень, вокруг которого вращаются все сферы жизни общества. Неслучайно слово «капитал» легло в основу названия новой социальной системы.

 


[1] Зиновьев А. Русский эксперимент. – М., 1995. — с. 72.

[2] Панарин А. Духовные катастрофы нашей эпохи в свете современного философского знания. Москва, № 1, 2004.

[3] Kumar K. The Rise of Modern Society. Oxford, 1988. - P. 119.

the-soviet-union

nacionalnajadoktrina.jpg