Sidebar

Кто на сайте

Сейчас 48 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Псевдология

Шоу – это изобретение Запада, порождение стремления западного человека к театральности. В шоу превращены все стороны бытия человека: телешоу, где люди поют, телешоу где люди говорят, телешоу где отвечают на вопросы, телешоу, где в котором молятся, телешоу, где люди судятся, телешоу, где ищут клад (форд Бояр), телешоу, где якобы дерутся (реслинг), телешоу, где якобы сорятся (шоу Джерри Спрингера[1]), телешоу где, наконец, просто живут (За стеклом).

Символична этимология самого слова «личность» в западноевропейских языках, но происходит от термина «маска», т.е. образ, который принимает действующий человек (актер), представая перед другими людьми.

Театральность проявляется во всем: в выступлении президентов, которым пишут не только программные речи, но и «неожиданные» реплики на улице, предвыборных съездах партий в США, которые теперь сравнивают даже не с шоу, а с мюзиклом, в прилюдной клятве президентов, вступающих в должность. Театральность проявляется в войне, когда на боеголовку несущую смерть людям, прикрепляют кинокамеру, в научных достижениях, примером может послужить миф об американском первенстве при покорении Луны.

Как же театральность связана с рациональностью? Казалось бы, стремление к театральности должно быть связано с иррациональностью? Нет, театральность именно продолжение рациональности. Для анализа данного обстоятельства познакомимся с одной очень важной характеристикой западного аксипсихотипа – псевдологией, которая с одной стороны детерминирована психотипом (рациональностью), с другой стороны аксиотипом (материальностью).

Псевдология – низкая степень правдивости, которая проявляется в склонности к сочинению фантастических, неправдоподобных сюжетов. На Западе, несмотря на рационализм, отрыв от реальности – характерная особенность культуры. Фильмы про вампиров, инопланетян, нереальные боевики – это не нечто новое для западной культуры. Ж. Верн, А. Дюма писали в том же ключе, только в соответствии с мировосприятием эпохи, в которой они жили.

Русская культура, напротив, – сплошной соцреализм, появившийся задолго до социализма. Вся русская литература – это мучительный поиск правды, реальные герои в абсолютно реальных ситуациях. Происходит так оттого, что для русских духовная, иррациональная сфера крайне важна. Русские не могут допустить в эту сферу того, чего нет на самом деле. Уже не раз многими замечалось, что к слову философа, писателя, актера в России совсем иное отношение, нежели на Западе. Короче говоря, в России поэт больше, чем поэт. Слово писателя, скрипача, виолончелиста, физика-ядерщика в России часто имеет большее влияние, чем слово политика.

Английский ​писатель Чарльз Сноу писал: «Сталин возложил на себя обязанности Верховного Литературного Критика»[2]. Иначе и не могло быть, Сталин лишь продолжил дело всех русских царей, выполнявших эту функцию, кроме, пожалуй, последнего, отчасти по этой-то причине последним и ставшего.

На Западе совсем иное отношение к иррациональному и духовному, этой сфере не придается такого решающего влияния, как в России, и поэт там не больше чем поэт. Поэтому на Западе в сфере духовного творчества наличествует столько вымышленного. В России меньше рационального начала в реальной жизни, но гораздо больше в жизни духовной, на Западе все наоборот.

 


[1] Российский аналог – шоу «Окна».

[2] Бенедиктов Н. Русские святыни. – М., 2003. - с. 230

Материальность

Понятие «материальность», как правило, употребляется не самостоятельно, а как составная часть словосочетаний: «материальные потребности», «материальные интересы» и т.д[1].

Материальность есть продолжение биологической материальной природы человека. Что же составляет суть мотивационной природы животного? У животных при всем многообразии инстинктов существуют два основных:

  • инстинкт самосохранения, имеющий две формы: пищевой, оборонительный;
  • инстинкт размножения, имеющий две формы: половой, родительский.

Для реализации инстинкта самосохранения в каждое животное заложен регулирующий механизм, основанный на эмоции удовольствия. Животное, удовлетворяющее свою потребность, получает удовольствие — приятную эмоцию, к которой оно стремится. Стремление к удовольствию является важнейшим регулятором всей жизнедеятельности животного.

«Эмоции удовольствия и неудовольствия филогенетически являются наиболее древними, они направляют поведение человека и животных на сближение с источником удовольствия или на избегание источника неудовольствия. У животных и человека в головном мозге имеются центры удовольствия и неудовольствия, возбуждение которых и дает соответствующие переживания»[2].

Второе по значимости желание — стремление к получению определенного статуса. Во многом это желание обусловлено вторым основным инстинктом — инстинктом размножения. У стадных животных возможность продолжить свой род чаще всего связана с местом данного животного в зоосоциальной иерархии. Чем выше это место, тем больше возможность оставить потомство. Высокий зоосоциальный статус предоставляет их обладателю и другие важные привилегии, например, приоритетный доступ к пище. Можно сказать, что стремление к получению определенного статуса, есть коллективная форма стремления к наслаждению.

Итак, существует два устремления, являющиеся приводным ремнем основных инстинктов: стремление к удовольствию и стремление к приобретению социального статуса. Применительно к человеку первое стремление именуется гедонизмом, а второе — карьеризмом. Поэтому существуют две стволовые ценностные ориентации материальности — гедонизм и карьеризм.

Гедонизм — ценностная ориентация, в основе которой лежит направленность на получение максимального психофизиологического наслаждения. В предельном случае гедонизм приобретает форму антисоциального поведения (наркомания, пьянство и т.д.).

Карьеризм — ценностная ориентация, в основе которой лежит направленность на занятие определенного положения по отношению к другим членам общества в целях получения личных выгод от взаимодействия, привилегий или независимости. В предельном случае карьеризм превращается в погоню за личным успехом в служебной, научной или другой деятельности, вызванную корыстными целями в ущерб общественным и профессиональным интересам. Можно сказать, что карьеризм – это коллективная форма гедонизма.

Таким образом, материальность — ценностная ориентация, в основе которой лежит направленность, во-первых, на получение психофизиологического наслаждения, во-вторых, занятие определенного положения по отношению к другим членам общества в целях получения личных выгод от взаимодействия, привилегий или независимости

Более кратко: материальность — ценностная ориентация, в основе которой лежит направленность на получение психофизиологического наслаждения (гедонизм) и приобретение социального статуса (карьеризм).

Упрощенно говоря, материальность в современных условиях – это деньги + статус. Это простая теоретическая формула широко используется в практики мотивации трудовой деятельности. Как мотивировать человека лучше работать? В экономической психологии считается, что основными мотиваторами трудовой деятельности является рост уровня зарплаты и повышение властного статуса.

 


[1] Материальность и духовность была предметом подробного анализа в предыдущем труде (См. подробнее. Вальцев С.В. Закат человечества. – М.: Книжный мир, 2008).

[2] Психология. Учебник для экономических вузов // под общ. ред. Дружинина В. Н. - СПб., 2002. - с. 128–129.

Может, тоталитарный капитализм не так плох?

Рассуждая о губительной сути тоталитарного капитализма, часто острие критики направляют на деньги, называя их самым худшим изобретением человечества, так, латиноамериканский романист, лауреат Нобелевской премии 1982 г. в области литературы Габриэль Маркес называл деньги «пометом дьявола», а основатель и глава французского персонализма Эммануэль Мунье считал, что:

«Деньги лишают человека чело­вечности и заражают его эгоизмом. Они лишают сообщество человечес­ких отношений и подчиняют его автоматически действующим аноним­ным силам, которые завладевают правительствами, отчизнами, семья­ми, любовью, подавляют желания, удушают протесты… Но зло идет глубже, лишая частную жизнь условий существования; деньги пронизывают самое ее сердце, внедряя в него новые человеческие отношения, слепленные по их собственным меркам»[1].

Интуитивно осуждение тоталитарного капитализма, диктатуры денег, верно. И все же если отвлечься от эмоций, что плохого во всевластности денег? В конце концов, почему денежный тоталитаризм плох? Больше работай, больше зарабатывай, получай больше благ. Получается, что диктатура денег стимулирует желание трудиться.

Более того, в самих деньгах нет ничего плохого. Деньги — величайшее изобретение человечества. Деньги, сделавшись эквивалентом любого товара, освободили людей от трудоемкой процедуры натурального обмена и тем самым значительно упростили жизнь людей. И пока будут существовать люди и всевозможные товары, будут существовать деньги. Невозможно представить общество без денег. Отмереть деньги могут только в умах мыслителей, оторванных от реальности.

Что же плохого в тоталитарном капитализме, если отвлечься от цитаты, приведенной выше? Может, она вообще не характеризуют мейнстрим развития современного общества? Можно привести и положительные примеры.

Чтобы не утонуть в частных примерах и не оперировать эмоциональными и интуитивно верными сентенциями, проанализируем суть происходящих процессов. Для этого нам необходимо кратко рассмотреть несколько теоретических вопросов. Только так мы сможем добраться самой сути проблем.

 


[1] Мунье Э. Манифест персонализма. - М., 1999. - с. 111.

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg