Sidebar




Кто на сайте

Сейчас 66 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Этногенез народов. Исключения

Этногенез европейский народов. Исключения. Мы не упомянули об этносах, которые не относятся ни к одной из перечисленных рас индоевропейцев. Речь идет о следующих этносах: ирландцы, бретонцы, исландцы, шотландцы, валлийцы, галисийцы, эстонцы, финны, венгры, греки, румыны, албанцы, баски, каталонцы, корсиканцы.

Румыны. Первоначальным этническим ядром стали индоевропейские фракийские племена дакийцев и гетов с одной стороны подвергшихся романизации в ходе римских завоеваний, с другой, смешившихся со славянами. Первые упоминания в литературе о фракийцах относятся ко XIII в. до н. э. Фракийцам удалось создать Одрисское царство в V в. до н. э. Окончательно покорены и ассимилированы римлянами I в. до н. э.

Греки. Древнегреческая народность, эллины, начала складываться в начале II-го тыс. до н. э., после переселения на Балканский полуостров индоевропейских племён: ахейцев, ионийцев, дорийцев, которые ассимилировали автохтонное население. В VII-VI вв. до н. э. в Греции сформировались полисы (города-государства), которые достигают своего могущества V-IV вв. до н. э. В I в. до н. э. Греция покорена Римом.

Албанцы. Первоначальным этническим ядром стали индоевропейские племена иллирийцев. Первые упоминания об иллирийцах встречаются в VI в. до н. э. Подчинив соседние племена, иллирийцы в IV в. до н. э. создали обширную державу со столицей в Скодре. Позднее иллирийцы оттеснены кельтами, а затем римлянами. В I в. до н. э. окончательно покорены Римом.

Предков румын, греков, албанцев объединяет то, что все они хоть и не принадлежат германцам и романам этнически, тем не менее, являются потомками других племен индоевропейцев. Народы, о которых пойдет речь далее в этом отношении иные.

Венгры. В IV веке в Европу вторгается монголоидный народ – гунны. Этническим ядром гуннов стал кочевой этнос хунну, сформировавшийся в степях Монголии. Гунны покоряют часть германских племен. Наибольшего территориального расширения и мощи гуннский союз достиг при Аттиле (правил в 434—453 гг.). Однако после смерти Аттилы германские племена восстают против ига. Гуннский союз разваливается. Потомками гуннов считают венгров. Само название Венгрия произошло от тюркского названия «Оногур» — в переводе «десять стрел».

Финны, эстонцы. Эти этносы ведут своё происхождение от древних финно-угорских племён, предположительно принадлежащих монголоидной расе и проникших во II-м тысячелетии до н. э на территорию современной Финляндии и Прибалтики. В этногенезе финнов и эстонцев также принимали участие славяне, гунны и аборигенное население Скандинавии – саамы, являющихся также монголоидами.

Поэтому нет ничего удивительно в том, что финны, эстонцы и венгры говорят на языке, который не относится к индоевропейской группе языков. Это языки урало-самодийской семьи. На этих языках помимо финнов, эстонцев и венгров, говорят этносы Западной Сибири: ханты, манси, удмурты и др.

Таким образом, литовцы и латыши, с одной стороны, и эстонцы с другой, принадлежат не только разным малым расам, но и разным большим расам.

Каталонцы, корсиканцы. Каталонцы – этнос, живущий в Восточной Испании. Говорят на каталанском языке. Каталанский язык является государственным в Андорре. Корсиканцы — этнос, живущий на острове Корсика (Франция). Говорят на итальянском языке. Предками каталонцев и корсиканцев были иберийские племена, подвергшиеся влиянию кельтов и римлян.

Иберы — древнейшие племена, оставившие нам множество загадок. Жили они на территории современной Испании с III тысячелетия до н. э. Впоследствии распространились на территорию современной Франции и Корсики. Вопрос о происхождении иберов остаётся нерешенным. Нет ответа у историков также ответа на вопрос: почему древнее название Испании – «Иберия», совпадает с древним названием Грузии, которое звучит также «Иберия». Примерно в XIII в. до н. э. иберы основывают государство со столицей в г. Тартесс. В III - II вв. до н. э. завоеваны римлянами и романизованы.

Романши, ладины, фриулы – этносы, относящиеся к группе ретороманцев. Проживают в Италии и Швейцарии. Говорят на ретороманских языках, относящихся к группе романских языков. Данные этносы предположительно потомки этрусков – коренного населения Италии[1]. А вот само происхождение этрусков остается неясным, до сих пор до конца даже не расшифрован язык этрусков. Романши, фриулы романизированы, а ладины также испытали сильное германское влияние.

 


[1] Некоторые историки считают ретророманцев потомками иллирийских племен.

Эстетическая примитивизация

В обществе, в котором все меньше места остается стремлению к самоактуализации, где кумиром становятся не «генераторы», а «лампочки», неизбежно набирает силу процесс отторжения, высмеивания всего подлинно великого. А в кумиры обществу навязывают посредственных, а часто и бездарных, актеров, писателей, певцов, модельеров, большая часть из которых к тому же извращенцы. Естественно, как следствие, примитивизируется культура общества.

Примитивизируется все: театр, музеи, кино, литература. Массовая культура в большинстве своих форм не способствует гуманистически ориентированному социальному прогрессу и духовной эволюции человека. Призвание и назначение истинной культуры – облагораживание и совершенствование человека. Массовая культура исполняет обратные функции – она реанимирует низшие аспекты сознания и инстинкты, которые, в свою очередь, стимулируют этическую, эстетическую и интеллектуальную деградацию личности.

«Наша эпоха страдает волей к бездарности, волевым отвращением от гениальности и даровитости. Эпохи бывают бездарны, бедны гениями по собственной вине, это грех людской, а не слепая случайность, обделившая данное время дарами свыше. И в нашу эпоху, как и во всякую, немало есть дарований, но они ложно направлены, они чахнут в атмосфере воли к бездарности»[1].

 


[1] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997. - с. 14-15.

Тоталитарный капитализм – дитя западной цивилизации

Доминирующее стремление западного человека к материальной обеспеченности породило общественно-политическую систему, в которой безраздельно господствует капитал.

«Современное западное общество есть общество денежного тоталитаризма. Деньги тут стали универсальным и всеобъемлю­щим средством измерения, учета и расчета деятельности людей, учреждений и предприятий, средством управления экономикой и другими сферами общественной жизни, средством управления людьми»[1].

Пытаясь затушевать сущность реально существующего строя, многие западные социологи утверждают, что на Запале капитализма давно уже нет, что там возникло качественно иное общество — постиндустриальное, информационное и т. п. Это совершенно неверно. Западное общество и было, и остается капиталистическим. Но капитализм за время своего существования действительно претерпел существенные изменения.

Французский экономист Мишель Альбер в книге «Капитализм против капитализма» показывает, что капитализм в своем развитии прошел три четко различимые фазы, каждая их которых характеризуется его определенным взаимоотношением с государством.

Первая фаза, начавшаяся с 1791 года, может быть охарактеризована так: капитализм против государства. С 1891 года начинается развитие капитализма в рамках, очерченных государством. С 1980-го начинается и в 1991-м завершается переход к третьей фазе: капитализм вместо государства. Для нее характерно господство принципа: рынок — хорошо, государство — плохо.

Политическая власть зависит от экономической, т. к. основа механизма властной селекции западных стран — выборы, а выборы — это деньги, и деньги немалые. Деньги приходится брать у бизнеса. Бизнес ничего просто так не дает и требует возврата. В конечном счете, все это приводит к аффилированным структурам, откатам, воровству и коррупции. Выборы — это бизнес-проект.

Капитал стал править обществом. Это приходится признавать и некогда ярым защитникам процесса демократизации России, каким был профессор Александр Панарин:

«В эпоху Просвещения (XVIII в.) институт абсолютной монархии препятствовал попыткам полного и безраздельного влияния рыночной среды на политику. Может быть, поэтому ХVII–ХVIII века стали эпохой наиболее впечатляющих фундаментальных открытий, послуживших толчком промышленного переворота. В эпоху массовых парламентских демократий ситуация существенно изменилась: влияние бизнеса на политику постепенно становится решающим. Те, кто и сегодня готов уповать на суверенитет массового избирателя и его волю как главный источник важнейших политических решений, являются либо запоздалыми политическими романтиками, либо догматиками текстов, подготовленных еще до прихода парламентаризма и выражающих антиабсолютистский, антимонархический протест. Нынешняя “демократизация”» России и постсоветского пространства еще раз подтвердила, что демократия в ее прежнем виде быстро и неминуемо ведет к прибиранию политики к рукам влиятельных финансовых групп, не только подкупающих исполнительную, законодательную и судебную власть, но и специально оплачивающих “четвертую власть” — СМИ, назначение которой — обработка массового избирателя»[2].

Богатство и власть всегда шли рука об руку. Но теперь богатство стало не просто спутником власти, а перешло из подчиненного состояния к господствующему. Отныне власть превратилась в спутник богатства. Деньги, капитал из пассивного спутника власти стали превращаться в ее активное и единственное средство. Экономика определяет образ мыслей, выдвигает на властные высоты политиков, определяет пути развития государства. Сегодня все — власть, искусство, спорт, наука — вращается вокруг прибыли и денег.

«Рыночные механизмы и ментальности проникают в каждую сферу жизни — не только в труд и политику, но и в отдых, дружбу, семью и брак. Все подчинено капиталистической рациональности «наименьшей стоимости» и «максимальной выгодности»»[3].

Каково же будущее данной социальной системы? Финансисты, с точки зрения Ж. Аттали, в конечном счете, возвысятся над миром как его надгосударственная и наднациональная элита, превратившись в мировое правительство. Используя современные информационные технологии, они превратят нашу планету в единое финансово-экономическое пространство, в котором в товар превратится даже сам человек, а о его достоинствах будут судить только по одному критерию — количеству денег в его кошельке. Впрочем, сами деньги приобретут форму магнитных карточек, где деньги, там и власть. Аттали напоминает:

«Власть измеряется количеством контролируемых денег. “Козлом отпущения” при том является тот, кто оказывается лишенным денег и кто угрожает порядку, оспаривая его способ распределения».

Капитал превратился в стержень, вокруг которого вращаются все сферы жизни общества. Неслучайно слово «капитал» легло в основу названия новой социальной системы.

 


[1] Зиновьев А. Русский эксперимент. – М., 1995. — с. 72.

[2] Панарин А. Духовные катастрофы нашей эпохи в свете современного философского знания. Москва, № 1, 2004.

[3] Kumar K. The Rise of Modern Society. Oxford, 1988. - P. 119.

the-soviet-union

nationaldoctrine-foto.jpg