Sidebar

Наилучшая жизнь для страны, очевидно, есть такая,

какая наилучше соответствует ее внутреннему строению

и вытекающим отсюда потребнос­тям

Л. А. Тихомиров

Сопряжение духовности и коллективизма проявляется в русской идее – в стремлении к абсолютной справедливости. В книге, посвященной исследованию ценностей русского народа, отечественный исследователь Н. А. Бенедиктов отмечает:

«Социологические исследования показывают постоянное различие блоков ценностей и их иерархии у русского и западного человека. Высший блок наиболее значимых для русского человека ценностей на­зван блоком «справедливость»… Доби­ваясь восстановления личного удобства как проявления личной свободы и своеволия, западный человек сочтет справедливым навязывание его миропорядка другим людям и, как правило, об этом не очень и задумывается. Отсюда и двойной счет во взаимоотношениях, в политике и т. п. Для русского человека двойной счет во взаимоотноше­ниях исключен»[1].

Извечная русская тяга к справедливости очень тесно переплетена с русской добротой, также с максимализмом, ведь правда может быть только одна.

«Русские — максималисты, и именно то, что пред­ставляется утопией, в России наиболее реалистично»[2].

Догматизм также вытекает из обостренного чувства справедливости и максимализма. Весь этот блок качеств национального характера теснейшим образом связан по определению отечественного социального психолога К. Касьяновой, с так называемым «судейским комплексом»:

«Судейский комплекс» — это именно «комплекс», т.е. це­лый набор различного рода качеств… Прежде всего «правдоискательство», т.е. стремле­ние установить истину, и затем — это стремление установить объективную истину, не зависящую от меня, от моего существо­вания и потребностей, наконец, в-третьих, это стремление найти истину абсолютную, неизменную, не зависящую от об­стоятельств, не имеющую степеней. И, найдя, измерять затем ею себя, свои поступки и чужие действия, весь мир, прошлый, настоящий и будущий. Эта истина должна быть такова, чтобы под нее подходили все явления без исключения»[3].

Русская идея – это стремление к всеобщей справедливости. Но эта общая формулировка, в зависимости от конкретной исторической ситуации, наполняется конкретным содержанием.

Жажда абсолютной справедливости рождает такое качество как самопожертвование, которое красной нитью проходит через всю историю России.

 


[1] Бенедиктов Н. Русские святыни. – М., 2003. - с. 218.

[2] Бердяев Н. А. Русская идея. М., 2000. – с. 243.

[3] Касьянова К. О русском национальном характере. — М., 2003. - с. 251.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 22 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Выводы I части

Для одних вершины - край пропасти,

для других - трамплины для покорения новых

Л. С. Сухоруков

В первой части книги рассматривались проблемы социологии, психологии, философии истории, анализ которых необходим для понимания остальных частей книги. Определим кратко узловые аспекты первой части.

Источник активности человека – потребности. Первичной побудительной силой любых действий людей, как и вообще всех живых существ, являются потребности. Однако потребности – это лишь вершина айсберга. Каждый человек удовлетворяет, прежде всего, ту потребность, которую считает первоочередной, один человек потратит «лишние» деньги на бутылку водки, другой на книгу, третий на билет в театр. Иерархия потребностей зависит от ценностной иерархии (аксиотипа).

Существует четыре базовые ценностные иерархии (аксиотипы). «Философ», основными ценностями являются творчество и религиозность. «Миссионер», основной ценностью являются альтруизм. «Ростовщик», основными ценностями является деньги. «Гусар», основной ценностью является статус. Обыватель, численность которого 85%, - противоречивая комбинация базовых аксиотипов. В зависимости от ситуации он может приобретать облик того или иного базового аксиотипа, но спокойные времена основным качеством обывателя является серединность. Классификация аксиотипов человека, сохраняет свою силу и для классификации общества, этноса, а также политических учений.

Потребности безграничны – ресурсы ограничены. Фундаментальной проблемой экономической политики является проблема – как с помощью ограниченных ресурсов удовлетворить безграничные потребности. Но это не только экономическая проблема, эта проблема проходит красной нитью через всю историю человечества. Человек ко многому стремится, многое достигает, но все это происходит не сразу. Переход на каждую новую ступень развития предполагает прохождение предыдущих ступеней, например, обучение в школе предполагает умение говорить. Тоже самое характерно и для процесса развития общества.

Филогенез общества повторяет онтогенез человека. Обладая безграничными и разнообразными потребностями, общество постепенно идет по пути их удовлетворения, проходит закономерные этапы в своем развитии. Человечество в своем развитии проходит некоторые стадии схожие со стадиями жизни отдельного человека. Основа этого сходства - потребности, которые удовлетворяются постепенно и последовательно, тем самым формируя определенную логику развития.

Исторический процесс – смена элитарных цивилизаций. В своем развитии человечество прошло пять стадий - формаций. На каждой стадии своего развития человечество последовательно решало важнейшие глобальные проблемы, а цивилизация, которая предлагала решения этих проблем и становилась локомотивом человечества, получила название элитарной цивилизации. Перед своим формированием элитарная цивилизация обычно следует в фарватере общемирового мейнстрима. Цивилизация пародирует чужую политико-экономическую систему, культуру. Это порождает элитарно-властный дисбаланс, который может привести к смене политической, экономической, культурной матрицы наиболее адекватной менталитету данной цивилизации. Это становится залогом эффективности и успешности новой цивилизации–лидера.

В своем развитии человечество прошло пять формаций. Для дальнейшего поступательного развития человечество должно было сформировать территориально-социальную структуру – государство, познать мир, построить общечеловеческий социум, выработать общепринятые каноны нравственности, материально обеспечить себя. Существовало пять формаций и, соответственно, элитарных цивилизаций: формирование (шумеры), познание (Древняя Греция), встраивание в социум (Древний Рим), нравственность (Европа, романская раса), материальная обеспеченность (Запад, германская раса). Сегодня мы живем в переломную эпоху, когда на историческую арену должна выйти шестая элитарная цивилизация.

*     *     *

Мы уже говори о некоторых отличительных особенностях следующего этапа развития человечества и будущей - шестой элитарной цивилизации.

Но мы не сказали о знамении, которое сигнализирует о том, что эра бывшей цивилизации лидера закончилось. Речь идет не об астрологии, предсказаниях и всякой другой чепухе. Все гораздо реальнее и проще.

В недрах подсознания угасающей цивилизации возникает тезис о «конце истории». Например, как раз перед разложением и развалом Римской империи возник тезис, о золотом веке всего мира, управляемого Римом. Подобные констатации всегда свидетельствует не о конце истории, а о конце данной цивилизации, свидетельствуют о том, что она исчерпала себя. Угасающая цивилизация это не осознает, но в подсознании это мысль уже присутствует. История не знает никаких окончательных итогов, как и жизнь человека. Конец истории человека – это конец его жизни.

Для того чтобы понять, какой народ может претендовать на роль новой элиты, и какова ее миссия новой цивилизации, нам необходимо определить основной вызов человечества на современном этапе его развития.

I. Иберы, этруски, фракийцы, иллирийцы, финно-угорские племёна, эллины

Коренным населением Западной Европы, сохранившимся до сих пор, являются баски, народ, живущий на севере Испании, около границы с Францией, в районе города Бильбао. Численность около миллиона. Баски – народ уникальный, сохранивший в течение тысячелетий свою идентичность. Это единственный западноевропейский народ, говорящий на языке, не связанным ни с одной языковой семьей, так называемом изолированном языке.

Баски — потомки иберийского племени васконов, но в отличие от остальных иберийских племен, баски не были романизированы римлянами. В новостях можно услышать о терактах, совершенных сепаратистами из организации «ЭТА» (Euskadi Ta Askatasuna – «Страна басков и свобода»). Речь идет как раз о басках. По иронии судьбы единственный коренной европейский народ не имеет собственного государства и ведет кровопролитную и безуспешную борьбу за свою независимость. История не бывает благосклонной к тем или иным народам и не блюдет справедливость. История – арена жесткой борьбы, в которой побеждают сильнейшие. Об этом забывать не стоит.

Надо отметить, что баскам повезло больше остальных автохтонных народов Европы, большинство которых кануло в небытие, (например, этруски — древнейший этнос, населявший территорию современной Италии), лишь отдаленными и сильно романизированными потомками этрусков являются ретороманские этносы.

В доисторические времена баски были широко распространены в западной Европе. Впоследствии были потеснены Карфагеном, кельтами, а затем Римом. Чуть позже в Европе появляются предки других европейских народов.

  • фракийцы (румыны) на территории современной Болгарии, Румынии, части Турции[1];
  • иллирийцы (албанцы) на территории современной Албании и Югославии;
  • финно-угорские племёна на части Скандинавии и Прибалтики;
  • эллины (греки) на территории современной Греции;
  • этруски на территории современной Италии.

Все эти этносы жили изолировано друг от друга, их взаимодействием исчерпывалось военными стычками, более того, возможно, финно-угорские племёна даже не знали о существовании эллинов. Эти этносы не претендовали на роль властелина всей Европы, и первыми, кто высказал такую претензию были кельты.

 


[1] границы условны, приведены для наглядности.

Рабство

Горжусь, что я – россиянин

А. Суворов

Недавно в центре Москвы, напротив Храма Христа Спасителя, был установлен памятник Государю Александру II, на котором начертаны следующие слова: «Отменил в 1861 г. крепостное право в России и освободил миллионы крестьян от многовекового рабства».

Многовековое рабство русских крестьян, мягко говоря, - преувеличение. Крепостное право было необходимым институтом в условиях перманентной внешней агрессии, отражение которой актуализировало необходимость больших военных расходов, которые государство самостоятельно потянуть не могло.

«Крестьянина прикрепили, что бы он кормил помещика, ратного человека, которого иначе бедное государств содержать не смогло»[1].

Государство не могло позволить и свободный переход крестьян от помещика к помещику, в результате чего некоторые помещики - нерадивые хозяева могли лишиться средств к существованию, а ведь, несмотря на свою бесхозяйственность, они могли быть отличными воинами, а это было решающим для государства. Крестьяне содержали помещика, помещик служил государству, по такой формуле существовало крепостное право. По сути, крестьяне были крепостными помещика, а он был крепостным государя. Иначе в условиях постоянной военной агрессии не выжили бы ни крестьяне, ни помещики, никто.

Причем санкции за отказ от службы были довольно жесткими. Так вплоть до 1754 г. недоросли из дворян за неявку вовремя на военную службу посылались в солдаты или матросы. Крепостное право не было рабством в смысле эксплуатации одной части общества другой частью общества. Крепостное право было необходимой формой существования социума в условиях постоянной геополитической напряженности.

А теперь важная дата - 1762 год. В этот год издается манифест о вольности дворянства, принятом во время краткосрочного и незначительного царствования Петра III и подтвержденного Екатериной II. Дворянам было позволено не служить государству и не обязательно быть ратным человеком.

Начиная с этого года, крепостное право превратилось действительно в то, что можно ассоциировать с рабством и стало тормозом в развитии общества.

«До Петра III, рас­крепостившего служилый класс, крепостного права почти не существовало: оно было общим. И дворянин, и пахарь, и царь, по за­мыслу Петра Великого, были скованы до гроба государственной работой. Никому не разрешалось ничего не делать, никто — под страхом тяжелых кар — не мог быть паразитом общества… Но вторжение иноземцев все испортило. Петр III раскрепос­тил дворян, позабыв при этом раскрепостить народ. Коренному немцу хотелось видеть вокруг себя феодалов, и вот сто тысяч дворян были посажены на готовые хлеба. Тогда именно, мне кажется, и началось свинство русской жизни, подготовившее нашествие бесов»[2].

Таким образом, крепостное право, как рудимент просуществовало менее 100 лет (1762-1861 гг.). Оно было несовместимо не только с экономическим прогрессом, но и ментально не соответствовало таким качествам русского характера как сострадание и стремлению к равенству.

«Русские моральные оценки в значительной степени определялись протестом против крепостного права. Это отразилось в русской литературе. Белинский не хочет блаженства для себя, для одного из тысячи, если братья его страдают. Н. Михай­ловский не хочет прав для себя, если мужики не имеют прав. Все русское народничество вышло из жалости и сострадания. Кающиеся дворяне в 70-е годы отказыва­лись от своих привилегий и шли в народ, чтобы ему служить и с ним слиться. Русский гений, богатый арис­тократ Л. Толстой всю жизнь мучается от своего приви­легированного положения, кается, хочет от всего отка­заться, опроститься, стать мужиком»[3].

И, наконец, нельзя не упомянуть о вполне объяснимой тенденциозности советских учебников, в которых рассказывалось о забитости крестьянина, обусловленного многолетним рабством. В действительности по переписи 1858 г. крепостные составляли немногим более трети населения - 34 %[4].

Стоит упомянуть также, что современное общество выходцев из Европы в США без всяких моральных проблем триста лет использовало рабство, считаясь при этом идеалом демократии. Но в то же время, с Запада осыпали про­клятиями «деспотическую Россию» за крепостное пра­во, просуществовавшее очень недолго и лишь в цен­тральных областях. Основатель теории гражданского общества английский философ Джон Локк помогал со­ставлять конституции рабовладельческих штатов США и вложил все свои сбережения в работорговлю[5].

 


[1] Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. – М., 1989. – с. 431.

[2] Меньшиков М. О. Письма к русской нации. – М., 2000. — с. 47.

[3] Бердяев Н. А. Русская идея. – М., 2000. – с. 85.

[4] Воловикова М.И. Представления русских о нравственном идеале. – М., 2004. – с. 72.

[5] Кара-Мурза С.Г. Истмат и проблема восток-запад. – M., 2001. – 26.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg