Sidebar




Запад ненавидел и боялся Россию всегда, но после 1945 г. этот страх стал сравним с паникой. Боясь проиграть в открытой войне, Запад встал на путь войны холодной. Запад боялся даже не нашего военного преимущества, хотя оно стало очевидно, он боялся, что наш пример станет заразителен, он боялся нашего идеологического, культурного, научного, экономического преимущества.

Русская цивилизация - антипод западной цивилизации. Но не только это озлобляло Запад. СССР - первая держава, которая создала альтернативный Западу и более эффективный общественный строй.

«Благодаря революции страна совершила беспрецедентный рывок вперед во всех отношениях — в социальном, хозяйствен­ном, культурном, образовательном и т.д. Успех был настолько ошеломляющим для всей планеты, что Россия стала соблазни­тельным примером для многих народов. Это напугало Запад, и он с первых дней существования русского коммунизма вел упорную борьбу против него»[1].

Надо помнить, что коммунизм стал занимать умы не только в странах третьего мира, но и в самих странах Запада, это течение стало модным среди западной интеллигенции.

Надо помнить, что мы были первой научной державой мира. Страна, лежащая в руинах после войны, открыла космическую эру человечества, создала образцы вооружений, которым не было, и нет до сих пор, равных в мире.

Надо помнить, как Запад панически боялся наших высоких темпов экономического развития. В еще в 60-х годах никому из западных экономистов и в голову не приходило оспаривать преимущества советской экономики, они лишь говорили, что советская экономика, конечно, более эффективна, но это плата за отсутствие свободы, так президент США Дж. Кеннеди признавал, что

«советская экономика продолжает прогрессировать более высокими темпами, чем наша»[2].

Русская альтернатива. Советский период стал вершиной русской цивилизации, и поэтому в этот период агрессия Запада против России достигла небывалых размеров. Все силы были брошены на демонтаж СССР и русского народа. Мы до сих пор пожинаем плоды нашего поражения

«Была предпринята массированная попытка подавить независимость русского сознания, унизить его и смешать с грязью. Радио «Свобода» утверждало, что «перестройка не только должна демон­тировать то, что называется тоталитарным социализ­мом, но и изменить духовный строй русского человека, приблизить его к западному складу сознания». Должна произойти «мутация русского духа»! Нужно «русского человека выбить из традиции»…то, что с нами произошло, — это не проигранная война, а победа одной цивилизации над другой, ей чуждой, ко­торую надо истребить, превратить в духовную пусты­ню, где, как говорится, и трава не растет»[3].

Не только наших лучших в мире видов вооружения боялись на Западе, они боялись появления нового мирового лидера, боялись утратить свою гегемонию в мире. В Сербии существует пословица «Нас, русских, 200 миллионов». Люди в мире стали гордиться своей этнической близостью к русским и на Западе смертельно боялись, что настанет время, когда кто-то произнесет: «Нас русских 5 миллиардов».

«Коммунистическая идеология привлекала людей по все­му миру в 1950-е и 1960-е годы, когда она ассоциировалась с экономическим успехом и военной мощью»[4].

 


[1] Зиновьев А. Русский эксперимент. – М., 1995 - с. 31.

[2] Кеннеди Дж. Стратегия мира. - 1960.

[3] Шафаревич И. Р. Зачем России Запад? – М., 2005. - с. 18-19.

[4] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М., 2006 – с. 131.

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Формационный подход

Формационный подход. Родоначальником формационного подхода является немецкий ученый и революционный деятель Карл Маркс. Рассказывать о формационном подходе тем, кто закончил советскую школу, а тем более ВУЗ вряд ли необходимо, однако сегодня вступило во взрослую жизнь поколение, советских школ не заканчивавших.

Упрощенно, суть формационного подхода заключается в следующем. Всемирный исторический процесс представляется как процесс последовательной смены общественно-экономических формаций, различающихся между собой, прежде всего, по способу производства и соответствующей ему социально-классовой структуре. Иначе говоря, развитие человечества, прежде всего, детерминировано развитием способа производства. Изменение в способе производства ведет к изменениям во всей общественной структуре.

Например, существовал рабовладельческий способ производства и соответственно рабовладельческая формация[1], основная на эксплуатации рабов, отдававших весь произведенный продукт рабовладельцам. Однако незаинтересованность в конечном продукте основных тружеников – рабов, тормозило развитие рабовладельческого способа производства.

И тогда возник более совершенный способ производства — феодальный, при котором земля принадлежала феодалу, а крестьянин мог на ней трудиться, отдавая часть произведенной продукции феодалу. Несмотря на то, что крестьяне не обладали землей, они были заинтересованы в увеличении произведенного продукта, поэтому феодализм в экономическом смысле был более эффективной формацией, чем рабовладельческая.

Изменения в способе производства привели к изменениям в общественной структуре. Рабовладельцы и рабы, являвшиеся основными классами в рабовладельческой формации, сошли с исторической сцены, а на нее вышли новые классы: феодалы и крестьяне. Соответственно, в феодальном обществе изменились взаимоотношения между людьми, законы, мораль и т.д.

Существует пять формаций. История человечества определяется как движение от бесклассового общества — первобытнообщинного строя, через классовые — рабовладение, феодализм, капитализм — к новому бесклассовому — коммунизму. Смена общественно-экономических формаций осуществляется в основном путем революций и составляет всеобщий объективный закон исторического развития. Такова вкратце марксистская концепция.

Несовершенство формационного подхода проявляется в том, что принижается человеческое, личностное содержания исторического процесса.

Во-вторых, формационный подход создает определенные трудности в отражении многообразия, многовариантности исторического развития. Субъектом истории не может быть абстрактное общество, абстрактный народ, что характерно для формационной концепции. Такого общества попросту нет. Каждый народ имеет свой менталитет, дух народа – это его суть.

В-третьих, формационный подход абсолютизирует роль конфликтных отношений, в историческом процессе. Исторический процесс в этой методологии описывается преимущественно через призму классовой борьбы.

Но главным недостатком формационного подхода является абсолютизация материальных факторов в развитии, как отдельного человека, так и человечества в целом, практически полное игнорирование духовных факторов исторического развития.

Если окончательная победа капитализма над феодализмом в Европе действительно была детерминирована изменениями в способе производства, то ни переход от рабовладельческой формации к феодализму, ни переход от капитализма к социализму не был предопределен изменениями в способе производства.

Рабовладельческий способ производства не является менее эффективным, чем феодальный. Рабовладельческий строй был ментально близок античной цивилизации. С ее уходом с исторической арены ушла и рабовладельческая формация. На историческую арену вышли народы (германские и славянские) у которых рабство не являлось основой экономической системы. Рабовладение как способ производства был чужд для них, вне зависимости от его экономической эффективности. А уход в небытие античных цивилизаций по большей части не был детерминирован экономическими проблемами.

Лишним подтверждением того, что рабовладение не является менее эффективным способом производства, чем феодальный, является последующий возврат к рабовладению в США. И опять отмена рабства в США была продиктована не экономической ущербностью рабства. Как известно южные штаты, где процветало рабство, были более богаты, чем штаты северные, боровшиеся против рабства. Отмена рабства обусловлена причинами этического характера, что подчеркивалось многими известными исследователями.

«Рабство в США к началу гражданской войны оставалось экономически высокоэффективным институтом. Его отмену, — полагает Д. Норт, — можно объяснить только постепенным проникновением в сознание общества убеждения в аморальности собственности на человеческие существа»[2].

Исходя из понимания этноспецифичности способа производства Маркс в конце жизни придумал заплатку для своей теории, так называемый «азиатский способ производства», основанный на централизованной системе ирригационного земледелия в сельских общинах, для которого характерны самообеспечиваемость общин и политическая деспотия.

«Впервые характеристика азиатского способа производства даётся в переписке Маркса и Энгельса в 1853 … Проблема азиатского способа производства стала предметом широкого обсуждения в 20-30-х гг. ХХ в. …. Дискуссия по азиатскому способу производства осталась по существу незавершённой»[3].

Если бы Маркс исследовал историю Южной и Северной Америки, то он мог бы обнаружить «индейский способ производства», с большим трудом и явными натяжками в формационный подход укладывалось развитие кочевых народов.

«Для европейцев все более ясным становилось, что в Америке они столкнулись с совершенно иным состоянием общества, чем то, которое существовало не только в Европе, но и в государствах Азии. И для обозначения этого состояния все чаще стало употребляться слово «дикость». Людей, живущих в таком состоянии, соответственно начали называть дикарями»[4].

Таким образом, Маркс был вынужден признать, что процесс развития множества народов не укладывался в европейскую модель. Как не укладывался в эту модель исторический путь большинства народов. На самом деле если бы Марксу было суждено стать свидетелем развития человечества в двадцатом столетии, то он увидел бы, что переход от капитализма к социализму также противоречил его схеме. Пришлось бы срочно придумывать «русский тип производства», а там и китайский и т.д., и т. п. А на самом деле способ производства и другие сферы бытия общества этноспецифичны.

Стоит отметить величайшую заслугу Маркса в беспристрастной и глубоко правильной оценке капиталистического общества. Маркс описал механизм перехода от феодализма к капитализму одной цивилизации – европейской. И все. Но Маркс придал своей оценке развития европейского общества универсальный характер и в этом была его ошибка. Собственно, ничего удивительного в этом нет. Маркс – европейский ученый, отличительной характеристикой трудов которых является евроцентризм[5].

Бесспорно, совершенный способ производства обуславливает богатство страны, а, богатая страна может хорошо вооружить свою армию и сокрушить армию более бедной страны. Но уровень экономического развития «не сваливается с неба», а есть результат деятельности народа, который во многом детерминирован его социальным аксиотипом и психотипом. Разные этносы[6] построили и строят разное бытие, потому что обладают разным сознанием, а не наоборот.

У каждого общества наличествует свой социальный аксиотип, менталитет этноса и является социальным аксиотипом. Если же общество многонационально, то социальный аксиотип общества может носить черты этнического компромисса, но, как правило, социальный аксиотип общества — отражение менталитета господствующего этноса.

Утопичная оценка прошлого соединялась в марксизме с утопичным прогнозом на будущее. Энгельс не допускает никакой возможности для не­западных стран выработать собственные пути к социализ­му — они должны дожидаться пролетарской революции на Западе, а затем осваивать его опыт. Он пишет:

«Только то­гда, когда капиталистическое хозяйство будет преодолено на своей родине и в странах, где оно достигло расцвета, только тогда, когда отсталые страны увидят на этом приме­ре, «как это делается», как поставить производительные си­лы современной промышленности в качестве обществен­ной собственности на службу всему обществу в целом, — только тогда смогут эти отсталые страны встать на путь та­кого сокращенного процесса развития. Но зато успех им то­гда обеспечен. И это относится не только к России, но и ко всем странам, находящимся на докапиталистической сту­пени развития»[7].

Формационный подход. Но на практике произошло все наоборот, а, как известно, именно практика в марксизме есть критерий истины. В развитых капиталистических державах никаких социалистических революций не произошло, социализм победил в наименее развитых в капиталистическом отношении странах: России, Китае, Кубе и др.

 


[1] В следующем труде «Сверхдержава: национальная доктрина России» мы увидим, что общественно-экономическая формация неточно отражает суть структуры общества, а более адекватным является понятие «общественно-властная формация».

[2] North D. Structure and change in economic history. - N.Y., 1981. – p. 32.

[3] Азиатский способ производства [БСЭ].

[4] Jahoda G. Images of Savages. Ancient Roots of Modern Prejudice in Western Culture. London, 1998.

[5] См. подробнее о евроцентризме Маркса: Кара-Мурза С. Маркс против русской революции. - М., 2008.

[6] Здесь привычнее и более красиво выглядит термин «народы». Но наука не поэзия, красота изложения здесь второстепенна. В следующем труде мы поясним различия между постоянно путаемыми понятиями: «народ», «нация», «этнос», «племя», «народность».

[7] Кара-Мурза С.Г. Маркс против русской революции. – М., 2008 - с. 192.

I. Иберы, этруски, фракийцы, иллирийцы, финно-угорские племёна, эллины

Коренным населением Западной Европы, сохранившимся до сих пор, являются баски, народ, живущий на севере Испании, около границы с Францией, в районе города Бильбао. Численность около миллиона. Баски – народ уникальный, сохранивший в течение тысячелетий свою идентичность. Это единственный западноевропейский народ, говорящий на языке, не связанным ни с одной языковой семьей, так называемом изолированном языке.

Баски — потомки иберийского племени васконов, но в отличие от остальных иберийских племен, баски не были романизированы римлянами. В новостях можно услышать о терактах, совершенных сепаратистами из организации «ЭТА» (Euskadi Ta Askatasuna – «Страна басков и свобода»). Речь идет как раз о басках. По иронии судьбы единственный коренной европейский народ не имеет собственного государства и ведет кровопролитную и безуспешную борьбу за свою независимость. История не бывает благосклонной к тем или иным народам и не блюдет справедливость. История – арена жесткой борьбы, в которой побеждают сильнейшие. Об этом забывать не стоит.

Надо отметить, что баскам повезло больше остальных автохтонных народов Европы, большинство которых кануло в небытие, (например, этруски — древнейший этнос, населявший территорию современной Италии), лишь отдаленными и сильно романизированными потомками этрусков являются ретороманские этносы.

В доисторические времена баски были широко распространены в западной Европе. Впоследствии были потеснены Карфагеном, кельтами, а затем Римом. Чуть позже в Европе появляются предки других европейских народов.

  • фракийцы (румыны) на территории современной Болгарии, Румынии, части Турции[1];
  • иллирийцы (албанцы) на территории современной Албании и Югославии;
  • финно-угорские племёна на части Скандинавии и Прибалтики;
  • эллины (греки) на территории современной Греции;
  • этруски на территории современной Италии.

Все эти этносы жили изолировано друг от друга, их взаимодействием исчерпывалось военными стычками, более того, возможно, финно-угорские племёна даже не знали о существовании эллинов. Эти этносы не претендовали на роль властелина всей Европы, и первыми, кто высказал такую претензию были кельты.

 


[1] границы условны, приведены для наглядности.

Материальная обеспеченность

В иерархии ценностей западного человека материальная обеспеченность занимает самую высшую строчку. Но именно благодаря этому качеству человечество совершило небывалый рывок в развитии производительных сил. И именно это качество помогло решить многие стоящие перед человечеством проблемы и сделало Запад элитарной цивилизацией.

Мы еще будем говорить о развитии капитализма – социальной квинтэссенции стремления к материальной обеспеченности. Здесь же разберем веру западного человека. Наиболее отчетливо различия между западным и русским менталитетом проявились в различиях между западным христианством и православием.

В I тысячелетии православными называли себя восточные и западные христиане. После раскола 1054 г. наименование «православная» закрепилось за Восточной церковью, т. к. считается, что в ней в наи­большей степени сохранились традиции раннего хри­стианства. Так, православие со времени первых семи Вселенских соборов не добавило ни одного догма­та к своему вероучению, в отличие от католицизма, и не отказалось ни одного из них, как это произо­шло в протестантизме.

Что же приняло западное христианство и отчего оно отказалось? К структурным нововведениям католицизма относится, во-первых, резкое разграничение клира и паствы, во-вторых, централизация церкви, в-третьих, принятие догмата о непогрешимости папы. Его послания признаются частью Священного предания, практически папа приравнивается к Богу. Но гораздо более важными являются идейные нововведения, в которых раскрывается вся суть западного мировоззрения.

  • Западное духовенство истолковало идею об ис­куплении греха как право церкви требовать денежной компен­сацию за грех. Начинают продаваться так называемые индульгенции. За соответствующую сумму можно было полу­чить прощение не только уже совершенных, но будущих грехов. В XIII в. право полно­го прощения грехов (indulgentiae plenariae), наибо­лее выгодное в коммерческом плане, становится прерогативой папы.
  • Принимается догмат о чистилище – промежуточной инстанции между раем и адом, где души умерших, проходя через тяжелые испытания, очищаются от грехов. Считается что священник может сократить срок пребывания в чистилище. Услуга платная. Таким образом, был введен новый догмат, в соответствии с которым, священник за деньги может договориться о прохождении души без очереди.

Вообще купить можно все. С конца VII в. клирики стали определять наказание при помощи так называемых исповедных книг, содержащих таблицы замен церковных нака­заний (например, поста — его денежным эквивален­том). Появилось и право замены лиц при покаянии, то есть фактически право найма лиц, которые «от­рабатывали» епитимию за наймодателя.

Таким образом, любой человек, имеющий много денег, мог себе позволить нанять работника для поста, покаяния, оплатить отпущение всех грехов и проход в рай без очереди.

Протестантизм отказывается от многих догматов католицизма, но не ради одухотворения церкви. Вопрос опять о деньгах. Первое требование удешевление церкви. Второе отказ от платы за индульгенции.

В кальвинизме все еще более откровенно. Центральный тезис — у кого деньги, тот и будет в раю. Объясняется этот догмат следующим образом: если человек богат, значит, Бог помогает ему в жизни. Раз помогает, значит, он избранный. Раз избранный, значит, будет в раю.

Сегодня же уже существуют формы, делающие бизнес резервировании места в раю. Компания Reserve A Spot In Heaven продает «дорожные наборы» в лучший мир. За $12,79 можно приобрести базовый пакет, в который входят:

  • Сертификат, удостоверяющий внесение твоего имени в «Книгу Света» и резервирование места в раю.
  • Удостоверение, с которым можно спокойно перемещаться по раю.
  • Путеводитель по Раю[1].

Конечно, это не значит, что католицизм был изначально коммерческой организацией, зарабатывающей на религиозной вере. Отнюдь. В ходе своего развития, особенно в эпоху расцвета, католическую церковь возглавляли очень достойные личности, как раз много сделавшие в плане декоммерциализации церкви. Но постепенно ментальные установки западноевропейца, стали катализатором процесса модификации, как самой церкви, так и религиозной веры. Апогеем этого процесса стала реформация. В позднем католицизме и протестантизме в полной мере отразился менталитет западного человека, его истинные ценности и боги.

 


[1] http://reserveaspotinheaven.com

the-soviet-union

national-doctrine.jpg