Sidebar




Горжусь, что я – россиянин

А. Суворов

Недавно в центре Москвы, напротив Храма Христа Спасителя, был установлен памятник Государю Александру II, на котором начертаны следующие слова: «Отменил в 1861 г. крепостное право в России и освободил миллионы крестьян от многовекового рабства».

Многовековое рабство русских крестьян, мягко говоря, - преувеличение. Крепостное право было необходимым институтом в условиях перманентной внешней агрессии, отражение которой актуализировало необходимость больших военных расходов, которые государство самостоятельно потянуть не могло.

«Крестьянина прикрепили, что бы он кормил помещика, ратного человека, которого иначе бедное государств содержать не смогло»[1].

Государство не могло позволить и свободный переход крестьян от помещика к помещику, в результате чего некоторые помещики - нерадивые хозяева могли лишиться средств к существованию, а ведь, несмотря на свою бесхозяйственность, они могли быть отличными воинами, а это было решающим для государства. Крестьяне содержали помещика, помещик служил государству, по такой формуле существовало крепостное право. По сути, крестьяне были крепостными помещика, а он был крепостным государя. Иначе в условиях постоянной военной агрессии не выжили бы ни крестьяне, ни помещики, никто.

Причем санкции за отказ от службы были довольно жесткими. Так вплоть до 1754 г. недоросли из дворян за неявку вовремя на военную службу посылались в солдаты или матросы. Крепостное право не было рабством в смысле эксплуатации одной части общества другой частью общества. Крепостное право было необходимой формой существования социума в условиях постоянной геополитической напряженности.

А теперь важная дата - 1762 год. В этот год издается манифест о вольности дворянства, принятом во время краткосрочного и незначительного царствования Петра III и подтвержденного Екатериной II. Дворянам было позволено не служить государству и не обязательно быть ратным человеком.

Начиная с этого года, крепостное право превратилось действительно в то, что можно ассоциировать с рабством и стало тормозом в развитии общества.

«До Петра III, рас­крепостившего служилый класс, крепостного права почти не существовало: оно было общим. И дворянин, и пахарь, и царь, по за­мыслу Петра Великого, были скованы до гроба государственной работой. Никому не разрешалось ничего не делать, никто — под страхом тяжелых кар — не мог быть паразитом общества… Но вторжение иноземцев все испортило. Петр III раскрепос­тил дворян, позабыв при этом раскрепостить народ. Коренному немцу хотелось видеть вокруг себя феодалов, и вот сто тысяч дворян были посажены на готовые хлеба. Тогда именно, мне кажется, и началось свинство русской жизни, подготовившее нашествие бесов»[2].

Таким образом, крепостное право, как рудимент просуществовало менее 100 лет (1762-1861 гг.). Оно было несовместимо не только с экономическим прогрессом, но и ментально не соответствовало таким качествам русского характера как сострадание и стремлению к равенству.

«Русские моральные оценки в значительной степени определялись протестом против крепостного права. Это отразилось в русской литературе. Белинский не хочет блаженства для себя, для одного из тысячи, если братья его страдают. Н. Михай­ловский не хочет прав для себя, если мужики не имеют прав. Все русское народничество вышло из жалости и сострадания. Кающиеся дворяне в 70-е годы отказыва­лись от своих привилегий и шли в народ, чтобы ему служить и с ним слиться. Русский гений, богатый арис­тократ Л. Толстой всю жизнь мучается от своего приви­легированного положения, кается, хочет от всего отка­заться, опроститься, стать мужиком»[3].

И, наконец, нельзя не упомянуть о вполне объяснимой тенденциозности советских учебников, в которых рассказывалось о забитости крестьянина, обусловленного многолетним рабством. В действительности по переписи 1858 г. крепостные составляли немногим более трети населения - 34 %[4].

Стоит упомянуть также, что современное общество выходцев из Европы в США без всяких моральных проблем триста лет использовало рабство, считаясь при этом идеалом демократии. Но в то же время, с Запада осыпали про­клятиями «деспотическую Россию» за крепостное пра­во, просуществовавшее очень недолго и лишь в цен­тральных областях. Основатель теории гражданского общества английский философ Джон Локк помогал со­ставлять конституции рабовладельческих штатов США и вложил все свои сбережения в работорговлю[5].

 


[1] Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. – М., 1989. – с. 431.

[2] Меньшиков М. О. Письма к русской нации. – М., 2000. — с. 47.

[3] Бердяев Н. А. Русская идея. – М., 2000. – с. 85.

[4] Воловикова М.И. Представления русских о нравственном идеале. – М., 2004. – с. 72.

[5] Кара-Мурза С.Г. Истмат и проблема восток-запад. – M., 2001. – 26.

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Похожие статьи:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас на сайте 199 гостей и нет пользователей

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Глобальные экологические проблемы

Глобальные экологические проблемы. Самыми важными экологическими угрозами считают глобальное потепление и озоновую дыру.

В конце 60-х годов ХХ века ученые начали предсказывать глобальное потепление, а за 20 лет до этого предсказывалось опасное похолодание, сегодня также, согласно многим прогнозам, в ближайшее время нас ждет не потепление, а значительное похолодание. Идею о глобальном похолодании разделяют многие ученые, так, в интервью РИА Новости сотрудник Главной (Пулковской) астрономической обсерватории РАН Х. Абдусаматов заявил:

«Анализ этих колебаний показал, что в настоящее время Земля уже достигла стадии максимума глобального потепления. Далее, в соответствии с ожидаемым дальнейшим параллельным спадом солнечного излучения, наступит медленное понижение глобальной температуры Земли». По его мнению, начала понижения глобальной температуры Земли можно ожидать в 2012 или 2013 году»[1].

Истощение озонового слоя не является необратимым процессом. Динамика изменений толщины озонового слоя указывает на то, что процесс уменьшения толщины озонового слоя всегда сменяется обратным процессом, в результате которого толщина озонового слоя возвращается к прежним показателям.

В последнее время озоновая дыра над Россией стала резко уменьшаться. Основная озоновая дыра сохраняется над Антарктидой и захватывает частично населенные районы Австралии. Но и эта дыра не вечна. По сообщению Terra Daily, новые совместные исследования NASA, Национальной администрации океанов и атмосферы и Национального центра исследований атмосферы показали, что, согласно прогнозу, озоновый слой над Антарктикой восстановится в 2068 году[2]. Таким образом, можно сделать вывод: истощение озонового слоя — это проблема прошлого.

С какой же целью создаются наукообразные мифы? Создание наукообразных мифов об экологических проблемах открывает широкие перспективы для освоения средств. На вопрос о том, кто заинтересован в том, чтобы подтасовывать научные данные и создавать наукообразные мифы, профессор А. П. Капица отвечает:

«Боюсь, что здесь играют большую роль деньги. Смена фреонов приносит громадные доходы крупным химическим компаниям, которые выпускают так называемые более здоровые фреоны. Смена холодильников и кондиционеров в США в прошлом году обошлась потребителю в 220 млрд долларов… Уже много лет бывший президент Академии наук США Фредерик Зейтц (Seitz) обращал внимание на то, что все теории глобального потепления и озоновых дыр притянуты за уши и не отвечают действительности, что это — антинаучные теории. 17 тысяч американских ученых подписали петицию. Они согласны с Зейтцем…».

Коснемся спектакля об неизлечимых болезнях и глобальных эпидемиях – излюбленном мировом шоу последних лет. В 2005-2006 гг. возникает всемирная паника по поводу очередной «неизлечимой» болезни – птичьего гриппа. И вот появляется лекарство от «неизлечимой» болезни – тамифлю, запатентованной американской компанией Gilead Sciences.

Правительство США выделяет громадные средства на закупку тамифлю. Правительства других стран и частные лица бросились скупать тамифлю на корню, и мировые запасы иссякли. Поднялась буря: единственное спасение от пандемии достанется не всем. Тогда некоторые производители стали требовать от Gilead Sciences досрочно отказаться от патентной защиты.

Конечно, курс лечения данным препаратом был довольно дорогим – 50$. Конечно, абсолютно бессмысленным, препарат принимали 70 % умерших от «птичьего гриппа». И конечно, никакой эпидемии не случилось. И, конечно, кое-кто очень хорошо заработал, когда люди скупили тонны бездейственный, дорогих таблеток. Кто же провернул столь удачную операцию?

За ответом далеко ходить не надо. Компанию, спасавшую мир, Gilead Sciences, ранее возглавлял министр обороны США Дональд Рамсфельд[3].

При тоталитарном капитализме большая шумиха поднимается, за редким исключением, только из-за больших денег.

 


[1] Второва О. В середине XXI века ученые прогнозируют глобальное похолодание. 06.02.2006, РИА Новости.

[2] Озоновая дыра затянется через 60 лет. 04.07.2006, CNews.

[3] Дональд Рамсфельд заработал пять миллионов долларов на препарате, не помогающем от «птичьего гриппа». 13.03.2006, NEWSru.com.

Доверие слову

Разная степень рациональности русского и западного психотипа обуславливает различное отношение к слову. На Западе слову не придают такого значения, как в России. Когда Буш говорит, что в Ираке есть оружие массового уничтожения и Ирак надо освободить, то все на Западе понимают, что в Ираке есть нефть и ее надо захватить. Когда руководители Франции и Германии заявляют, что оружия в Ираке нет, и они осуждают США, это означает, что они занимают позицию протеста, для того чтобы получить свою долю при грабеже Ирака. Во время войны 2003 года в Ираке решительнее всех против войны высказалась Франция. Один российский политолог высказал очень верную мысль о якобы расколотом Западе: «Не дай бог России присоединится к хору протестующих, они все потом опять переметнутся к США, оставив нас в конфронтации с Америкой один на один». И действительно, первым поздравил президента Буша с падением Багдада президент Франции – Ж. Ширак.

Только русские готовы бороться за правду и возмущаться ложью, двойными стандартами, сфабрикованостью обвинений и т.д. На Западе же такие категории как правда, ложь интересует общество гораздо меньше, там они заменяются категориями «выгодно» и «невыгодно».

Специфика энергичности

Рыба ищет там, где глубже, человек - где лучше, а русские - там, где сложнее. С одной стороны, это положительное качество — русские полны энтузиазма, и в годы великих свершений отдают себя без остатка во имя достижения цели. Но, с другой стороны, благодаря этому качеству, русские часто сами разрушают свое спокойствие. В советское время люди, уезжавшие на постоянное место жительства за границу, бросали жилье, работу, карьеру. Кандидаты наук, врачи, преподаватели шли работать таксистами и посудомойками. Можно понять евреев, они уезжали на родину, но зачем русские ехали в чужие страны? В этом весь порыв русской души к трудностям, которые потом героически преодолеваются. Русские все время находятся в поисках инобытия, потому только в России существует пословица: «Хорошо там, где нас нет».

«У рус­ских всегда есть жажда иной жизни, иного мира, всегда есть недовольство тем, что есть»[1].

Это качество русской души надо хорошо знать. Брежневский период был, пожалуй, самым спокойным в истории России. Никто не боялся остаться без работы, пенсия обеспечивала достойную старость, существовала бесплатная медицина, образование, жилье. Все были уверены в завтрашнем дне. Но нам не нужна уверенность в завтрашнем дне, нам нужен бунт - беспощадный и, главное, бессмысленный.

Спокойствие - нечто чужеродное для русской истории и русского менталитета, у нас спокойных времен не было вообще, точнее был один период – время развитого социализма, но это спокойствие воспринималось негативно, как застой, хотя, как минимум, это было преувеличением, мы еще будем говорить об этом далее.

 


[1] Бердяев Н. Русская идея//вопросы философии, 1990. № 3 с 151-152.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg