Sidebar

Горжусь, что я – россиянин

А. Суворов

Недавно в центре Москвы, напротив Храма Христа Спасителя, был установлен памятник Государю Александру II, на котором начертаны следующие слова: «Отменил в 1861 г. крепостное право в России и освободил миллионы крестьян от многовекового рабства».

Многовековое рабство русских крестьян, мягко говоря, - преувеличение. Крепостное право было необходимым институтом в условиях перманентной внешней агрессии, отражение которой актуализировало необходимость больших военных расходов, которые государство самостоятельно потянуть не могло.

«Крестьянина прикрепили, что бы он кормил помещика, ратного человека, которого иначе бедное государств содержать не смогло»[1].

Государство не могло позволить и свободный переход крестьян от помещика к помещику, в результате чего некоторые помещики - нерадивые хозяева могли лишиться средств к существованию, а ведь, несмотря на свою бесхозяйственность, они могли быть отличными воинами, а это было решающим для государства. Крестьяне содержали помещика, помещик служил государству, по такой формуле существовало крепостное право. По сути, крестьяне были крепостными помещика, а он был крепостным государя. Иначе в условиях постоянной военной агрессии не выжили бы ни крестьяне, ни помещики, никто.

Причем санкции за отказ от службы были довольно жесткими. Так вплоть до 1754 г. недоросли из дворян за неявку вовремя на военную службу посылались в солдаты или матросы. Крепостное право не было рабством в смысле эксплуатации одной части общества другой частью общества. Крепостное право было необходимой формой существования социума в условиях постоянной геополитической напряженности.

А теперь важная дата - 1762 год. В этот год издается манифест о вольности дворянства, принятом во время краткосрочного и незначительного царствования Петра III и подтвержденного Екатериной II. Дворянам было позволено не служить государству и не обязательно быть ратным человеком.

Начиная с этого года, крепостное право превратилось действительно в то, что можно ассоциировать с рабством и стало тормозом в развитии общества.

«До Петра III, рас­крепостившего служилый класс, крепостного права почти не существовало: оно было общим. И дворянин, и пахарь, и царь, по за­мыслу Петра Великого, были скованы до гроба государственной работой. Никому не разрешалось ничего не делать, никто — под страхом тяжелых кар — не мог быть паразитом общества… Но вторжение иноземцев все испортило. Петр III раскрепос­тил дворян, позабыв при этом раскрепостить народ. Коренному немцу хотелось видеть вокруг себя феодалов, и вот сто тысяч дворян были посажены на готовые хлеба. Тогда именно, мне кажется, и началось свинство русской жизни, подготовившее нашествие бесов»[2].

Таким образом, крепостное право, как рудимент просуществовало менее 100 лет (1762-1861 гг.). Оно было несовместимо не только с экономическим прогрессом, но и ментально не соответствовало таким качествам русского характера как сострадание и стремлению к равенству.

«Русские моральные оценки в значительной степени определялись протестом против крепостного права. Это отразилось в русской литературе. Белинский не хочет блаженства для себя, для одного из тысячи, если братья его страдают. Н. Михай­ловский не хочет прав для себя, если мужики не имеют прав. Все русское народничество вышло из жалости и сострадания. Кающиеся дворяне в 70-е годы отказыва­лись от своих привилегий и шли в народ, чтобы ему служить и с ним слиться. Русский гений, богатый арис­тократ Л. Толстой всю жизнь мучается от своего приви­легированного положения, кается, хочет от всего отка­заться, опроститься, стать мужиком»[3].

И, наконец, нельзя не упомянуть о вполне объяснимой тенденциозности советских учебников, в которых рассказывалось о забитости крестьянина, обусловленного многолетним рабством. В действительности по переписи 1858 г. крепостные составляли немногим более трети населения - 34 %[4].

Стоит упомянуть также, что современное общество выходцев из Европы в США без всяких моральных проблем триста лет использовало рабство, считаясь при этом идеалом демократии. Но в то же время, с Запада осыпали про­клятиями «деспотическую Россию» за крепостное пра­во, просуществовавшее очень недолго и лишь в цен­тральных областях. Основатель теории гражданского общества английский философ Джон Локк помогал со­ставлять конституции рабовладельческих штатов США и вложил все свои сбережения в работорговлю[5].

 


[1] Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. – М., 1989. – с. 431.

[2] Меньшиков М. О. Письма к русской нации. – М., 2000. — с. 47.

[3] Бердяев Н. А. Русская идея. – М., 2000. – с. 85.

[4] Воловикова М.И. Представления русских о нравственном идеале. – М., 2004. – с. 72.

[5] Кара-Мурза С.Г. Истмат и проблема восток-запад. – M., 2001. – 26.

Похожие статьи:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 36 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

III. Италики

Древний Рим — ведущая цивилизация Древнего мира и античности, получила своё название по главному городу (Roma), в свою очередь названному в честь легендарного основателя — Ромула[1].

Легендарный год основания - 753 г. до н. э, а пика своего могущества Древний Рим достиг во II в. н. э., когда под его контролем оказалось пространство от современной Шотландии на севере до Эфиопии на юге и от Армении на востоке до Португалии на западе.

Первоначально Италия была населена индоевропейскими племенами италиков: фалиски, авзоны, энотры, сикулы, умбры, оскы, сабеллы и др., а их этническим ядром стали два древнеиталийских племени: латины и сабины. Собственно, эти два племени считаются основателями Рима. Значимый вклад в этногенез древнеримского народа внесли этруски. Согласно преданию, этрусская династия правила в Риме с 616 по 509 до н. э. Интересно, что римские историки считали сабинов потомками спартанцев, так Рим перенял этническую эстафету от Греции.

По мере расширения территории древнеримского государства коренное население, как правило, не уничтожалось физически (как, например, в ходе германских колонизации), а подвергалось ассимиляции. Расовые и культурные различия при этом не учитывались, поэтому римское население сначала приобрело многоэтничный, а затем и многорасовый характер. Метисация потомков италиков — римлян с афро-азиатскими элементами достигла своего пика в период расцвета империи. Таков этногенез предков нынешних португальцев, испанцев и других этносов, принадлежащих романской расе.

В II-III на окраинах империя появляются германские племена. А в IV веке начинается так называемое великое переселение народов. Причин этого переселения довольно много, но непосредственным толчком послужило вторжение в Европу около 375 г. гуннов - «народа всадников». Спасаясь от орд кочевников, германцы стали проникать на территорию Римской империи.

В 376 г. римские власти разрешают переселиться на территорию Римской империи германским племенам вестготов, которые клянутся в вечной верности Риму. Вестготы стали выполнять роль наемников в древнеримском войске, а многие из них занимали высокие посты в имперской армии. Но уже 377 г. вспыхивает восстание вестготов, а в 378 г. римское войско было наголову разбито восставшими.

В 394 г. вспыхивает еще один мятеж вестготов под предводительством Алариха, ставшего первым германским королем. 24 августа 410 г. Аларих разбил римское войско и вошел в Рим. Падение Рима, всё ещё считавшегося столицей Империи и остававшегося неприкосновенным более 800 лет, потрясло современников. От этого поражения Рим так и не оправился и в 476 г. германских полководец – Одоакр захватил Рим и низложил последнего римского императора, так был положен конец некогда могущественной Римской империи. Началась история новой варварской Европы.

В ходе активной метисации этносов Древнеримской империи формируется романская раса, этническим ядром которой стали: италики, кельты, иберы, готы. Определенную роль в этногенезе романской расы сыграли также арабы, берберы и другие этносы африканского Средиземноморья и Аравийского полуострова

Именно этносы, относящиеся к этой расе, еще около тысячелетия были доминирующей силой в Европе. Однако их лидерство не было бесспорно, т.к. не опиралось на военное преимущество, и скорее лежало в культурной, религиозной и отчасти в экономической плоскости.

Италия – экономический, культурный, религиозный лидер Европы, а Испания, Португалия начали первыми осваивать другие континенты и первыми создали колониальные империи, поделив мир по меридиану, проходящему через Атлантический океан. Однако сама Португалия в 1580 г. была завоевана испанским королем Филиппом II, и к середине XVI века на территории Центральной и Южной Америки сложилась огромная испанская колониальная империя.

Колониальные захваты, эпоха Возрождения, ведущую роль в котором играла Италия, стали важнейшими предпосылками формирования нового общественного строя – капитализма. Но с победой капитализма формируется новый общеевропейский лидер, в роли которого стали выступать народы германской расы.

 


[1] В нашем повествовании не выделен этап господства гуннов, которые захватили значительную часть Европы. Почему? Дело в том, что гунны как внезапно появились в Европе, так внезапно и исчезли. Гуннский союз развалился сразу после первых поражений в 5 веке н. э, т.е. союз просуществовал всего около одного века.

Модальная личность

Сознание боится пустоты

П. Валери

Вспомним кадры советской военной хроники. В Киев вступают советские войска, их восторженно встречают люди. Но если бы мы посмотрели кадры немецкой военной хроники, то мы увидели бы восторженных украинцев, встречающих немцев. Если бы в Киев вступал парад гомосексуалистов, то нашлись бы люди, которые восторженно встречали и его. В любой нации есть разные люди, с разными характеристиками аксиотипа и психотипа.

Модальная личность. Когда мы говорим об аксипсихотипе, мы говорим о так называемой модальной личности. Это понятие широко используется в этнопсихологии. Модальная личность — совокупность относительно устойчивых характеристик личности, типичной в данной этнической общности.

В воздухе всегда есть частицы воды, называемые влажностью, а в воде частицы воздуха, но одно мы называем воздухом, а другое водой, потому что судят о вещах по основному элементу, а не второстепенному, иначе вообще любая классификация потеряла бы смысл.

Второе важное обстоятельство этнопсихологического анализа заключается в следующем. Этнопсихологические особенности выявляются в ходе сравнительного анализа. Например, наивно думать, что русские сплошь альтруисты. Мы уже говорили о качествах обывателя, и сказанное относится к русскому обывателю в полной мере. Русский обыватель не является альтруистом.

Но все познается в сравнении, и когда мы говорим об аксиотипе русского обывателя, мы не сравниваем его с русским аксиотипом «философ». Это было бы некорректное сравнение. Русского обывателя мы сравниваем с западным обывателем. И именно здесь проявляется специфические национальные особенности. Русские, хотя в своей массе не являются альтруистами, но в сравнении с западным человеком, можно сказать о наличии определенных альтруистических черт.

Простая мысль для нас

В мире нет никаких моральных правил, законов. Есть только право силы. Тот, кто силен тот и прав. Так было, есть и будет всегда. Возьмем пример из недавней истории.

Не секрет, что имеется достаточно фактов, разоблачающих роль западных спецслужб и НАТО в развале Югославии. Доказано, что албанских террористов, применявших бандитские приемы, вооружали и обучали западные спецслужбы. Западные ООНовские эксперты на самом деле были агентами ЦРУ, при поддержке западный СМИ проводилась кампания очернения сербов, основанная на подтасовках и прямой лжи. Как все это делалось, очень подробно описано у французского исследователя Мишеля Коллона в труде «Нефть, PR, война». Но зачем все это делалось?

«Югославия все еще отказывается вступать в НАТО. А ведь НАТО переживает период гигантской экспан­сии, имеющей целью окружение России. Бомбардируя Югославию, Запад уже действовал с дальним прицелом в направлении подрыва интересов России. Уничтожая этого союзника России, он по­казывал другим странам, близким России, что «Мо­сква не способна защитить их», закрывал Москве доступ в район Средиземноморья.

Вашингтон и его союзники последовательно про­двигаются на Балканы и Кавказ, не прекращая при этом ведения провокационных действий против Мо­сквы. Они стремятся вынудить ее постепенно сдать свои позиции»[1].

Хорваты, боснийцы, албанцы в нарушение Хельсинкских соглашений отвоевали (с оружием в руках) свою независимость, т.е. отделились от Югославии.

Спасителями мира называют тех, которые более ста дней методично и в нарушение законов о войне бомбили мирную, почти не оказывавшую сопротивления Югославию? Западная пропаганда даже не напрягается, чтобы оправдать эту вопиющую дикость — терроризм на государственном уровне. А затем судили Слободана Милошевича, а когда суд зашел в тупик, просто отравили его. Милошевич не нападал на соседей, он защищал свою Родину, будучи гарантом Конституции, делал все, чтобы сохранить Югославию как федеративное государство. И это — грех, преступление? Можно представить себе на месте Югославии ту же Испанию или Великобританию, когда их нацменьшинства объявили бы войну центральной власти, да еще на деньги иноземных спонсоров?

Итак, Запад натравил, разбомбил страну, а потом еще и судил ее руководителей как преступников против человечности.

Правила, законы соблюдается только с равными по силе, со слабыми законы и правила обращения совсем иные. Эту простую максиму забывать нельзя никогда.

 


[1] Колон М. Нефть, PR, война. – М., 2002. – с 41, 135-136.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg