Sidebar

Сказка о том, что русские много пьют, выдумана недалекими иностранцами и усилена любовью русских к самокритике. Придумана даже причина – пьют в России, так как там очень холодно. На самом деле все это выдумки, имеющие целью лишний раз унизить русских. А правда такова: Россия по уровню потребления алкогольных напитков (ПАН) — за период с 1960 по 1998 годы находится всего лишь на 17 месте![1] Данные за 2000 г. приведены на рис. 14[2].

nationaldoctrine19

Практически во всех странах Запада пьют больше, чем у нас. Пьянство на Западе часто превращалось в национальную трагедию и это вынуждало правительство вводить сухой закон. Практически в любом западном фильме мы сталкиваемся со следующей мезонсценой: человек заходит в гости, даже если и на минуту, и ему предлагают первым делом выпить. Несмотря на все рассуждения о русском пьянстве, в России нас такое не принято.

С Запада пришли специальные железные фляжки для алкоголиков. У скандинавов, в виду высоких цен на водку, до недавнего времени существовали целые туры в Россию для того, чтобы выпить. А совсем недавно возмущенные жители в одной из скандинавских стран подали в суд на правительство, которое запретило пить в барах без закуски. Суд они выиграли, так как было доказано, что вода, входящая в состав водки, играет роль своеобразной закуски.

Европейцы всегда пили больше, этот недуг перекочевал в Россию именно с Запада. Еще в XV веке иноземных воинов селили отдельно от русских, чтобы иноземцы не действовали дурным примером беспробудного пьянства на русских людей, место же обитания иноземцев же именовали Налейкой, от слова налей.

Однако вернемся к России. В конце концов, какая нам разница до алкогольно-зависимого Запада, у них и наркоманов больше, не на них нам надо ровняться. Просто для объективной оценки картины нам надо знать, что весь цивилизованный мир пьет больше, чем мы. Нельзя сказать, что проблема пьянства в России не существует. При этом надо учитывать, что за время либеральных экономических реформ потребление алкоголя сильно увеличилось, особенно опасным стал пивной алкоголизм, захватывающий молодежь.

Проблема алкоголизма в России существует и заключается она не в том, сколько мы пьем, а как мы пьем, и каковы последствия этого. Мы часто не умеем совмещать употребление спиртных напитков и работу, из-за пьянства повышается травматизм на рабочем месте, по причине пьянства совершается много уголовных преступлений, часто люди не умеют остановиться, уходят в запой и, наконец, потребление алкоголя сильнейшим образом сказывается на снижении продолжительности жизни в России. Так после начала антиалкогольной кампании в середине 80-х средняя продолжительность жизни мужчин в России увеличилась на 3,6 года.

Поэтому с алкоголизмом необходимо бороться, но скорее не запретительными методами, а грамотной пропагандой. Когда люди знают, для чего они живут, когда сознание общества пронизано великой целью, люди сами перестанут пить, ведь надо вспомнить, что при Сталине, пиво свободно продавалось в заводских столовых и абсолютно не пользовалось спросом.

 


[1] цhttp://www.kbst.ru/money/1999/12/03-12-1999/humanity/4-4.html цhttp://www.millionmenu.ru/kitchen/facts/posts21/articl30/ пhttp://www.winelist.ru/winenews/9.html

[2] Государственная политика вывода России из демографического кризиса., В.И.Якунин, С.С. Сулакшин и др. под общ. ред. С.С. Сулакшина - М., 2007- с. 183. Что касается, что у нас много поддельной неучтенной алкогольной продукции, то в Испании, Португалии, Франции, Германии, Италии и др. ее не меньше, а значительно больше, ведь никто в полной мере не учитывает продукцию мелких винных заводиков, а в Германии мелких частный пивоварень.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 95 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

§ 1. Псевдочеловек

Мы живем в обществе,

которое почти противоположно духовности

Дж. Отри

Как мы увидели, тоталитарный капитализм в своей сути античеловеческий общественный строй. И уже поэтому, данное общество должно быть изменено. Но какова же судьба самого несправедливого, антигуманного и аморального общества, точнее человека, живущего в нем?

Сегодня все убыстряющимися темпами идет процесс обесчеловечивание человека, превращение человека в псевдочеловека — «человека ложного»[1], лишь по форме напоминающего человека, но по сути человеком не являющимся. Мы — свидетели наступления нового этапа эволюции, точнее — контрэволюции (инволюции[2]).

Кто-то может задаться вопросом, а что, собственно, плохого? Сексуальное разнообразие и раскрепощенность вместо веры в идеалы семейных и национальных уз. Общество, в котором добиваются успеха наиболее хищные, определенной категории индивидов очень выгодно. Да и вообще кому нужна эта человечность?

Объективно и строго рационально доказать, что антропологическая контрреволюция плоха нельзя. Например, как можно объективно доказать, что люди не должны существовать, а Землю должны населять одни черви. С субъективной точки зрения людей это плохо, с точки зрения червей – это субъективно хорошо.

Любая констатация духовного кризиса в некоторой степени субъективна. Наша критика — эта критика с позиций человека, потому что тоталитарный капитализм античеловечен по своей сути, т. к. направлен на уничтожения человечности. Развернуто вопрос о сущности человечности разбирается в труде «Закат человечества», здесь тезисно осветим основные положения.

 


[1] Аналогично существованию ложных грибов, которые по своему внешнему виду практически ничем не отличаются от настоящих съедобных, но в то же время являются ядовитыми, опасными.

[2] от лат. involutio «свёртывание» – редукция или утрата в процессе эволюции отдельных органов, упрощение их организации и функций, дегенеративные изменения.

Итоги революции 1917 года

О том, как все было хорошо, а потом пришли большевики, и стало плохо. Мы часто сталкиваемся с пропагандой следующей идеи: был хороший царь, богатая Россия, которая кормила всю Европу хлебом, пришли большевики, свергли царя, устроили голод. Большевики, как мы выяснили, царя не свергали, теперь разберемся с так называемым хлебным изобилием.

Многие, доказывая благополучие России, ссылаются на вывоз Россией хлеба за границу для продажи. Да, Россия действительно продавала за границу хлеб, но не от богатства, а от бедности. Продавала, чтобы получить валюту, продавала, а сама голодала. Потребление хлеба в России на душу населения было в три раза ниже, чем в США и это при том, что в России хлеб, в отличие от других стран, являлся чуть ли не единственным продуктом питания. Результатом такого хлебного псевдоизобилия был голод простого народа. От голода за время правления Николая II умерло свыше 5 миллионов человек.

«Даже хлеб — основное наше богатство — был скуден. Если Англия потребляла на душу населения 24 пуда, Германия 27 пудов, а США целых 62 пуда, то русское потребление хлеба было только 21,6 пуда — включая во все это и корм скоту. Нужно при этом принять во внимание, что в пищевом рационе России хлеб занимал такое место, как нигде в других странах он не занимал. В богатых странах мира как США, Англии, Германии и Франции, — хлеб вытеснялся мясными и молочными продуктами и рыбой, — в свежем и консервированном виде»[1].

России нечего было продавать, а дворянам хотелось отдыхать в Париже, на Ницце, проматывать состояния. Брать деньги они могли только, продавая хлеб своих крестьян, часто обрекая последних на голод.

В начале ХХ в. голод постигал Россию 5 раз: 1901, 1905,1906, 1908, 1911 годы. Вполне закономерно, что по материалам переписи 1897 г. в европейской части России продолжительность жизни русских мужчин была 27,5. Николаем II был издан уникальный указ «О приготовлении хлеба из барды и соломенной муки, как могущего заменить употребление обычного ржаного хлеба». И, несмотря на голод, Россия вывозила хлеб! Царский министр Вышнеградский, отвечая на обвинения в сбыте хлеба за границу даже во времена голода в России, сказал с трибуны Государственной думы: «Недоедим, а вывезем!».

Русский народ не бегает от сытости, а ведь количество забастовок и протестов в России было в 5 раз выше чем, например, в Германии. Если бы все было хорошо, то не было бы тысяч стачек, забастовок, митингов, восстаний. Причем, это были не митинги типа праздничных гуляний. Людей расстреливали, сажали, ссылали, но успокоить страну так и не смогли.

Сегодня очень часто можно также услышать о том, что коммунисты придумали продотряды, с помощью которых отнимали хлеб у крестьян, истязали их, разве только не съедали живьем. Но это не соответствует действительности. Продотряды были созданы еще при царском режиме в 1916 году. Мера в условиях войны вынужденная, нужно было кормить голодающие города. Большевики сохранили подряды с той же целью. Но было и одно отличие: сами большевики не имели позолоченных карет и вилл в Ницце. И это прекрасно знали крестьяне и понимали, что хлеб отдают таким же, как они сами – простым и голодающим.

Если мы обратимся к фактам, то увидим, что далеко не все так однозначно было с русским православием, которое «погубили» большевики. К 1917 году, по мнению многих мыслителей того времени, русское православие пребывало в серьезном кризисе. Причем констатировали это далеко не революционеры, а как раз консервативные писатели, которых, кстати, никто не читал, зато читали Л. Толстого, отлученного от церкви. Не вызывают поэтому удивления известия о том, что в годы первой русской революции практически во всех семинариях про­исходили забастовки (в 48 из 53), или о том, что в 1911 г. из общего чис­ла выпускников семинарий в 2148 человек, только 574 приняли священнический сан, т.е. 25 %[2].

«А. Ф. Лосев рассказывал, что епископ Феодор считал П. Флоренского единственным верующим человеком в Мо­сковской духовной академии, причем перебирал остальных преподавателей и доказывал это. В начале века П. Фло­ренский считал, что церковь стала похожа на сухарь, и ее надобно перемолоть в муку, дабы напечь новые хлебы — веру и церковь живую»[3].

Итоги революции 1917 года. Но проблема заключалась не только в хлебном псевдоизобилии и развале церкви. К октябрю — ноябрю 1917 г. более 90 % уездов России бушевали в бунтах, в городах бесчинствовала уго­ловщина. После Февральской революции была произведена бездумная амнистия, и вместо жертв царизма на воли оказались тысячи уголовников. Полиция была практически полностью парализована. На улицах Петрограда происходили вооруженные столкновения. Красноречивым фактом, показывающим уровень развала России, было то, что полиция боялась заходить в некоторые кварталы Петрограда, т.е. власть не полностью контролировала даже столицу страны. Русский писатель В. Г. Короленко в сво­ем дневнике ноября 1917 г с горечью констатировал:

«Общество распадется на элемен­ты без общественной связи… Наша психология…— это орга­низм без костяка, мягкотелый и неустойчивый. Русский народ якобы религиозен, но теперь религия нигде не чувствуется»[4].

Начался парад суве­ренитетов. Объявили о своей независимости от России: Украина, Финляндия, Закавказье, Северный Кавказ, Литва, Молдавия (Валахия). Большевикам досталась полностью разрушенная страна с фактически отсутствием централизованной власти. Эту страну необходимо вновь было собирать и вести вперед к новым победам.

Исторический парадокс заключался в том, что именно интернационалисты большевики, столько говорившие о праве наций на самоопределение, сделали все возможное и невозможное, чтобы вновь сплотить Россию. А те, кто очень много рассуждал о «великой и неделимой», на деле сделали все, чтобы довести страну до полного развала. Сегодня это все забыто, но тогда это очевидное обстоятельство признавали даже «белые»:

«противобольшевистское движение силою вещей слишком связало себя с иностранными элементами и поэто­му невольно окружило большевиков известным националь­ным ореолом, по существу, чуждым его природе. Причудли­вая диалектика истории неожиданно выдвинула советскую власть с ее идеологией интернационала на роль национально­го фактора современной русской жизни, — в то время как наш национализм, оставаясь непоколебленным в принципе, потускнел и поблек на практике вследствие своих хрониче­ских альянсов с так называемыми «союзниками»»[5].

 


[1] Солоневич И. Л. Народная монархия. – М., 1999 – с. 68.

[2] Зернов Н. Русское религиозное возрождение XX века. – Париж., 1991. - с. 53

[3] Бибихин В. В. Из рассказов А. Ф. Лосева // Вопросы филосо­фии, 1991 № 10. С. 140—141, 146.

[4] Короленко В. Г. Дневники // Память. - № 2. – Париж, 1979. – с. 379.

[5] Устрялов Н. В. Национал большевизм. – М., 2003. – с. 51.

Определение понятия «общество»

Определение понятия «общество» - субъекта исторического процесса. Слова «общество» как в быту, так и в науке используется для обозначения тех или иных общественных и прочих организаций: «Философское общество», «Общество охраны памятников истории и культуры», «Общество взаимного кредита», общества любителей кошек, собак, акционерные общества и т. п.

Какая же форма общества является субъектом исторического процесса? В конце концов, футбольная команда тоже общество, но она не является субъектом исторического процесса.

Для того чтобы влиять на процесс, в том числе и исторический, необходимо быть включенным в него. Например, нельзя выиграть турнир по футболу, не приехав на него.

Для того, чтобы быть реальным субъектом исторического процесса необходимо также быть равным другим субъектам этого процесса. Аналогично, вряд ли можно составить конкуренцию другим футбольным командам, если ваша команда состоит из одного, двух игроков.

Значит, чтобы противостоять другим обществам, необходимо объединение. Чем больше объединяющееся общество, тем оно будет сильнее. Но где естественные границы такого объединения? Почему существуют множество государств? Почему Россия не объединится в единое государство с Китаем, в целях повышения эффективности своего противостояния с США?

Россия не объединяется с Китаем, потому что русские и китайцы – разные нации. У этих народов разные ценностные ориентации, а значит разные подходы к обустройству своего бытия. Не выполнено главное необходимое условие для образования общества – единство социального аксиотипа. Поэтому добровольно единое общество создать русские и китайцы не могут. Общество у этих двух народов может возникнуть только в случае подчинения одного народа другим.

История развития человеческого общества – это история развития этнических обществ. Первое государство возникало ни у абстрактного общества, первое государство возникло у народа шумер. Общество как субъект исторического процесса всегда этноспецифично, всегда есть воплощение духа конкретного народа. Таким образом, субъектом исторического процесса всегда выступает этносоциальное образование.

Если к этому добавить, что общество как субъект исторического процесса – это исторически сложившийся социум, т.е. устойчивость общества должна пройти проверку временем, то можно дать окончательное определение понятие общества – субъекта исторического процесса.

Определение понятия «общество». Общество — исторически сложившиеся совокупность людей, сплоченных наличием социальной дифференциации и единством социального аксиотипа, возникающего, как правило, вследствие общего этнического происхождения членов общества.

Как и люди, все общества разные, каждому обществу присущи свои таланты, слабости и недостатки. Но как у человека, так и у общества существует центральная задача — максимально раскрыть свой творческий потенциал, раскрыть себя на все сто. Когда мы говорим о реализации этой задачи применимо к отдельной личности, то мы говорим об самоактуализации, а когда применительно к обществу, то о миссии.

Миссия общества – предназначение, призвание, цель и смысл существования общества, отличие общества от остальных обществ. Миссия общества – это не обязательно миссия общества, понимаемого в предельно широком смысле, может существовать миссия философского общества, миссия какой-либо организации.

Мы разобрали вопрос о природе общественной связи, выяснили какое общество может стать субъектом исторического процесса. Теперь последний штрих, разберем структуру общества.

the-soviet-union

nacionalnajadoktrina.jpg