Sidebar

В корне нельзя согласиться с теми, кто вслед за Бердяевым повторяет, что русские «полярный народ», что в нем уживаются прямо противоположные качества такие как, например, анархизм и любовь к государству. Такие идеи всегда, в конечном счете, ведут к негативной оценке всего комплекса социально-психологический особенностей психологического склада нации, к идеям о «гемофрадитном комплексе», «ушибленностью ширью» и т. д. Раздвоение личности бывает только у шизофреников[1].

Противоречивость. Обычно идеи об абвивалентности российского национального психического склада рождаются из идей, о «противоречивом» расположении между Европой и Азией, между христианством и исламом, особенностями российского климата, в котором холодная зима сменяется теплым летом.

Все эти обоснования в высшей степени надуманы. Во-первых, любой народ живет между различными культурами и народами, русские здесь не исключение, о наивности «азиопной» концепции мы писали выше. Приход весны на смену зимы - не уникально российское явление. И если бы климат действительно таким образом однозначно формировал характер народа, то чукчи и другие народы севера обладали во многом таким же менталитетом, как и русские. Практически все народы живут на стыке разных религиозных концессий, более того, множество народов не только расположены между двумя религиями, но и сами расколоты на разные религиозные течения, примером могут послужить немцы, французы, американцы, англичане и т.д.

Но откуда же взялась столь популярная идея о раздвоенности русского национального характера? Во-первых, мнение исследователей о раздвоенности психологии своего народа характерно не только для России, так, исследуя ценности американского общества, Д. Ф. Кубер и Р. А. Хапер в книге «Проблемы американского общества: конфликт ценностей»[2], так же пишут о противоречивости и несовместимости ценностей американского национального психического склада. Подобные идеи, чаще всего, есть не показатель раздвоенности психологии народа, а идейной раздвоенности исследователя, неспособности его понять дух народа. Противоречив не аксиотип, а концептуальные схемы исследователя. А противоречивость в этом случае, как известно, есть синоним их неверности.

Вспомним судьбу самого Бердяева. Наполовину француз (мать), наполовину русский (отец), первоначально марксист, затем ярый критик марксизма, сначала был антимонархистом, потом монархистом. Вся жизнь Бердяева - это сплошные метания, поэтому, когда он писал о метаниях русского народа, он неосознанно экстраполировал свою судьбу на судьбу всего народа.

Не раз многими исследователями справедливо подчеркивалось, что в русской психологии уживаются анархизм и любовь к государству. Но свидетельствует ли это о противоречивости русского психического склада? На первый и поверхностный взгляд – да. Но в действительности нельзя говорить о любви или ненависти к такому широкому понятию как государство. Русский народ не любит, чиновников, законы, бояр (окружение государя), но любит: государя, территорию (ни пяди земли), государство как заступника и помощника, как реализатора некой идеи.

Нельзя также судить о национально-психологических особенностях всего народа по национально-психологическим особенностям отдельных, даже наиболее ярких его представителей. Необходимо крайне осторожно судить о взглядах народа в целом, основываясь лишь на мировоззрениях выдающихся писателей, полководцев и т. д. Поведение, взгляды, произведения великих людей часто могут не отражать особенности психологического склада всего народа. По сути, они и становятся великими людьми потому, что обладают очень специфическим набором качеств, который присущ далеко не каждому представителю народа.

В основе заблуждений Бердяева лежала также абсолютизация конкретного исторического момента, непонимание того, что поведение народа во многом детерминировано объективными обстоятельствами. В труде «Душа России» Бердяев пишет:

«Россия — самая безгосударственная, самая анархическая страна в мире. И русский народ — самый аполитический народ, никогда не умевший устраивать свою землю. Все подлинно русские, национальные наши писатели, мысли­тели, публицисты — все были безгосударственниками, сво­еобразными анархистами. Анархизм — явление русского духа, он по-разному был присущ и нашим крайним левым, и нашим крайним правым…

Россию почти невозмож­но сдвинуть с места, так она отяжелела, так инертна, так ленива, так погружена в материю, так покорно мирится со своей жизнью» [3].

Это труд написан в 1915 году, за два года до того, как «аполитичный народ» совершил революцию, ставшей центральным политическим событием двадцатого столетия, изменившим весь мир, а последующий массовый энтузиазм русского народа вряд ли имеет исторические аналоги. Значит, инертность была обусловлена не качествами русского народа, а социально-экономическим укладом царской России, тормозившим его развитие. Так называемая «безгосударственность» русских писателей, мыслителей, публицистов XIX столетия была детерминирована не природным анархизмом русских, а глубокими противоречиями, созревшими и резко усугубившимися в XIX веке. Остро чувствуя разрастание кризиса, предчувствуя беду, русская интеллигенция отворачивалась не от государственности как таковой, а от её формы, существовавшей в той России.

 


[1] Аунтетично шизофрения имеет иные проявления.

[2] Cuber J. F., Harper R. A. Problems of American society: values in conflict. –N. Y., 1948. – p. 369

[3] Русская идея: сборник произведений русских мыслителей / сост. Васильев Е. А. – М., 2002 – с. 292-302


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 83 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

§ 2. Ступени развития человечества

§ 2. Ступени развития человечества

Поскреби русского

Если поскрести не только русского? Вряд ли кто не слышал фразу: «Поскреби любого русского — татарин сыщется». Верна ли она? Сегодня данная шутка обрела второе рождение и возводится в ранг научной аксиомы некоторыми националистами, проживающих в сопредельных с России государствах.

Во-первых, необходимо знать, что данная фраза - не некая русская поговорка, а очередная «глубокая» мысль очередного западного мыслителя, высказанная во время очередной интервенции – французского писателя Местра, жившего в эпоху Наполеона. Нам не привыкать к таким глубокомысленным сентенциям: «неполноценные славяне», «орды с Востока» и т.д. и т. п. Запад всегда к нам относился как к ордам, неполноценным, татарам, некоторые считали, что у нас даже медведи ходят по улицам.

Во-вторых, в действительности русские - наиболее гомогенная нация из всех славянских этносов. Потому что только русская нация никогда не была оккупирована другими народами. Представители ни одного славянского этноса не могут сказать о себе то же самое. Ни одного!

Поляки, чехи и др., расположенные на стыке цивилизаций представляют собой смешанный тип, имеющий в своем составе как элементы германской, так и славянской расы. В то же время балканские народы сербы, болгары и др., долгое время пребывавшие под османским игом, имеют в своем генотипе тюркские элементы. Оккупированы были также белорусы и украинцы, причем в этногенезе последних, принимали участи не только турки, но также в значительном количестве румыны, венгры, евреи, которые также не относятся к славянской расе. Это в большей степени верно для населения западных регионов Украины.

Теперь вернемся к теме татаро-монгольского ига. Очень часто приходится слышать, что русские имеют в своем генотипе много монголоидных генов, что является результатом татаро-монгольского ига. В действительности, это не более чем надругательство над исторической фактологией.

Понятно, почему в жилах многих западных славян течет кровь романской и особенно германской рас. Немцы, завоевывая народ, всегда стремятся его онемечить, навязать религию, стереотипы поведения. Онемеченный таким образом народ очень быстро ассимилируется с завоевателями, как физиологически, так и психологически.

С татаро-монгольским игом - принципиально другая история. Никаких соприкосновений русские с завоевателями не имели. Русские жили в своем государстве, татаро-монголы в своей Орде, таким образом, получался своеобразный симбиоз. Русские платили дань, а татаро-монголы охраняли обширные внешние рубежи государства. Они не навязывали язык, веру, культуру, не вмешивались в дела церкви и внутренние дела Руси, исключая назначение великого князя. Все взаимоотношения русских с татаро-монголами исчерпывалось ежегодными приездами небольшого количества сборщиков дани (баскаков). Да и то, по прошествии небольшого количества времени (20 лет) эта функция стала осуществляться русскими, которые сами возили дань в Орду. Поэтому русский историк Василий Осипович Ключевский констатировал очевидное:

«Ордынские ханы не навязывали Руси каких-либо своих порядков, довольствуясь данью, даже плохо вникали в порядок, там действующий»[1].

Русские не только не смешивались с татаро-монголами, но вообще плохо представляли, как последние выглядят, о чем свидетельствуют литературные памятники того времени: татаро-монгол изображали также, как русских[2].

По сути дела, понятие «иго» не очень уместно, ведь речь лишь о набеге кочевых племен, неуютно чувствовавших себя в лесах и поэтому быстро убравшихся с русской земли в более привычные для них степи. Земли, населяемые русскими, никогда не входили в состав Золотой орды (рис. 9). Русские только платили дань. В этом принципиальное отличие российской истории от истории не только абсолютно всех славянских народов, но и многих европейских, которые были покорены завоевателями, принадлежащих к иным нежили индоевропейцы расам и жили вместе с захватчиками на одной территории.

Испания долгое время была порабощена арабами, турки доходили до Вены, громадные полчища монголоидных гуннов покорили половину Европы, включая территорию современной Германии в IV-V веке, а затем осели в центральной Европе.

Меленькая ремарка о самых чистокровных арийцах. Пруссия возникла в результате военной экспансии немецких феодалов покорения ими плен пруссов, родственных славянам. Ядро Саксонии образовалось в результате покорения части полабских славян серболужицкой группы, которые были ассимилированы германскими захватчиками. Оставим историкам спор о происхождении слов «Бавария». Некоторые, например, считают, что «Бавария» происходит от «бу» + «Авария» = «Это – Авария»[3]. Подтверждением названия является исторический факт того, что германцы-баварцы тех времен бились против экспансии Карла Великого, встав под знамена монголоидного этноса авар, который затем был ассимилирован европейскими народами.

Сам же монголоидный народ авар, основал одно из самых больших европейских государств - Аварский каганат (VI-VIII век), простирался от современной Черногории до Австрии, включая последнюю.

Ничего подобного не было в Древнерусском государстве, русские и татаро-монголы жили в разных государствах. В этом уникальность ига. Конечно, плата дани не способствовала росту экономики, но это уже совсем другая тема.

Подчеркнем, что монголоидные народы гуннов, авар, сформировавшись в Центральной Азии, проникали в Европу, минуя земли, населенные русскими, т. к. последние жили в лесной зоне, крайне неудобной для передвижения кочевников. Кочевники проникали в Европу через степные районы Причерноморья.

Золотая орда XVII вв.

рис. 9

Подтверждением того, что татаро-монгольское иго не являлись для русских слишком обременительным, является один примечательный факт. Зажатые между Западом и Востоком наши предки все силы на то чтобы дать отпор западным полчищам.

Всем известно имя великого русского полководца Александра Невского. Известны и его военные подвиги - разгром шведов и немцев. Но люди, не являющиеся историками, обычно не сопоставляют даты, а ведь известная битва с шведами на Чудском озере была в 1242 году, т.е. почти сразу после взятия Батыем Киева. Таким силу русского оружия Александр направил против западных завоевателей, а не против Батыя. Почему? Ведь русские могли объединиться с войском европейских стран для отражения татаро-монгольской агрессии. И такие предложения поступали из Европы неоднократно.

Потому что в обмен на военную помощь папская курия требовала отказа от православия и многих других уступок. Германцы, с которыми русские столкнулись в то же время, когда и с татаро-монголами, всегда подчиняли, онемечивали население, уничтожали его самобытность. Именно такое онемечивание произошло с народами Прибалтики, ведь, например, литовцы этически близки русским. Русские правители сделали абсолютно правильный выбор и из двух зол выбрали меньшее. Они вступили в союз с татаро-монголами для отражения европейской агрессии, а не наоборот. Поэтому дань, которую платили русские, можно уподобить плате за право остаться русскими.

«Кстати, об Александре. Именно ему, совершенно обоснованно канонизированному Русской Православной Церковью, мы обязаны тем, что сохранились как русские, а впоследствии создали Великую Россию. Умный и глубоко верующий князь отлично понимал (по­учительный пример для нас — сегодняшних!), откуда исходит глав­ная угроза Руси. И поняв, сделал выбор в пользу союза с Ордой, которой от русских требовалась исключительно дань и политичес­кая лояльность, а не ПОРАБОЩЕННЫЙ ДУХ. В итоге, как извест­но, Александр разгромил в пух и прах европейских «цивилизато­ров». И даже готовился совместно с литовским князем-язычником Миндовгом к походу на немцев, чтобы прикончить орден. Но не вышло — рожденные в один год, оба князя в один год и умерли: Миндовга зарезали заговорщики, Александр скончался, как считают некоторые историки, от яда. «Запад», как видно, и в те времена имел среди наших «власть имущих» свою «пятую колонну»[4].

На самом деле можно было и не делать этот исторический экскурс, т. к. научные данные свидетельствует практически об отсутствии в генах х геном генотипе монголоидного происхождения. Вклад монголоидного компонента у русских составляет около 2 %, в то время как у башкиров этот компонент достигает 65 %[5].

Конечно, абсолютно «чистых» этносов нет, все этносы вовлечены в процессы метисации же, определенную иерархию гомогенности для славянских этносов построить можно. Наиболее гомогенными славянами являются русские и белорусы, последние, хоть и были оккупированы продолжительное время, но смешивались в основном с другими славянскими этносами. Вторая ступень гомогенности принадлежит чехам, словакам, т. к. они смешивались хоть и не со славянскими народами, но с наиболее близкими им этнически, в основном с представителями германской расы. Третья ступень гомогенности принадлежит полякам, которые смешивались не только с представителями германской расы и русскими, но и с евреями, которые довольно далеки в этническом отношении от славян. Еврейская диаспора в Польше была самой многочисленной в Европе, в 1939 г. евреи по разным оценкам составляли от 10 % до 15 % населения Польши. То же самое можно сказать о западных украинцах, а также балканских этносов, этногенез которых протекал в условиях метисации с неиндоевропейскими этносами.

Именно поэтому по результатам анализов митохондриальной ДНК, согласно которым русские от татар находятся на генетическом расстоянии в 30 условных единиц, а вот между украинцами из Львова и татарами генетическое расстояние составляет всего 10 единиц. В то же самое время украинцы из левобережной Украины генетически так же близки к русским, а генетическое расстояние между русским и левобережным украинцем всего 2-3 единицы. Проще говоря, они почти идентичны[6].

Особо стоит подчеркнуть, что этническая структура народа не всегда детерминирует его воззрения, внешнеполитические пристрастия. Нельзя также говорить о неполноценности одних народов по сравнению другими, ссылаясь на гомогенность. Не стоит забывать, что наиболее гомогенны некоторые африканские племена. Тем не менее, мы посчитали невозможным обойти вниманием тему, которая сегодня постоянно становится предметом острых политических дискуссий.

 


[1] Ключевский В.О. Курс русской истории. – М., 1999. – с.123.

[2] Именно исходя из этого, некоторые историки фоменковского направления утверждают, что татаро-монгол не существовало и это наименование кочевых русских племен.

[3] Даже само слово авария, как катастрофа, – от аваров, ввергших средневековую Европу в "аварийный" ужас.

[4] Медведев В. С., Хомяков В.Е., Белокур В.М. Национальная идея или Чего ожидает Бог от России. – М., 2004. - с. 58.

[5] С. А. Боринская, Э. К. Хуснутдинова - член-корреспондент Академии наук Республики Башкортостан Этногеномика: история с географией Человек, 2002, № 1, - c.19-30.

[6] Лицо русской национальности. Лане Д., Петухов С. // Коммерсантъ-Власть №38(641). 26.09.2005.

Кто создает стоимость?

Хлеб, одежда, автомобиль…Каждого человека окружают многочисленные вещи. Откуда эти вещи берутся? Кто их создает? В экономической науке это вопрос звучит следующим образом: кто или что создает стоимость? Это важнейший вопрос экономической науки, вокруг которого было сломано множество копий и решение которого позволит нам распутать весь клубок проблем, связанных с тоталитарным капитализмом.

Стоимость создает только труд или природа. Все полезные окружающие нас вещи созданы трудом или природой. Специфичность создания стоимости природой состоит в том, что только труд включает потенциальную стоимость, созданную природой в состав стоимости товара. Например, страна обладать плодородной почвой, большими запасами угля, нефти, газа. Но если к этому не приложен человеческий труд, то все это не будет иметь ровным счетом никакой стоимости. Как говорится: «без труда не выловишь и рыбку из пруда». Поэтому, по мнению многих мыслителей, природа создает лишь потенциальную стоимость, реальную же стоимость создает только труд.

Только труд создает стоимость – таков основной постулат теории трудовой стоимости. Этот постулат в силу его очевидности, разделяли большинство серьезных экономистов, независимо от политических взглядов. А одним из основателей теории трудовой стоимости был, пожалуй, самый известный либеральный экономист – Адам Смит[1]. На позициях теории трудовой стоимости стояли классики: Пети, Риккардо и мн. др.

Но так было до появления марксистской теории. Дело в том, что Маркс сделал очевидный вывод из теории трудовой стоимости. Раз только труд создает стоимость, то капиталист отнимает часть стоимости, созданной трудом рабочих. Было введено понятие «прибавочная стоимость» — стоимость, создаваемая трудом наёмного рабочего и безвозмездно присваиваемая собственником средств производства — капиталистом. Понятно, что из этого постулата следовали политически окрашенные выводы.

Либеральной экономической мысли пришлось срочно пришлось латать идеологическую пробоину. Появился новый фактор создающий стоимость – капитал (средства производства)[2]. Мол, в производстве участвуют не только труд и природа, но и средства производства: станки, оборудование и т.д. Но это чистой воды идеология[3].

Уже в теории трудовой стоимости было показано, что никакие средства производства не создают стоимости. Самосоздающийся станок, работающий без участия оператора, обслуживающего персонала пока лишь фантастика. Но дело даже не в том, что сами по себе средства производства без труда человека не могут создать ничего. Дело в том, что сами средства производства не свалились с неба, а созданы трудом.

Средства производства и труд рабочего – это все труд, но разные формы труда. Средства производства — овеществленный труд, а непосредственный труд рабочего на станке – живой труд. Пример. Рабочий сделал на станке деталь. В этой детали воплощен труд рабочего (живой труд), и труд рабочего, который сделал станок (овеществленный труд).

Итак, если мы отбросим всю идеологию, то заключим, что только труд и природа создает стоимость товара, только трудом физическим или интеллектуальным или природой созданы все окружающие нас вещи. Специфичность создания стоимости природой состоит в том, что только труд включает потенциальную стоимость, созданную природой в состав стоимости товара. Следственно реальную стоимость или просто стоимость создает только труд. Только труд может создать товар или услугу.

С трудовой теорией стоимости теснейшим образом связано понятие «эксплуатация».

 


[1] СПРАВКА. Адам Смит (1723-1790) экономист и философ. Многие ошибочно называют его английским экономистом. В действительности А. Смит – шотландский экономист, родившийся и умерший в Шотландии. Автор известного понятия «невидимая рука рынка». Нередко именно А. Смита называют родоначальником теории трудовой стоимости.

[2] Подобные теории существовали и раньше, но пышным цветом они развели именно после появления марксизма.

[3] Идеологи светлого капиталистического завтра пошли дальше, и если мы сегодня откроем учебник по экономики, то увидим, что теперь появился новый четвертый фактор производства — предпринимательская способность. Появление данного фактора на страницах отечественных учебников обусловлено бездумным переписыванием западных учебных пособий. Порой совпадения достигают не абзацев, а целых страниц. Но это пусть останется на совести «авторов». В действительности, труд как совокупность разнообразных качеств человека, используемых в производстве, уже включает в себя предпринимательскую способность, как и многие другие способности. Или западные экономисты хотят сказать, что предприниматель не трудится? Утверждать, что в производстве участвует труд и еще отдельно предпринимательская способность бессмысленница, аналогично той, если бы мы говорили, что по небу летит самолет и его крыло.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg