Sidebar

Горжусь, что я – россиянин

А. Суворов

Недавно в центре Москвы, напротив Храма Христа Спасителя, был установлен памятник Государю Александру II, на котором начертаны следующие слова: «Отменил в 1861 г. крепостное право в России и освободил миллионы крестьян от многовекового рабства».

Многовековое рабство русских крестьян, мягко говоря, - преувеличение. Крепостное право было необходимым институтом в условиях перманентной внешней агрессии, отражение которой актуализировало необходимость больших военных расходов, которые государство самостоятельно потянуть не могло.

«Крестьянина прикрепили, что бы он кормил помещика, ратного человека, которого иначе бедное государств содержать не смогло»[1].

Государство не могло позволить и свободный переход крестьян от помещика к помещику, в результате чего некоторые помещики - нерадивые хозяева могли лишиться средств к существованию, а ведь, несмотря на свою бесхозяйственность, они могли быть отличными воинами, а это было решающим для государства. Крестьяне содержали помещика, помещик служил государству, по такой формуле существовало крепостное право. По сути, крестьяне были крепостными помещика, а он был крепостным государя. Иначе в условиях постоянной военной агрессии не выжили бы ни крестьяне, ни помещики, никто.

Причем санкции за отказ от службы были довольно жесткими. Так вплоть до 1754 г. недоросли из дворян за неявку вовремя на военную службу посылались в солдаты или матросы. Крепостное право не было рабством в смысле эксплуатации одной части общества другой частью общества. Крепостное право было необходимой формой существования социума в условиях постоянной геополитической напряженности.

А теперь важная дата - 1762 год. В этот год издается манифест о вольности дворянства, принятом во время краткосрочного и незначительного царствования Петра III и подтвержденного Екатериной II. Дворянам было позволено не служить государству и не обязательно быть ратным человеком.

Начиная с этого года, крепостное право превратилось действительно в то, что можно ассоциировать с рабством и стало тормозом в развитии общества.

«До Петра III, рас­крепостившего служилый класс, крепостного права почти не существовало: оно было общим. И дворянин, и пахарь, и царь, по за­мыслу Петра Великого, были скованы до гроба государственной работой. Никому не разрешалось ничего не делать, никто — под страхом тяжелых кар — не мог быть паразитом общества… Но вторжение иноземцев все испортило. Петр III раскрепос­тил дворян, позабыв при этом раскрепостить народ. Коренному немцу хотелось видеть вокруг себя феодалов, и вот сто тысяч дворян были посажены на готовые хлеба. Тогда именно, мне кажется, и началось свинство русской жизни, подготовившее нашествие бесов»[2].

Таким образом, крепостное право, как рудимент просуществовало менее 100 лет (1762-1861 гг.). Оно было несовместимо не только с экономическим прогрессом, но и ментально не соответствовало таким качествам русского характера как сострадание и стремлению к равенству.

«Русские моральные оценки в значительной степени определялись протестом против крепостного права. Это отразилось в русской литературе. Белинский не хочет блаженства для себя, для одного из тысячи, если братья его страдают. Н. Михай­ловский не хочет прав для себя, если мужики не имеют прав. Все русское народничество вышло из жалости и сострадания. Кающиеся дворяне в 70-е годы отказыва­лись от своих привилегий и шли в народ, чтобы ему служить и с ним слиться. Русский гений, богатый арис­тократ Л. Толстой всю жизнь мучается от своего приви­легированного положения, кается, хочет от всего отка­заться, опроститься, стать мужиком»[3].

И, наконец, нельзя не упомянуть о вполне объяснимой тенденциозности советских учебников, в которых рассказывалось о забитости крестьянина, обусловленного многолетним рабством. В действительности по переписи 1858 г. крепостные составляли немногим более трети населения - 34 %[4].

Стоит упомянуть также, что современное общество выходцев из Европы в США без всяких моральных проблем триста лет использовало рабство, считаясь при этом идеалом демократии. Но в то же время, с Запада осыпали про­клятиями «деспотическую Россию» за крепостное пра­во, просуществовавшее очень недолго и лишь в цен­тральных областях. Основатель теории гражданского общества английский философ Джон Локк помогал со­ставлять конституции рабовладельческих штатов США и вложил все свои сбережения в работорговлю[5].

 


[1] Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. – М., 1989. – с. 431.

[2] Меньшиков М. О. Письма к русской нации. – М., 2000. — с. 47.

[3] Бердяев Н. А. Русская идея. – М., 2000. – с. 85.

[4] Воловикова М.И. Представления русских о нравственном идеале. – М., 2004. – с. 72.

[5] Кара-Мурза С.Г. Истмат и проблема восток-запад. – M., 2001. – 26.

Похожие статьи:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 88 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Воровство

Капитализм детерминирует воровство. Поэтому вполне закономерно: с приходом данной социальной системы на нашу многострадальную землю количество преступлений в странах СНГ увеличилось в 6–8 раз[1]. Но даже при всеобъемлющей коррупции в России не надо думать, что в России воруют больше чем в других странах. Общий коррупционный бюджет в мире от 840 млрд. евро (более 1 триллиона долларов)[2].

Воровство на Западе и в России имеет свою специфику. На Западе воровство детерминировано индивидуализм и материализмом. Каждый сам за себя, значит воруй у всех, у кого можно украсть. Материализм как неумная жажда наживы толкает к воровству неограниченному и несдерживаемому ничем. Только бесчисленное количество охранников, камеры слежения, развешанные на улицах, подъездах, в магазинах, полицейские, стреляющие в преступника, без сантиментов типа: «Стой! Стрелять буду»[3], только все это кое-как удерживает западного человека от массового воровства.

«Скажите, Читатель, что будут делать жите­ли Вашего родного города, если вдруг на час полностью «отрубят» свет? Вероятно, жечь свечи да может быть, еще ругать Чубайса. А вот «цивилизованные» американцы, когда однажды подобное слу­чилось в Нью-Йорке, не сговариваясь, кинулись грабить магазины! Причем — не какая-то шпана из Гарлема, а все сразу. Иначе не объяснить, как всего за 52 минуты темноты с полок исчезло товаров более чем на миллиард (!) долларов…»[4].

Банальная истина: «для американцев национальный вид спорта — заполнить декларации таким образом, чтобы государству досталось как можно меньше. В этом году недоимка составила 350 млрд долларов, сообщает Си-Би-Эс»[5]. А если отвлечься от слов «национальный вид спорта», «недоимка», о чем идет речь? Речь идет о том, что воровство есть общенациональная черта американцев, причем не осуждаемая, а мифологизированная как некая забава.

Воровство в больших объемах вообще вызывает уважение, мол, какой умный столько ворует и не попадается. На Западе воруют масштабно и с удовольствием, а самых крупных мошенников окружает ореол почитания. О них снимают фильмы, пишут книги, ставят памятники.

в США в 2008 году в бывшем здании суда напротив мэрии Лас-Вегаса открывается первый в мире музей мафии, а 7,5 миллиона на этот проект выделено из муниципального бюджета. Ведь мэр Лас-Вегаса, который ранее прославился тем, что был адвокатом известных американских мафиози, не стесняясь, заявил: «Город основан ими (мафией — прим. авт.), и я никогда этого не стыдился, потому что представлял их интересы, и они сделали меня богатым человеком»[6]. Симптоматично то, что в сформированный наблюдательный совет вошли представители СМИ и… бывший руководитель отделения ФБР в Лас-Вегасе. Неудивительно, если ФБР в ближайшем будущем начнет курировать возведение памятников мафиози.

У русских вороватость есть следствие коллективизма. У русских частная собственность не священна, все должно быть общим. А поэтому для русских воровство это вроде, как и не грех, ведь взял не чужое, а как бы общее, как бы даже немножко свое. В России воровали всегда по мелочи.

Конечно, воруют везде, и вопрос не в этом, вопрос в том какое отношение к воровству складывается в обществе. На Западе крупным ворам - уважение, мелким - презрение. В России существует презрительное отношение к крупным ворам, и снисхождение по отношению к мелким.

 


[1] Основы социологии и политологии // под ред. Бороноева А.О. - М., 2001. - с. 138

[2] Госдума ратифицировала Конвенцию ООН против коррупции. Sakhalin.info 19.02.2006

[3] В СССР милиционера, выстрелявшего в преступника без предупредительного выстрела и слов «Стой! Стрелять буду» могли отдать под суд.

[4] Медведев В. С., Хомяков В.Е., Белокур В.М. Национальная идея или Чего ожидает Бог от России. – М., 2004 - с. 58.

[5]14.04.2006, телекомпания НТВ.

[6] Мэр Лас-Вегаса не стыдится своих связей с мафией. Новые Известия. 06.09.2006.

Назначение общества

Когда у общества нет времени на размышления,

долго потом размышлять придётся его потомкам

Л.С. Сухоруков

Для чего существует общество? Объяснение природы общественной связи на протяжении истории социально-философской мысли оставалось центральной проблемой всех теорий общества. Какова причина, толкающая людей к созданию общества?

Люди создают общество, потому что они стремятся к взаимоотношениям. А вступают во взаимоотношения, потому что стремятся удовлетворить свои потребности, в основе которых лежат ценностные ориентации.

Как мы знаем, существует два осевых типа ценностных ориентаций: духовность и материальность и две осевые формы ценностных ориентаций: коллективизм и индивидуализм.

Назначение общества. Поэтому во взаимоотношениях можно было бы выделять четыре стороны: материальную, духовною, коллективистскую и индивидуалистическую. Но как мы помним индивидуализм – форма ценностных ориентаций, в основе которой лежит принцип «окружающие не должны играть значимую роль в моей жизни». А это значит, что индивидуализм не сплачивает людей, а наоборот разобщает. И следственно, выделять индивидуалистическую строну взаимоотношений было бы не правомерно. Таким образом, во взаимоотношениях можно выделить три стороны: материальную, духовную и коллективистскую (социальную).

Материальная сторона взаимоотношений. Взаимоотношения с другими людьми приносят человеку материальные выгоды. Материальные выгоды от взаимоотношений можно разделить на две группы. Первая - выгоды от совместных действий, как известно «один в поле не воин». Например, один человек не может сдвинуть мешающий камень, а два человека могут. С помощью других людей человек строит каналы, возводит здания и многое другое, что одному человеку не под силу. Вторая группа - выгоды от специализации. Вряд ли доктор сам будет строить дом, лучше доверить это профессиональным строителям, а строителю вряд ли стоит заниматься самолечением, лучше обратиться к профессиональному врачу. Итак, взаимоотношения экономически, материально выгодны, но стремление к взаимоотношениям обусловлены не только этим.

Духовная сторона взаимоотношений. Без других людей человек не может стать человеком, людьми становятся в обществе. Идея Бога не может сформироваться у человека, выросшего в волчьей стае. Естественно и альтруистические потребности взаимосвязаны с социальными процессами. Поэтому взаимоотношения незаменимы в процессе формирования духовности человека. В конечном счете, самоактуализация – это раскрытие внутреннего «Я» для других. Действительно, зачем писать стихи, если их никто не прочтет, зачем рисовать картины, если их никто не увидит?

«Творческое горение — это не просто осознание собственного несовер­шенства, это обращение к иному миру с целью преобразо­вать мир существующий. Творчество — это не поглощен­ность собой, а выход из себя, освобождение»[1].

Социальная сторона взаимоотношений. В течение тысячелетий постоянные взаимоотношения выработали у людей потребность к взаимоотношениям как таковым. Потребность в общении стала самостоятельной потребностью, а лишение человека общения приводят к серьезным психическим расстройствам. Известно, что человек в одиночке сходит с ума. В основе коллективистских потребностей

Человек получает сильнейшую психическую стимуляцию в ходе общения с другими людьми и таким образом удовлетворяет психические потребности[2].

У американского писателя Р. Брэдбери есть интересный рассказ (Каникулы 1963), повествующий о том, как человека раздражали все люди. И он стал мечтать: «Проснуться завтра, и во всем мире ни души…Просто все исчезнет с лица земли. Оставить землю и море, и все что растет — цветы, траву, плодовые деревья. И животные тоже пусть остаются. Все оставить, кроме человека, который охотится, когда не голоден, ест, когда сыт, жесток, хотя его никто не задевает». Его мечты сбылись. В один день он встал и увидел, что в мире больше никого нет, только он, жена и ребенок. Остались магазины полные продуктов, можно было выбирать любой автомобиль и ехать куда угодно. Не было автомобильных пробок, но человек все равно чувствовал себя несчастным. Ему не хватало одного – других людей.

Взаимоотношения трудно разделить на обособленные части: материальную, духовную и социальную. Все эти части тесно переплетены между собой. Вступая во взаимоотношения, например, с сослуживцами человек чаще всего удовлетворяет материальные, духовные и психические потребности одновременно.

Назначение общества. Итак, общество создается с целью повышения эффективности удовлетворения материальных, духовных и социальных потребностей членов общества. Соответственно этим группам потребностей создаются три основных сферы жизнедеятельности общества: материальное производство (экономика), духовное производство (культура)[3], коммуникативная и управленческая деятельность (политика).

Мы разобрали вопрос о внутренних причинах образования общества, но почему существует так много различных обществ? Почему люди создают различные общества?

 


[1] Кановская М. Николай Бердяев за 90 минут. – М., 2006 – с. 23.

[2] Психические потребности – это потребности, обусловленные поддержать нормальное функционирование психики. Сюда входят потребности в сенсорной стимуляции (например, потребность информационной новизне, в ярких переживаниях, интеллектуальной тренировки), сне.

[3] Понятие «культура» обычно понимается шире.

Доверие слову

Разная степень рациональности русского и западного психотипа обуславливает различное отношение к слову. На Западе слову не придают такого значения, как в России. Когда Буш говорит, что в Ираке есть оружие массового уничтожения и Ирак надо освободить, то все на Западе понимают, что в Ираке есть нефть и ее надо захватить. Когда руководители Франции и Германии заявляют, что оружия в Ираке нет, и они осуждают США, это означает, что они занимают позицию протеста, для того чтобы получить свою долю при грабеже Ирака. Во время войны 2003 года в Ираке решительнее всех против войны высказалась Франция. Один российский политолог высказал очень верную мысль о якобы расколотом Западе: «Не дай бог России присоединится к хору протестующих, они все потом опять переметнутся к США, оставив нас в конфронтации с Америкой один на один». И действительно, первым поздравил президента Буша с падением Багдада президент Франции – Ж. Ширак.

Только русские готовы бороться за правду и возмущаться ложью, двойными стандартами, сфабрикованостью обвинений и т.д. На Западе же такие категории как правда, ложь интересует общество гораздо меньше, там они заменяются категориями «выгодно» и «невыгодно».

the-soviet-union

nacionalnajadoktrina.jpg