Sidebar




Горжусь, что я – россиянин

А. Суворов

Недавно в центре Москвы, напротив Храма Христа Спасителя, был установлен памятник Государю Александру II, на котором начертаны следующие слова: «Отменил в 1861 г. крепостное право в России и освободил миллионы крестьян от многовекового рабства».

Многовековое рабство русских крестьян, мягко говоря, - преувеличение. Крепостное право было необходимым институтом в условиях перманентной внешней агрессии, отражение которой актуализировало необходимость больших военных расходов, которые государство самостоятельно потянуть не могло.

«Крестьянина прикрепили, что бы он кормил помещика, ратного человека, которого иначе бедное государств содержать не смогло»[1].

Государство не могло позволить и свободный переход крестьян от помещика к помещику, в результате чего некоторые помещики - нерадивые хозяева могли лишиться средств к существованию, а ведь, несмотря на свою бесхозяйственность, они могли быть отличными воинами, а это было решающим для государства. Крестьяне содержали помещика, помещик служил государству, по такой формуле существовало крепостное право. По сути, крестьяне были крепостными помещика, а он был крепостным государя. Иначе в условиях постоянной военной агрессии не выжили бы ни крестьяне, ни помещики, никто.

Причем санкции за отказ от службы были довольно жесткими. Так вплоть до 1754 г. недоросли из дворян за неявку вовремя на военную службу посылались в солдаты или матросы. Крепостное право не было рабством в смысле эксплуатации одной части общества другой частью общества. Крепостное право было необходимой формой существования социума в условиях постоянной геополитической напряженности.

А теперь важная дата - 1762 год. В этот год издается манифест о вольности дворянства, принятом во время краткосрочного и незначительного царствования Петра III и подтвержденного Екатериной II. Дворянам было позволено не служить государству и не обязательно быть ратным человеком.

Начиная с этого года, крепостное право превратилось действительно в то, что можно ассоциировать с рабством и стало тормозом в развитии общества.

«До Петра III, рас­крепостившего служилый класс, крепостного права почти не существовало: оно было общим. И дворянин, и пахарь, и царь, по за­мыслу Петра Великого, были скованы до гроба государственной работой. Никому не разрешалось ничего не делать, никто — под страхом тяжелых кар — не мог быть паразитом общества… Но вторжение иноземцев все испортило. Петр III раскрепос­тил дворян, позабыв при этом раскрепостить народ. Коренному немцу хотелось видеть вокруг себя феодалов, и вот сто тысяч дворян были посажены на готовые хлеба. Тогда именно, мне кажется, и началось свинство русской жизни, подготовившее нашествие бесов»[2].

Таким образом, крепостное право, как рудимент просуществовало менее 100 лет (1762-1861 гг.). Оно было несовместимо не только с экономическим прогрессом, но и ментально не соответствовало таким качествам русского характера как сострадание и стремлению к равенству.

«Русские моральные оценки в значительной степени определялись протестом против крепостного права. Это отразилось в русской литературе. Белинский не хочет блаженства для себя, для одного из тысячи, если братья его страдают. Н. Михай­ловский не хочет прав для себя, если мужики не имеют прав. Все русское народничество вышло из жалости и сострадания. Кающиеся дворяне в 70-е годы отказыва­лись от своих привилегий и шли в народ, чтобы ему служить и с ним слиться. Русский гений, богатый арис­тократ Л. Толстой всю жизнь мучается от своего приви­легированного положения, кается, хочет от всего отка­заться, опроститься, стать мужиком»[3].

И, наконец, нельзя не упомянуть о вполне объяснимой тенденциозности советских учебников, в которых рассказывалось о забитости крестьянина, обусловленного многолетним рабством. В действительности по переписи 1858 г. крепостные составляли немногим более трети населения - 34 %[4].

Стоит упомянуть также, что современное общество выходцев из Европы в США без всяких моральных проблем триста лет использовало рабство, считаясь при этом идеалом демократии. Но в то же время, с Запада осыпали про­клятиями «деспотическую Россию» за крепостное пра­во, просуществовавшее очень недолго и лишь в цен­тральных областях. Основатель теории гражданского общества английский философ Джон Локк помогал со­ставлять конституции рабовладельческих штатов США и вложил все свои сбережения в работорговлю[5].

 


[1] Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. – М., 1989. – с. 431.

[2] Меньшиков М. О. Письма к русской нации. – М., 2000. — с. 47.

[3] Бердяев Н. А. Русская идея. – М., 2000. – с. 85.

[4] Воловикова М.И. Представления русских о нравственном идеале. – М., 2004. – с. 72.

[5] Кара-Мурза С.Г. Истмат и проблема восток-запад. – M., 2001. – 26.

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Похожие статьи:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Ступень № 5 «Материальное благосостояние»

 

Пятый этап в развитии человечества – первый этап свободного выбора. На определенном этапе развития человечества возникли условия, благодаря которым стало возможным оформление общественной системы, в наибольшей степени, ориентированной на удовлетворение материальных потребностей отдельного человека и всего общества.

Конечно, этап свободного выбора не означает его алогичности в историческом контексте. Отнюдь. Рано или поздно человек закончит учиться. Новая веха в его развитии – самостоятельная жизнь, которая в первую очередь ознаменуется началом полноценной трудовой деятельности. О первых годах трудовой детальности часто говорят, что человек «встает на ноги», а величина заработной платы является для молодого человека приоритетным стимулом по сравнению со всеми остальными.

«Вставало на ноги» и человечество. Мы еще будем подробно анализировать капитализм, который как социальная система зародился в недрах западной цивилизации в XVI веке.

«Капитализм возник в результате закономерного развития, предшествующего ему общества только в одном месте земного шара - в Западной Европе. Это - первичный, исходный капитализм. Во всех других областях Земли капитализм возник в результате воздействия западноевропейского общества. Везде за пределами Западной Европы капитализм является вторичным, производным»[1].

Капитализм является вполне закономерной ступенью в развитии человечества. У человека существуют материальные потребности, и капиталистическая система сделала многое для их удовлетворения.

На интервале последних 40 000 лет из 1000 поколений

Более 800 поколений существовали без создания искусственных жилищ (в лесах и пещерах).

Лишь 120 поколений знают и используют колесо.

Около 55 поколений знают и используют закон Архимеда.

Около 40 поколений используют водяные и ветряные мельницы.

Около 20 поколений знают и используют часовые механизмы.

Около 10 поколений знакомы с печатным словом.

5 поколений перемещаются на пароходе и железной дороге.

4 поколения используют электрический свет.

3 поколения перемещаются на автомобиле, используют телефон и электропылесос.

2 поколения перемещаются на самолёте, используют радио и электрохолодильник

Нельзя не сказать о положительной роли капитализма в человеческой истории. Благодаря капитализму значительно улучшились материальные основы жизни. У нас появились комфортабельные жилища, достаток в еде, новые действенные лекарства, средства связи и многое другое, без чего современного человека невозможно представить.

То, чего, казалось, было невозможно добиться с помощью производства еще несколько десятилетий назад, теперь становится реальностью. За много столетий и даже тысячелетий такое транспортное средство как телега не подвергалось изменениям. За один XX век человечество прошло путь от телеги до межпланетных станций. Было решено множество проблем, связанных с ростом материального благосостояния и комфорта. Был совершен небывалый скачок в области развития средств производства, в результате был устранены голод и возможность появления массовых эпидемий.

Локомотивом данного исторического этапа стали европейские народы, ведущую роль у которых стала играть германская раса, в основном потомки германских племен: англов, саксов, франков, бургундов, лангобардов, тевтонов и др.

 


[1] Семенов Ю. И.  Философия и общая теория истории. Основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших дней. – М., 2003. - с. 373.

Могло ли быть по-другому?

Если из яйца вылупится цыпленок, он вряд ли станет крокодилом, если из яйца вылупится крокодил, он вряд ли станет цыпленком. По облику рождающегося существа можно очень много сказать о том, что из него вырастет.

Капитализм родился как социальный строй, нацеленный прежде всего на максимизацию дохода индивидуальных частных предпринимателей, занимающихся материальным производством и торговлей, поэтому стремление к материализации всех сторон общественной жизни является сущностной характеристикой капиталистической системы.

Один из основных ударов капитализм нанес по христианству, реформировав его и приспособив для своих нужд, следовательно, ничего удивительного в угасании истиной религиозности нет. Духовная примитивизация уже отчетливо проглядывалась в призывах упрощения религиозного культа, упрощения догматов, «дешевой церкви» и т.д.

Капитализм основан на эгоизме частных предпринимателей, преследующих свои цели и борющихся с конкурентами. Конкуренция — двигатель капиталистической экономики, поэтому рост эгоизма — абсолютно закономерный итог развития капиталистической социальной системы.

Преступное уничтожение целых народов и цивилизаций явилось одной из важнейших предпосылок зарождения капитализма. «Грабеж колоний» — устойчивый речевой оборот, принятый в исторической науке. Символично, что вместе с награбленным золотом в Европу проникла одна из самых страшнейших болезней — сифилис. Поэтому преступность, жестокость, цинизм, лицемерие так прочно вплетены в ткань капитализма.

Из всего вышесказанного бесспорно следует то, что капитализм влияет на материализацию всех сторон бытия общества и рост эгоизма, что, в свою очередь, ведет к построению самого несправедливого, антигуманного и аморального общества, лишь детализирует очевидные тезисы. Все это его родовые сущности.

Таким образом, капитализм как социальная система обладал вполне четкими признаками, которые со временем лишь разрослись, что, впрочем, вполне логично и закономерно. По своей природе капитализм не мог стать другим, как крокодил не может стать цыпленком.

Оккупированная Прибалтика

Оккупированная Прибалтика - наиболее лживая часть мифа об двух тиранах, поделивших Европу. Все страны Прибалтики были приняты на основе заявлений их правительств или парламентов, которые были сформированы в ходе открытых выборов. СССР удовлетворил просьбы законного руководства Литвы, Латвии и Эстонии о приеме в качестве равноправных республик в состав СССР. Все было произведено на законных основаниях при полной поддержке законных высших органов власти и народа. Об этом свидетельствует то, что крайне враждебно относящееся к СССР мировое сообщество ни высказало никаких значимых претензий по факту добровольного вступления стран Прибалтики в состав СССР[1].

Если бы тогда кто-либо сказал об оккупации Прибалтики, он был бы поднят на смех. Но по мере того, как из жизни уходили очевидцы тех процессов, все сильнее разыгрывалась карта под названием «советская оккупация Прибалтики». Это примерно то же самое, если бы через пятьдесят лет «независимый» абхазский историк выяснит, что тиран Медведев незаконно оккупировал Абхазию.

«Жителям Балтии, в свете нынешнего распространенного там отрицания Великой Победы, стоит помнить о том, что значительную часть населения Литвы, Латвии и Эстонии предполагалось переместить в центральные районы России, а вместо них заселить Балтийские провинции народами германской расы, «очищенными от нежелательных элементов» — например, поволжскими немцами, а также… «датчанами, норвежцами, голландцами и — после победоносного исхода войны — англичанами»[2].

Но это формальная сторона вопроса. Были еще тайные переговоры, секретные протоколы, разделы сфер влияния и т.д. Именно о них с таким упоением рассказывает антисоветская пропаганда.

Первыми пошли на разграничения сфер влияния Франция, Англия и Германия, а не СССР и Германия. Западным историкам, так любящим упоминать о пакте «Молотова-Риббентропа», сговоре тиранов, стоит напомнить, что первые на соглашения о разделе других стран с гитлеровским режимом пошли именно западные страны. Сделали это 29 сентября 1938 года в Мюнхене (Мюнхенских сговор о разделе Чехословакии) глава французского правительства господин Даладье и глава правительства Великобритании господин Чемберлен. Принимали их, «щедрый подарок», сам фюрер – Адольф Гитлер и его ближайший итальянский друг и соратник Бенито Муссолини.

Советское руководство выступало до самого последнего момента против любых соглашений с Гитлером и призывало к этому Францию и Великобританию. Мы предлагали военную помощь Чехословакии (до этого помогали Испании), но наши западные «друзья» отвергли все. Нас даже не пригласили в Мюнхен, когда решалась судьба Чехословакии, хотя мы имели договор о взаимопомощи с этой страной и, естественно, должны были участвовать в обсуждении ее будущего. Поэтому все разглагольствования о русско-немецком сговоре являются верхом исторического цинизма.

Вместо навязанной нам дискуссии о секретных дополнениях к пакту «Молотова-Риббентропа», стоит обсудить секретные дополнения к «Антикоминтерновскому пакту». Для восстановления исторической справедливости стоит также обсудить пакты «Селтера — Риббентропа» и «Мунтерса — Риббентропа». Речь идет о подписанных в Берлинах договорах о ненападении между Германией, Латвией и Эстонией.

Латвия и Эстония стали разменной монетой в геополитической игре Гитлера. Однако в том, что случилось, эстонские и латышские власти могли винить только себя. Не исключено, что без пактов «Селтера - Риббентропа» и «Мунтерса – Риббентропа» не было бы и пакта «Молтова – Риббентропа».

И последнее. СССР очень любят обвинять в оккупации Прибалтики на Западе, с очередным и типичным обвинением недавно выступил очередной историк, на этот раз, из Франции. Очень странно слышать упреки в «оккупации» трех небольших республик Прибалтики, занимающих площадь в 174 тыс. кв. км, из стран, чьи войска в эти же годы занимали чужие территории размером в 9,7 млн. кв. км. Сравните тысячи квадратных километров и миллионы! И при этом западные войска методично уничтожали население Вьетнама, Камбоджи, Лаоса, Алжира, Туниса, Морокко, Мадагаскара и других азиатских и африканских государств. Причем, делалось это не по приказу коммунистов, Советов или НКВД, а вполне демократических, по нынешним меркам, правительств. Что-то не слышно, чтобы кто-то из нынешних руководителей Франции покаялся или попросил прощения за ошибки и преступления, совершенные в этих странах в те послевоенные годы[3].

 


[1] Для сравнения после финской войны Франция и Англия угрожали СССР войной, впоследствии СССР был исключен из Лиги наций

[2] «Тайны войны» против фальсификаторов истории. Сидоровнин Г. Росбалт. 03.05.2005

[3] Соломинка и бревно. Литовкин В. "РИА НОВОСТИ" 30.06.2005

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg