Sidebar

По-своему аксиотипу русские – коллективисты, хотя коллективизм не так глубоко укоренен в аксиотипе, как, например, на Востоке. Коллективист характеризуется тем, что отдает приоритет коллективным началам в организации общественной жизни и трудовой деятельности, «Я» определяется с точки зрения группового членства, социальная идентичность является более значимой, чем личностная, а базовыми единицами социального восприятия являются группы». Коллективисты стремятся участвовать в делах коллектива, группы оказывают сильное влияние на поведение индивидов, у них высокая мотивация одобрения коллективом и сильно развито чувство близости и коллективной идентичности.

С коллективизмом коррелирует такое качество как конформизм – процесс изменения аттитюдов, мнений, восприятий, поведения индивида в сторону согласия с группой.

«причины более высокого уровня конформности коллективис­тов связаны, во-первых, с тем, что они придают большее значение коллективным целям и больше беспокоятся о том, как их поведе­ние выглядит в глазах других и влияет на этих других, а во-вторых, с тем, что в коллективистических обществах в воспитании детей делается акцент на послушании и хорошем поведении»[1].

С отрицательной стороны конформизм ведет к приспособленчеству, пассивному принятию существующего порядка, господствующих мнений, отсутствию собственной позиции, беспринципному и некритическому следованию какому-либо образцу, модным тенденциям. В коллективистичес­ких культурах групповые нормы являются важнейшим регулятором поведения, «высоко оценивается «правильное пове­дение», «жизнь по обычаю», «как у людей», «по уставу»[2].

Но у конформизма есть и положительная сторона. Конформистское общество, может очень продуктивно развиваться, вследствие отсутствия разнонаправленных векторов движения, как у рака, лебедя и щуки. В таком обществе легко воспринимаются любые, даже тяжелые реформы, конформистское общество гораздо лучше обороняется от внешних врагов. Однако некоторые коллективисты могут и не являться конформистами. Они могут идти против коллектива, считая, что коллектив заблуждается, и что его мнение необходимо исправить.

Для членов коллективистского общества характерно искать причины возникновения конкретной ситуации во внешних силах, т.е. им присущ внешний (экстернальный) локус контроля. Внешний локус контроля влияет на определенную недисциплинированность коллективистских обществ. Коллектив как единый организм всегда выделяет определенный орган, который должен управлять всеми и вся.

Противопоставляя формы активности, доминирующие в России и США, отечественный социолог В. В. Кочетков пишет, что принятие решения в США происходит индивидуально, каждый член общества чувствует ответственность за групповые решения. В Рос­сии решение принимается авторитетом или ключевыми членами группы[3].

«На вопрос анкеты ВЦИОМ «Какие силы могли бы вывести сейчас Россию из экономического кризиса таким путем, который бы Вас устроил?» Лишь 11 % опрошенных согласились с ответом «экономически активная часть населения»»[4].

В значительной степени коллективизмом обусловлен патернализм, который выражается в надежде на государство, которое обязано решать проблемы каждого гражданина. Государственное попечительство рассматривается как «благо» и обязанность властей перед обществом (народом). В качестве идеала государственной власти российский менталитет санкционирует, в первую очередь, власть единоличную (ответственную), сильную (авторитетную) и спра­ведливую (нравственную). В силу этого в национальном сознании сложилось определенную отноше­ние к авторитету. С одной стороны, — вера в авторитет, часто наделяемый харизматическими чертами, и, соответственно, ожи­дание от него «чуда», сопровождаемое постоянной готовностью подчиняться авторитету. С другой — убеждение в том, что авто­ритет сам должен служить «общему делу», национально-государ­ственной идее. Отсюда направленность национального сознания на контроль за деятельностью авторитета через постоянное соотнесение ее с «общим делом», которое сооб­ща переживается людьми. Если авторитет осуществляет деятель­ность вразрез с этими взглядами, то его образ меркнет, и авторитета, как правило, свергают, а иногда и жестоко с ним рас­правляются.

Патернализм во многом детерминирует такое качество как долготерпение. Часто создается впечатление, что терпение русских безгранично. Сколько лишений пережила русская нация, столько не пережил ни один этнос.

«Подвиг непротивления — русский подвиг… ха­рактерно для русской религиозности юродство — при­нятие поношения от людей, посмеяние миру, вызов миру. … Самосжигание, как религиозный подвиг, — русское национальное явление, почти неведомое другим народам»[5].

Однако надо понимать, что русские не готовы терпеть все что угодно и от кого угодно. Именно терпеливые русские мужики, не потерпев оккупантов, уходили в партизаны в 1912 году. Массовое партизанское движение – было неведомо народам Европы, несмотря на присущую им высокую степень ассертивности. Казалось бы, все должно было быть иначе, во Франции партизаны, в России смиренные русские. Но в действительности все было наоборот. Почему?

Русские терпеливы по отношению к действиям государства, потому что считают его своим. Каждый человек позволяет близким людям то, что не позволил бы чужому человеку. Здесь очень важно понять, что русские понимают под государством.

Для западного человека государство – это, прежде всего, чиновник и закон. Так по данным опросов в Великобритании 69 % считают, что закон не может быть несправедлив и только 10 % считали, что парламентарии плохо работают[6]. Русские не любят как первое, так и второе, потому что для нас государство – это территория, идея и наконец государь.

«Чиновник», «бюрократ» - в лексиконе русского обывателя слова с явно выраженной негативной окраской. Общество воспринималось русскими как большая и единая семья. Неслучайно слово «государство» - однокоренное со словом «государь», то есть государство есть вотчина государя, как главы семейства. В то время как западные варианты слова государства происходят от латинского слова status (состояние): state (англ.), staat (нем.), etat (фр.), stato (ит.), estado (исп.). Отсюда проистекают западные теорий о государстве возникшего для упорядочивания естественного состояния, когда все борются друг против друга.

«В России главным действующим лицом было государство. Всё зависело от его нужд, его задач. В России государство стояло «как утес среди моря» (по выражению Ф. Броделя). Всё замыкалось на его всемогуществе, на его усиленной позиции, на его самовластии как по отношению к городам, так и по отношению к православной церкви, или к массе крестьян, или к самим боярам»[7].

Даже народное представительство возникло В России не для того, чтобы ограничить власть царя, как это было на Западе, а наоборот, усилить её. Наибольшее влияние земские соборы имели в начале XVII века, когда страна только вышла из смутного времени, вследствие чего царская власть была очень слаба.

«Вече и князь представляли собой два необходимых элемента государственной власти: князь был необхо­дим земле для управления и суда, т.е. для установле­ния внутреннего порядка и, кроме того, для защиты страны от внешних врагов; вече, в свою очередь, было необходимо князю, потому что без поддержки насе­ления с одной своей дружиной он далеко не всегда был бы в состоянии провести в жизнь намеченные им меры. Таким образом, оба эти элемента власти допол­няли, поддерживали друг друга, действовали в духе «одиначества» (единения)…Эта черта тоже отделяет Древнюю Русь от средневе­ковой Европы, где вече (парламент) сложилось как противовес княжеской (королевской) власти»[8].

Государь для российского общества символ государства. Даже восстания народа в России носили на себе отпечаток этой национальной особенности. Крестьянская война под предводительством Разина 1670-1671, Булавина 1707-1708, Пугачева 1773-1775, имели одну важную чисто русскую особенность. Эти восстания были не против существующих порядков, даже не против существующей власти, как в Европе. Восставшие были уверены, что царь не знает о творимых беспорядках на местах, или что правит не настоящий царь, а самозванец и целью восстания было восстановление в правах настоящего царя. Не допускалась даже мысль о том, что настоящий царь может быть несправедлив. То есть восстания были направлены не на исправление патриархальных принципов существования государства, а на приведение их в норму (править должен настоящий царь, а не самозванец).

«То есть россияне славились тем, чем иноземцы укоряли их: слепою, неограниченной преданностью к монаршей воле в самых ее безрассудных уклонениях от государственных и человеческих законов»[9].

Общеизвестно русское гостеприимство. Это понятие столь важно для русской культуры, что в русском языке оно обозначается несколькими словами: гостеприимство, радушие, хлебосольство... Радушие указывает, в первую очередь, на любезность и осо­бую приветливость по отношению к гостям: «У нас на Руси — прежде гостю поднеси». В слове «гостеприимство» на первом плане — готовность чело­века впустить чужого в свой дом или даже предоставить ему кров. Для гостеприимного человека его дом — не крепость, а место, куда он рад пригласить гостей. И гость для него — радость в любой ситуации: «Хоть и не богат, а гостям рад»[10]. Русские не стесняются посещать дома друзей без предварительной договоренности, а, например, у немцев это совершенно недопустимо[11].

Обязательным атрибутом коллективистского аксиотипа является открытость. Высокая степень открытости свидетельствуют о стремлении к доверительно-откровенному взаимодействию с окружающими людьми.

«В любом месте (в транспорте, на улице, в кафе, в магазине и т.д.) к вам может подойти незнакомый человек и заговорить на любую тему, без всяких барьеров и со­циальных предрассудков. Для русских мала разница между знакомыми и чужими, во всяком случае, они быстро и без ко­лебаний преодолевают этот условный барьер. В процессе обще­ния между ними не принимается во внимание сословная, со­циальная, профессиональная, возрастная дистанция. Неподго­товленный европеец может растеряться от такой непринужденной фамильярности, с неожиданными для него вопросами или от­кровенными рассказами «о жизни». Для обычного европейца все это требует предварительного, тесного и долговременного знакомства»[12].

Однако нельзя путать открытость с общительностью: общительность может как сочетаться, так и не сочетаться с открытостью. Общительность может быть поверхностной, без «разговора по душам».

Открытость теснейшем образом связана со способностью к эмпатии (сердобольность). Умение сопереживать, ставить себя на место другого, способность к эмоциональной отзывчивости развита больше в культурах с высокой степенью коллективизма. Эмпатия — это эмоциональный отклик человека на переживания других людей, проявляющийся как в сопереживании, так и в сочувст­вии. При сопереживании эмоциональный отклик человека идентичен эмоции, переживаемой другим, это возможно только при осознании чувств переживающего.

Однако открытость может нередко соседствовать с хамством. Нет психологической дистанции между людьми, а значит можно высказать все, что ты думаешь. Как говорится, «какая свадьба без драки». Такое поведение не характерно для западного национального характера, когда близко к внутреннему миру не допускается никто, при этом со всеми окружающими остаются формально вежливые и ровные отношения.

Одно из проявлений самосознания человека, наряду с самооцен­кой — субъективная для него значимость мнений и оценок окру­жающих людей. Стремление заслужить похвалу, одобрение ста­новится одним из сильнейших мотивов деятельности. Мотивация одобрением сильнее проявлена в обществе с высокой степенью выраженности коллективизма, что в полной мере относится к российскому обществу, недаром существует шутка: ««понты» дороже денег».

«В русском национальном характере мотивация одобрением преобладает над мотивацией достиженческой. Русским свойственно не стремление к дости­жению результата любой ценой, а принадлежность к ре­ферентной группе. Например, для многих русских предпринимателей принадлежность к группе «новых рус­ских» (что внешне выражается одеждой, украшениями, предпочитаемыми местами отдыха и покупок, марками автомобилей, наличием сотовых радиотелефонов) важнее количества денег, которыми они обладают»[13].

 


[1] Bond R., Smith P. B. Culture and conformity: A meta-analysis of studies using Asch's (1952b, 1956) line judgment task // Psychological Bulletin. — 1996. — Vol.119. — P.111-137.

[2] Лотман Ю. М. Избр. Статьи: В 3 т. Т.1. Статьи по семиотике и топологии культуры. – Таллинн, 1992. – с. 296.

[3] Кочетков В. В. Психология межкультурных различий: Учеб. пособие для вузов. – М., 2002. – с. 31.

[4] Экономические и социальные перемены. - 1993. № 5. - с. 48.

[5] Бердяев Н.А. Русская идея. – М., 2000. – с. 11.

[6] Бенедиктов Н. Русские святыни - М., 2003 - с.29.

[7] Бродель. Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм. XV-XVIII вв. Т.З, Время мира. - М., 1992. - с. 468.

[8] Шмурло Е. Ф. История России. - М., 1999. - с. 67-68.

[9] Карамзин Н.М. История государства российского - М., 2000. - с. 211.

[10] Сергеева А. В. Русские: Стереотипы поведения, традиции, ментальность. – М., 2004. – с. 99.

[11] Кочетков В. В. Психология межкультурных различий: Учеб. пособие для вузов. – М., 2002. – с. 89.

[12] Сергеева А. В. Русские: Стереотипы поведения, традиции, ментальность. – М., 2004. – с. 95-96.

[13] Кочетков В. В. Психология межкультурных различий: Учеб. пособие для вузов. – М., 2002. – с. 90.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 22 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Отечественная война. Потери

Завалили трупами? Определенный перевес на стороне советских войск был в конце войны, когда значимая часть живой силой противника была уже уничтожена. Но в битве под Москвой преимущество нацистов составляло 1,5 раза, а в главном сражении войны под Сталинградом, где мы переломали хребет нацистскому зверю, численное преимущество на стороне нацистов - 1,7 раза.

К этому стоит добавить, что такой же перевес у нацистов был не только в живой силе, но и в технике, например, количество самолетов под Сталинградом у нацистов было в 3 раза большим, а ведь преимущество в авиации - это не преимущество в винтовках, это громадный перевес. Военно-экономический потенциал Германии на начало войны был 1,5- 2 раза выше, чем в СССР, а после оккупации европейской части СССР, имевшего стратегическое значение, потенциал Германии был в 3-4 раза выше потенциала СССР.

«Наступающие (немцы в начале войны авт.) превосходили их по живой силе в 1,8 раз, по танкам – в 1,5 раза, по артиллерии — в 1,3 и по современным самолетам – в 3,2 раза»[1].

И только с 1942 года после уничтожения значимой части живой силы и вооружений противника, после того как весь мир увидел, что мы не только умеем лучше воевать, но и лучше работать, Красная армия стала постепенно превосходить в этих показателях немецкую.

Теперь что касается цифр потерь. После войны появилась цифра 7 миллионов погибших. В послесталинский период появилась цифра 20 миллионов, которая считалась официальной до эпохи развала СССР. Сейчас многих цифра 20 миллионов погибших не устраивает, говорят о 40 или даже 50 миллионах.

Сколько наших солдат погибло во время Великой Отечественной войны? Каково соотношение наших потер и потерь немцев? Точка в этом вопросе уже давно поставлена и, в большинстве случаев, рассуждения о громадных боевых потерях Красной армии являются признаком дилетантизма или сознательной попытки фальсифицировать историческую реальность.

Отечественная война. Потери. Итак, боевые безвозвратные потери Рабоче-крестьянской красной армии (РККА) составили 8.668.400[2]. Эта цифра долгое время была засекречена. Однако в 1993 г. выходит книга «Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и конфликтах», в которой рассекречиваются данные о потерях советской армии в различных войнах и конфликтах[3].

Отечественная война. Потери. Итак, 8.668.400. Эта цифра требует ряд пояснений. Преднамеренно убито в результате голода и пыток более 1,2 миллиона советских военнослужащих, находящихся в плену. Таким образом, на фронте погибло менее 7,5 миллионов советских военнослужащих.

Однако Советский Союз потерял гораздо больше жизней, так как со стороны Германии война носила истребительный по отношению к пленным и мирному населению характер. Только на территории Белоруссии вместе с жителями было сожжено 628 деревни. Миллионы людей были угнаны на работу в Германию. Отсюда и возникает цифра в десятки миллионов.

Каковы же боевые потери наших противников? Безвозвратные потери Германии на советско-германском фронте составили 6.923,7 тысяч человек. Союзники Германии (Венгрия, Италия, Румыния, Финляндия и др.) на советско-германском фронте потеряли безвозвратно 1.725,8 тысяч человек. Кроме того, на стороне Германии в войне принимали участие различные иностранные и добровольческие формирования, безвозвратные потери испанской и словацкой дивизий, французов, бельгийцев и фламандцев, РОА, ОУН, прибалтийских и мусульманских эсэсовских и полицейских формирований составили около 230 тысяч человек убитыми. Таким образом, людские потери Германии и её союзников в боевых действиях против СССР составили 8.672.500 человек.

Мы не случайно выше подсчитали потери Красной армии без потерь в плену. Это было сделано для того, чтобы наши сопоставления были корректными. Дело в том, что наши потери были больше за счет целенаправленного уничтожения советских военнослужащих в немецком плену. Число немецких военнопленных — 2,4 миллиона, а вернулось в Германию 1.939 тысяч человек, 450,6 тысяч немцев умерли в плену. Таким образом, на фронте погибло более 8,2 миллиона.

Каждый, кто умеет считать до дести, прекрасно понимает потери нацистов и их союзников больше чем потери РККА.

Можно углубиться в вопрос о соотношении потерь. В этом случаи необходимо рассмотреть потери партизан, и соотнести потери, возникших при освобождении Европы. Но как не считай, потери противника превышают потери РККА. После завершения Великой Отечественной войны Михаил Шолохов писал:

«Никогда никакая армия в мире, кроме родной Красной Армии, не одерживала побед более блистательных, ни одна армия, кроме нашей армии-победительницы, не вставала перед изумленным взором человечества в таком сиянии славы, могущества и величия…. Пройдут века, но человечество навсегда будет хранить благодарную память о героической Красной Армии».

Теперь о морозе. У русских не существует никаких особых предрасположенностей к перенесению морозов. У них нет слоя подкожного жира, и мерзнут они также, как и немцы или англичане, поэтому все рассуждения о «генерале Морозе» наивны. Мы просто одеваемся теплее. А если немцы не смогли обмундировать свою армию соответствующим образом, это говорит о компетентности немецких стратегов. Если же обмундирование было, что подтверждают кадры немецкой военной кинохроники, а они все же не могли переносить мороз, то это говорит о силе воле, о способности противостоять трудностям, о морально-волевых качествах простого солдата.

В конце концов, одно из трех основных сражений второй мировой — Курская дуга было, как известно, летом, без всяких морозов. Курская дуга – последняя крупная наступательная операция немцев. Что тогда помешало немцам. Может быть, слишком жаркое лето?

 


[1] Верт Н. История советского государства: пер. с фр. 2-е изд. – М., 1998. – с. 134.

[2] Дополнительный материал. Статья, в который подробно разбираются вопрос о людских потерях РККА в ВОВ www. rusmissia. ru/p/3s. htm

[3] Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и конфликтах / Под общ. ред. Г. Ф. Кривошеева. М.: Воениздат, 1993.

В чем различие между социализмом и коммунизмом

Чтобы наглядно понять различия между социалистической и коммунистической доктриной вернемся к ценностному кресту (рис. 2). Современные политические доктрины можно разделить на четыре типа: фашизм, либерализм, социализм и коммунизм (рис. 17).

 

 Либерализм. Идеи классического либерализма восходят к эпо­хе буржуазных революций. В трудах основополож­ников этого учения Локка, Смита, Бентама, Милля, Спенсера и др. были сфор­мулированы исходные принципы либерализма. Стержневая идея либеральной идеологии - свобода частного предпринимательства.

«С момента рождения ли­берализма и на протяжении более чем двухвековой его истории в его арсенале ведущее место занимала идея предоставления полного простора частнособ­ственнической инициативе и освобождения экономи­ческой деятельности от опеки государства»[1].

Либерализм родился и оформился как часть идеологии буржуазии, требовавшей предоставления себе прав и свобод в борьбе с монархией. Все идеи либерализма вытекают из стержневой идеи. Например, идея разделения властей имеет в своей основе желание ослабить политическую власть с целью усиления в государстве власти экономической. Принцип «разделяй и властвуй» в действии. Требование независимости СМИ, по сути, есть требование поставить СМИ по контроль капитала. Провозглашение выборов как основы политической системы - не что иное, как превращение политиков в заложников капитала

Коммунизм как учение был разработан Марксом, Энгельсом и дополнен Ленином. Объединяет коммунизм и либерализм экономикоцентризм. Согласно коммунистической доктрине, прогресс человечества определяется развитием материального производства. В коммунистическом обществе должно отмереть все, что, по мысли марксистов, что обусловлено только развитием определенного способа производства: религия, классы, государство, нации, семья в традиционном смысле слова.

Как мы видим, у либерализма и коммунизма - много общего, действительно, религия, государство, нации, семья в традиционном смысле слова как институты либерального общества постепенно отмирают. Не отмирают только классы. Это различие межу марксизмом и либерализмом объяснено тем, что либерализм – индивидуалистический материализм, а марксизм – коллективистский материализм. Материализм либерального толка постулирует священность частной собственности, а материализм марксистского толка, наоборот, постулирует уничтожение частной собственности, т.е. перед нами типичное идеологическое противостояние индивидуализма и коллективизма, в своем же материализме коммунизм и либерализм схожи.

Не случайно, фашизм, о котором речь пойдет далее, последовательно боролся как против марксизма, так и против либерализма.

Фашизм. Сегодня обвинение в фашизме - одно из самых уничижительных и, в тоже время, размытых. Однако фашизм имеет четкие идеологические очертания. Например, антисемитизм, расизм, жестокое отношение к другим народам не являются обязательными атрибутами фашисткой идеологии. Это германский (западный), в особенности, немецкий подход по отношению к незападным народам. А концлагеря ничем не страшнее, чем ядерная бомбардировка мирных японских городов или выжигание напалмом вьетнамских деревень. Миф о немецком фашизме был придуман сталинским руководством по вполне понятным причинам, дабы не объяснять советским гражданам, почему они воюют с социалистами, путь и национальными. Как такового фашизма в Германии не существовало, в Германии официальной идеологией был национал-социализм. Можно говорить лишь о германской форме фашизма, имевшего как общие черты с классическим фашизмом, так и черты, существенно отличающиеся от него.

Фашизм возник в Италии в начале XX века, а затем распространился среди народов романской расы: Испании (Франко), Португалии (Салазар) и ряде других стран. Наибольшая устойчивость фашистских режимов наблюдалась в Испании и Португалии, где фашизм сохранился вплоть до 70-х годов 20-го столетия. Никаких концлагерей и антисемитизма в этих странах не было, а отличительными аксиотипическими чертами фашизма являются: во-первых, проповедь героизма, вождизма, элитаризма, мужества одиночек, которые противопоставляются толпе[2]. Кстати, именно эти постулаты привлекает в фашизме некоторых подростков, пусть и неосознанно. В переходном возрасте хочется быть героем.

С другой стороны, чертами фашизма также является консерватизм, традиционализм, национализм, религиозность (например, лидеры фашистского режима Испании Португалии Франко и Салазар, окончили религиозные колледжи).

Фашизм идеологически всегда был очень близок религиозным движениям, можно сказать, фашизм, – это инквизиция 20-го столетия. Несмотря на то, что альтруистические истины - одни из основных идей, проповедуемых мировыми религиями, религиозные доктрины в большей степени основываются на индивидуализме. А, как мы помним, альтруизм может сочетаться с индивидуализмом (рис. 11).

Религия проповедует честность в отношениях с другими членами общества и даже жертвенность ради других. Но религия не проповедует коллективизм. Надеяться надо, прежде всего, на Бога, он - вершитель судеб. Коллективист стремится получить одобрение своих действий со стороны коллектива, у него высокая мотивация одобрением, а, для верующего человека важна, прежде всего, оценка его действий Богом. Для коллективизма характерно стремление выполнить долг перед обществом, для религиозного человека - выполнить долг перед Богом. Неслучайно верующие люди часто покидают общество, становятся монахами, отшельниками. До конца последовательный индивидуализм и духовность в религиозном контексте приводят к буддизму.

Социализм. Одной из первых форм социализма, которая сочетала в себе не только теорию, но и практику построения нового общества, был раннехристианский социализм – форма социалистической концепции, в рамках которой социалистический идеал обосновывается, исходя из христианского мировоззрения.

Раннехристианский социализм выводил свои идеи из социального учения раннего христианства, проповедовавшего общечеловеческое равенство и братство людей, евангельский идеал общинного патриархального строя. В Средние века возникает множество религиозных сект (вальденсов, катаров, лоллардов, таборитов, анабаптистов и др.), которые объявляли источником гнёта и социального неравенства отступничество церкви и господствующих классов от идеалов первоначального христианства.

Отличительной чертой данной формы социализма было то, что, проникаясь обещанием компенсации социальной несправедливости в потустороннем мире, христианство часто направляло социалистическую мысль в русло примирения с земным злом. Однако нередко раннехристианский социализм вливался в поток антифеодальных восстаний крестьян, городской бедноты и рабочих позднего средневековья.

Затем сформировался доклассический социализм – форма социалистической концепции, в рамках которой обосновывается абстрактный социальный идеал. Отличительной чертой данной формы социализма является то, что в своих произведениях Мор и Кампанелла сделали важнейший шаг вперёд от религиозной идеи к рационально осмысленному социалистическому идеалу, основанному на общественной собственности, всеобщности труда, сокращенного рабочего дня и справедливости.

Доклассический социализм был сосредоточен на поисках идеала в прошлом, а не будущем, в неком «золотом веке». Полностью отсутствует призыв к революции, к борьбе за новое общество. Мор и Кампанелла были ревностными католиками и видели решение социальных проблем в духовном реформировании.

В XVIII веке возникает классический социализм – форма социалистической концепции, в рамках которой впервые теоретически осмыслен идеал общества, противоположный капитализму.

Отличительной чертой данного этапа развития социалистической доктрины стал факт не только рассуждений, но действий по установлению нового общества. Видными представителями данного этапа развития социалистической идеи были Мелье, Мабли, Морелли, Руссо, Бабёф и др.

Важнейшим этапом развития классической социалистической мысли стали произведения социалистов XIX в. (Сен-Симон, Фурье, Оуэн) выступавших против капитализма и частной собственности за установление справедливого социального общества. Они вскрыли царящую при капитализме анархию производства, противоположность частнособственнических интересов интересам общества, преобладание паразитических элементов над производительными, фальшь разглагольствований о «правах человека» без обеспечения ему права на труд, моральное разложение господствующих классов и растлевающее воздействие капитализма на личность.

И, наконец, в 30-40-х гг. XIX в. в Западной Европе, возник христианский социализм. Представители: Леру, Ламенне (Франция), Морис, Кингели (Великобритания), Баадер, Хубер, Кеттелер (Германия).

Христианский социализм – форма социалистической концепции, в рамках которой христианской религии придается социалистическая окраска. Возникший лозунг христианского социализма «Христос был первым социалистом», имеет под собой серьезные основания. Даже критики этого направления замечают, что данный лозунг неверен лишь в том, что Христос был не первым, но безусловно социалистом. Достаточно вспомнить его отношение к богатым, к частной собственности, призыв к равенству, постулирование: «кто не работает, тот не ест». Путь к социализму сторонники данного учения видели через нравственно-религиозное самосовершенствование.

Вообще, этику христианства и социализма связывали воедино не только сторонники социализма или христианства, но и их противники, так немецкий философ Фридрих Ницше, отвергая христианство и социализм, считал, что эти учения поддерживают стадный инстинкт, слабое и нежизнеспособное, убивают в человеке карьеризм, честолюбие, жажду славы.

Одновременно с христианским социализмом формируется этический социализм – форма социалистической концепции, в рамках которой социалистический идеал обосновывается, исходя из нравственных принципов. Теоретические корни этического социализма уходят в учение Канта. Представители: Коген, Наторп, Бернштейн, Нельсон и др. Нравственная эволюция всего человечества - таков, по мнению «этических» социалистов, единственно правомерный путь к социализму. Социализм установится благодаря большему «выявлению» идеалов социализма, заложенных a priori в душе каждого человека, независимо от его классовой принадлежности.

Формами социалистической концепции являются: муниципальный социализм, феодальный социализм, катедер-социализм, истинный социализм, кооперативный социализм, русский социализм, демократический социализм.

Что объединяет перечисленные выше социалистические учения? Во-первых, отрицание частной собственности[3], во-вторых, признание важнейшей роли государства в новом обществе, в-третьих, морально-нравственная высота, являющаяся одним из основных преимуществ социализма.

Социализм и коммунизм - коллективистские учения, поэтому они выступали против частной собственности (собственность должна быть общей), за приоритет общих интересов над интересами частными, за реальное равенство прав, основанное на имущественном равенстве, за распределение произведенного продукта пропорционально труду каждого гражданина.

Но различия также очень существенны. Социалистический идеал обоснован, исходя из нравственных принципов, коммунистический - исходя из материалистического учения. И это фундаментальное отличие проявляется во всем: в отношении к религии, семье, нации, государству.

В социалистическом проекте государство играет решающую роль, в коммунистическом отмирает. Отношение к государству как центру волевой мобилизации масс сближает социализм и фашизм, неслучайно основатель фашизма Муссолини вначале своей политической карьеры был социалистом, а отец Муссолини, кузнец Алессандро, был членом Второго (Социалистического) Интернационала.

А фокусирование на нравственных, духовных проблемах идентично для христианских движений и социализма, фактически, любая социалистическая доктрина религиозна.

Противостоит в своей сути социализму либерализм со своим материализмом и индивидуализмом. Следственно, ментальный оппонент западной цивилизации, которым является русская цивилизация, может успешно развиваться идеологически, опираясь только на социалистическую доктрину. Успешная Россия может быть только социалистической, что и было подтверждено историей развития русской цивилизации в 20-м столетии.

А что же было у нас в СССР? Для ответа на этот вопрос необходимо выяснить, как социалистическая доктрина появилась в России.

 


[1] Зеркин Д. П. Основы политологии. – Ростов н/Д., 1996. – с. 372.

[2] В политической системе фашизм - кланократия, центром которой является вождь. В связи с этим обнаружилась абсолютная неспособность рамках фашисткой системы к передаче власти другому лицу. В результате ни в одной стране фашистские режимы не просуществовали дольше своих вождей. В экономике широкое использование государственно-монополистических методов регулирования экономики при сохранении частной собственности.

[3] Сен-Симон допускал наличие частной собственности, но старался свести ее негативное влияние к минимуму.

§ 1. Этногенез

Уроки истории заключаются в том,

что люди ничего не извлекают из уроков истории

О. Хаксли

Мы часто сталкиваемся с термином «Запад». Но что срывается за этим термином, что составляет ядро западной цивилизации, так ли она едина? Мы уже говорили о важности этносоставляющей характеристики любой цивилизации, Запад здесь не исключение, поэтому мы начнем анализ западной цивилизации с краткого обзора этногенеза Запада.

the-soviet-union

nationaldoctrine-foto.jpg