Sidebar

Антисоветчина – это клин, вбиваемый между России и нашими соседями. Это прекрасно осознали наши враги и активно используют антисоветизм для формирования ненависти по отношению к России.

Но начинаем мы все время сами. 16 марта 2006 года. Телеканал Россия. Фильм «Яков Свердлов — злой ДЕМОН революции». Рассказывается какой-то бред, который даже не стоит пересказывать, но который имеет продолжение. Мы включились с Западом в гонку опорожнений – кто больше выльет дерьма на наше прошлое. Буш ставит Ленина на одну доску с Гитлером и бен Ладеном, заявляя в своей речи о том, что «Аль-Каида» ослаблена, но идеи, пропагандируемые бен Ладеном, не менее опасны, чем идеология Ленина и Гитлера[1].

Другие страны тоже не хотят отставать в этой гонке. Сначала в Тбилиси открывается музей «Советской оккупации», видимо, посвященный времени, когда СССР руководил Сталин, а его правой рукой был Берия. Затем, в 2006 г. Саакашвили во время встречи с Бушем дарит последнему копию письма грузинских борцов за свободу. «Я только что передал президенту Бушу письмо, которое грузинские борцы за свободу послали ему семь лет назад, но которое не дошло до Белого дома. Оно было перехвачено КГБ и все люди, которые его написали, были расстреляны», — заявил Саакашвили журналистам. Саакашвили не пояснил, какие это были борцы за свободу, какое КГБ перехватило письмо семь лет назад в 1999 г. и как оно попало в руки президента Грузии. Как не пояснил тот факт, что семь лет назад президентом США был не Джордж Буш, а Билл Клинтон[2].

Маразм всегда имеет продолжение. И поэтому «The Washington Times» публикует статью Ц. Бакурия, в которой тот утверждает: «Я вырос при коммунизме, когда на горле моей страны лежала его жестокая и цепкая рука. Пить кока-колу было запрещено. За просмотр голливудских фильмов можно было угодить в сибирский ГУЛАГ на 12 лет». Все это на полном серьезе пишет уважаемая газета. И неважно, что в СССР на каждом углу продавалась пепси-кола, завод по производству которой был построен в СССР. Кока-кола действительно не производилась, но о запрете на нее речи, конечно, не шло. Зато какое впечатление это должно произвести на американского, не слишком образованного читателя — была запрещена кока-кола[3]!

«Как-то мой одноклассник появился во дворе в новых кроссовках Nike, — пишет далее исследователь Бокерия. — Вслед за тем он таинственно пропал из школы на три недели. Оказалось, что он целые дни проводил в местном полицейском участке, где его допрашивали, какие у его семьи связи в Америке, что ему присылают оттуда такие символы загнивающего Запада?» В то время, которое описывает г-н Бокерия, кроссовки «Адидас» производились уже по лицензии на целом ряде советских предприятий. Кроссовки Nike встречались реже — их по лицензии строчили в городе Кимры Калининской области.

Если так дело пойдет дальше, скорее всего, скоро на российском телевиденье появятся документальные фильмы о том, как большевики были вампирами. До какого градуса в это время дойдет антисоветчина, приобретающая в сопредельных государствах явно патологические формы, представить трудно.

Формула дискредитации России будет всегда одна. Репрессии затем Сталин затем Советский Союз затем русские. Сначала идет речь о репрессиях. О якобы миллионах безвинно убитых, потом переходят к тирану Сталину, затем настает черед Советского Союза, который объявляют империей зла и, наконец, переходят к «русским ордам с Востока», «потомкам Чингисхана». Уже сегодня президенты сопредельных стран, пренебрегая всеми дипломатическими нормами, поливают помоями русских.

«Россия, по сравнению с Грузией, предстает, по словам грузинского лидера, оплотом невежества и алкоголизма: "Россия так уязвима! Русские ведут себя как люди XVIII или XIX века. Единственная разница, что тогда не было биржи и прямого телевещания. Но они сохранили те же привычки, те же выражения, то же пристрастие к выпивке»[4].

Конечно, все это бред, начиная от массовых репрессий и заканчивая тем, что русские - потомки Чингисхана. Но это - действенное психическое оружие, направленное против России. И самое пагубное заключается в том, что сама Россия ведет против себя войну, подливая масла в огонь, на котором ее пытаются поджарить постоянными «документальными» фильмами.

За антисоветчиной всегда проглядывается русофобия. От рассуждения на тему сталинских ГУЛАГов всегда будут переходить к ГУЛАГам российским. В 2007 г. американский конгрессмен Том требует увеличить американскую финансовую помощь неправительственным организациям в России, т. к. сторонников демократических реформ, главенства закона и прав человека убивают или увозят в «ГУЛАГи» Сибири.

Существует тесная корреляция: чем более антисоветски настроены политические силы в сопредельных с Россией государствах, тем они более настроены антирусски. Особенно явственно это проявилось во время события в Южной Осетии и Абхазии в 2008 году. Все антикоммунистические силы требовали осуждения России, все коммунистические партии поддержали Россию.

Причем, антисоветский по форме, но антирусский, по сути, процесс будет развиваться по нарастающей. Сталин – тиран, как Гитлер, потом «историки» выясняют, что Сталин – тиран больше, чем Гитлер. Потом, что Сталин хотел сам напасть на Германию, но Гитлер его опередил, потом, что Россия подло хотела напасть на Наполеона, а Наполеон опередил ее и т.д., и т.п.

«Гитлер сделал упреждающий удар по Советскому Союзу… Однако в истории нашей родины существует аналогичная ситуация, когда агрессия против нас была упреждающим действием. Речь идет о войне Российской Империи с Францией в 1812 году. Наверное, такова горькая судьба войн: война, в которой соперник наносил упреждающий удар, предотвращая подлость властителей России, в российской историографии обязательно получала статус Отечественной…

Единственная разница: Наполеон нес либеральные свободы, Гитлер – новое рабство. Наши предки неизменно избирали ставку на своих господ и на старые цепи, подчеркнуто называя этот выбор патриотизмом»[5].

Мы сами вооружаем своих идеологических врагов своими рассуждениями о «ГУЛАГах», и поэтому бумерангом получаем то, что получаем. Причем, антисоветчина будет идти по нарастающей, по мере того, как из жизни будут уходить очевидцы.

Пока мы не поймем, что собственными руками уничтожаем наше общее прошлое, мы не сможем наладить добрососедские отношения с нашими соседями, и тем самым уничтожаем наше будущее. Мы осуждаем прибалтов за то, что они воюют «с наследием советской эпохи», но ведь мы сами ведем непрекращающуюся войну. Войну на уничтожение. Войну с собой.

 


[1] Буш поставил бин Ладена на одну доску с Лениным. Радио Свобода. 06.09.2006

[2] Саакашвили напугал Буша КГБ. Страна.Ru 06.07.2006

[3] Офицеры КГБ уводили в ночь депутатов грузинского парламента. Колчак А. ФОРУМ. мск 2006.05.22

[4] Саакашвили считает Грузию южной Европой, а русских - алкоголиками и мародерами. NEWSru.com 22.09.2008.

[5] Украинский историк: Наполеон напал на Россию, чтобы опередить подлый Петербург. ИА «Новый Регион – Киев». 11.07.2008.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 27 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Кто создает стоимость?

Хлеб, одежда, автомобиль…Каждого человека окружают многочисленные вещи. Откуда эти вещи берутся? Кто их создает? В экономической науке это вопрос звучит следующим образом: кто или что создает стоимость? Это важнейший вопрос экономической науки, вокруг которого было сломано множество копий и решение которого позволит нам распутать весь клубок проблем, связанных с тоталитарным капитализмом.

Стоимость создает только труд или природа. Все полезные окружающие нас вещи созданы трудом или природой. Специфичность создания стоимости природой состоит в том, что только труд включает потенциальную стоимость, созданную природой в состав стоимости товара. Например, страна обладать плодородной почвой, большими запасами угля, нефти, газа. Но если к этому не приложен человеческий труд, то все это не будет иметь ровным счетом никакой стоимости. Как говорится: «без труда не выловишь и рыбку из пруда». Поэтому, по мнению многих мыслителей, природа создает лишь потенциальную стоимость, реальную же стоимость создает только труд.

Только труд создает стоимость – таков основной постулат теории трудовой стоимости. Этот постулат в силу его очевидности, разделяли большинство серьезных экономистов, независимо от политических взглядов. А одним из основателей теории трудовой стоимости был, пожалуй, самый известный либеральный экономист – Адам Смит[1]. На позициях теории трудовой стоимости стояли классики: Пети, Риккардо и мн. др.

Но так было до появления марксистской теории. Дело в том, что Маркс сделал очевидный вывод из теории трудовой стоимости. Раз только труд создает стоимость, то капиталист отнимает часть стоимости, созданной трудом рабочих. Было введено понятие «прибавочная стоимость» — стоимость, создаваемая трудом наёмного рабочего и безвозмездно присваиваемая собственником средств производства — капиталистом. Понятно, что из этого постулата следовали политически окрашенные выводы.

Либеральной экономической мысли пришлось срочно пришлось латать идеологическую пробоину. Появился новый фактор создающий стоимость – капитал (средства производства)[2]. Мол, в производстве участвуют не только труд и природа, но и средства производства: станки, оборудование и т.д. Но это чистой воды идеология[3].

Уже в теории трудовой стоимости было показано, что никакие средства производства не создают стоимости. Самосоздающийся станок, работающий без участия оператора, обслуживающего персонала пока лишь фантастика. Но дело даже не в том, что сами по себе средства производства без труда человека не могут создать ничего. Дело в том, что сами средства производства не свалились с неба, а созданы трудом.

Средства производства и труд рабочего – это все труд, но разные формы труда. Средства производства — овеществленный труд, а непосредственный труд рабочего на станке – живой труд. Пример. Рабочий сделал на станке деталь. В этой детали воплощен труд рабочего (живой труд), и труд рабочего, который сделал станок (овеществленный труд).

Итак, если мы отбросим всю идеологию, то заключим, что только труд и природа создает стоимость товара, только трудом физическим или интеллектуальным или природой созданы все окружающие нас вещи. Специфичность создания стоимости природой состоит в том, что только труд включает потенциальную стоимость, созданную природой в состав стоимости товара. Следственно реальную стоимость или просто стоимость создает только труд. Только труд может создать товар или услугу.

С трудовой теорией стоимости теснейшим образом связано понятие «эксплуатация».

 


[1] СПРАВКА. Адам Смит (1723-1790) экономист и философ. Многие ошибочно называют его английским экономистом. В действительности А. Смит – шотландский экономист, родившийся и умерший в Шотландии. Автор известного понятия «невидимая рука рынка». Нередко именно А. Смита называют родоначальником теории трудовой стоимости.

[2] Подобные теории существовали и раньше, но пышным цветом они развели именно после появления марксизма.

[3] Идеологи светлого капиталистического завтра пошли дальше, и если мы сегодня откроем учебник по экономики, то увидим, что теперь появился новый четвертый фактор производства — предпринимательская способность. Появление данного фактора на страницах отечественных учебников обусловлено бездумным переписыванием западных учебных пособий. Порой совпадения достигают не абзацев, а целых страниц. Но это пусть останется на совести «авторов». В действительности, труд как совокупность разнообразных качеств человека, используемых в производстве, уже включает в себя предпринимательскую способность, как и многие другие способности. Или западные экономисты хотят сказать, что предприниматель не трудится? Утверждать, что в производстве участвует труд и еще отдельно предпринимательская способность бессмысленница, аналогично той, если бы мы говорили, что по небу летит самолет и его крыло.

Русский идеал

Как мы увидели, русский менталитет прямо противоположен западному менталитету не только в базовых характеристиках, т.е. аксиотипе (духовности и коллективизма) и психотипе (прежде всего, степени рациональности), но и во второстепенных характеристиках психического склада, обусловленных базовыми. Речь, прежде всего, идет о русском правдолюбии, противостоящем западной псевдологии, русском пессимизме, противостоящем оптимизму западного человека.

Эти различия проявляется и в отношении человека к самому себе, у русских преобладает заниженная самооценка, стремление к инобытию, которое часто вырождается преклонение перед всем иностранным. На Западе - все наоборот, высокая степень ассертивности сочетается с самодовольством. Это находят свое продолжение и во взаимодействии между народами. Запад нацелен на эксплуатацию других народов, нередко при этом проявляя запредельную циничность и жестокость. Россия, напротив, все время готова играть роль старшего брата, помогающего братьям меньшим. При этом в условиях бедности часто приходилось отдавать последнее. Борьбафилии, способности к риску присущему западному аксипсихотипу противостоит русское стремление к солидарности и осторожность в своих действиях.

Изучив аксиотип русской цивилизации, можно прийти к выводу, что оптимальным для эффективного развития данной цивилизации является общественный строй, держащийся на трех столпах:

  • абсолютная справедливость и мессианское обоснование развития государства как главные стимуляторы трудовой деятельности;
  • сотрудничество между индивидами и группами индивидов как основа механизма развития;
  • государство, играющее роль центра волевой мобилизации.

Эта социальная система и была построена Россией и получила название социализм. Впервые в истории Россия стала первой европейской державой и лидером половины человечества. Следующая глава как раз посвящена анализу становления данной социальной системы.

Откуда появился термин «социализм»?

Желающего идти судьба ведет,

не желающего – тащит

Клеанф

Из предыдущей главы может создаться впечатление, что наша книга - апологетика коммунистической доктрины. Это не совсем верно, а точнее совсем неверно.

Дело в том, что социализм и коммунизм - разные, во многом противоположные учения. Неслучайно первых социалистов коммунисты снисходительно называли «утописты», т.е. мечтатели, прожектёры. Вообще это довольно странно — называть своих предшественников утопистами, ведь либералы не называют утопистами предтечей либеральной концепции. На самом деле такое отношение легко объяснимо. Социалисты никогда не были ни утопистами, ни предшественниками Маркса с его учением.

В советской справочной литературе не очень любили упоминать, откуда появился термин «социализм». Может, его придумали Маркс с Энгельсом? Отнюдь. В начале 30-х гг. XIX века в научный оборот термин «социализм» ввел французский мыслитель Пьер Леру. У Леры было весьма подходящее социальное происхождение (он был типографским рабочим), но очень неподходящие убеждения (он был одним из основателей христианского социализма).

Леру изобрел термин «социализм», а кто изобрел и расширил социалистическую доктрину? Первым создателем социалистической доктрины является Платон, а создателем, так называемого, утопического социализма принято считать Томаса Мора, важнейшей вехой в развитии социалистического учения стал французский социализм, самой видной фигурой которого являлся Сен-Симон.

Леру считал, что социалистический идеал в своем фундаменте имеет христианские догматы. И это действительно так: Иисус призывал к отказу от частной собственности, равенству, высоте духа, выступал против накопительства, вещизма и богатых. А потом оформился догмат — любая власть от Бога, т.е. все компоненты социалистической доктрины очень явственно проступают именно в христианском учении.

Томас Мор был причислен католической церковью к лику блаженных, а позднее канонизирован. Наибольшую известность Мору принёс его диалог «Утопия», содержащий описание идеального строя фантастического острова Утопия (греческий, буквально — «Нигдения», место, которого нет; это придуманное Мором слово стало впоследствии нарицательным). В Утопии критикуется английское общество XVI века как заговор богатых против всех членов общества. В идеальном же обществе, согласно Мору, существует сильная государственная власть, обладающей монополией на торговлю, в котором отменена частная собственность, а труд носит обязательный характер. Значимое место отводится религии, атеизм запрещен.

Сен-Симон разрабатывал идею нового христианства, которая призвана была дополнить материальные стимулы «промышленной системы» моральными требованиями новой религии с ее лозунгом «все люди — братья». Впоследствии сен-симонизм был преобразован в религиозную доктрину.

«Сен-Симон, Фурье, Оуэн и их ученики всё же не сходили с почвы идеалистического мировоззрения. Они считали конечной движущей пружиной общественно-исторического развития смену религиозных и нравственных идей общества, не понимали важнейшей исторической роли классовой борьбы народных масс и видели в пролетариате лишь страдающий класс. Для укрепления сотрудничества пролетариата и буржуазии критико-утопический социализм возрождал религиозные идеи»[1].

Поэтому для Маркса Леру, Платон, Мор, Сен-Симон были утописты, очень уж их взгляды не укладывались в прокрустово ложе марксизма - во-первых, в их учениях государство не отмирало, а, напротив, имело решающее значение в новом обществе, во-вторых, духовные аспекты играли историческом процессе и развитии социума если не основную, то никак не меньшую роль, чем материальные.

Социализм как многовековая мечта о справедливом обществе, лишенного эксплуатации, бесправия, насилия и духовных пороков, был обречен на победу. Исходя из революционной целесообразности, Маркс записал социалистов в предшественники коммунистов, но в очень обрезанном варианте. Платон в предшественники не попал, о Леру старались не вспоминать, Мора и Сен-Симона записали в утописты.

«Очень важно иметь в виду, что идея эта (как бы она ни называлась) вовсе не продукт последних веков, не идеология пролетариата, возникшего в результате про­мышленного переворота в Западной Европе. Наоборот, она очень древнего происхождения, то есть относится к числу основных концепций, «архетипов» цивилизо­ванного человечества. Ее законченное, глубоко проду­манное изложение известно нам уже из сочинений Платона в IV веке до Рождества Христова.

Более чем за две тысячи лет, прошедших со времен Платона, никто к этой идеологии ничего принципиально нового не прибавил. Она многократно переизла­галась, в чем-то смягчалась ее отпугивающая прямоли­нейность, она приспосабливалась к особенностям дру­гих времен. Но основная идея была та же. Зато много разных мыслей было высказано о том, каким путем можно воплотить в жизнь этот идеально сконструиро­ванный общественный строй»[2].

Социализм и коммунизм как учения со всеми своими достоинствами и недостатками во многом являются разными идеологическими направлениями. Но в чем суть этих различий?

 


[1] Утопический социализм [БСЭ].

[2] Шафаревич И. Р. Зачем России Запад? – М., 2005. - с. 86-87.

the-soviet-union

nationaldoctrine-foto.jpg