Sidebar

 

Нацию невозможно заставить таскать своими руками для других каштаны

из огня (а русские постоянно этим занимались и занимаются)

Валентин Грудев

Лето 1991 года, Россия. К Белому дому выходят люди, требующие отставки коммунистов, запрета коммунистической партии, либеральных реформ, дружбы с Западом и т. п. Сторонники жесткой линии ведут себя нерешительно, никто не может отдать приказ о подавлении инспирированных западными спецслужбами волнений. Решение об отстранении Горбачева так и не доводится до логического конца. Мы с упоением разрушаем свою страну, запрещаем КПСС, идем не все мыслимые и немыслимые уступки Западу. Выводим базы, сокращаем армию, режим ракеты, танки, подводные лодки… Клянемся в верности либерализму, демократии, капитализму и, естественно, Западу. Запад полностью одобряет происходящие в России процессы.

Лето 1989 года, Китай. На площадь Тяньаньмэнь выходят люди, требующие отставки коммунистов, запрета коммунистической партии, либеральных реформ, дружбы с Западом и т. п. Сторонники жесткой линии ведут себя решительно. Волнения жестко подавляются. До этого арестовывается и отстраняется от власти Ху Яобан, аналог нашего Горбачева. Запад полностью осуждает происходящие в Китае процессы.

Прошло немногим более 15 лет. Китай в разы увеличил свой экономический потенциал. Показывает лучшие в мире темпы экономического, культурного, научного роста. Китай из страны, производящей товары, которые были символом плохого качества, превратился в величайшую державу, запускающие свои спутники. Россия все пытается достичь уровня 1990 года.

«В 2006 году был проведен социологическими службами "Гэллап" и TNS-emnid опрос по теме, какая из держав может быть отнесена к великим державам. В опросе приняли участие более десяти тысяч человек в Бразилии, Великобритании, Германии, Индии, Китае, России, США, Франции и Японии. Первое место принадлежит Соединенным Штатам (57%). Китай лишь немногим отстает - 55%. Показатели России в два раза меньше, лишь 26%»[1].

А что Запад? Похвалил Россию, поругал Китай, и…стал вкладывать в Китай громадные ресурсы. Китай вышел на второе место после США по объему иностранных инвестиций. Практически все западные компании производят теперь свои товары на территории КНР.

Запад любит не тех, кто заискивает перед ним, клянется в любви, а тех достоин уважения, являясь сильной державой, и может отстоять свое право определять свой путь.

В мире любят сильных. США сбросили бомбу на Японию, было уничтожено сотни тысяч мирных жителей. Россия этот шаг осуждала как зверское уничтожение мирных жителей. Прошли годы. Япония - самый верный союзник США на Востоке, а с Россией Япония отказывается подписывать мирный договор, находясь до сих пор формально в состоянии войны. Создается впечатление, что если бы Россия сбросила ядерную бомбу на Хиросиму и Нагасаки, то Япония бы была союзником России.

Это только у русских «не в силе Бог, а в правде», у всего мира Бог в силе. Как говорил Наплоен: «Бог помогает сильным батальонам».

 


[1] Россия вошла в шестерку ведущих держав. Страна. Ru 07.06.2006.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 59 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Запад и Россия

Как мы помним, визитной карточкой западного аксиотипа является, во-первых, доминирующее стремление к материальной обеспеченности, во-вторых, индивидуализм, а наиболее яркой характеристикой психотипа является рационализм. Это ключевые характеристики западного аксипсихотипа, которые порождают широкий спектр отличительных особенностей западного психического склада.

Этнопсихологические характеристики русского этноса прямо противоположны качествам западного аксипсихотипа. Аксиотип «ростовщик» (рис. 3) в наибольшей степени близок США – с одной стороны, цивилизации индивидуалистической, с другой стороны, цивилизации, в ценностной иерархии которой, деньги стоят на одном из первых мест. Запад есть прямая ментальная противоположность России (рис. 13).

Запад и Россия - два ментальных полюса современного мира. Это глубинная, часто даже неосознаваемая, противоположность и есть подлинная причина ненависти Запада по отношению к России.

«Отличительные черты русского народного духа настолько характерны и слагаются в настолько своеобразный, законченный, настолько отличный от духовного строя западных народов строй, что только этим своеобразием и объясняется то обстоятельство, как этот наш народный дух, несмотря на установившееся уже более полутораста лет постоянное и живое общение с Западом — политическое, экономическое, умственное и т.д., — до последнего време­ни предстоял этому Западу только как грозно-таинственная загадка за семью печатями или просто как а great hunibug (великий обман)»[1].

Запад и Россия ментально противоположны не в каких-нибудь второстепенных ценностных ориентациях и характеристиках психотипа, а в основных типах и формах мировоззренческих ориентиров: западному материализму противостоит русская духовность, а западному индивидуализму противостоит русский коллективизм. Противоположны в своих базовых характеристиках также русский и западный психотип, речь об этом в следующем параграфе.

 


[1] Философия нации и единство мировоззрения. П. Е. Астафьев. – М., 2000. - с. 41.

Зарождение человека — зарождение духовности

Духовность — столь же древний феномен, как и сам человек. С начала своей эволюции человек обладал духовностью. Собственно, это очевидно, ведь духовность — отличительная характеристика человека. Есть духовность — есть человек, нет духовности — нет человека. Анализируя родословную альтруизма, профессоры МГУ В. И Добреньков и А. И. Кравченко отмечают:

«В процессе антропогенеза человек достаточно рано начал развиваться вопреки биологическим законам. Согласно последним, внутри группы и между группами должны идти постоянная борьба и отбор сильнейших. Для выживания рода и его успеха в межвидовой конкуренции крайне вредно оставлять в живых больных, старых и инвалидов. Но именно это с нарастающей скоростью происходило в человеческом обществе. Складывается впечатление, что история человечества — это, в конечном счете, совершенствование системы социальной помощи и защиты»[1].

С самого начала своей подлинно человеческой истории человек стал себя добровольно ограничивать, что являлось отражением другого компонента духовности — аскетизма. Причем никаких биологических, т.е. животных мотивов для таких ограничений не существовало. Первым ограничением стали сексуальные ограничения. Человек стал всячески ограничивать сексуальные контакты: «община, даже самая примитив­ная, основывается на принципах экзогамии[2]»[3]. Последующие ограничения коснулись ограничений половых отношений во время охоты, сева, сбора урожая, в определенные периоды года.

«Со временем табу становились все более длительными, а периоды между ними сокращались. Ограничения снимались только на время особых праздников… Половые отношения в человеческом стаде приобретали эпизодический характер. В человеческую жизнь вторглось нечто инородное, что не диктовалось биологическим инстинктом»[4].

Таким образом, основой нравственности первого человека стал, с одной стороны, аскетизм, с другой — альтруизм, два начала, которые не только не существуют у животных, но и противоречат биологическому развитию любого вида.

Итак, первым шагом на пути формирования человека стало формирование духовности, и только с этого момента мы можем говорить о начале человеческой истории.

«Внутри нравственно упорядоченного первобытного коллектива и начинается собственная история человеческого рода — история, о которой можно сказать, что она «есть не что иное, как порождение человека человеческим трудом…»»[5].

Формирование нравственности не только создало предпосылки для формирования человека, но сделало переход от животного к человеку необратимым:

«в ходе антропосоциогенеза совершился необратимый переход к человеческому нравственному существованию. Жестокие карательные меры, которыми первобытнородовая община принуждала своих членов к соблюдению простейших нравственных требований, создавали непреодолимое препятствие для возврата первочеловека в животное состояние»[6].

Мы не будем подробно останавливаться на довольно обширной проблеме эволюции духовности. Данной теме посвящена отдельная работа[7].

Появляются первые религиозные верования, нравственные каноны, семья, формируются этнические целостности, искусство, т.е. появляются все атрибуты человеческого общества.

Таким образом, духовность упорядочивает общество и фактически выделяет человека из животного мира. По сути, духовность, являющаяся своеобразной антиживотностью, стала пружиной, приводящей в действие механизм очеловечивания человека.

Если бы мы потрудились рассмотреть любые широко распространенные этические системы, то увидели, что все этические нормы сводятся к двум: аскетизму и альтруизму[8].

Аскетизм выражается в требовании биологического самоограничения ради служения Богу или духовного совершенствования. Основными запретами являются запреты вещного потребления («Горе вам, богатые»[9]) и антисексуальные запреты («Не прелюбодействуй»[10]). Наиболее полно данные запреты воплощаются во всевозможных постах, обетах, существующих в каждой из религий.

Альтруизм выражается в требовании жертвы собственными ресурсами ради окружающих. Например, один из пяти столпов ислама — обязательная милостыня. Мягкой формой альтруизма является запрет на присвоение ресурсов, принадлежащих другому лицу («Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего»[11]).

Важно подчеркнуть, что данные истины необходимо соблюдать не только на уровне нравственности, но и на уровне морали. Не только поступать в соответствии с вечными истинами, из-за боязни наказания, а принимать их на уровне убеждений. Не только не красть, но и не хотеть красть, так в декалоге восьмая заповедь звучит, как «Не кради», а десятая «Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего».

 


[1] Добреньков В. И., Кравченко А. И. Социальная антропология: Учебник. - М., 2005. - с. 425.

[2] Экзогамия предписывает своим членам искать брачных партнеров в других – поначалу строго определенных – общинах.

[3] Фролов И.Т., Араб-Оглы Э.А., Арефьева Г.С. и др. Введение в философию. В 2 чч. Ч.1. - М.,1990. - с. 228.

[4] там же - с. 459.

[5] там же - с. 234.

[6] там же - с 23.

[7] Вальцев С.В. Эволюционный аспект формирования духовности. // Актуальные проблемы социогуманитарного знания № 35, 2006. С. 35–42.

[8] Основных этических систем пять: буддизм, христианство, ислам, индуизм, конфуцианство. Первые три из них являются единственными мировыми религиями, четвертая – наиболее представительной национальной религией, конфуцианство – одним из ключевых этико-политических учений. Именно эти пять учений отражают нравственность, существовавшую на протяжении тысячелетий.

[9] Библия: Евангелие от Луки Гл. 6, п. 24.

[10] Библия: Исход. Гл. 20, п. 14.

[11] Библия: Исход. Гл. 20, п. 17.

История Запада

Если капиталисту не удалась его спекуляция,

о нем говорят: "Это ничтожный человек",

а если спекуляция удалась - просят руку его дочери.

Ж. Лабрюйер

Периоды западноевропейской истории. В истории России нельзя выделить столь разнящиеся между собой периоды, как это было на Западе. Многие историки считают, что история Средневековья коренным образом отличается от истории Нового времени. В Средние века государственные интересы ставились выше личных, всячески подавлялся индивидуализм. В сознании людей средневековья идеальное нередко преобладало над материальным, бедность считалось атрибутом нравственной жизни, т.е. ценности, существовавшие в Средние века, не просто отличаются от современных западных ценностей, они просто прямо противоположны. Если бы средневековый европеец посмотрел современное телевидение, то подумал бы, что он попал в ад. Средние века период довольно долгий, длившийся более 10 веков, и о случайности данного исторического этапа вряд ли можно говорить серьезно.

Встает важный вопрос, какая направленность исторического процесса наиболее характерна для Запада – Средние века или история Нового времени? Что было отклонением от нормального хода истории для Запада – Средние века или история Нового времени? Или, может быть, эти два во многом противоположные направления развития характерны для истории Запада в одинаковой степени? Что случилось с западноевропейцами, почему их качества претерпели столь значимые изменения, почему идеалы западноевропейца Средних веков противоположны идеалам западноевропейца Нового времени? Что произошло с западноевропейцами, почему это произошло, где причина?

Ответить на эти вопросы важно и потому, что нередко можно столкнуться со следующей аргументацией. На Западе существовало традиционное общество, потом оно трансформировалось в индустриальное, а общества, исповедующие сегодня ценности традиционного общества, являются отсталыми и лишь повторяют этапы развития Запада. В конечном счете, все народы придут к иерархии ценностей и социальной системе, господствующей сегодня на Западе.

История Запада. В действительности никакого противоречия между эпохой Средневековья и эпохой Нового времени не существует. Во-первых, советские школьные учебники несколько преувеличивали роль церкви в Средние века. Действительно, во времена наибольшего могущества церкви в Европе господствовали ценности, противоположные традиционным западным ценностям. Однако период этот был краток XI-XIII вв. Но и в этот период, как мы уже увидели, деятельность церкви была во многом коммерционализирована. В Средние века шла борьба между восточной, чуждой в своей сути Западу религии, и западным менталитетом.

Во-вторых, ядром западной цивилизации является германская раса, а средневековье - это период господства романской расы. Окончание средневековья ознаменовалось сменой общеевропейского лидера, началась история Запада в полном смысле этого слова. Наступила эра германской и, прежде всего, англо-саксонской расы, а ценности этой расы не претерпели никаких фундаментальных изменений. В англосаксонских странах консерваторы как раз проповедуют ценности капиталистического образа жизни: налоговое послабление для крупных корпораций, сокращение социальных программ, поощрение частного предпринимательства и т.д. Именно так они понимают традиционные ценности. Символично в абсолютно противоположное отношение к великому переселению народов, существующего в германской и романской исторической литературе.

«Общая оценка великого переселения народов в исторической литературе весьма различна: германистическое направление приписывает германским племенам исключительную творческую роль; романистическое расценивает их как разрушителей античной цивилизации»[1].

Наконец, третье, и самое главное. Если объективные условия не созрели, историческое событие произойти не может. В Средние века капитализм построен быть не мог, даже если бы германцы очень хотели построить социальную систему, отвечающую их ментальным установкам. Не созрели условия. Формирования условий развития капитализма будет предметом нашего дальнейшего анализа.

 


[1] Великое переселение народов [БСЭ].

the-soviet-union

nationaldoctrine-foto.jpg