Sidebar

 

Нацию невозможно заставить таскать своими руками для других каштаны

из огня (а русские постоянно этим занимались и занимаются)

Валентин Грудев

Лето 1991 года, Россия. К Белому дому выходят люди, требующие отставки коммунистов, запрета коммунистической партии, либеральных реформ, дружбы с Западом и т. п. Сторонники жесткой линии ведут себя нерешительно, никто не может отдать приказ о подавлении инспирированных западными спецслужбами волнений. Решение об отстранении Горбачева так и не доводится до логического конца. Мы с упоением разрушаем свою страну, запрещаем КПСС, идем не все мыслимые и немыслимые уступки Западу. Выводим базы, сокращаем армию, режим ракеты, танки, подводные лодки… Клянемся в верности либерализму, демократии, капитализму и, естественно, Западу. Запад полностью одобряет происходящие в России процессы.

Лето 1989 года, Китай. На площадь Тяньаньмэнь выходят люди, требующие отставки коммунистов, запрета коммунистической партии, либеральных реформ, дружбы с Западом и т. п. Сторонники жесткой линии ведут себя решительно. Волнения жестко подавляются. До этого арестовывается и отстраняется от власти Ху Яобан, аналог нашего Горбачева. Запад полностью осуждает происходящие в Китае процессы.

Прошло немногим более 15 лет. Китай в разы увеличил свой экономический потенциал. Показывает лучшие в мире темпы экономического, культурного, научного роста. Китай из страны, производящей товары, которые были символом плохого качества, превратился в величайшую державу, запускающие свои спутники. Россия все пытается достичь уровня 1990 года.

«В 2006 году был проведен социологическими службами "Гэллап" и TNS-emnid опрос по теме, какая из держав может быть отнесена к великим державам. В опросе приняли участие более десяти тысяч человек в Бразилии, Великобритании, Германии, Индии, Китае, России, США, Франции и Японии. Первое место принадлежит Соединенным Штатам (57%). Китай лишь немногим отстает - 55%. Показатели России в два раза меньше, лишь 26%»[1].

А что Запад? Похвалил Россию, поругал Китай, и…стал вкладывать в Китай громадные ресурсы. Китай вышел на второе место после США по объему иностранных инвестиций. Практически все западные компании производят теперь свои товары на территории КНР.

Запад любит не тех, кто заискивает перед ним, клянется в любви, а тех достоин уважения, являясь сильной державой, и может отстоять свое право определять свой путь.

В мире любят сильных. США сбросили бомбу на Японию, было уничтожено сотни тысяч мирных жителей. Россия этот шаг осуждала как зверское уничтожение мирных жителей. Прошли годы. Япония - самый верный союзник США на Востоке, а с Россией Япония отказывается подписывать мирный договор, находясь до сих пор формально в состоянии войны. Создается впечатление, что если бы Россия сбросила ядерную бомбу на Хиросиму и Нагасаки, то Япония бы была союзником России.

Это только у русских «не в силе Бог, а в правде», у всего мира Бог в силе. Как говорил Наплоен: «Бог помогает сильным батальонам».

 


[1] Россия вошла в шестерку ведущих держав. Страна. Ru 07.06.2006.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 62 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Назначение общества

Когда у общества нет времени на размышления,

долго потом размышлять придётся его потомкам

Л.С. Сухоруков

Для чего существует общество? Объяснение природы общественной связи на протяжении истории социально-философской мысли оставалось центральной проблемой всех теорий общества. Какова причина, толкающая людей к созданию общества?

Люди создают общество, потому что они стремятся к взаимоотношениям. А вступают во взаимоотношения, потому что стремятся удовлетворить свои потребности, в основе которых лежат ценностные ориентации.

Как мы знаем, существует два осевых типа ценностных ориентаций: духовность и материальность и две осевые формы ценностных ориентаций: коллективизм и индивидуализм.

Назначение общества. Поэтому во взаимоотношениях можно было бы выделять четыре стороны: материальную, духовною, коллективистскую и индивидуалистическую. Но как мы помним индивидуализм – форма ценностных ориентаций, в основе которой лежит принцип «окружающие не должны играть значимую роль в моей жизни». А это значит, что индивидуализм не сплачивает людей, а наоборот разобщает. И следственно, выделять индивидуалистическую строну взаимоотношений было бы не правомерно. Таким образом, во взаимоотношениях можно выделить три стороны: материальную, духовную и коллективистскую (социальную).

Материальная сторона взаимоотношений. Взаимоотношения с другими людьми приносят человеку материальные выгоды. Материальные выгоды от взаимоотношений можно разделить на две группы. Первая - выгоды от совместных действий, как известно «один в поле не воин». Например, один человек не может сдвинуть мешающий камень, а два человека могут. С помощью других людей человек строит каналы, возводит здания и многое другое, что одному человеку не под силу. Вторая группа - выгоды от специализации. Вряд ли доктор сам будет строить дом, лучше доверить это профессиональным строителям, а строителю вряд ли стоит заниматься самолечением, лучше обратиться к профессиональному врачу. Итак, взаимоотношения экономически, материально выгодны, но стремление к взаимоотношениям обусловлены не только этим.

Духовная сторона взаимоотношений. Без других людей человек не может стать человеком, людьми становятся в обществе. Идея Бога не может сформироваться у человека, выросшего в волчьей стае. Естественно и альтруистические потребности взаимосвязаны с социальными процессами. Поэтому взаимоотношения незаменимы в процессе формирования духовности человека. В конечном счете, самоактуализация – это раскрытие внутреннего «Я» для других. Действительно, зачем писать стихи, если их никто не прочтет, зачем рисовать картины, если их никто не увидит?

«Творческое горение — это не просто осознание собственного несовер­шенства, это обращение к иному миру с целью преобразо­вать мир существующий. Творчество — это не поглощен­ность собой, а выход из себя, освобождение»[1].

Социальная сторона взаимоотношений. В течение тысячелетий постоянные взаимоотношения выработали у людей потребность к взаимоотношениям как таковым. Потребность в общении стала самостоятельной потребностью, а лишение человека общения приводят к серьезным психическим расстройствам. Известно, что человек в одиночке сходит с ума. В основе коллективистских потребностей

Человек получает сильнейшую психическую стимуляцию в ходе общения с другими людьми и таким образом удовлетворяет психические потребности[2].

У американского писателя Р. Брэдбери есть интересный рассказ (Каникулы 1963), повествующий о том, как человека раздражали все люди. И он стал мечтать: «Проснуться завтра, и во всем мире ни души…Просто все исчезнет с лица земли. Оставить землю и море, и все что растет — цветы, траву, плодовые деревья. И животные тоже пусть остаются. Все оставить, кроме человека, который охотится, когда не голоден, ест, когда сыт, жесток, хотя его никто не задевает». Его мечты сбылись. В один день он встал и увидел, что в мире больше никого нет, только он, жена и ребенок. Остались магазины полные продуктов, можно было выбирать любой автомобиль и ехать куда угодно. Не было автомобильных пробок, но человек все равно чувствовал себя несчастным. Ему не хватало одного – других людей.

Взаимоотношения трудно разделить на обособленные части: материальную, духовную и социальную. Все эти части тесно переплетены между собой. Вступая во взаимоотношения, например, с сослуживцами человек чаще всего удовлетворяет материальные, духовные и психические потребности одновременно.

Назначение общества. Итак, общество создается с целью повышения эффективности удовлетворения материальных, духовных и социальных потребностей членов общества. Соответственно этим группам потребностей создаются три основных сферы жизнедеятельности общества: материальное производство (экономика), духовное производство (культура)[3], коммуникативная и управленческая деятельность (политика).

Мы разобрали вопрос о внутренних причинах образования общества, но почему существует так много различных обществ? Почему люди создают различные общества?

 


[1] Кановская М. Николай Бердяев за 90 минут. – М., 2006 – с. 23.

[2] Психические потребности – это потребности, обусловленные поддержать нормальное функционирование психики. Сюда входят потребности в сенсорной стимуляции (например, потребность информационной новизне, в ярких переживаниях, интеллектуальной тренировки), сне.

[3] Понятие «культура» обычно понимается шире.

О свободе и справедливости

Индивидуализм, эгоизм западного человека обернут в привлекательную обертку с наименованием «Свобода», о которой так пекутся на Западе. Но идея свободы вне конкретного исторического и социального контекста бессмысленна.

О свободе и справедливости. В одной французской притче рассказывается о суде над человеком, который, размахивая руками, нечаянно разбил нос другому человеку. Обвиняемый оправдывался тем, что его никто не может лишить свободы размахивать своими собственными руками. Судебное решение по этому поводу гласило: обвиняемый виновен, так как свобода размахивать руками одного человека кончается там, где начинается нос другого человека.

Следственно, человек не может обладать абсолютной свободой, его свобода заканчивается там, где начинается свобода других. Часто можно услышать: «Свободу нельзя путать с вседозволенностью». Где же граница превращения свободы во вседозволенность? Этой границей является справедливость. Конечно, свободное махание руками сочетается с идеей свободы, но несправедливо махать руками и попадать по носу другого человека. Таким образом, свобода должна находиться в рамках справедливости (рис. 7).

Если свобода должна оставаться в рамках справедливости, то при оценке социальной системы мы должны пользоваться критерием справедливости, а не свободы. Чем справедливее общество, тем лучше для его граждан. Величина свободы не может служить показателем счастья в обществе.

Иллюзорность и ошибочность абсолютной свободы заключается в том, что доведенная до своего логического конца, она ведет к автономной жизни человека (как на необитаемом острове), что есть аналог большого человеческого горя. В то же время справедливость не имеет границ, чем больше справедливости, тем лучше. Это показывает, что справедливость – это правильный путь, а свобода – путь иллюзорный, ошибочный и, в конечном счете, тупиковый.

Неужели идея свободы должна быть полностью отброшена? Нет, свобода есть составная часть справедливости. Несправедливо, когда часть общества находится в угнетении, только потому, что у нее нет достаточных материальных средств. Но когда мы говорим о стремлении к свободе этой части общества, мы говорим об установлении в обществе справедливости.

Когда стремление к свободе сочетается со стремлением к справедливости, тогда такое стремление оправдано, но, когда свобода вступает в противоречие со справедливостью, тогда мы можем говорить об ошибочности данных стремлений, об ошибочности такой свободы.

О свободе и справедливости. Таким образом, свобода как критерий благополучия общества и человека не имеет самостоятельного значения, когда в нашем арсенале есть такое понятие как справедливость.

Почему мы так часто слышим о борьбе за свободу и гораздо реже о борьбе за справедливость? Ведь, как мы выяснили, справедливость - более правильное понятие, отражающее степень благополучия общества.

Либерализм использует понятие «свобода» в смысле: «все свободны», т.е. «освободите помещение», «свободен», т.е. «отстань от меня». Апологеты либеральной доктрины выступают против социальной политики государства, против помощи малоимущим, за сокращение всех социальных программ. Все должны быть свободны, «живите, как хотите», вот какова свобода либерализма.

Справедливость является важнейшей ценностью и критерием благополучия жизни общества и личности. Свобода такой ценностью не является и по сути есть лишь рекламная форма западного индивидуализма и эгоизма.

Гражданская война

Самое яркое подтверждение того, что страна осознанно пошла по социалистическому пути развития, это выигранная большевиками гражданская война. Необученная, нищая армия меньшинства не может выиграть войну. А ведь на стороне белогвардейцев были более десятка самых передовых стран.

«Была немецкая, фран­цузская, английская, чешская, румынская, греческая, япон­ская, американская, польская… армии на территории Рос­сии. 1 миллион иностранных солдат на нашей территории! Деникин же получил от Англии пароходы с вооружением, снаряжением, одеждой и другим имуществом по расчету на 250 тысяч человек. Колчак уже в 1917 г. был в Англии и США, после Октября поступил на службу его величества короля Вели­кобритании, и в Сибири работал под контролем британско­го генерала Нокса и французского генерала Жанена. Под залог трети золотого запаса России он получил около мил­лиона винтовок, несколько тысяч пулеметов, сотни орудий и автомобилей, десятки самолетов, около полумиллиона комплектов обмундирования и т. п»[1].

Конечно, Запад никому просто так помогать не будет, как говорят в Англии: «У Англии нет вечных союзников и постоянных врагов, вечны и постоянны ее интересы». «Белые» воевали на деньги западных держав, при поддержке оккупационных корпусов и при условии территориальных уступок в случае победы. Это дает право некоторым исследователям говорить не о гражданской войне, а о национально-освободительной.

«Как известно, еще 23 декабря 1917 г. член правительства Великобритании лорд Мильнер и премьер-министр Франции Жорж Клемансо подписали в Париже конвенцию «О действиях на юге России», согласно которой «сферой влияния» Англии становились «казацкие территории, Кавказ, Армения Грузия, Курдистан, а к Франции отходили «Бессарабия, Украина, Крым»[2].

Поэтому со стороны красных война была не только классовой, но и отечественной. Красные были не только революционерами, но и патриотами. Они боролись за независимость своей родины и против ее расчленения. Белые режимы были одновременно и антинародными, и антинациональными. Поэтому они с неизбежностью рухнули. Большевики победили, ибо за ними шла большая часть народа»[3].

В результате, в 1933 г. в Париже в своих воспоми­наниях двоюрдный дя­дя Николая II, великий князь Александр Михайлович пи­сал, что союзники собирались превратить Россию в свою колонию, а

«на страже русских национальных интересов стоял не кто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы про­тестовать против раздела бывшей Российской империи… »[4].

Сегодня стараются не вспоминать, что большевики выбили интервентов 14 государств с территории Российской империи потому, что на сторону большевиков встал русский народ. Очень точную характеристику гражданской войны дал один из самых непримиримых и активных борцов с советской властью Борис Савинков. Раскаявшись, он признал, что народ пошел за большевиками, а не за белогвардейцами.

«Для меня теперь ясно, что не только Деникин, Колчак, Юденич, Врангель, но и Петлюра, и Антонов, и эсеры и «савинковцы»… не были поддержаны русским народом и именно поэтому и были разбиты. Правда заключается в том, что не большевики, а русский народ выбросил нас за границу, что мы боролись не против большевиков, а против народа…. Когда-нибудь… это… поймут даже эмигрантские «вожди»»[5].

Белое движение не нашло пути к сердцам и душам большинства русского народа, все их лидеры были западниками. Парадоксально, но идеи большевиков были более близки идеям самодержавия (конечно, не той карикатуры, которая существовала в 1917 году), чем идеи белогвардейцев.

Великая Октябрьская революция решала не столько вопрос о замене власти класса дворянства на класс пролетариата (хотя и это имело место), сколько вопрос выбора пути движения: западный или русский. Большинство патриотической интеллигенции боролось за социалистическое будущие плечом к плечу с простым народом. Надо помнить, что во время гражданской войны 82 % комполков, 83 % комдивизий, 54 % командующих военными округами были в прошлом офицерами царской армии[6]. Многие же, кто сражался против Красной армии перешли на сторону большевиков, многие, кто эмигрировал, вернулись обратно.

Такое положение было не только на фронте — 82 % высших должностей в промышленности занимали высококвалифицированные специалисты дореволюционной России[7].

Многие знают имя генерала Алексея Алексеевича Брусилова –главнокомандующего, с именем которого связан единственное удачное крупное наступление российской армии в Первой мировой войне – Брусиловский прорыв. После Октябрьской революции белогвардейцы предлагают Брусилову встать во главе белого движения, но он категорически отказывается и переходит на сторону большевиков. Это вызвало бешеную злобу в стане контрреволюции, и им удалось выместить ее на единственном сыне Брусилова Алексее, который служил в РККА и в 1919 г. под Орлом попал в плен. Белые его расстреляли. В 1920 г. на страницах «Правды» публикуется воззвание «Ко всем бывшим офицерам…» подписанное Брусиловым. Это воззвание произвело на бывших офицеров русской армии огромное впечатление. Тысячи офицеров явились в военные комиссариаты с желанием честно служить своей Родине. Умер Брусилов 17 марта 1926 года. Такова судьба самого популярного генерала царской армии.

Война, к сожалению, это всегда жертвы. Сейчас часто преувеличивают кошмар красного террора, это неправильно. Говоря о терроре, надо учитывать, что время тогда было другое, и ту историческую ситуацию необходимо сравнивать не с сегодняшним днем, а с деятельностью белогвардейцев и обстановкой в других странах. В других странах тоже был голод, забастовки, убийства активистов профдвижения, расстрелы полицией демонстраций и т.д. Такое было тяжелое время. Белогвардейцы также не церемонились с большевиками - и расстреливали без суда, и звезды на лбу вырезали, все это было. Большевика С. Г. Лазо и его соратников А. Н. Луцкого и В. М. Сибирцева японские интервенты после пыток сожгли в паровозной топке.

«На конец 1918 г. в Советской России в заключении было чуть больше 42 ты­сяч контрреволюционеров, бандитов, спекулянтов. А в цар­стве «белых» только на востоке страны находилось около 1 млн. в концлагерях и 75 тысяч в тюрьмах, то есть в 20 с лишним раз больше. Если учесть, что в Европейской (Советской) России населения было, по крайней мере, в 10 раз больше, то террор белых должно по масштабам считать в 200 раз более ужасным»[8].

Подводя итог повествованию о революции, предоставим слово одному из самых ярких критиков марксизма Н. Бердяеву. В эмиграции он напишет:

«К 1917 г. в атмосфере неудачной войны, все созрело для революции. Старый режим сгнил и не имел прилич­ных защитников. Пала священная русская империя…

В России революция ли­беральная, буржуазная, требующая правового строя, бы­ла утопией, не соответствующей русским традициям и господствовавшим в России революционным идеям. В России революция могла быть только социалистичес­кой.

… символика революции — условна, ее не нужно пони­мать слишком буквально. Марксизм был приспособлен к русским условиям и русифицирован. Мессианская идея марксизма, связанная с миссией пролетариата, соединилась и отожествилась с русской мессианской идеей. В русской коммунистической революции господ­ствовал не эмпирический пролетариат, а идея пролета­риата, миф о пролетариате. Но коммунистическая рево­люция, которая и была настоящей революцией, была мессианизмом универсальным, она хотела принести все­му миру благо и освобождение от угнетения…. Коммунисты оказались ближе к Ткачеву, чем к Плеханову и даже чем к Марксу и Энгельсу.

Произошла также острая национализация Со­ветской России и возвращение ко многим традициям русского прошлого. Ленинизм-сталинизм не есть уже классический марксизм…. Коммунизм есть русское явление, несмотря на марксистскую идеологию. Коммунизм есть русская судьба, момент внутренней судьбы русского народа»[9].

Напоследок приведем цитату одного человека «те события, которые произошли в октябре 1917 года, являются логическим завершением общественного развития России. Я нисколько не сожалею, что произошло именно так, как было и к чему это привело спустя 50 лет» (1968 год)[10]. Человек, произнесший это никто иной, как последний правитель дореволюционной России – А. Керенский.

 


[1] Бенедиктов Н. А. Русские святыни. – М., 2003. - с. 136.

[2] Фишер Л. Жизнь Ленина. Т. 2. - М., 1997. - с. 4-5.

[3] Семенов Ю. И.  Философия и общая теория истории. основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших дней. – М., 2003. - с. 575.

[4] Кожинов В. В. Загадочные страницы истории XX века // Наш современник, 1994, № 11—12. С. 246—247.

[5] Голинков Д.Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. Кн. 2. - 4-е изд. – М., 1986. – с.258

[6] Материалы по изучению истории СССР IX класс (1921-1941 гг.). Долуцкий И. И. - М., 1989- с. 84

[7] Материалы по изучению истории СССР IX класс (1921-1941 гг.). Долуцкий И. И. - М., 1989- с. 84

[8] Бенедиктов Н. А. Русские святыни. – М., 2003. - с. 137.

[9] Бердяев Н. А. Русская идея. – М., 2000. – с. 235-237.

[10] Е. Улько, Возможности не представилось, «Родина», 1992, №5

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg