Sidebar

О неумелости советского руководства. Вначале войны мы познали горечь поражений, т. к. столкнулись с сильнейшей армией, покорившей более десяти европейских стран, в том числе Францию, за один месяц. В той войне мы столкнулись не только с немцами и с Германией, мы столкнулись практически со всем Западом в лице Гитлера, по крайне мере, вся континентальная Европа от Испании до Болгарии числилась в союзниках Третьего Рейха. Одна пятая всех войск Гитлера состояла из иностранцев: австрийцев, итальянцев, французов, испанцев, голландцев, венгров, финнов, румын и т.д.

Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Безусловно, ошибки были. Но в целом можно сказать об исключительно умелом руководстве советского правительства, подтверждением чего является выигранная война. Говорить долго о выдающимся командовании лично Сталина и других членов ГКО (Государственного комитета обороны) нет смысла, самым ярким подтверждением этого является победа. Однако сегодня пытаются замолчать роль Сталина и преувеличить роль Жукова. Жуков, безусловно, великий полководец, но хорошо руководить армиями в той тяжелой войне было недостаточно. Чтобы выиграть, надо было грамотно руководить не только армиями, но и всей страной в целом, от промышленности до агитации, и в этом проявился организаторский талант Сталина, именно поэтому люди шли в атаку с именем Сталина, а не Жукова.

СССР в мировой войне. Захватчикам не только не удалось победить нас на поле брани, не смогли они победить и в агитационной войне. План немецких идеологов по развязыванию этнической вражды между советскими народами полностью провалился.

Не удалось разрушить народное хозяйство Советского Союза. Советским руководством впервые в истории человечества была произведена массовая эвакуация промышленности. Эвакуированные промышленные объекты начинали работать сразу по месту прибытия, практически с колес. Эвакуация промышленности, организация ее работы на новых территориях была, может быть даже более сложной и более важной задачей, чем непосредственное руководство военными операциями. Именно эвакуированная промышленность позволила нам наладить выпуск военной продукции не только лучшего, чем у противника, качества, но и в большем, чем у противника, объеме.

С задачей мобилизации всех народных сил советское правительство под руководством Сталина справилось блестяще, не случайно в народе бытовало мнение, что без Сталина мы бы войну не выиграли.

Партизанское движение, оказавшие серьезную помощь регулярной армии, также возникло не спонтанно. Еще перед началом войны были разработаны планы организации партизанского движения на случай возможной оккупации, назначены ответственные за организацию партизанского движения. Сразу после прихода нацистов организовывались партизанские отряды. Потом они росли только численно, но партизанская сеть создавалась сразу после начала оккупации данной территории.

Теперь о разведданных. Когда в очередной раз Сталину сообщили о новой дате войны, он выложил из сейфа сначала стопку данных о том, что война будет, а потом выложил такую же стопку данных о том, что войны не будет. Все всегда очень умны задним числом. Теперь все знают, когда началась война, но тогда высшему руководству страны, докладывая о начале войны, все время называли разные даты. Исключением не стали и доклады Рихарда Зорге. Часто говорят, что он называл точную дату войны 22 июня 1941. Правда, при этом «забывают» сказать, то до этого он называл в своих донесениях и другую дату. «Забывают» также сказать, что в своем донесении о начале войны 22 июня 1941, он указал абсолютно неверное направление удара немцев. Такова была ситуация, никто ничего точно не знал.

Даже если бы Сталин, не будучи экстрасенсом, не предугадал дату нападения немцев, ему вряд ли это можно было ставить в вину, ведь, как отмечет американский историк Г. Ферр:

«много общего между позицией советского руководства и еще более разительным просчетом президента США Ф. Д. Рузвельта: не удалось разгадать планы японцев в отношении Перл-Харбора. Но… историкам не приходит в голову осуждать президен­та Ф. Д. Рузвельта за его неспособность предвидеть это напа­дение!»[1].

Но на самом деле, это оправдание тоже не для советского командования, ведь оно не пропустило дату нападения, в отличие от американского руководства. Комментировать потоки лжи про то, что мы «проспали» вряд ли стоит. Приведем официальный документ. По совокупности донесений высшее руководство страны посчитало, что нападение нацистов весьма возможно 22 июня, поэтому ночью 21 июля по приграничным округам было разослана следующая директива:

«Военным советам ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, ICOBO, ОдВО. Копия: Народному комиссару Военно-Морского Флота.

1) В течение 22 — 23.6.41 г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, ПрибОВО, ЗапOBO, KOBO, ОдВО. Нападение может начаться с провокационных действий.

2) Задача наших войск — не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения. Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и одесского военных округов быть в полной боевой готовности, встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников.

3) Приказываю:

а) в течение ночи на 22.6.41 г. скрытно занять боевые точки укрепленных районов на государственной границе;

б) перед рассветом 22.6.41 г. рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в том числе и войсковую, тщательно ее замаскировать;

в) все части привести в боевую готовность. Войс­ка держать в рассредоточении и замаскированно.

г) противовоздушную оборону привести в боевую готовность без дополнительного подъема приписного состава. Подготовить все мероприятия по затемне­нию городов и объектов.

д) никаких других мероприятий без особого распо­ряжения не проводить. 21.6.41 г.»

Передача в округа была закончена 00.30 мин 22.06.1941. Комментарии, как говорится, излишни.

Более того, когда в 2 часа ночи посол Германии в СССР попросил аудиенции по срочному делу, руководство страны разгадало этот хитрый трюк. Стало понятно, что посол едет с тем, чтобы объявить войну, а значит, Германия нападала бы на нас не вероломно, а после объявления войны. Прием отложили, тем самым, заставив напасть Германию без объявления войны и представив ее в глазах мира вероломным агрессором. Этим же объясняется и кажущаяся неготовность пограничных частей, все было направлено на то, чтобы не допустить провокаций. Перед всем миром Гитлер выступил как агрессор.

Безусловно, русский народ – народ герой, но заслуга советского руководства состояла в том, чтобы раскрыть эти качества в полной мере. Руководство очень много значит для русского народа, ведь надо помнить, что всего за 35 лет до начала Великой Отечественной войны Россия позорно проиграла войну никому неизвестной Японии.

Ни офицеров, ни винтовок? Эта война жестоко испытала и убедительно подтвердила жизнеспособность советского общественного строя. С июля 1941 г. по февраль 1942 г. на Восток было эвакуировано 2593 промышленных предприятия. Наши ученые, инженеры, рабочие совершили великий трудовой подвиг, которому нет равного в мировой истории. Советская промышленность за годы войны, несмотря на потерю многих заводов, выпустила в 2,2 раза больше, чем германская, танков, в 1,25 раза — самолетов, в 1,5 раза — орудий, в 4,5 раза — минометов. Она произвела 119.635 самолетов, а немцы сделали с помощью всей оккупированной Европы 80.600 самолетов.

Немецкий фельдмаршал Э. Манштейн в книге «Утерянные победы» также признавал, что Гитлер и германский генштаб недооценили не только «ресурсы Советского Союза и боеспособность Красной Армии», но и «прочность советской системы». Таким образом, если у кого и не хватало винтовок, то это были немцы.

Самое главное, что СССР выпускал не только больше вооружений, но гораздо лучшего качества. Немцы воровали наши танки, чтобы сделать похожие. Но немецкие инженеры не смогли воспроизвести ни двигатель Т-34, ни постичь секрет высокостойкой брони, также, как и секрет наших «катюш», о чем свидетельствуют четыре года безрезультатных испытаний.

Мифы об расстрелянных офицерах – продолжение мифа о репрессиях. Место реальных исторических фактов заменяют фильмы, романы, основанные лишь на художественном вымысле и ни на чем более.

В действительности по сравнению с другими государствами, наша армия была самой насыщенной начсоставом. Так, если взять штаты армий европейских стран накануне 2-ой мировой войны, то наименьший процент офицеров (3,2 %) был в немецкой армии, наибольший (6,2 %) — в польской. СССР, ликвидировав все сословные ограничения, создал армию, в которой средняя численность офицеров составляла 14,32 %[2].

 


[1] Ферр Г. Антисталинская подлость. – М., 2008. – с. 91.

[2] Г. И. Герасимов. Действительное влияние репрессий 1937-1938 гг. на офицерский корпус РККА // Российский исторический журнал. 1999, № 1. - с. 45.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 64 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Почему Россия выбрала социализм?

России нужен был новый строй, созвучный ментальным установкам русского народа. Им стал социализм.

До революции в России национальная идеология выражалась в триединой формуле «Самодержавие — Православие — Народность». Социализм давал такую же национальную идеологию в несколько измененном виде, отвечающему духу времени.

Самодержавие. В социалистическом государстве самодержавие заменялось однопартийной системой, в то время как на Западе идеалом была многопартийная система. Основными чертами самодержавия была единоличная неограниченная власть царя, то же самое было и в советском государстве, единственное отличие заключалось в том, что, царя в России называли «Царь – Батюшка», Петр I в 1721 г. получил титул «Отца Отечества», а в советском государстве главу называли «Отец всех народов». Очевидно, что данные русские ценности политического устройства прямо противоположны западному либерализму с постоянной борьбой партий, выборами, разделением властей и балансом сил и т.д. В России народ сражался на поле брани «за веру, царя и отечество», в Советском Союзе «За Родину, за Сталина», слово вера отсутствует во втором выражении, так часто оно подразумевалось, как само собой разумеющееся. Этой верой был коммунизм. Многие бойцы красной армии перед решающим сражением писали «Если я погибну в бою, прошу считать меня коммунистом». На Западе ничего подобного, естественно, не было, а выражения «за Родину, за Клинтона» или «если я погибну в бою, прошу считать меня демократом» выглядят комично.

Православие – это приоритет духовного над материальным. В Советском Союзе высмеивалось мещанство, вещизм, страсть к приобретательству.

«В отношении к хозяйственной жизни можно установить два противоположных принципа. Один принцип гласит: в хозяйственной жизни преследуй свой личный интерес и это будет способствовать хозяйственному развитию це­лого, это будет выгодно для общества, нации, государ­ства. Такова буржуазная идеология хозяйства. Другой принцип гласит: в хозяйственной жизни служи другим, об­ществу, целому и тогда получишь все, тебе нужно для жизни. Второй принцип утверждает коммунизм, и в этом его правота. Совершенно ясно, что второй принцип отно­шения к хозяйственной жизни более соответствует хри­стианству, чем первый. Первый принцип столь же антих­ристианский, как антихристианским является римское по­нятие о собственности»[1].

Православие – это религия беззащитных, нищих. Недаром на Руси юродивые считались святыми. Так что в утверждении некоторых религиозных мыслителей, что Христос был первым социалистом, есть доля истины и большая доля. Православие — это вера в то, что мы поклоняемся истинным ценностям, каталитический, а тем более протестантский Запад считался отпавшим от истинного христианства, отсюда и название «православие». Россия считалась носителем истинных ценностей — «Москва - третий Рим», русские – народ богоносец. Вплоть до начала XX века русские верили, что их православная вера - единственно верная.

Коммунизм в том смысле, в котором его понимали простые люди, это также вера бедных и беззащитных. И это единственно верная вера. На Руси веками громили сектантов, в Советском Союзе - диссидентов. На Западе все наоборот, во-первых, господство плюрализма и каждый выбирает себе веру по вкусу, во-вторых, вера не имеет такого значения в жизни западных людей.

«Русский народ не осуществил своей мессианской идеи о Москве, как Третьем Риме. Религиозный раскол XVII века обнаружил, что московское царство не есть Третий Рим. Менее всего, конечно, петербургская империя была осуществлением идеи Третьего Рима. В ней произошло окончательное раздвоение. Мессианская идея русского на­рода приняла или апокалиптическую форму или форму революционную. И вот произошло изумительное в судьбе, русского народа событие. Вместо Третьего Рима в Рос­сии удалось осуществить Третий Интернационал, и на Третий Интернационал перешли многие черты Третьего Рима. Третий Интернационал есть тоже священное цар­ство, и оно тоже основано на ортодоксальной вере. На Западе очень плохо понимают, что Третий Интернационал есть не Интернационал, а русская национальная идея. Это есть трансформация русского мессианизма. Западные коммунисты, примыкающие к Третьему Интернационалу, играют унизительную роль. Они не понимают, что, при-, соединяясь к Третьему Интернационалу, они присоединяются к русскому народу и осуществляют его мессиан­ское призвание. Я слыхал, как на французском коммуни­стическом собрании один французский коммунист гово­рил: «Маркс сказал, что у рабочих нет отечества, это было верно, но сейчас уже не верно, они имеют отечество—это Россия, это Москва, и рабочие должны защищать свое оте­чество»[2].

Интересно, что и многие известные деятели марксизма (например, В. Вейтлинг, А. Виллих, К. Шаппер) считали коммунизм «последней великой религией».

Народность в официальном советском лексиконе заменялась терминами «коллективизм», «взаимопомощь» и т.д., а часто не заменялась вовсе: «народное хозяйство», «народный артист» и т.д. Народность, коллективизм - прямые противоположности западного индивидуализма.

Итак, русский народ выбрал социализм, как строй, наиболее полно воплощающий русское миросозерцание. Социалистическая революция сметала все чуждое, наносное, нерусское, все то, что нам досталось от реформ Петра I, в этой связи то, что Москва, исконно русская столица, вновь обрела свой статус, было символично.

«Марксизм столь нерусского происхождения и нерусского характера приобретает русский стиль, стиль восточный, приближающийся к славянофильству. Даже старая славянофильская мечта о перенесении столицы из Петербурга в Москву, в Кремль, осуществлена красным коммунизмом»[3].

Монархисты, оказавшиеся за границей, ненавидевшие большевиков, все равно были вынуждены признать:

«Большевизм привился не потому, что в нем открыта была новая, марксистская правда, но главным образом вследствие старой правды, в большевизме ощущаемой»[4].

А либеральные реформаторы, которые изрекали: «Признаем же нашу некультурность и пойдем на выучку к капитализму» (П. Струве), учились капитализму в одиночестве и уже не в этой стране.

 


[1] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997. - с. 409.

[2] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997. - с. 371.

[3] Подберезкин А., Макаров В. Стратегия для будущего президента России: Русский путь. – М., 2000. – с. 21.

[4] Алексеев Н. Русский народ и государство. – М., 1998. – с.115.

Надо ли бояться?

 

Нацию невозможно заставить таскать своими руками для других каштаны

из огня (а русские постоянно этим занимались и занимаются)

Валентин Грудев

Лето 1991 года, Россия. К Белому дому выходят люди, требующие отставки коммунистов, запрета коммунистической партии, либеральных реформ, дружбы с Западом и т. п. Сторонники жесткой линии ведут себя нерешительно, никто не может отдать приказ о подавлении инспирированных западными спецслужбами волнений. Решение об отстранении Горбачева так и не доводится до логического конца. Мы с упоением разрушаем свою страну, запрещаем КПСС, идем не все мыслимые и немыслимые уступки Западу. Выводим базы, сокращаем армию, режим ракеты, танки, подводные лодки… Клянемся в верности либерализму, демократии, капитализму и, естественно, Западу. Запад полностью одобряет происходящие в России процессы.

Лето 1989 года, Китай. На площадь Тяньаньмэнь выходят люди, требующие отставки коммунистов, запрета коммунистической партии, либеральных реформ, дружбы с Западом и т. п. Сторонники жесткой линии ведут себя решительно. Волнения жестко подавляются. До этого арестовывается и отстраняется от власти Ху Яобан, аналог нашего Горбачева. Запад полностью осуждает происходящие в Китае процессы.

Прошло немногим более 15 лет. Китай в разы увеличил свой экономический потенциал. Показывает лучшие в мире темпы экономического, культурного, научного роста. Китай из страны, производящей товары, которые были символом плохого качества, превратился в величайшую державу, запускающие свои спутники. Россия все пытается достичь уровня 1990 года.

«В 2006 году был проведен социологическими службами "Гэллап" и TNS-emnid опрос по теме, какая из держав может быть отнесена к великим державам. В опросе приняли участие более десяти тысяч человек в Бразилии, Великобритании, Германии, Индии, Китае, России, США, Франции и Японии. Первое место принадлежит Соединенным Штатам (57%). Китай лишь немногим отстает - 55%. Показатели России в два раза меньше, лишь 26%»[1].

А что Запад? Похвалил Россию, поругал Китай, и…стал вкладывать в Китай громадные ресурсы. Китай вышел на второе место после США по объему иностранных инвестиций. Практически все западные компании производят теперь свои товары на территории КНР.

Запад любит не тех, кто заискивает перед ним, клянется в любви, а тех достоин уважения, являясь сильной державой, и может отстоять свое право определять свой путь.

В мире любят сильных. США сбросили бомбу на Японию, было уничтожено сотни тысяч мирных жителей. Россия этот шаг осуждала как зверское уничтожение мирных жителей. Прошли годы. Япония - самый верный союзник США на Востоке, а с Россией Япония отказывается подписывать мирный договор, находясь до сих пор формально в состоянии войны. Создается впечатление, что если бы Россия сбросила ядерную бомбу на Хиросиму и Нагасаки, то Япония бы была союзником России.

Это только у русских «не в силе Бог, а в правде», у всего мира Бог в силе. Как говорил Наплоен: «Бог помогает сильным батальонам».

 


[1] Россия вошла в шестерку ведущих держав. Страна. Ru 07.06.2006.

Глава I. Зарождение западной цивилизации

Наш труд не являться учебником по истории, поэтому мы очень кратко рассмотрим историю Запада, фокусируя внимание на вопросах, позволяющих нам понять суть западной цивилизации, ее отличие от других цивилизаций и, прежде всего, от русской.

the-soviet-union

nationaldoctrine-foto.jpg