Sidebar

Завалили трупами? Определенный перевес на стороне советских войск был в конце войны, когда значимая часть живой силой противника была уже уничтожена. Но в битве под Москвой преимущество нацистов составляло 1,5 раза, а в главном сражении войны под Сталинградом, где мы переломали хребет нацистскому зверю, численное преимущество на стороне нацистов - 1,7 раза.

К этому стоит добавить, что такой же перевес у нацистов был не только в живой силе, но и в технике, например, количество самолетов под Сталинградом у нацистов было в 3 раза большим, а ведь преимущество в авиации - это не преимущество в винтовках, это громадный перевес. Военно-экономический потенциал Германии на начало войны был 1,5- 2 раза выше, чем в СССР, а после оккупации европейской части СССР, имевшего стратегическое значение, потенциал Германии был в 3-4 раза выше потенциала СССР.

«Наступающие (немцы в начале войны авт.) превосходили их по живой силе в 1,8 раз, по танкам – в 1,5 раза, по артиллерии — в 1,3 и по современным самолетам – в 3,2 раза»[1].

И только с 1942 года после уничтожения значимой части живой силы и вооружений противника, после того как весь мир увидел, что мы не только умеем лучше воевать, но и лучше работать, Красная армия стала постепенно превосходить в этих показателях немецкую.

Теперь что касается цифр потерь. После войны появилась цифра 7 миллионов погибших. В послесталинский период появилась цифра 20 миллионов, которая считалась официальной до эпохи развала СССР. Сейчас многих цифра 20 миллионов погибших не устраивает, говорят о 40 или даже 50 миллионах.

Сколько наших солдат погибло во время Великой Отечественной войны? Каково соотношение наших потер и потерь немцев? Точка в этом вопросе уже давно поставлена и, в большинстве случаев, рассуждения о громадных боевых потерях Красной армии являются признаком дилетантизма или сознательной попытки фальсифицировать историческую реальность.

Отечественная война. Потери. Итак, боевые безвозвратные потери Рабоче-крестьянской красной армии (РККА) составили 8.668.400[2]. Эта цифра долгое время была засекречена. Однако в 1993 г. выходит книга «Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и конфликтах», в которой рассекречиваются данные о потерях советской армии в различных войнах и конфликтах[3].

Отечественная война. Потери. Итак, 8.668.400. Эта цифра требует ряд пояснений. Преднамеренно убито в результате голода и пыток более 1,2 миллиона советских военнослужащих, находящихся в плену. Таким образом, на фронте погибло менее 7,5 миллионов советских военнослужащих.

Однако Советский Союз потерял гораздо больше жизней, так как со стороны Германии война носила истребительный по отношению к пленным и мирному населению характер. Только на территории Белоруссии вместе с жителями было сожжено 628 деревни. Миллионы людей были угнаны на работу в Германию. Отсюда и возникает цифра в десятки миллионов.

Каковы же боевые потери наших противников? Безвозвратные потери Германии на советско-германском фронте составили 6.923,7 тысяч человек. Союзники Германии (Венгрия, Италия, Румыния, Финляндия и др.) на советско-германском фронте потеряли безвозвратно 1.725,8 тысяч человек. Кроме того, на стороне Германии в войне принимали участие различные иностранные и добровольческие формирования, безвозвратные потери испанской и словацкой дивизий, французов, бельгийцев и фламандцев, РОА, ОУН, прибалтийских и мусульманских эсэсовских и полицейских формирований составили около 230 тысяч человек убитыми. Таким образом, людские потери Германии и её союзников в боевых действиях против СССР составили 8.672.500 человек.

Мы не случайно выше подсчитали потери Красной армии без потерь в плену. Это было сделано для того, чтобы наши сопоставления были корректными. Дело в том, что наши потери были больше за счет целенаправленного уничтожения советских военнослужащих в немецком плену. Число немецких военнопленных — 2,4 миллиона, а вернулось в Германию 1.939 тысяч человек, 450,6 тысяч немцев умерли в плену. Таким образом, на фронте погибло более 8,2 миллиона.

Каждый, кто умеет считать до дести, прекрасно понимает потери нацистов и их союзников больше чем потери РККА.

Можно углубиться в вопрос о соотношении потерь. В этом случаи необходимо рассмотреть потери партизан, и соотнести потери, возникших при освобождении Европы. Но как не считай, потери противника превышают потери РККА. После завершения Великой Отечественной войны Михаил Шолохов писал:

«Никогда никакая армия в мире, кроме родной Красной Армии, не одерживала побед более блистательных, ни одна армия, кроме нашей армии-победительницы, не вставала перед изумленным взором человечества в таком сиянии славы, могущества и величия…. Пройдут века, но человечество навсегда будет хранить благодарную память о героической Красной Армии».

Теперь о морозе. У русских не существует никаких особых предрасположенностей к перенесению морозов. У них нет слоя подкожного жира, и мерзнут они также, как и немцы или англичане, поэтому все рассуждения о «генерале Морозе» наивны. Мы просто одеваемся теплее. А если немцы не смогли обмундировать свою армию соответствующим образом, это говорит о компетентности немецких стратегов. Если же обмундирование было, что подтверждают кадры немецкой военной кинохроники, а они все же не могли переносить мороз, то это говорит о силе воле, о способности противостоять трудностям, о морально-волевых качествах простого солдата.

В конце концов, одно из трех основных сражений второй мировой — Курская дуга было, как известно, летом, без всяких морозов. Курская дуга – последняя крупная наступательная операция немцев. Что тогда помешало немцам. Может быть, слишком жаркое лето?

 


[1] Верт Н. История советского государства: пер. с фр. 2-е изд. – М., 1998. – с. 134.

[2] Дополнительный материал. Статья, в который подробно разбираются вопрос о людских потерях РККА в ВОВ www. rusmissia. ru/p/3s. htm

[3] Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и конфликтах / Под общ. ред. Г. Ф. Кривошеева. М.: Воениздат, 1993.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 20 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Политический перелом

Итак, буржуазия окончательно оформилась. С одной стороны, у нее появились достаточные капиталы, полученные, в основном, от грабежа колоний, так называемое первоначальное накопление капитала. С другой стороны, общество, с помощью Реформации, было идеологически подготовлено к восприятию нового строя, новой иерархии ценностей и стереотипов поведения.

В рамках марксизма довольно туманно объяснено, почему капитализм вдруг возник в Европе именно в XVI-XVII веке? Почему не раньше? Почему капитализм не сформировался, допустим, в Древнем Египте? Попытка объяснения ростом производительных сил общества ничего толком не объясняет. Рост производительных сил наблюдался после победы капиталистического строя, наиболее рельефно это выразилось в так называемом промышленном перевороте. Поэтому рост производительных сил был следствием, а не причиной победы капитализма. Итак, что же стало пусковым механизмом, запустившим процесс формирования нового строя?

Политический перелом. Ответить на эти вопросы очень важно потому, что тогда станет понятен истинный механизм «великого прорыва» и расцвета западной цивилизации.

Изменения общества начинается с изменения формы властной селекции, а не с изменения производительных сил[1]. Что же произошло в XV веке?

В XV веке европейцы открыли новые земли, обладавшие двумя уникальными особенностями. Во-первых, эти земли обладали богатыми ресурсами, во-вторых, они были населены наивными, беззащитными людьми. Колониальный грабеж сделал европейских авантюристов, которые до этого, в основном, в Европе заканчивали жизнь на виселице, богатыми, уважаемыми членами общества. Если отвлечься от романтики, то стоит сказать, что никто не хотел рисковать жизнью и плыть неведома куда, поэтому в команду Колумба принимали уголовников из испанских тюрем, спонсировали эту экспедицию банкиры и купцы, а основной целью был поиск золота.

За несколько лет эти люди сколачивали громадные состояния на обмане, убийствах, воровстве. Но поскольку эти преступления происходили вне Европы, они были неподсудны. Таким образом, изменился тип властной селекции, а вслед за ним изменилось и общество.

Когда буржуазия окрепла, последовали первые буржуазные революции. Основной задачей буржуазной революции стало уничтожение феодального строя или его остатков, установление власти буржуазии, создание буржуазного государства. Основными буржуазными революциями в Западной Европе являлись следующие:

  • Голландская буржуазная революция 1566–1579 гг.;
  • Английская буржуазная революция 1640–1649 гг.;
  • Великая французская буржуазная революция 1789–1794 гг.

Нередко за буржуазными революциями (например, Английской и Французской) следовала реставрация свергнутых династий. Но капиталистический строй, утвердившийся в ходе революций, восторжествовал. Восстановленные в своих правах монархи были вынуждены признать основные революционные завоевания.

 


[1] Подробно эта тема будет проанализирована в следующем труде: «Сверхдержава: национальная доктрина России».

О свободе и справедливости

Индивидуализм, эгоизм западного человека обернут в привлекательную обертку с наименованием «Свобода», о которой так пекутся на Западе. Но идея свободы вне конкретного исторического и социального контекста бессмысленна.

О свободе и справедливости. В одной французской притче рассказывается о суде над человеком, который, размахивая руками, нечаянно разбил нос другому человеку. Обвиняемый оправдывался тем, что его никто не может лишить свободы размахивать своими собственными руками. Судебное решение по этому поводу гласило: обвиняемый виновен, так как свобода размахивать руками одного человека кончается там, где начинается нос другого человека.

Следственно, человек не может обладать абсолютной свободой, его свобода заканчивается там, где начинается свобода других. Часто можно услышать: «Свободу нельзя путать с вседозволенностью». Где же граница превращения свободы во вседозволенность? Этой границей является справедливость. Конечно, свободное махание руками сочетается с идеей свободы, но несправедливо махать руками и попадать по носу другого человека. Таким образом, свобода должна находиться в рамках справедливости (рис. 7).

Если свобода должна оставаться в рамках справедливости, то при оценке социальной системы мы должны пользоваться критерием справедливости, а не свободы. Чем справедливее общество, тем лучше для его граждан. Величина свободы не может служить показателем счастья в обществе.

Иллюзорность и ошибочность абсолютной свободы заключается в том, что доведенная до своего логического конца, она ведет к автономной жизни человека (как на необитаемом острове), что есть аналог большого человеческого горя. В то же время справедливость не имеет границ, чем больше справедливости, тем лучше. Это показывает, что справедливость – это правильный путь, а свобода – путь иллюзорный, ошибочный и, в конечном счете, тупиковый.

Неужели идея свободы должна быть полностью отброшена? Нет, свобода есть составная часть справедливости. Несправедливо, когда часть общества находится в угнетении, только потому, что у нее нет достаточных материальных средств. Но когда мы говорим о стремлении к свободе этой части общества, мы говорим об установлении в обществе справедливости.

Когда стремление к свободе сочетается со стремлением к справедливости, тогда такое стремление оправдано, но, когда свобода вступает в противоречие со справедливостью, тогда мы можем говорить об ошибочности данных стремлений, об ошибочности такой свободы.

О свободе и справедливости. Таким образом, свобода как критерий благополучия общества и человека не имеет самостоятельного значения, когда в нашем арсенале есть такое понятие как справедливость.

Почему мы так часто слышим о борьбе за свободу и гораздо реже о борьбе за справедливость? Ведь, как мы выяснили, справедливость - более правильное понятие, отражающее степень благополучия общества.

Либерализм использует понятие «свобода» в смысле: «все свободны», т.е. «освободите помещение», «свободен», т.е. «отстань от меня». Апологеты либеральной доктрины выступают против социальной политики государства, против помощи малоимущим, за сокращение всех социальных программ. Все должны быть свободны, «живите, как хотите», вот какова свобода либерализма.

Справедливость является важнейшей ценностью и критерием благополучия жизни общества и личности. Свобода такой ценностью не является и по сути есть лишь рекламная форма западного индивидуализма и эгоизма.

Об эффективности капитализма

Рыночная экономика = богатство. Этот миф, во многом определивший путь развития нашей страны в начале 90-х г., может быть полностью развеян реалиями современной жизни: рыночная экономика – это экономика стран Латинской и Южной Америки, Африки, в которых есть все атрибуты рыночной экономики: частная собственность, конкуренция, регулирующая роль цен и т.д., руководят экономикой этих стран выпускники Гарварда и Кембриджа, причем руководят в соответствии с рекомендациями авторитетных международных финансовых институтов. И, несмотря на это, большинство этих стран - нищие. А как формировалось богатство западной цивилизации, мы теперь прекрасно знаем.

Отбросим частности и всякие спекуляции и ответим на вопрос: «Какая система хозяйствования наиболее эффективна»? Существует множество экономических показателей, но наиболее интегральным является показатель «доля национального ВНП в мировом ВНП». В 20 столетии только три страны увеличили свою долю в мировом ВНП: СССР, Япония, Китай[1] (табл. 5)[2].

Таблица № 5

Советский союз в мировой экономике,

доля в мировом национальном доходе (% к итогу)

1913 г. 1920 г. 1929г. 1938 г. 1950 г. 1986 г.
Весь мир 100 100 100 100 100 100
Развитые капиталистические страны 70,8 72,2 72,6 69 67,5 56,9
США 24,3 28,9 28,6 24,1 32,5 21,3
Западная Европа 37,8 35,0 33,5 33,1 26,3 22,0
ФРГ 6,8 4,4 5,4 7,2 5,0 4,7
Франция 6,8 5,8 7,3 5,2 4,5 4,1
Великобритания 7,8 8,6 6,6 6,9 5,7 3,2
Италия 4,1 4,4 4,0 3,8 3,0 2,9
Япония 3,8 4,6 5 5,5 3,5 9,3
СССР 6 2,2 5 8,3 10 14 0
Китай 5,4 6,3 5,2 5,2 4,0 6,7

Все три страны шли разными путями, СССР – европейская страна, строившая социализм, Япония – азиатская страна, строившая капитализм, Китай – азиатская страна, строившая социализм. Что же у них общего, кроме увеличившийся доли в мировом ВНП? Объединяет эти страны то, что они шли своим путем, не прислушиваясь к подсказкам извне. И все они добились успеха. Таким образом, одним из важнейших компонентом формулы экономического успеха является сохранение своей самобытности и развитие в соответствии со своим этническим типом хозяйствования. Ориентация на капиталистическую или, наоборот, социалистическую форму хозяйствования в этом отношении дело вторичное.

Почему же сегодня все больше людей отказывается признать капиталистическую экономику самой эффективной? Дело здесь не в хитросплетениях теории, все гораздо проще. Коммунистический Китай постоянно и уверено показывает высочайшие темпы экономического роста, которые значительно выше аналогичных показателей развитых капиталистических держав. Да и не только Китай.

Вот некоторые показатели экономического роста за 2005 год: Китай — 8,5 %, Вьетнам — 8,4 %, Куба — 11,8 %. Для сравнения показатели экономического роста других держав: США — 3,5 %, Евросоюз — 1,7 %, Япония — 1,5 %. Средний показатель по миру — 3,2 %. Статистических данных за 2008 год пока нет, экономисты обсуждают не вопрос о том, превзойдет ли Китай в темпах развития капиталистические страны, а во сколько раз превзойдет. Ориентировочно в 10 раз.

Рыночные преобразования не решили социальных проблем Латинской Америки; итоги реформ в России все чаще объявляются провальными; бывший главный экономист ВБ Джозеф Стиглиц объявил, что именно политикой «вашингтонского консенсуса» был порожден и азиатский финансовый кризис. И как результат, в глобальной экономической мысли произошла смена интеллектуальной моды: место рыночных реформ скоро займет госрегулирование, «вашингтонский консенсус» сменится «пекинским»[3]. «Рыночные реформы, проводившиеся в большинстве развивающихся стран, начиная с 1980-х годов, не оправдали ожидания», — говорится в ежегодном докладе Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). Идеология этих реформ ограничивал «спектр инструментов стимулирования роста, доступных правительствам развивающихся стран»; последним предлагают брать пример с Китая и Вьетнама.

 


[1] Берется отрезок 1913 г. – последний мирный год перед началом первой мировой войны и 1986 г. - год начала развала СССР.

[2] Агентство внешнеэкономических связей и телекоммуникаций «INTRADE». http://www. rusimpex. ru/Content/Economics/Ussr/tab04. htm

[3] Пекинский консенсус. 01.09.2006, Коммерсантъ.

the-soviet-union

nacionalnajadoktrina.jpg