Sidebar




Был ли дефицит? Был. Это хорошо? Плохо. Это был недостаток советской системы? Да, очень серьезный недостаток. Его надо было исправлять? Да, реформы были необходимы. Но какие? Для того чтобы ответить на этот вопрос необходимо понять сущность существовавших проблем.

Сначала немного теории. «Даже из попугая можно сделать образованного политэконома – все, что он должен заучить, это лишь два слова: «Спрос» и «Предложение»» — так звучит известная поговорка, приводимая американским экономистом П. Самуэльсоном[1]. Действительно, понятия «рынок», «спрос» и «предложение» хоть и поверхностно, но во многом раскрывают механизм функционирования капиталистической системы.

Рынок – институт или механизм, который сводит вместе покупателей (предъявителей спроса) и продавцов (поставщиков) конкретного товара.

Спрос — количество товаров, которое может быть реализовано на рынке при существующем уровне цен.

Предложение – количество товаров, которое может быть куплено на рынке при существующем уровне цен.

Кривая спроса (рис. 16) иллюстрирует очевидный факт: чем ниже цена, тем больше желающих купить данное благо и наоборот. Кривая предложения показывает обратное: чем выше цена, тем больше желающих предоставить на рынок данное благо по этой высокой цене.

nationaldoctrine21

Цена равновесия есть точка пересечения графика спроса и предложения. Равновесная цена – цена, которая устраивает продавца и покупателя. Если продавец установит на товар цену выше равновесной (А), то по такой цене часть покупателей откажется покупать товар. На рынке окажется избыток товара. Если продавец установит на товар цену ниже равновесной цены, то на рынке образуется дефицит товар.

В западных учебниках по экономике пишется, что рынок стремится к цене равновесия. Это не совсем верно. Продавцы всегда устанавливают цену выше цены равновесия. В идеальном случае эта цена превышает цену равновесия незначительно. Только такая цена позволяет продавцу присутствовать на рынке и заниматься своим делом – торговать. Установив равновесную цену, он лишится работы, т. к. продаст весь товар. Рынок подразумевает продавца, значит и продаваемый товар, значит цена должна быть выше равновесной. Вот почему на рынке всегда есть избыток товара, а основное ценовое правило функционирующего рынка гласит: цена блага всегда должна быть выше равновесной.

Дефицит. На рынке всегда все есть, причем независимо от реальной ситуации в экономике страны, например, изобилие существует на рынках африканских стран, в которых тысячи людей умирают с голоду. Во времена реформ Гайдара производство сократилось в несколько раз, но прилавки были полны продуктами.

Теперь от теории к советской практике. Почему сегодня в магазинах изобилие продуктов, а в Советском Союзе, особенно в последние годы его существования, был дефицит? Раньше мало производили? Нет, нынешний уровень производства сельхозпродукции ниже прежнего. В 2006 г. министр сельского хозяйства России Гордеев заявил, что только через 3-4 года мы достигнем уровня 1990 г.

Многим памятны итоги реформаторской деятельности Горбачева. Прилавки оказались пустыми, стали вводится талоны, а по сути, карточки на основные виды продуктов. Что же произошло? Катастрофический неурожай? Диверсанты взорвали хлебозаводы? Война? Эпидемия?

Ничего подобного не было. Но что же тогда произошло? Как же решается этот парадокс – производили больше, а ничего не было, производим меньше и есть все?

Когда говорят, что большим достижением реформ 90-х стало наполнение рынка продуктами питания, то несколько преувеличивают заслуги реформаторов. В действительности в результате реформ была ликвидирована государственная торговая сеть и замена частной. А в частной торговой сети все есть всегда, вследствие действия основного ценового правила функционирующего рынка – цена всегда выше равновесной. Ведь в советское время рынки тоже были полны продуктов, естественно, цены на них значительно превышали государственные. Но все, ругая государственную торговлю, предпочитали покупать продукты именно в ней, а не на рынке.

Достаточно сейчас опустить цены, как сразу начнутся перебои с продуктами. Пример. На Калужской продуктовой ярмарке существует палатка, торгующая молочными продуктами на 1 рубль дешевле рыночных цен. В эту палатку всегда стоит очередь из пенсионеров. Если цены опустить еще немного, то стоять надо будет довольно долго. Если еще немного, то, возможно, продавать начнут по записи. А если опустить цену еще немного, то торговать будут продавать из-под полы, а прилавки будут пустыми. Молока не будет меньше, но в торговле его тоже не будет.

Другой пример: несмотря на изобилие автомобилей на рынке, очередь на Ford Focus, выпускаемых на заводе во Всеволожске составляет от 6 до 9 месяцев, т. к. цена самой дешевой модели Ford Focus с двигателем 1,4 л составляет около 12 тыс. долларов[2]. При этом надо учитывать, что автомобиль Ford – это не молоко или хлеб, которые трудно заменить другим товаром, а вот конкретную марку автомобиля заменить довольно легко, в конце концов, есть громадное количество автомобилей других производителей. И, тем не менее, мы свидетели того, что достаточно цену автомобиля опустить ниже рыночной, как он начинает продаваться по предварительной записи от пол года и выше.

Итак, на рынке цена всегда выше равновесной, и поэтому всегда есть товар. Это не является ни показателем развития экономики, ни показателем благосостояния населения, это неотъемлемое свойство рынка.

Поэтому причина советского дефицита кроется не в недостаточном объеме производства, а в ценовой несбалансированности спроса и предложения. Почему же в советское время производили товара больше, но товара не было? Очевидно, что цена была ниже равновесной. А какова причина данного обстоятельства?

Дефицит. Мы знаем, каким образом формируется цена в рыночной экономике (рис. 16), а как формировалась цена товара или услуги в советской, плановой экономике?

Одним из основных экономических законов марксизма является закон стоимости, в соответствии с которым, цена товара есть форма его стоимости, т.е. количество труда, затраченного на производство данного товара. Если упростить, то суть закона стоимости в следующем: рабочий произвел болт, за болт он получил зарплату 100 рублей. Значит, цена болта 100 рублей. Все рыночные колебания цены болта будут вокруг 100 рублей[3].

Если же рабочий захочет купить свой болт, то у него будет 100 рублей, заработанных им на заводе. На рынке будет только один болт, ведь больше никто не производил болтов. Цена болта 100 рублей. Получается идеальная ситуация: спрос равен предложению, цена равновесная. Такова идеальная социалистическая экономика, основанная на законе стоимости. Но проблема в том, что идеальность этой ситуации может быть воплощена только в идеальном обществе.

Представим, что ситуация немножко изменится. Например, рабочий подхалтурил, расточил движок соседу и взял с него тоже 100 рублей, в результате денег у рабочего 200 рублей - 100 зарплаты и 100 рублей от халтуры. И когда он придет в государственный магазин, он готов купить два болта, а если он купит два болта, значит, болтов в государственном магазине на всех не хватит. Другому рабочему не достанется. Начнется дефицит.

Причина дефицита товаров в социалистической экономике кроется в неадекватном ценообразовании, при котором не учитывался довольно существенный сектор теневой экономики. Кто-то занимался репетиторством, кто-то калымил, шабашил, сдавал квартиру, наконец, просто воровал. Конечно, нельзя примитивизировать ценообразование в СССР, но его основа – закон стоимости неверно отражал реальность. Денег много, а цены низкие – вот причина дефицита товаров в Советском Союзе.

Дефицит никак не связан с социалистическим типом экономики. При Сталине тоже «все было» и черную икру в магазинах на развес продавали. Стоит установить цены на товар ниже равновесной цены спроса, как товар моментально пропадет с прилавков магазинов, таков железный закон экономики. В различных капиталистических странах не раз проводили эксперименты с установлением стабилизационных низких цен на товары и результат был всегда один: товар моментально пропадал с полок магазинов. Л. Мизес приводит пример, как правительство Австрии установило потолок арендной платы в Вене. В результате, несмотря на сокращение населения Вены и строительства новых домов, «тысячи людей не могут найти себе жилье»[4].

Дефицит. В СССР гордились тем, что цены на основные товары не повышались несколько десятилетий. Такие псевдодостижения и привели к дефициту, в тоже время, небольшое повышение цен могло в одночасье ликвидировать весь дефицит и сопутствующею ему напряженность и критику.

Вернемся к эпохе Горбачева. Почему все товары пропали? В экономику были вброшены громадные денежные средства, которые, естественно, не были обеспечены товарами. Как? Было разрешено переводить безналичные средства в наличные. И безналичные деньги, которые ранее тратились на производственные нужды, с помощью различных полузаконных схем, переводились в наличные и превращались в платежеспособный спрос населения. Цены оставались низкими, а денег становилось все больше. Низкие приводили к тому, что все раскупалось, часто раскупалось впрок. Отсюда и появился парадокс, впоследствии приобретший форму анекдота – «Американцы никак не могут понять, как так может быть. В магазинах ничего нет, а придешь в гости - все есть».

Ни вывоз заграницу продуктов питания, ни производство продуктов питания, ни наличие продуктов в магазинах, ни антисоветские фильмы не являются показателем реальной обеспеченности продуктами питания. Можно голодать и экспортировать продукты питания. Можно производить и из-за бесхозяйственности терять значимую часть произведенного на стадии переработки и хранения. А у частника всегда будут продукты питания, даже если весь народ будет голодать.

Есть один только один показатель. Только один. Это потребление основных продуктов питания. Обратимся к статистике. Сравним потребление самой богатой страны и основного соперника России – США и аналогичный показатель РСФСР (табл. 4). СССР отставал от США только по потреблению мяса.

Таблица № 4

Потребление основных продуктов питания в США и РСФСР

(на душу населения в 1989 г., кг)

СССР США
Молоко 396 263
Яйца 309 229
Рыба 21,3 12,2
Мясо 69 113
Сахар 45,2 28
Хлебные продукты 115 100
Картофель 106 57

СССР, по оценкам Организа­ции ООН в области сельского хозяйства и продо­вольствия (ФАО), в середине 80-х годов входил в десятку стран мира с наилучшим типом питания, занимал 7 место в мире. Приходится признать, не первое место, но придется также признать и то, что большинство капиталистических стран СССР обгонял. Но застой в идеологии, помноженный на извечную российскую любовь к самокритике, приводил к тому, что люди были все равно недовольны.

«Например, в 1989 г. молока и молочных продуктов в среднем по СССР потребляли 363 кг в год на человека, что явля­ется исключительно высоким показателем (в США — 263 кг), но 44 % опрошенных жителей СССР ответи­ли, что потребляют молока недостаточно. Более того, в Армении, где велась особо сильная антисоветская пропаганда, 62 % населения было недовольно своим уровнем потребления молока и молочных продуктов. А между тем их потребление составляло там в 1989 г. 480 кг на человека. И самый красноречивый слу­чай — сахар. Его потребление составляло в СССР 47,2 кг в год на человека (в США — 28 кг), но 52 % оп­рошенных считали, что потребляют слишком мало сахара (а в Грузии недовольных было даже 67 %)»[5].

Еще раз подчеркнем, система производства и распределения продуктов питания нуждалась в реформе, но для правильного реформирования необходимо было понимать истинную картину, а не основываться на расхожих шутках и тезисах пропаганды западных радиоголосов.

И, наконец, самое интересное заключаемся в том, что, когда в 2008 г. Правительство все же задумалось как обеспечить население продуктами питания, опять пошла речь о введении продуктовых талонов для малоимущих, которые теперь будут называться марками. И это только начало.

«Большинство россиян поддерживают идею введения карточек на продукты питания для малоимущих. Согласно свежему опросу ВЦИОМ, так думает 62% - почти две трети россиян, на 11% больше, чем в прошлом году. При этом доля желающих получить продуктовую карту менее чем за год выросла на четверть»[6].

 


[1] Сэмюэлсон (Самуэльсон) Пол (р. 1915) - американский экономист. Автор известного учебника «Экономика». Нобелевская премия (1970)

[2] На время написания книги

[3] Естественно в этом примере исключается, труд посредников, бухгалтеров, овеществленный в средства производства труд и т. д, т.е. представим, что существует один рабочий производящий один болт и выходящий с ним на рынок. Пример, несколько абстрактный, но помогающий нам понять существо дела.

[4]Мизес Л. Либерализм. - М., 2001 - с.78.

[5] Глазьев С. Ю., Кара-Мурза С. Г., Батчиков С. А.  Белая Книга. – М., 2003. – 52-54.

[6] Большинство россиян поддерживают идею введения карточек на продукты питания для малоимущих

ПЛН, Псков 19.03.2009.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 55 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Зарождение человека — зарождение духовности

Духовность — столь же древний феномен, как и сам человек. С начала своей эволюции человек обладал духовностью. Собственно, это очевидно, ведь духовность — отличительная характеристика человека. Есть духовность — есть человек, нет духовности — нет человека. Анализируя родословную альтруизма, профессоры МГУ В. И Добреньков и А. И. Кравченко отмечают:

«В процессе антропогенеза человек достаточно рано начал развиваться вопреки биологическим законам. Согласно последним, внутри группы и между группами должны идти постоянная борьба и отбор сильнейших. Для выживания рода и его успеха в межвидовой конкуренции крайне вредно оставлять в живых больных, старых и инвалидов. Но именно это с нарастающей скоростью происходило в человеческом обществе. Складывается впечатление, что история человечества — это, в конечном счете, совершенствование системы социальной помощи и защиты»[1].

С самого начала своей подлинно человеческой истории человек стал себя добровольно ограничивать, что являлось отражением другого компонента духовности — аскетизма. Причем никаких биологических, т.е. животных мотивов для таких ограничений не существовало. Первым ограничением стали сексуальные ограничения. Человек стал всячески ограничивать сексуальные контакты: «община, даже самая примитив­ная, основывается на принципах экзогамии[2]»[3]. Последующие ограничения коснулись ограничений половых отношений во время охоты, сева, сбора урожая, в определенные периоды года.

«Со временем табу становились все более длительными, а периоды между ними сокращались. Ограничения снимались только на время особых праздников… Половые отношения в человеческом стаде приобретали эпизодический характер. В человеческую жизнь вторглось нечто инородное, что не диктовалось биологическим инстинктом»[4].

Таким образом, основой нравственности первого человека стал, с одной стороны, аскетизм, с другой — альтруизм, два начала, которые не только не существуют у животных, но и противоречат биологическому развитию любого вида.

Итак, первым шагом на пути формирования человека стало формирование духовности, и только с этого момента мы можем говорить о начале человеческой истории.

«Внутри нравственно упорядоченного первобытного коллектива и начинается собственная история человеческого рода — история, о которой можно сказать, что она «есть не что иное, как порождение человека человеческим трудом…»»[5].

Формирование нравственности не только создало предпосылки для формирования человека, но сделало переход от животного к человеку необратимым:

«в ходе антропосоциогенеза совершился необратимый переход к человеческому нравственному существованию. Жестокие карательные меры, которыми первобытнородовая община принуждала своих членов к соблюдению простейших нравственных требований, создавали непреодолимое препятствие для возврата первочеловека в животное состояние»[6].

Мы не будем подробно останавливаться на довольно обширной проблеме эволюции духовности. Данной теме посвящена отдельная работа[7].

Появляются первые религиозные верования, нравственные каноны, семья, формируются этнические целостности, искусство, т.е. появляются все атрибуты человеческого общества.

Таким образом, духовность упорядочивает общество и фактически выделяет человека из животного мира. По сути, духовность, являющаяся своеобразной антиживотностью, стала пружиной, приводящей в действие механизм очеловечивания человека.

Если бы мы потрудились рассмотреть любые широко распространенные этические системы, то увидели, что все этические нормы сводятся к двум: аскетизму и альтруизму[8].

Аскетизм выражается в требовании биологического самоограничения ради служения Богу или духовного совершенствования. Основными запретами являются запреты вещного потребления («Горе вам, богатые»[9]) и антисексуальные запреты («Не прелюбодействуй»[10]). Наиболее полно данные запреты воплощаются во всевозможных постах, обетах, существующих в каждой из религий.

Альтруизм выражается в требовании жертвы собственными ресурсами ради окружающих. Например, один из пяти столпов ислама — обязательная милостыня. Мягкой формой альтруизма является запрет на присвоение ресурсов, принадлежащих другому лицу («Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего»[11]).

Важно подчеркнуть, что данные истины необходимо соблюдать не только на уровне нравственности, но и на уровне морали. Не только поступать в соответствии с вечными истинами, из-за боязни наказания, а принимать их на уровне убеждений. Не только не красть, но и не хотеть красть, так в декалоге восьмая заповедь звучит, как «Не кради», а десятая «Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего».

 


[1] Добреньков В. И., Кравченко А. И. Социальная антропология: Учебник. - М., 2005. - с. 425.

[2] Экзогамия предписывает своим членам искать брачных партнеров в других – поначалу строго определенных – общинах.

[3] Фролов И.Т., Араб-Оглы Э.А., Арефьева Г.С. и др. Введение в философию. В 2 чч. Ч.1. - М.,1990. - с. 228.

[4] там же - с. 459.

[5] там же - с. 234.

[6] там же - с 23.

[7] Вальцев С.В. Эволюционный аспект формирования духовности. // Актуальные проблемы социогуманитарного знания № 35, 2006. С. 35–42.

[8] Основных этических систем пять: буддизм, христианство, ислам, индуизм, конфуцианство. Первые три из них являются единственными мировыми религиями, четвертая – наиболее представительной национальной религией, конфуцианство – одним из ключевых этико-политических учений. Именно эти пять учений отражают нравственность, существовавшую на протяжении тысячелетий.

[9] Библия: Евангелие от Луки Гл. 6, п. 24.

[10] Библия: Исход. Гл. 20, п. 14.

[11] Библия: Исход. Гл. 20, п. 17.

Определить производительность труда

На Западе работают лучше всех? Часто приходится слышать, что на Западе высокий уровень производительность труда, мол, хорошо работают, поэтому они хорошо живут. Действительно западные народы нельзя назвать ленивыми, но только ли в этом кроется высокий уровень производительности труда?

Действительно ли на Западе, и в частности в США, так хорошо работают? Что же такое производительность труда? Как связана производительность труда с тем, что мы обычно вкладываем в понятие «хорошая работа». Для ответа на этот вопрос нам необходимо понять, что значит лучше работать? Исследователи быта народов Латинской Америки часто рисуют следующую картину работы латиноамериканских крестьян: труд с утра до ночи, напряженность которого такова, что по окончанию трудового дня люди падают замертво. И, несмотря на интенсивность своего труда, крестьяне еле сводят концы с концами, а основу их рациона составляет кукуруза. Мясо только по праздникам. Почему же столь напряженная работа не делает крестьян богатыми?

Производительность труда часто путают с интенсивностью труда и ставят знак равенства между понятием «производительность труда» и формулировкой «на Западе качественнее и больше работают». Интенсивность труда – степень напряжённости труда, т.е. затраты работником физической, умственной и нервной энергии за единицу рабочего времени. Для соотнесения понятий «производительность труда» и «интенсивность труда» приведем следующий пример. Танкист будет исполнять работу лучше, чем стрелок из лука не потому, что он больше «работает» (лучник может как раз тратить энергии гораздо больше), а потому что в его распоряжении танк.

Определить производительность труда. Обратимся к экономической теории, производительность (ПТ) труда можно выразить следующим образом (формула 2):

ОП = ПТ / Т   (2)

где ОП — оборот или объем продукции; Т – затраты труда. Трудозатраты могут измеряться в человеко-часах, человеко-днях, средней списочной численности персонала.

Как повысить производительность труда? Наиболее простой ответ: необходимо сделать максимальным числитель (ОП) в формуле 2. Например, страна Альфония и Бетония производит по 10 стульев. Но Альфония — член важного экономического союза, что позволяет ей продавать свои стулья по 50 рублей, а Бетония, завоевывая рынок, может продавать свои стулья лишь по 25 рублей. Совокупная выручка у Альфонии 500 рублей за 10 стульев, а Бетонии только 250 рублей. Если затраты труда у этих стран одинаковы, то производительность труда в Альфонии в 2 раза выше чем в Бетонии.

Запад построил такую модель взаимоотношений с другими народами, когда весь мир работает на Запад, получая при этом лишь крохи. Например, ни одна пара джинсов, традиционной американской одежды, не шьется на территории США. Последний фирмой, перенесшей свое производство в страны третьего мира (Бангладеш, Китай и др.), оказалась «Леви Страусс энд компани». Поэтому людям, любящим все фирменное и покупающим джинсы в фирменном магазине «Леви Страус», необходимо знать, что они покупают фирменные бангладешские джинсы. Более того, по данным Американской ассоциации производителей одежды и обуви, 96 % всей одежды, приобретенной в США, было изготовлено в других странах[1]. Как высказался владелец компании по производству джинсов Р. Россо, мы не продаем джинсы, мы продаем стиль жизни[2]. Действительно, они не производят, и не торгуют, и даже не перевозят, они только создают рекламные ролики.

Существует и другой метод повышения производительности: необходимо сделать минимальным знаменатель (Т) в формуле 2. Например, Альфония и Бетония производят по 20 стульев и продают по цене 50 рублей за стул. В этом они равны. Но Альфония отнимает у Бетонии 10 стульев, в результате Альфония за отчетный период производит 30 стульев, а Бетония лишь 10. Производительность труда в Альфонии выше, чем в Бетонии в три раза.

Когда мы говорим о высокой производительности труда в западных странах, нельзя упускать из вида то обстоятельство, что во многом западная экономика была построена за счет громадных капиталов, которые страны Запада выжимали из своих колоний, а колониями западных стран был весь мир, исключая Россию.

По данным французского историка Фернана Броделя, Англия в середине XVIII века ежегодно инвестировала в свою экономику 6 млн ф. ст., и треть этих инвестиций, т.е. 2 млн ф. ст., ежегодно извлекались только из одной Индии:

«Капитализм является порождением неравенства в мире; для развития ему необходимо содействие международной экономики… Он вовсе не смог бы развиваться без услужливой помощи чужого труда»[3].

Эта колониальная система во многом не разрушена и сегодня, только военный диктат заменен на диктат экономический. По разным оценкам доля ВНП западных стран, полученных за счет неэквивалентного обмена и использования дешевой рабочей силы в странах третьего мира, колеблется на уровне 30-40 %. Поэтому либеральные экономисты так опасаются изменений в мировом хозяйстве:

«Сегодня экономика Европы в большой степени основывается на включении в мировое хозяйство в качестве поставщиков различного сырья обширных регионов Африки и Азии. Это сырье не отнимают силой. Оно не взимается как дань, а передается в ходе добровольного обмена на промышленные товары из Европы. Таким образом, отношения не строятся на каком-либо преимуществе, напротив, они имеют взаимовыгодный характер и население колоний извлекает из них столько же выгоды, сколько и население Англии или Швейцарии. Любое прекращение этих торговых отношений нанесло бы серьезный экономический ущерб как Европе, так и колониям, и привело бы к резкому падению уровня жизни большого числа людей. Поскольку медленное распространение современных экономических отношений по всему свету и постепенное развитие мировой экономики было одним из наиболее важных источников увеличения богатства за последние полтора столетия, то поворот этой тенденции вспять стал бы для мира экономической катастрофой невиданных доселе масштабов»[4].

Оставим на совести автора приведенной цитаты – Мизеса, рассуждения о «добровольном обмене с колониями». Важен вывод разрыв этого «добровольного обмена» приведет к катастрофе невиданных масштабов.

Определить производительность труда. На Западе стали богато жить не тогда, когда стали хорошо работать, а тогда, когда стали грабить весь мир. И на Западе это хорошо знают, пусть и на уровне подсознания. Это должны хорошо понимать и мы, чтобы делать правильные выводы.

 


[1] Руководство выпускающей их компании объявило, что ликвидирует все свои предприятия в Северной Америке. (ИТАР-ТАСС. 09.10.2003).

[2] Вернер К., Вайс Г. Черная книга корпораций. – М., 2007. – с. 41.

[3] Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. - М., 2000. - с. 196.

[4] Мизес Л. Либерализм. - М., 2001 – с. 122-124 .

Рабство духа

В тоталитарном обществе слишком много пропаганды — говорили нам на заре перестройки, но самом деле пропаганды в обществе потребления в сто крат больше, на нее тратится несравнимо больше средств, она подготавливается на гораздо более высоком профессиональном уровне. Основу этой пропаганды составляет реклама. Рекламой оккупировано все: телевидение, газеты, журналы, радио, автомобильные дороги, подземные переходы, станции метро. Как заметил В. Ропке, «мало что отличает нашу эпоху от других так, как реклама». Сказать, что на рекламу тратятся заоблачные средства — это не сказать ничего. Средства тратятся «закосмические».

«Каждые тридцать секунд рекламы во время трансляции Суперкубка по американскому футболу продаются за 2,4 миллиона долларов. Телевизионная реклама … теперь является индустрией с годовым оборотом в 200 миллиардов долларов, которая ежегодно расширяется на 7,6 процента, что более чем вдвое превышает среднестатистический темп роста экономики в целом»[1].

Конечно, коммунисты не могли помыслить о том, чтобы тратить такие громадные суммы на пропаганду. Само собой разумеется, они развешивали лозунги, но по сравнению с нынешними рекламными плакатами их количество было мизерно, они были все одинаковы и практически не привлекали внимания. Цвет плакатов был всегда красный, буквы белые, шрифт один и тот же, места вывески одни и те же, лозунги не менялись 70 лет.

Задача рекламы больше не сводится к продвижению товара, ее цель — вдолбить в подсознание новую потребность и заставить человека купить продукт. Уже все знают, что жевательная резинка «Дирол» очищает зубы и нормализует кислотно-щелочной баланс, но рекламы от этого не стало меньше, потому что не за знание идет борьба, а за наши души.

Задача бизнеса — раздувать наши потребности и не давать соскочить с крючка их удовлетворения. Если производители «Дирола» перестанут рекламировать свою жевательную резинку, компания разорится, а ее место займет «Орбит», поэтому останавливаться нельзя. Остановиться — значит погибнуть. Заниматься бизнесом — то же самое, что ехать на велосипеде: либо вы движетесь, либо падаете. И мы, люди, стали ареной схватки между крупными компаниями, цель которых — наши души.

Изначально реклама — это не что иное, как сообщение о наличии и потребительских свойствах некоторого товара. Разумеется, эта информация могла в той или иной мере соответствовать реальности: от полной правды до полной лжи. Но в своей сущности реклама была именно информацией относительно свойств, качеств, цены товара и места его возможного приобретения.

Постепенно это информационное сообщение стало сначала совмещаться, а затем и заменяться на яркий сенсорный образ, притягательный сам по себе. Между тем в создание этого образа вкладываются средства, сначала сопоставимые с ценой самого вещественного продукта, а затем и существенно превосходящие его. Существует целая группа товаров, цена которых состоит более чем на 99 % из затрат на их продвижение, главным образом на рекламу. Речь прежде всего идет о парфюмерии.

Американский публицист И. Шехтман в статье «Секреты рекламного бизнеса, или как заставить вас сказать “да”» пишет:

«В чем, собственно, цель каждой рекламы? Заставить вас сказать “да” и вынуть кошелек. Не думайте, что это просто. В рекламном бизнесе заняты десятки тысяч специалистов — писателей, дизайнеров, фотографов, редакторов… Но начинается все с психолога…Вы разочарованы, дорогой читатель? Чувствуете себя обманутым? Зря. Это вовсе не обман, а профессиональная работа тех, кому за это платят деньги».

Вся статья посвящена восхвалению труда профессионалов от маркетинга, но завершает ее очень знаковая фраза, в которой содержится ответ на вопрос, зачем все это делается:

«Хватит у вас силы воли не поддаться на приманки и уловки — ваша взяла. Но что тогда будет с американской (и мировой) экономикой?»[2].

Чья возьмет – сегодня так предельно просто формулируется вопрос. За каждой профессионально сделанной рекламой стоят люди, вооруженные множеством методик, цель у которых одна — подчинить ваше сознание. Никогда за историю человечества не осуществлялась столь масштабная операция по манипулированию нашим сознанием.

 


[1] Джон де Граф и др. Потреблятство: болезнь, угрожающая миру. - М., 2003. - с. 242.

[2] Шехтман И Секреты рекламного бизнеса. // Мы и Америка, № 59, 08. 2002.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg