Sidebar

В антисоветской пропаганде особая ставка делается на раздувание мифа о массовых репрессиях в период правления Сталина.

Сначала о массовости. Антисоветская пропаганда утверждает, что было расстреляно 10 миллионов, сидело 30. Кто-то говорит о том, что расстреляно 20, а сидело 30 или даже 50 миллионов. Уже сам разброс цифр показывает, что они подкреплены не историческими данными, а лишь воображением. В принципе, каждый может придумать свою цифру, например, 60 миллионов и смело ее озвучивать. Чем цифра выше, тем более благосклонно она будет воспринята сообществом фальсификаторов истории.

Перейдем от вымыслов к фактам. В ходе подготовке доклада, дискредитирующего Сталина после его смерти, Хрущевым был сделан запрос об осужденных за время правления Сталина. Закрытая справка была предоставлена Генеральным прокурором СССР Руденко. Согласно ей, с 1921 г. по 1 февраля 1954 г. Коллегией ОГПУ, «тройками» НКВД, Особым совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами было осуждено 3 777 380 человек, в том числе, к высшей мере наказания — 642 980 человек.

Массовые репрессии. При этом надо учитывать, что 1921 г. шла еще гражданская война, потом было сопротивление басмачества, банды на Украине, иностранные диверсанты и агенты и т.д.

Интересно, что, рассуждая о миллионах репрессированных, реабилитировали на порядок меньше. Это естественно. Рассуждать о миллионах, репрессированных можно, рассуждать вообще можно, о чем угодно, но реабилитировать миллионы нельзя, потому что их просто нет. Поясним, о чем идет речь.

В 2006 г. закончилась работа органов прокуратуры по проверке уголовных дел в отношении жертв политических репрессий. За почти 15 лет работы реабилитировано 775 тысяч[1]. Идеологический заказ к прокуратуре понятен, поэтому можно предположить, что работа велась крайне пристрастно – реабилитировались даже явные преступники. Причем реабилитированные – это необязательно расстрелянные, а все, по мнению прокуратуры, репрессированные. Но и эта цифра также нуждается в детальной проверке. Например, в России официально относят к репрессированным детей репрессированных, т. к. они тоже пострадали от репрессий. Итак, 775 тысяч – официальная цифра, поэтому все разговоры о миллионах репрессированных - плод воспаленного антисоветского воображения.

Интересна и другая цифра, всего в отношении реабилитации рассматривался 1 млн. 240 тыс. дел. Пресловутые миллионы осужденных отсутствуют опять. Но интересно даже другое. Если реабилитировали лишь 775 тыс., значит 465 тыс. отказались признать репрессированными незаконно. Получается, что даже современные историки вынуждены признать, что 465 тыс., т.е. почти 40 % от общего числа были осуждены за контрреволюционные преступления вполне законно. Значит, дела возникали не на пустом месте, как нас нередко пытаются убедить.

Теперь о «репрессиях». Слово «репрессированный» подразумевает человека безвинно наказанного. Были ли наказаны невинные? Были. К сожалению, любая судебная система допускает ошибки. Однако количество ошибочно осужденных 20-50х годов сегодня завышается в миллионы раз.

«Страдали ли в те лихие годы невиновные? Конечно, страдали, как страдают и сейчас. В благополучной Америке, например, «ошибка правосудия» составляет около 5 % осуждённых. Это официальные данные, основанные на признании самих американских судьей. Это означает, что в тюрьмах США в настоящий момент безвинно сидит свыше ста тысяч человек, а сколько их будет за 30 лет?»[2].

Например, в 2006 г. на свободу вышел американец, проведший в тюрьме 24 года за преступления, которых не совершал. Только результаты ДНК теста подтвердили невиновность человека, осужденного на 130 лет. До этого на свободу вышел человек, проведший в тюрьме по ошибке 22 года. За 15 лет проведение подобных анализов ДНК позволило оправдать более 170 человек[3]. Речь идет, прежде всего, об изнасиловании, преступлении, в котором возможно проведение подобного теста. И это в случае, если в результате остался материал для ДНК теста, а если его нет? А сколько преступлений, где такой тест провести нельзя, ведь изнасилования в общей массе преступлений составляют лишь около 10 %. Причем, проверка не поставлена на поток, проверяются единичные случаи. Так сколько незаконно репрессированных в США десятки лет проводят в тюрьме? Даже по мнению американских экспертов, за последние 15 лет репрессировано было около 30 тыс. американцев[4].

«Одна из причин, по которой антисоветские идеологи распространяют мифы о десятках миллионах репрессированных, заключается в том, что 20, а тем более 40 миллионов человек не могут быть виновными. Отсюда сразу следует вывод о беззаконности Советской власти. А если посмотреть на реальные, а не выдуманные цифры, то сразу встает вопрос — «Да, это много и это очень плохо, но были ли они невиновны? Вполне может быть, что в стране за 33 года действительно нашлось такое количество людей, нарушивших закон». А как обстоят дела в других странах, может быть там картина принципиально другая? Нет, нисколько. Например, в тюрьмах Америки находится более 2 миллиона 200 тысяч человек. Это сейчас, в мирное время. Это много? Немало. Но из этого никак не следует, что большинство из них невиновны. Население США составляет 260 миллионов человек, количество заключённых — 2 миллиона 200 тысяч. Население СССР в 1940 г. — свыше 190 миллионов, количество заключённых 1 миллион 850 тысяч, то есть, в таком количестве нет ничего экстраординарного»[5].

Казалось бы, Сталин сделал все для того, чтобы у потомков не возникло и тени сомнения в виновности осужденных. Процессы были открыты, факты были на лицо, подсудимые полностью признали вину и раскаялись в содеянном. Что еще нужно? На процессах присутствовали иностранные журналисты и дипломаты. Например, процесс Зиновьева-Каменева. Свою глубокую убеждённость в том, что обвиняемые признавались добровольно, доказательства подлинные и заговор действительно был, высказал присутствовавший в зале суда посол США, кстати, бывший судья и ярый противник коммунизма.

Троцкий из-за рубежа открыто финансировал троцкистское подполье, писал воззвания и скрытые инструкции, открыто призывал к свержению действующего правительства. Это все документировано и известно всем. Вообще представить мирно сопротивлявшеюся оппозиция, состоящую из профессиональных революционеров ленинской гвардии довольно трудно. Как трудно представить и то, что старый дореволюционный мир безропотно покорился новой власти.

«На тему о сталинских репрессиях сложилась огром­ная литература. На мой взгляд, она почти на сто процентов есть фальсификация реальной истории. …Вопрос о репрессиях имеет принципиальное значение для понимания как истории формирования русского коммунизма, так и его сущности как социального строя.

Была мировая война. Рухнула царская империя, причем — коммунисты в этом были меньше всего по­винны. Произошла революция. В стране дезорганизация, разруха, голод, расцвет преступности. Новая революция, на сей раз — со­циалистическая. Гражданская война. Интервенция. Восстания. Никакая власть не смогла бы установить элементарный обще­ственный порядок без массовых репрессий…. Сталинские репрессии приняли политическую форму в силу конкретных исторических условий — борьба против сил контрре­волюции, саботажа, вредительства и т. п. Наивно думать, будто ничего подобного не было, будто старый мир покорно подчинил­ся новому режиму. Он сопротивлялся, и это было естественно»[6].

И еще. Наивно думать, что был хороший царь, полная демократия, пришли большевики и как начали всех политических оппонентов сажать, в особенности творческую интеллигенцию. Вспомним XIX век. Пушкин сослан, Чернышевский – семь лет каторги, ссылка, Достоевский – смертный приговор, в последний момент заменен на каторгу. Герцен, Огарев, Белинский – ссылки, аресты, преследования. Толстой отлучен от церкви и власти, только мировая известность спасла его от ареста.

1877 г. - известный процесс 193. Множество известных обвиняемых. Среди подсудимых было 38 женщин. Число арестованных по делу 193-х превышало четыре тысячи. 3 умирают во время процесса, 28 осуждены на каторгу. Множество сослано.

Царский режим казнил, убивал, ссылал, расстреливал мирные демонстрации, со страшной жестокостью подавлял крестьянские восстания. Десятки тысяч погибших, и виновных только в том, что они умирали с голоду.

Массовые репрессии. Нельзя судить об исторических фактах вне исторического контекста. Такой подход характерен или для дилетанта или для фальсификатора. Сегодня кажется неоправданным жестоко сажать людей за негативные высказывания о власти. Но давайте перенесемся в ту эпоху. Что сделали бы с человеком, публично хулившим официальную власть в других странах, например, в нацистской Германии или Италии? В этих странах была диктатура, поэтому возьмем цитадель демократии — США.

16 мая 1918 г. Конгресс США принял поправку к «Акту о шпионаже», согласно кото­рому тем, кто «высказывается устно или письменно в не­лояльном, хулительном, грубом или оскорбительном тоне о форме государственного устройства или в отношении конституции Соединенных Штатов, или в отношении вооруженных сил» грозило до 20 лет тюремного заключения[7].

При Сталине всем, кто выступал против государства и народа, неоднократно предоставляли возможность одуматься, и не только Зиновьеву или Каменеву, были прощены тысячи членов украинских, прибалтийских банд, с оружием в руках, на деньги Запада воевавших против нашей Родины. Почему тысячи бывших эсэсовцев сегодня маршируют по улицам Киева, Талина, Риги? Потому что их тогда простили. Такой вот коммунистический гуманизм.

Особая гуманность была проявлена к переселенным народам. Оставим в стороне эмоциональную сторону вопроса и обратимся к фактам и расчетам американского историка Г. Ферра[8].

В 1939 г. численность крымских татар составила 218 000 человек. Что означает: около 22 000, или 10 % населения, со­ставляли мужчины призывного возраста. В 1941 г. 20 000 крымских призывников дезертировали из Вооруженных сил СССР; к 1944 г. те же 20 000 крымско-татарских ополченцев пере­шли на сторону нацистской Германии и с оружием в руках бо­ролись против Красной Армии.

Итак, сотрудничество с гитлеровцами было поистине массовым. Но тут мы приходим к одному из трудных вопро­сов: как в данном случае должна была поступать Советская власть?

Можно было расстрелять 20 000 дезертиров. А можно было всех мужчин призывного, т.е. детородного, возраста при­говорить к тюремному заключению. Но и то, и другое факти­чески означало бы уничтожение крымско-татарского народа. Вместо этого Советское правительство решило выслать в Среднюю Азию целиком весь народ, что и было осуществлено в 1944 году. Им дали землю и на несколько лет освободили от уплаты налогов. Крымско-татарский народ был сохранен.

Оценивая сталинскую эпоху, А. Зиновьев очень метко подытоживает и отвечает на вопрос, почему сталинский период развития России вызывает столь много критики:

«Сталинская политика вызывала и до сих пор вызывает злобу не столько потому, что была связана с жестокостью и репрессиями, сколько потому, что была порази­тельно успешной. Беспристрастные исследователи в далеком бу­дущем наверняка в жестокости сталинских лет увидят не столько факт якобы необоснованных жестокостей, сколько мужество и дальновидность сталинского руководства пойти на эти жесто­кости как на неизбежные в интересах выживания страны»[9].

 


[1] В России завершена проверка дел жертв политических репрессий. РИА НОВОСТИ 30.10.2006

[2] Так были ли репрессии? Краснов П. «Интернет против Телеэкрана»

[3] В США доказана невиновность человека, проведшего в тюрьме 24 года. РИА НОВОСТИ 24.01.2006

[4] В американских тюрьмах сидят тысячи невинных людей, считают эксперты. Day. Az 20.04.2004

[5] Репрессии: Виновные и невиновные Краснов П. «Интернет против Телеэкрана»

[6] Зиновьев А. Русский эксперимент. – М., 1995 — с. 62-63.

[7] Кара-Мурза С. Г. Антимиф. – М., 2004. – с. 310.

[8] Ферр Г. Антисталинская подлость. – М., 2008. – с. 108-109.

[9] Зиновьев А. Русский эксперимент. – М., 1995 — с. 71.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 74 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Противоречивость

В корне нельзя согласиться с теми, кто вслед за Бердяевым повторяет, что русские «полярный народ», что в нем уживаются прямо противоположные качества такие как, например, анархизм и любовь к государству. Такие идеи всегда, в конечном счете, ведут к негативной оценке всего комплекса социально-психологический особенностей психологического склада нации, к идеям о «гемофрадитном комплексе», «ушибленностью ширью» и т. д. Раздвоение личности бывает только у шизофреников[1].

Противоречивость. Обычно идеи об абвивалентности российского национального психического склада рождаются из идей, о «противоречивом» расположении между Европой и Азией, между христианством и исламом, особенностями российского климата, в котором холодная зима сменяется теплым летом.

Все эти обоснования в высшей степени надуманы. Во-первых, любой народ живет между различными культурами и народами, русские здесь не исключение, о наивности «азиопной» концепции мы писали выше. Приход весны на смену зимы - не уникально российское явление. И если бы климат действительно таким образом однозначно формировал характер народа, то чукчи и другие народы севера обладали во многом таким же менталитетом, как и русские. Практически все народы живут на стыке разных религиозных концессий, более того, множество народов не только расположены между двумя религиями, но и сами расколоты на разные религиозные течения, примером могут послужить немцы, французы, американцы, англичане и т.д.

Но откуда же взялась столь популярная идея о раздвоенности русского национального характера? Во-первых, мнение исследователей о раздвоенности психологии своего народа характерно не только для России, так, исследуя ценности американского общества, Д. Ф. Кубер и Р. А. Хапер в книге «Проблемы американского общества: конфликт ценностей»[2], так же пишут о противоречивости и несовместимости ценностей американского национального психического склада. Подобные идеи, чаще всего, есть не показатель раздвоенности психологии народа, а идейной раздвоенности исследователя, неспособности его понять дух народа. Противоречив не аксиотип, а концептуальные схемы исследователя. А противоречивость в этом случае, как известно, есть синоним их неверности.

Вспомним судьбу самого Бердяева. Наполовину француз (мать), наполовину русский (отец), первоначально марксист, затем ярый критик марксизма, сначала был антимонархистом, потом монархистом. Вся жизнь Бердяева - это сплошные метания, поэтому, когда он писал о метаниях русского народа, он неосознанно экстраполировал свою судьбу на судьбу всего народа.

Не раз многими исследователями справедливо подчеркивалось, что в русской психологии уживаются анархизм и любовь к государству. Но свидетельствует ли это о противоречивости русского психического склада? На первый и поверхностный взгляд – да. Но в действительности нельзя говорить о любви или ненависти к такому широкому понятию как государство. Русский народ не любит, чиновников, законы, бояр (окружение государя), но любит: государя, территорию (ни пяди земли), государство как заступника и помощника, как реализатора некой идеи.

Нельзя также судить о национально-психологических особенностях всего народа по национально-психологическим особенностям отдельных, даже наиболее ярких его представителей. Необходимо крайне осторожно судить о взглядах народа в целом, основываясь лишь на мировоззрениях выдающихся писателей, полководцев и т. д. Поведение, взгляды, произведения великих людей часто могут не отражать особенности психологического склада всего народа. По сути, они и становятся великими людьми потому, что обладают очень специфическим набором качеств, который присущ далеко не каждому представителю народа.

В основе заблуждений Бердяева лежала также абсолютизация конкретного исторического момента, непонимание того, что поведение народа во многом детерминировано объективными обстоятельствами. В труде «Душа России» Бердяев пишет:

«Россия — самая безгосударственная, самая анархическая страна в мире. И русский народ — самый аполитический народ, никогда не умевший устраивать свою землю. Все подлинно русские, национальные наши писатели, мысли­тели, публицисты — все были безгосударственниками, сво­еобразными анархистами. Анархизм — явление русского духа, он по-разному был присущ и нашим крайним левым, и нашим крайним правым…

Россию почти невозмож­но сдвинуть с места, так она отяжелела, так инертна, так ленива, так погружена в материю, так покорно мирится со своей жизнью» [3].

Это труд написан в 1915 году, за два года до того, как «аполитичный народ» совершил революцию, ставшей центральным политическим событием двадцатого столетия, изменившим весь мир, а последующий массовый энтузиазм русского народа вряд ли имеет исторические аналоги. Значит, инертность была обусловлена не качествами русского народа, а социально-экономическим укладом царской России, тормозившим его развитие. Так называемая «безгосударственность» русских писателей, мыслителей, публицистов XIX столетия была детерминирована не природным анархизмом русских, а глубокими противоречиями, созревшими и резко усугубившимися в XIX веке. Остро чувствуя разрастание кризиса, предчувствуя беду, русская интеллигенция отворачивалась не от государственности как таковой, а от её формы, существовавшей в той России.

 


[1] Аунтетично шизофрения имеет иные проявления.

[2] Cuber J. F., Harper R. A. Problems of American society: values in conflict. –N. Y., 1948. – p. 369

[3] Русская идея: сборник произведений русских мыслителей / сост. Васильев Е. А. – М., 2002 – с. 292-302

Доверие слову

Разная степень рациональности русского и западного психотипа обуславливает различное отношение к слову. На Западе слову не придают такого значения, как в России. Когда Буш говорит, что в Ираке есть оружие массового уничтожения и Ирак надо освободить, то все на Западе понимают, что в Ираке есть нефть и ее надо захватить. Когда руководители Франции и Германии заявляют, что оружия в Ираке нет, и они осуждают США, это означает, что они занимают позицию протеста, для того чтобы получить свою долю при грабеже Ирака. Во время войны 2003 года в Ираке решительнее всех против войны высказалась Франция. Один российский политолог высказал очень верную мысль о якобы расколотом Западе: «Не дай бог России присоединится к хору протестующих, они все потом опять переметнутся к США, оставив нас в конфронтации с Америкой один на один». И действительно, первым поздравил президента Буша с падением Багдада президент Франции – Ж. Ширак.

Только русские готовы бороться за правду и возмущаться ложью, двойными стандартами, сфабрикованостью обвинений и т.д. На Западе же такие категории как правда, ложь интересует общество гораздо меньше, там они заменяются категориями «выгодно» и «невыгодно».

Формационный подход

Формационный подход. Родоначальником формационного подхода является немецкий ученый и революционный деятель Карл Маркс. Рассказывать о формационном подходе тем, кто закончил советскую школу, а тем более ВУЗ вряд ли необходимо, однако сегодня вступило во взрослую жизнь поколение, советских школ не заканчивавших.

Упрощенно, суть формационного подхода заключается в следующем. Всемирный исторический процесс представляется как процесс последовательной смены общественно-экономических формаций, различающихся между собой, прежде всего, по способу производства и соответствующей ему социально-классовой структуре. Иначе говоря, развитие человечества, прежде всего, детерминировано развитием способа производства. Изменение в способе производства ведет к изменениям во всей общественной структуре.

Например, существовал рабовладельческий способ производства и соответственно рабовладельческая формация[1], основная на эксплуатации рабов, отдававших весь произведенный продукт рабовладельцам. Однако незаинтересованность в конечном продукте основных тружеников – рабов, тормозило развитие рабовладельческого способа производства.

И тогда возник более совершенный способ производства — феодальный, при котором земля принадлежала феодалу, а крестьянин мог на ней трудиться, отдавая часть произведенной продукции феодалу. Несмотря на то, что крестьяне не обладали землей, они были заинтересованы в увеличении произведенного продукта, поэтому феодализм в экономическом смысле был более эффективной формацией, чем рабовладельческая.

Изменения в способе производства привели к изменениям в общественной структуре. Рабовладельцы и рабы, являвшиеся основными классами в рабовладельческой формации, сошли с исторической сцены, а на нее вышли новые классы: феодалы и крестьяне. Соответственно, в феодальном обществе изменились взаимоотношения между людьми, законы, мораль и т.д.

Существует пять формаций. История человечества определяется как движение от бесклассового общества — первобытнообщинного строя, через классовые — рабовладение, феодализм, капитализм — к новому бесклассовому — коммунизму. Смена общественно-экономических формаций осуществляется в основном путем революций и составляет всеобщий объективный закон исторического развития. Такова вкратце марксистская концепция.

Несовершенство формационного подхода проявляется в том, что принижается человеческое, личностное содержания исторического процесса.

Во-вторых, формационный подход создает определенные трудности в отражении многообразия, многовариантности исторического развития. Субъектом истории не может быть абстрактное общество, абстрактный народ, что характерно для формационной концепции. Такого общества попросту нет. Каждый народ имеет свой менталитет, дух народа – это его суть.

В-третьих, формационный подход абсолютизирует роль конфликтных отношений, в историческом процессе. Исторический процесс в этой методологии описывается преимущественно через призму классовой борьбы.

Но главным недостатком формационного подхода является абсолютизация материальных факторов в развитии, как отдельного человека, так и человечества в целом, практически полное игнорирование духовных факторов исторического развития.

Если окончательная победа капитализма над феодализмом в Европе действительно была детерминирована изменениями в способе производства, то ни переход от рабовладельческой формации к феодализму, ни переход от капитализма к социализму не был предопределен изменениями в способе производства.

Рабовладельческий способ производства не является менее эффективным, чем феодальный. Рабовладельческий строй был ментально близок античной цивилизации. С ее уходом с исторической арены ушла и рабовладельческая формация. На историческую арену вышли народы (германские и славянские) у которых рабство не являлось основой экономической системы. Рабовладение как способ производства был чужд для них, вне зависимости от его экономической эффективности. А уход в небытие античных цивилизаций по большей части не был детерминирован экономическими проблемами.

Лишним подтверждением того, что рабовладение не является менее эффективным способом производства, чем феодальный, является последующий возврат к рабовладению в США. И опять отмена рабства в США была продиктована не экономической ущербностью рабства. Как известно южные штаты, где процветало рабство, были более богаты, чем штаты северные, боровшиеся против рабства. Отмена рабства обусловлена причинами этического характера, что подчеркивалось многими известными исследователями.

«Рабство в США к началу гражданской войны оставалось экономически высокоэффективным институтом. Его отмену, — полагает Д. Норт, — можно объяснить только постепенным проникновением в сознание общества убеждения в аморальности собственности на человеческие существа»[2].

Исходя из понимания этноспецифичности способа производства Маркс в конце жизни придумал заплатку для своей теории, так называемый «азиатский способ производства», основанный на централизованной системе ирригационного земледелия в сельских общинах, для которого характерны самообеспечиваемость общин и политическая деспотия.

«Впервые характеристика азиатского способа производства даётся в переписке Маркса и Энгельса в 1853 … Проблема азиатского способа производства стала предметом широкого обсуждения в 20-30-х гг. ХХ в. …. Дискуссия по азиатскому способу производства осталась по существу незавершённой»[3].

Если бы Маркс исследовал историю Южной и Северной Америки, то он мог бы обнаружить «индейский способ производства», с большим трудом и явными натяжками в формационный подход укладывалось развитие кочевых народов.

«Для европейцев все более ясным становилось, что в Америке они столкнулись с совершенно иным состоянием общества, чем то, которое существовало не только в Европе, но и в государствах Азии. И для обозначения этого состояния все чаще стало употребляться слово «дикость». Людей, живущих в таком состоянии, соответственно начали называть дикарями»[4].

Таким образом, Маркс был вынужден признать, что процесс развития множества народов не укладывался в европейскую модель. Как не укладывался в эту модель исторический путь большинства народов. На самом деле если бы Марксу было суждено стать свидетелем развития человечества в двадцатом столетии, то он увидел бы, что переход от капитализма к социализму также противоречил его схеме. Пришлось бы срочно придумывать «русский тип производства», а там и китайский и т.д., и т. п. А на самом деле способ производства и другие сферы бытия общества этноспецифичны.

Стоит отметить величайшую заслугу Маркса в беспристрастной и глубоко правильной оценке капиталистического общества. Маркс описал механизм перехода от феодализма к капитализму одной цивилизации – европейской. И все. Но Маркс придал своей оценке развития европейского общества универсальный характер и в этом была его ошибка. Собственно, ничего удивительного в этом нет. Маркс – европейский ученый, отличительной характеристикой трудов которых является евроцентризм[5].

Бесспорно, совершенный способ производства обуславливает богатство страны, а, богатая страна может хорошо вооружить свою армию и сокрушить армию более бедной страны. Но уровень экономического развития «не сваливается с неба», а есть результат деятельности народа, который во многом детерминирован его социальным аксиотипом и психотипом. Разные этносы[6] построили и строят разное бытие, потому что обладают разным сознанием, а не наоборот.

У каждого общества наличествует свой социальный аксиотип, менталитет этноса и является социальным аксиотипом. Если же общество многонационально, то социальный аксиотип общества может носить черты этнического компромисса, но, как правило, социальный аксиотип общества — отражение менталитета господствующего этноса.

Утопичная оценка прошлого соединялась в марксизме с утопичным прогнозом на будущее. Энгельс не допускает никакой возможности для не­западных стран выработать собственные пути к социализ­му — они должны дожидаться пролетарской революции на Западе, а затем осваивать его опыт. Он пишет:

«Только то­гда, когда капиталистическое хозяйство будет преодолено на своей родине и в странах, где оно достигло расцвета, только тогда, когда отсталые страны увидят на этом приме­ре, «как это делается», как поставить производительные си­лы современной промышленности в качестве обществен­ной собственности на службу всему обществу в целом, — только тогда смогут эти отсталые страны встать на путь та­кого сокращенного процесса развития. Но зато успех им то­гда обеспечен. И это относится не только к России, но и ко всем странам, находящимся на докапиталистической сту­пени развития»[7].

Формационный подход. Но на практике произошло все наоборот, а, как известно, именно практика в марксизме есть критерий истины. В развитых капиталистических державах никаких социалистических революций не произошло, социализм победил в наименее развитых в капиталистическом отношении странах: России, Китае, Кубе и др.

 


[1] В следующем труде «Сверхдержава: национальная доктрина России» мы увидим, что общественно-экономическая формация неточно отражает суть структуры общества, а более адекватным является понятие «общественно-властная формация».

[2] North D. Structure and change in economic history. - N.Y., 1981. – p. 32.

[3] Азиатский способ производства [БСЭ].

[4] Jahoda G. Images of Savages. Ancient Roots of Modern Prejudice in Western Culture. London, 1998.

[5] См. подробнее о евроцентризме Маркса: Кара-Мурза С. Маркс против русской революции. - М., 2008.

[6] Здесь привычнее и более красиво выглядит термин «народы». Но наука не поэзия, красота изложения здесь второстепенна. В следующем труде мы поясним различия между постоянно путаемыми понятиями: «народ», «нация», «этнос», «племя», «народность».

[7] Кара-Мурза С.Г. Маркс против русской революции. – М., 2008 - с. 192.

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg