Sidebar




Существенная роль США и Англии. Это миф, который вытекает из всех предыдущих. Если мы воевать не умеем, офицеров нет, вооружений нет, командует тупой тиран, то должен быть былинный богатырь, сокрушивший нацистов. Этим «богатырем» представляют союзников в лице США и Англии. Вообще этот миф показывает, кто социальный заказчик предыдущих мифов.

Ленд-лиз — государственная программа, по которой Соединённые Штаты Америки поставляли своим союзникам во Второй мировой войне боевые припасы, технику, продовольствие, медицинское оборудование и лекарства, стратегическое сырьё, включая нефтепродукты. Британия и Америка до сих пор настаивают, что именно они победили нацистов, хотя факты указывают на то, что их вклад был второстепенным. Тон многих публикаций по истории Второй мировой войны в западных странах во многом был задан книгой У. Черчилля «Вторая мировая война», где он утверждает, что центральная роль в ходе конфликта принадлежит Британии. Оказывается, главные союзники Англии – США и СССР, которых Черчилль собрал воедино в составе Антигитлеровской коалиции, обеспечивали альянс дополнительной силой, что позволило ему прийти к победе. Некоторые западные историки лишь иногда пишут о том, что СССР тоже внес определенный вклад в разгром нацистов Германии[1]. А пророссийски настроенные американские мыслители даже могут иногда признать определенную роль СССР в войне:

«Европа прекрасно понимает, что помимо военной помощи Со­единенных Штатов своей «победой» в войне против Гит­лера она обязана русским людям, которые сражались и умирали ради собственной победы и победы Европы»[2].

В действительности, никакой существенной роли США, Англии и, уж тем более, Франции в той войне не было. Союзники открыли фронт лишь летом 1944 года, когда исход войны стал очевиден всем. Никаких крупных сражений после лета 1944 года, подобных Сталинградской битве или Курской дуге не было.

То, что союзники не только не воевали, но вообще плохо отдают отчет о масштабах той войны, говорит тот факт, что битву под Эль Аламейном, в Северной Африке сегодня пытаются ставить в один ряд со Сталинградской битвой, заявляя, что именно эти два сражения стали поворотным пунктом второй мировой войны. Сопоставим значимость этих битв. В ходе Сталинградской битвы немцы потеряли 1,5 миллиона солдат и офицеров, под Эль Аламейном потери итало-немецких войск составили 55 тыс.

Ленд-лиз. Так называемые союзники очень долго не могли понять, чьими именно союзниками они являются, то ли СССР, то ли Германии, и только блистательные победы Красной армии помогли им окончательно определиться.

«После Курской битвы 1943 года, завершившейся поражением Вермахта, 20 августа в Квебеке заседали начальники штабов США и Великобритании, а также Черчилль и Рузвельт. В повестке дня стоял вопрос о возможном выходе Соединенных Штатов и Британии из антигитлеровской коалиции и о вступлении в союз с нацистскими генералами для ведения совместной войны против Советского Союза. По идеологии Черчилля нужно было «задержать этих русских варваров»[3].Был подготовлен сепаратный сговор «демократий» с нацистской Германией, о чем свидетельствует в своих мемуарах тогдашний госсекретарь Хэлл»[4].

В 1944 г. на западном фронте немце держали 81 дивизию, но, видя «мощь» союзников, а также, следуя доктрине, что лучше Берлин сдать американцам или англичанам, перевели практически все боеспособные части на восточный фронт. С союзниками немцы постоянно вели сепаратные переговоры, обсуждали, где, когда и какие части сдадутся союзникам, с нами же без всяких переговоров дрались насмерть.

Как здесь не вспомнить слова Гитлера, сказанных им 11 августа 1939 года:

«Все, что я предпринимаю, направлено против России; если же Запад слишком глуп и слеп, чтобы понять это, то я буду вынужден договориться с русскими, ударить Запад, а после его поражения обратиться всеми моими собранными силами против Советского Союза»[5].

К сожалению, на Западе, спустя полвека после Великой Победы, «история Второй мировой войны настолько сфальсифицирована, — пришел к выводу доктор исторических наук, профессор университета Бритиш Коламбия Раф Эйли (г. Ванкувер), — что в массовом сознании западных обывателей эта война воспринимается как война между Германией и Северной Америкой».

Советский и, прежде всего, русский народ победил в той войне. Победил, проявив чудеса героизма на фронтах и в тылу, работая по 20 часов в сутки, создав уникальные виды вооружений, благодаря величайшему таланту и энергии советского командования. Мы очистили нашу землю от агрессора, а затем освободили и пол Европы. Помимо военных успехов, успехи нам сопутствовали и на дипломатическом поприще. Мы не дали нашим «союзникам» возможности заключить сепаратный мир с Германией, не дали открыть на выгодных условиях для союзников второй фронт на Балканах, что сильно сократило бы зону послевоенного советского влияния. Эту войну мы выиграли одни, «союзники» вступили в нее только для того, чтобы наше влияние в Европе не стало доминирующим.

Вспоминая о ленд-лизе, необходимо вспомнить и фразу Трумэна, который в июне 1941 года изрек: «если будут побеждать немцы, стоит помогать русским, если верх будут брать русские, надо помогать немцам, и пусть они убивают друг друга как можно больше»[6].

«Более того, за поставки машин, танков, самолетов и артиллерийских орудий Москва расплачивалась с Вашингтоном 300 тысячами тонн дефицитной хромовой руды, 32 тысячами тонн марганцевой руды, тоннами платины, золота и других редкоземельных металлов. Бывший министр торговли США Дж. Джонс писал в те годы: «Поставками из СССР мы не только возвращали свои деньги, но и извлекали прибыль, что было далеко не частным случаем в торговых отношениях, регулируемых нашими государственными органами»[7].

В советское время политкорректно не акцентировали внимание на союзниках Германии, мол, мы воевали лишь с нацистами. В действительности мы воевали с Европой. Итальянцы, испанцы, румыны болгары, венгры, хорваты, финны и др. присоединились к Гитлеру добровольно. Да и французы, чехи, шведы, датчане не оказывали никакого сопротивления, была французская голубая дивизия, воевавшая в составе гитлеровских войск. Не прочь были поживиться и всевозможные легионеры СС из Прибалтики. А Англия и США на протяжении всей войны никак не могли определиться, к кому присоединиться. Это только потом, когда мы победили, выяснились, что все были против Гитлера, победил бы Гитлер, все бы с удовольствием заявили, что они изначально были против Сталина.

А некоторые страны проводили последовательную антисоветскую политику, пытаясь вступить в союз с Третьим Рейхом, и очень сожалели, что их, «неполноценных славян», в союзники не взяли:

«Мы (Польша) могли бы найти место на стороне Рейха почти такое же, как Италия и, наверняка, лучшее, нежели Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с Рыдз-Смиглы принимали бы парад победоносных польско-германских войск»[8].

 


[1] Тайны Второй мировой. Александрова В. Деловая газета «Взгляд». 09.11.2006

[2] Сардар. З. Почему люди ненавидят Америку? – М., 2003. – с. 192.

[3] Война могла быть закончена в 1943 году. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005

[4] Философия «холодной войны» вызревала в годы Второй мировой, или что стоит за фултонской речью Черчилля. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005

[5] Сначала Восток, потом Запад. Е. Григорьев // Независимая газета. 26.05.2011.

[6] Философия «холодной войны» вызревала в годы Второй мировой, или что стоит за фултонской речью Черчилля. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005

[7] Соломинка и бревно. Литовкин В. "РИА НОВОСТИ" 30.06.2005

[8] Польша — неудавшийся союзник Гитлера? О. Яловенко. ИА REGNUM 12.10.2005.

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 70 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Рабство

Горжусь, что я – россиянин

А. Суворов

Недавно в центре Москвы, напротив Храма Христа Спасителя, был установлен памятник Государю Александру II, на котором начертаны следующие слова: «Отменил в 1861 г. крепостное право в России и освободил миллионы крестьян от многовекового рабства».

Многовековое рабство русских крестьян, мягко говоря, - преувеличение. Крепостное право было необходимым институтом в условиях перманентной внешней агрессии, отражение которой актуализировало необходимость больших военных расходов, которые государство самостоятельно потянуть не могло.

«Крестьянина прикрепили, что бы он кормил помещика, ратного человека, которого иначе бедное государств содержать не смогло»[1].

Государство не могло позволить и свободный переход крестьян от помещика к помещику, в результате чего некоторые помещики - нерадивые хозяева могли лишиться средств к существованию, а ведь, несмотря на свою бесхозяйственность, они могли быть отличными воинами, а это было решающим для государства. Крестьяне содержали помещика, помещик служил государству, по такой формуле существовало крепостное право. По сути, крестьяне были крепостными помещика, а он был крепостным государя. Иначе в условиях постоянной военной агрессии не выжили бы ни крестьяне, ни помещики, никто.

Причем санкции за отказ от службы были довольно жесткими. Так вплоть до 1754 г. недоросли из дворян за неявку вовремя на военную службу посылались в солдаты или матросы. Крепостное право не было рабством в смысле эксплуатации одной части общества другой частью общества. Крепостное право было необходимой формой существования социума в условиях постоянной геополитической напряженности.

А теперь важная дата - 1762 год. В этот год издается манифест о вольности дворянства, принятом во время краткосрочного и незначительного царствования Петра III и подтвержденного Екатериной II. Дворянам было позволено не служить государству и не обязательно быть ратным человеком.

Начиная с этого года, крепостное право превратилось действительно в то, что можно ассоциировать с рабством и стало тормозом в развитии общества.

«До Петра III, рас­крепостившего служилый класс, крепостного права почти не существовало: оно было общим. И дворянин, и пахарь, и царь, по за­мыслу Петра Великого, были скованы до гроба государственной работой. Никому не разрешалось ничего не делать, никто — под страхом тяжелых кар — не мог быть паразитом общества… Но вторжение иноземцев все испортило. Петр III раскрепос­тил дворян, позабыв при этом раскрепостить народ. Коренному немцу хотелось видеть вокруг себя феодалов, и вот сто тысяч дворян были посажены на готовые хлеба. Тогда именно, мне кажется, и началось свинство русской жизни, подготовившее нашествие бесов»[2].

Таким образом, крепостное право, как рудимент просуществовало менее 100 лет (1762-1861 гг.). Оно было несовместимо не только с экономическим прогрессом, но и ментально не соответствовало таким качествам русского характера как сострадание и стремлению к равенству.

«Русские моральные оценки в значительной степени определялись протестом против крепостного права. Это отразилось в русской литературе. Белинский не хочет блаженства для себя, для одного из тысячи, если братья его страдают. Н. Михай­ловский не хочет прав для себя, если мужики не имеют прав. Все русское народничество вышло из жалости и сострадания. Кающиеся дворяне в 70-е годы отказыва­лись от своих привилегий и шли в народ, чтобы ему служить и с ним слиться. Русский гений, богатый арис­тократ Л. Толстой всю жизнь мучается от своего приви­легированного положения, кается, хочет от всего отка­заться, опроститься, стать мужиком»[3].

И, наконец, нельзя не упомянуть о вполне объяснимой тенденциозности советских учебников, в которых рассказывалось о забитости крестьянина, обусловленного многолетним рабством. В действительности по переписи 1858 г. крепостные составляли немногим более трети населения - 34 %[4].

Стоит упомянуть также, что современное общество выходцев из Европы в США без всяких моральных проблем триста лет использовало рабство, считаясь при этом идеалом демократии. Но в то же время, с Запада осыпали про­клятиями «деспотическую Россию» за крепостное пра­во, просуществовавшее очень недолго и лишь в цен­тральных областях. Основатель теории гражданского общества английский философ Джон Локк помогал со­ставлять конституции рабовладельческих штатов США и вложил все свои сбережения в работорговлю[5].

 


[1] Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. – М., 1989. – с. 431.

[2] Меньшиков М. О. Письма к русской нации. – М., 2000. — с. 47.

[3] Бердяев Н. А. Русская идея. – М., 2000. – с. 85.

[4] Воловикова М.И. Представления русских о нравственном идеале. – М., 2004. – с. 72.

[5] Кара-Мурза С.Г. Истмат и проблема восток-запад. – M., 2001. – 26.

Не плюй в колодец

Надо ли плевать в колодец? Почему же так много явно русофобских мифов сложено о нашем советском прошлом? Конечно, возникли они неслучайно. Против России велась и ведется психологическая война, основной целью которой является уничтожение нашей самоидентичности. Нас хотят уничтожить духовно, чтобы потом было легче уничтожить физически. Наиболее образно суть психологической войны изложил Аллен Даллес, являвшийся директором ЦРУ в 1953-61 гг.:

«Посеяв в России хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивое и заставим верить в их в эти ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России.... Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность. Отучим философов, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубине народных масс. Литература, театры, кино - все будут всячески поддерживать и поднимать так называемых творцов, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, предательства - словом, всякой безнравственности... Честность и порядочность будут осмеливаться и никому ни станут нужны, превратятся в пережиток прошлого, хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животных страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов прежде всего вражду и ненависть к русскому народу все это мы будем ловко и незаметно культивировать. И лишь немногие очень немногие будут догадываться или понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище. Найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества.»[1].

В 2006 г. российское общественное мнение очень возмутилось попыткой переноса памятника воину-освободителю в Эстонии. Особенно возмущались политики.

Не плюй в колодец. А чему мы удивляемся, почему протестуем? Если мы сами выливаем помои на собственную историю, то, естественно, туда будут плевать и все остальные. Если мы сами сносим памятники, то почему это не должны делать другие?

Открываем энциклопедию «История философии», изданную в России под редакцией Грицанова А., смотрим, например, определение понятия «гуманизм»:

«Кризис этой разновидности гуманизма, связанный с экономическими кризисами и античеловеческой общественной практикой большевизма и фашизма в 20 в».

Если для нас самих большевики «античеловеки», то, вполне естественно памятник, что монумент в Эстонии должны снести, ведь на нем наличествуют «античеловеческие» большевистские символы – серп и молот.

Если накануне дня победы, в то же самое время, когда все дружно осуждают Эстонию, правительственная фракция Единая Россия голосует за то, чтобы убрать серп и молот со знамени победы[2], что мы можем сказать эстонцам? Мы только смешим весь мир раздвоением личностей, характерное для представителей политической «элиты», которое в западных странах уже сравнивают с психическим недугом.

Эстонский историк Л. Вахтре в статье «Сказка о победе над фашизмом» пишет: «Для России было и остается существенным, чтобы сохранялся миф о том, что русский/советский народ освободил Европу от фашизма. Россия цепляется за этот миф как утопающий за соломинку, так как это сейчас последнее, что удерживает ее в высшей международной лиге держав. Но миф остается мифом. Германия и Советский Союз не были врагами, они были соперниками. Они чувствовали злобу не друг к другу, а к европейской демократии. Германия и Советский Союз были тогда похожи на преступников, Запад же — на порядочного человека. Тирания еще никогда и никому не приносила свободы. Суть войны состояла в сведении счетов с главным противником. Бронзовый солдат напоминает не победу над фашизмом, но превосходство одного преступника над другим»[3].

Согласитесь, логично, каждый аргумент вытекает из другого. Все верно, кроме первоначального посыла, а его ложность делает ложным все дальнейшую цепочку рассуждений. Но мы сами придаем легитимность подобным историческим опусам постоянными, болезненно навязчивыми рассуждениями о тиране Сталине.

Причем делаем это на самом высоком уровне, в том числе, и в самой Эстонии, так, например, посол России в Эстонии К. Провалов высказал сочувствие Эстонии за тысячи невинных людей, которым пришлось покинуть свои дома. Провалов обвинил во всем случившемся тоталитаризм, объединив лагеря смерти гитлеровского режима и массовые депортации режима Сталина. Затем добавил, что в России устанавливаются памятники жертвам сталинских репрессий и из числа эстонцев и возложил венок к скульптуре Линды в память жертв июньской депортации[4].

Если мы не будем уважать собственную историю и собственных предков, то их уважать не будет никто, а следующим шагом будет неуважение к нам самим. Если мы все время говорим о «тиране Сталине», то возникновение в бывших республиках музеев «советской оккупации» выглядит вполне логично.

Зачем мы льем воду на мельницу наших врагов? Вспомним как все возмущались, когда в 2006 ПАСЕ приняло декларацию, осуждающую коммунизм. Все возмутились, включая российских политиков – явных антикоммунистов. Но если мы и сами осуждаем свое прошлое, а телеэкран наводнен нескончаемыми антисоветскими сериалами, то действия ПАСЕ абсолютно верны. Нам надо понять, что антисоветская пропаганда — оружие, направленное против нас, против России.

Возрождение России не может начаться без духовного возрождения. А духовное возрождение может начаться только тогда, когда мы прекратим оплевывать свою собственную историю.

Вспомним Сталина. Человек неоднократно подвергался арестам и ссылкам, множество его товарищей было расстреляно, поэтому он ненавидел царский режим. Но преодолел это и понял, что дореволюционный период развития России при всех их недостатках есть история России, наша история. И тогда стали сниматься эпические киноленты, посвященные царям. Потому что и Невский, и Грозный, и Петр I, и Сталин – это все наше, наши руководители, наша история, наша великая Родина. Преодолев марксистские догмы, Сталин во многом способствовал возрождению русской нации. Видный деятель партии кадетов П. Милюков подчеркнул в 1939 г.:

«Сталин является гениальным политиком, поскольку он прочувствовал одну важнейшую вещь для любого политика: Сталин вернул Россию в русло традиционного общества»[5].

Никто из советских руководителей не был богом, а Советский Союз не был раем. Но разве на Западе правили боги? Вспомним Французскую революцию.

Сегодня в России отменяется празднование Великой Октябрьской социалистической революции, стыдливо называя ее переворотом. В то же время во Франции дата Великой Французской революции празднуется все с большим размахом. О ней слагаются легенды как о начале триумфального шествия свободы, а в России Великая Октябрьская социалистическая революция только обливается помоями. Сравним эти революции. Французская революция была революция буржуазии в собственных интересах, предоставившая свободы 8 % населения. Величие Русской революции заключалось стремлении к свободе всех трудящихся.

Всем известно, как умер один из лидеров лидер Французской революции – Марат. Его в ванной убила молодая дворянка Шарлотта Корде, во время ее визита с неким прошением. Могли бы мы представить, чтобы Ленин принимал молодых крестьянок, лежа голым в ванной? Не безынтересно и то, что в революционное правительство вошел маркиз де-Сад (основатель садомазохизма). Впоследствии он становится присяжным революционного трибунала.

Если выразиться современным языком, французская революция была осуществлена бизнес-структурами, аффелированными с определенной частью дворян-коррупционеров, потому и поддержавших революцию, в результате которой бизнес-структуры сами себя наделили властью, полномочиями, свободой и правами. Однако, оказавшись абсолютно бездарными управленцами, так и не смогли наладить управление страной и удержать власть.

Никто из деятелей Французской революции не преследовался королевской властью: не был казнен, замучен в казематах, не сидел в ссылках или тюрьме. Никто не жертвовал ничем. «Революционерами», в основном, были состоятельные люди, вращавшиеся в высшем свете, которые хотели быть еще состоятельнее. В противовес этому множество большевиков было расстреляно, замучено, сослано… Это был великий человеческий подвиг.

Не надо, конечно, идеализировать Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Был и голод, и расстрелы, правда, не больше, чем во время революции Французской. На душу населения Французская революция убила людей больше, чем любой режим ХХ века. Это - непреложный факт истории.

Поэтому надо помнить, что Великая Октябрьская социалистическая революция была величайшей революцией в истории человечества, и ни в какое сравнение с французской революцией идти не может.

Если кому-то так хочется критиковать политиков, надо меньше говорить о перемещенных во время второй мировой войны чеченцах и больше говорить о перемещенных в США во время этой же войны американцах японского происхождения. Меньше говорить о ботинке Хрущева, а больше - о хроническом алкоголизме «великого» английского премьер-министра Черчилля. Меньше говорить о сталинских репрессиях, и больше о более чем 1 млн. убитых французов алжирского происхождения, во время правления другого «великого» французского президента Шарля де Голля. Можно также порассуждать о, так называемых, «лагерях перегруппировок»[6], по сути, концлагерях, куда было согнано около 2 млн. алжирцев. В общем, есть что обсудить.

Можно предложить режиссерам снять фильм о безвинных миллионах людей, сгинувших в французских концлагерях. Лучше даже сериал.

Можно снять захватывающий блокбастер о зверствах французских военных испытывавших воздействие ядерного оружия на солдат, причем не случайно, а целенаправленно.

Французская армия проводила опыты по изучению воздействия ядерного оружия на людей, намеренно подвергая облучению своих солдат в Алжире в первой половине 1960-х годов. Об этом свидетельствует секретный правительственный доклад…

В нем рассматриваются последствия для людей воздушного ядерного взрыва, осуществленного в пустыне 25 апреля 1961 года. Проведенный в рамках испытаний эксперимент имел целью «изучить физиологическое и психологическое воздействие на человека ядерного оружия с тем, чтобы получить данные, необходимые для проведения физической и моральной подготовки современных бойцов».

в испытании 1961 года участвовали порядка 300 солдат. Им было приказано войти в зону, где только что был проведен ядерный взрыв. Они должны были установить, можно ли в подобной зоне вести бой.

Некоторые ветераны, служившие в Алжире и Французской Полинезии, где проводились испытания, заявили, что им было приказано просто лечь на землю и закрыть глаза во время непосредственных взрывов. При этом из одежды на них были только футболки и шорты.

«Мне приказали пойти и снять показания дозиметра рядом с точкой взрыва», – приводит издание слова бывшего военного Вильяма Коба. Через полгода у молодого человека тело покрылось какими-то бляшками. «Врач мне сказал: «Если хочешь, чтобы у тебя было будущее на гражданке, молчи».

в 2009 году правительство пообещало денежную компенсацию жертвам ядерных экспериментов, которые проводились в Сахаре с 1960 по 1966 год. Таким образом власти формально признали наличие связи между испытаниями и развившимися у военнослужащих необратимыми болезнями, такими как рак[7].

Можно попросить ПАСЕ принять резолюцию, осуждающую страны Запада и их руководителей, истребивших в середине 20 столетия миллионы людей в ходе карательных войн в Африке, Азии, Латинской Америке, Индии.

Конечно, это лишь иллюстративные примеры. Никто на Западе очернять свою историю не будет, только разве в качестве редчайшего исключения, для создания видимости. И Наполеон для французов будет всегда великим, несмотря на то, что, в конечном счете, проиграл войну и поставил Францию в унизительное положение, истребив при этом в своих бесконечных военных походах треть взрослого мужского населения.

У нас есть чем гордиться, и период оплёвывания собственной истории должен быть законен. Уважают только тех, кто уважает себя. Мы должны уважать свою историю при всех ее недостатках, как делают это прочие народы, и только тогда будут уважать нас. Если же мы будем выливать помои на собственное прошлое, то и другие народы будут воспринимать нас как помойную яму.

 


[1] Аллен Далес. директор ЦРУ 1953-61 г.

[2] Потомки победителей потеряли Знамя Победы. ФОРУМ. мск. 04.07.2007

[3] Эстонский историк: Победа СССР над фашизмом - это "сказка": Эстония за неделю ИА «REGNUM-ВолгаИнформ»

[4] Эстонский историк: Победа СССР над фашизмом - это "сказка": Эстония за неделю ИА «REGNUM-ВолгаИнформ»

[5] Покушение на Победу. А. Огнёв // Советская Россия N 135 (12606), 21.10.2004.

[6] Борьба алжирцев против французских колонизаторов http://www.chekist.ru/

[7] Франция проверяла на людях воздействие ядерного взрыва. РИА «Новый Регион».16.02.2010.

Осевые аксиотипы

Как мы уже выяснили, существует четыре типа мировоззрений (рис. 2), т.е. четыре аксиотипа, которые условно можно именовать: философ, миссионер, ростовщик, гусар.

Аксиотип[1] — характеристика личности в аспекте отражения в мировоззрении основных типов и форм ценностных ориентаций: духовности и коллективизма. Аксиотипическая плоскость (ценностный крест) – двухмерная координатная плоскость, ось абсцисс которой отражает степень значимости для личности коллективистских ценностей, а ось ординат – духовных (рис. 3).

В чистом виде аксиотип – явление гипотетическое, тут уместно вспомнить мнение швейцарского психолога, основателя аналитической психологии Густава Юнга, который отмечал, что описанные им типы характеров, в чистом виде не встречаются в повседневной жизни: «Чистые» типы мировоззрения практически не встречаются, во всяком случае, они редки и в реальной жизни образуют сложные и противоречивые сочетания».

Изначальными аксиотипами являются два: герой и торговец. В основе аксиотипа героя лежит духовность, в основе аксиотипа торговца – материальность. Еще немецкий экономист Вернер Зомбарт разделил всех людей на два типа – «герои и торговцы» («Helden und Haendler»). Герои вырастают из Земли, Геры, матери богов, жены Зевса, как Геракл.

Аксиотип «философ». Преобладание в мировоззрении индивидуальной формы духовных ценностей. В мировоззрении философа доминантной является одна из двух ценностных ориентаций:

Творчество. Категория «творчество» наиболее наглядно раскрывается через понятие «самоактуализация» - изна­чально присущая человеку, врожденная тен­денция к раскрытию собственного внутреннего «Я». В радикальном случае выражается в непрерывном разворачивании своего неограниченного творческого потенциала в самых разных сферах жизнедеятельности и тенденции максимизировать таланты и да­рования.

Религиозность. Религиозность – ценностная ориентация, в основе которой лежит стремление поклонению, получению поддержки от Высшего смысла, Абсолютной правды.

Преобладание стремления к творческой самоактуализации, прежде всего, эстетической и интеллектуальной присуще творческой интеллигенции, ученых.

Преобладание стремления к религиозности характерно для монахов, послушников, отшельников, затворников членов религиозных сект. Они не проповедуют свои идеи, но служат им, этим они отличаются от аксиотипа «миссионер».

Аксиотип «миссионер». Преобладание в мировоззрении коллективной формы духовных ценностей. Основной ценностной ориентацией является альтруизм.

Поскольку аксиотип «миссионер» есть коллективная форма аксиотипа «философ», то у «миссионера» также может быть присутствовать религиозность, но все же доминирующей ценностной ориентацией является альтруизм.

Аксиотип «миссионер» встречается довольно редко, можно сказать они вообще исключение из правил, но, в тоже время, этот аксиотип нередко играет решающую роль в процессе развития общества.

Главное для этого аксиотипа – установление социальной справедливости, торжество порядочности и гуманности, духовное возвышение окружающих.

Конечно, «миссионер» – это не только распространитель религиозных преимущественно христианских ценностей. Более того, являясь проповедником другой религии, он может быть противником и борцом с христианской религией. Вообще, деятельность миссионеров необязательно связна с религией, а с некой миссией, которая понимается очень широко: борьба против оккупантов, угнетающего слоя общества и т.д.

Аксиотип «ростовщик». Преобладание в мировоззрении индивидуальной формы материальных ценностей. В мировоззрении «ростовщика» доминантной является одна из двух ценностей: удовольствие и независимость, которые в современных условиях сводятся к стремлению к максимизации денежного дохода. Чаще всего в этом случае мы говорим о гедонизме.

Высокий рейтинг материальных ценностей, отраженный в мировоззрении человека являются мощным двигате­лем материального и технического прогресса, потому что подобная ориентированность проявля­ются в стремлении к жилищным удобствам, к созданию бытовой, аудио-видеотехники, машин и механизмов, облегчающих труд человека и по­вышающих безопасность жизни, обеспечивающих комфорт. Обществу нужны «ростовщики». Данный тип незаменим на коммерческом поприще.

Аксиотип «гусар». Преобладание в мировоззрении коллективной формы материальных ценностей. Основной ценностью является статус, а основной ценностной ориентацией карьеризм.

Поскольку аксиотип «гусар» есть коллективная форма аксиотипа ростовщик, то у «гусара» также может быть присутствовать стремление к наслаждению, комфорту.

«Гусары» тщеславны, любят окружать себя льстецами. У них запредельно высокая мотивация одобрением — для них крайне важно, что скажут окружающие. Поэтому они очень в их среде очень важны «знаки»: дорогие часы, галстук, телефон, костюм, престижный автомобиль, лучше с «мигалкой».

Главное для них власть и чувство сопричастности, лучше с большим коллективом, ради этого они могут терпеть определенные, но не очень значительные, ущемления в физиологических удовольствиях и комфорте.

Не надо думать, что «гусары» – это сплошь вампиры, вытягивающие из подчиненных моральные и материальные ресурсы. На некоторых должностях они бесценны. Из них часто получаются хорошие управленцы, особенно в тех видах деятельности, где нужна железная дисциплина и подчинение, например, в армии. А за лишний «знак» в виде звездочки на погонах, они готовы терпеть относительные материальные лишения и неудобства. Они умеют превратить коллектив в отлаженную машину, не дающую сбоев, что особенно необходимо во время решения грандиозных задач в переломные для жизни общества периоды. Вообще под грамотным началом эти люди могут очень хорошо работать. А если перед ними маячит перспектива повышения властного статуса, то они способны работать много и упорно.

Однако, пребывая на высших постах в государстве, они могут причинить ему серьезный вред. Такие люди легко теряют голову, «гусар» может превратиться в волюнтариста, начать ненужные реформы только для ощущения собственной значимости от управления серьезными процессами и большим количеством людей.

 


[1] от (греч. axia — ценность). Учение о природе ценностей именуется аксиология.

the-soviet-union

nacionalnajadoktrina.jpg