Sidebar

О том, как все было хорошо, а потом пришли большевики, и стало плохо. Мы часто сталкиваемся с пропагандой следующей идеи: был хороший царь, богатая Россия, которая кормила всю Европу хлебом, пришли большевики, свергли царя, устроили голод. Большевики, как мы выяснили, царя не свергали, теперь разберемся с так называемым хлебным изобилием.

Многие, доказывая благополучие России, ссылаются на вывоз Россией хлеба за границу для продажи. Да, Россия действительно продавала за границу хлеб, но не от богатства, а от бедности. Продавала, чтобы получить валюту, продавала, а сама голодала. Потребление хлеба в России на душу населения было в три раза ниже, чем в США и это при том, что в России хлеб, в отличие от других стран, являлся чуть ли не единственным продуктом питания. Результатом такого хлебного псевдоизобилия был голод простого народа. От голода за время правления Николая II умерло свыше 5 миллионов человек.

«Даже хлеб — основное наше богатство — был скуден. Если Англия потребляла на душу населения 24 пуда, Германия 27 пудов, а США целых 62 пуда, то русское потребление хлеба было только 21,6 пуда — включая во все это и корм скоту. Нужно при этом принять во внимание, что в пищевом рационе России хлеб занимал такое место, как нигде в других странах он не занимал. В богатых странах мира как США, Англии, Германии и Франции, — хлеб вытеснялся мясными и молочными продуктами и рыбой, — в свежем и консервированном виде»[1].

России нечего было продавать, а дворянам хотелось отдыхать в Париже, на Ницце, проматывать состояния. Брать деньги они могли только, продавая хлеб своих крестьян, часто обрекая последних на голод.

В начале ХХ в. голод постигал Россию 5 раз: 1901, 1905,1906, 1908, 1911 годы. Вполне закономерно, что по материалам переписи 1897 г. в европейской части России продолжительность жизни русских мужчин была 27,5. Николаем II был издан уникальный указ «О приготовлении хлеба из барды и соломенной муки, как могущего заменить употребление обычного ржаного хлеба». И, несмотря на голод, Россия вывозила хлеб! Царский министр Вышнеградский, отвечая на обвинения в сбыте хлеба за границу даже во времена голода в России, сказал с трибуны Государственной думы: «Недоедим, а вывезем!».

Русский народ не бегает от сытости, а ведь количество забастовок и протестов в России было в 5 раз выше чем, например, в Германии. Если бы все было хорошо, то не было бы тысяч стачек, забастовок, митингов, восстаний. Причем, это были не митинги типа праздничных гуляний. Людей расстреливали, сажали, ссылали, но успокоить страну так и не смогли.

Сегодня очень часто можно также услышать о том, что коммунисты придумали продотряды, с помощью которых отнимали хлеб у крестьян, истязали их, разве только не съедали живьем. Но это не соответствует действительности. Продотряды были созданы еще при царском режиме в 1916 году. Мера в условиях войны вынужденная, нужно было кормить голодающие города. Большевики сохранили подряды с той же целью. Но было и одно отличие: сами большевики не имели позолоченных карет и вилл в Ницце. И это прекрасно знали крестьяне и понимали, что хлеб отдают таким же, как они сами – простым и голодающим.

Если мы обратимся к фактам, то увидим, что далеко не все так однозначно было с русским православием, которое «погубили» большевики. К 1917 году, по мнению многих мыслителей того времени, русское православие пребывало в серьезном кризисе. Причем констатировали это далеко не революционеры, а как раз консервативные писатели, которых, кстати, никто не читал, зато читали Л. Толстого, отлученного от церкви. Не вызывают поэтому удивления известия о том, что в годы первой русской революции практически во всех семинариях про­исходили забастовки (в 48 из 53), или о том, что в 1911 г. из общего чис­ла выпускников семинарий в 2148 человек, только 574 приняли священнический сан, т.е. 25 %[2].

«А. Ф. Лосев рассказывал, что епископ Феодор считал П. Флоренского единственным верующим человеком в Мо­сковской духовной академии, причем перебирал остальных преподавателей и доказывал это. В начале века П. Фло­ренский считал, что церковь стала похожа на сухарь, и ее надобно перемолоть в муку, дабы напечь новые хлебы — веру и церковь живую»[3].

Итоги революции 1917 года. Но проблема заключалась не только в хлебном псевдоизобилии и развале церкви. К октябрю — ноябрю 1917 г. более 90 % уездов России бушевали в бунтах, в городах бесчинствовала уго­ловщина. После Февральской революции была произведена бездумная амнистия, и вместо жертв царизма на воли оказались тысячи уголовников. Полиция была практически полностью парализована. На улицах Петрограда происходили вооруженные столкновения. Красноречивым фактом, показывающим уровень развала России, было то, что полиция боялась заходить в некоторые кварталы Петрограда, т.е. власть не полностью контролировала даже столицу страны. Русский писатель В. Г. Короленко в сво­ем дневнике ноября 1917 г с горечью констатировал:

«Общество распадется на элемен­ты без общественной связи… Наша психология…— это орга­низм без костяка, мягкотелый и неустойчивый. Русский народ якобы религиозен, но теперь религия нигде не чувствуется»[4].

Начался парад суве­ренитетов. Объявили о своей независимости от России: Украина, Финляндия, Закавказье, Северный Кавказ, Литва, Молдавия (Валахия). Большевикам досталась полностью разрушенная страна с фактически отсутствием централизованной власти. Эту страну необходимо вновь было собирать и вести вперед к новым победам.

Исторический парадокс заключался в том, что именно интернационалисты большевики, столько говорившие о праве наций на самоопределение, сделали все возможное и невозможное, чтобы вновь сплотить Россию. А те, кто очень много рассуждал о «великой и неделимой», на деле сделали все, чтобы довести страну до полного развала. Сегодня это все забыто, но тогда это очевидное обстоятельство признавали даже «белые»:

«противобольшевистское движение силою вещей слишком связало себя с иностранными элементами и поэто­му невольно окружило большевиков известным националь­ным ореолом, по существу, чуждым его природе. Причудли­вая диалектика истории неожиданно выдвинула советскую власть с ее идеологией интернационала на роль национально­го фактора современной русской жизни, — в то время как наш национализм, оставаясь непоколебленным в принципе, потускнел и поблек на практике вследствие своих хрониче­ских альянсов с так называемыми «союзниками»»[5].

 


[1] Солоневич И. Л. Народная монархия. – М., 1999 – с. 68.

[2] Зернов Н. Русское религиозное возрождение XX века. – Париж., 1991. - с. 53

[3] Бибихин В. В. Из рассказов А. Ф. Лосева // Вопросы филосо­фии, 1991 № 10. С. 140—141, 146.

[4] Короленко В. Г. Дневники // Память. - № 2. – Париж, 1979. – с. 379.

[5] Устрялов Н. В. Национал большевизм. – М., 2003. – с. 51.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 33 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Русская альтернатива

Запад ненавидел и боялся Россию всегда, но после 1945 г. этот страх стал сравним с паникой. Боясь проиграть в открытой войне, Запад встал на путь войны холодной. Запад боялся даже не нашего военного преимущества, хотя оно стало очевидно, он боялся, что наш пример станет заразителен, он боялся нашего идеологического, культурного, научного, экономического преимущества.

Русская цивилизация - антипод западной цивилизации. Но не только это озлобляло Запад. СССР - первая держава, которая создала альтернативный Западу и более эффективный общественный строй.

«Благодаря революции страна совершила беспрецедентный рывок вперед во всех отношениях — в социальном, хозяйствен­ном, культурном, образовательном и т.д. Успех был настолько ошеломляющим для всей планеты, что Россия стала соблазни­тельным примером для многих народов. Это напугало Запад, и он с первых дней существования русского коммунизма вел упорную борьбу против него»[1].

Надо помнить, что коммунизм стал занимать умы не только в странах третьего мира, но и в самих странах Запада, это течение стало модным среди западной интеллигенции.

Надо помнить, что мы были первой научной державой мира. Страна, лежащая в руинах после войны, открыла космическую эру человечества, создала образцы вооружений, которым не было, и нет до сих пор, равных в мире.

Надо помнить, как Запад панически боялся наших высоких темпов экономического развития. В еще в 60-х годах никому из западных экономистов и в голову не приходило оспаривать преимущества советской экономики, они лишь говорили, что советская экономика, конечно, более эффективна, но это плата за отсутствие свободы, так президент США Дж. Кеннеди признавал, что

«советская экономика продолжает прогрессировать более высокими темпами, чем наша»[2].

Русская альтернатива. Советский период стал вершиной русской цивилизации, и поэтому в этот период агрессия Запада против России достигла небывалых размеров. Все силы были брошены на демонтаж СССР и русского народа. Мы до сих пор пожинаем плоды нашего поражения

«Была предпринята массированная попытка подавить независимость русского сознания, унизить его и смешать с грязью. Радио «Свобода» утверждало, что «перестройка не только должна демон­тировать то, что называется тоталитарным социализ­мом, но и изменить духовный строй русского человека, приблизить его к западному складу сознания». Должна произойти «мутация русского духа»! Нужно «русского человека выбить из традиции»…то, что с нами произошло, — это не проигранная война, а победа одной цивилизации над другой, ей чуждой, ко­торую надо истребить, превратить в духовную пусты­ню, где, как говорится, и трава не растет»[3].

Не только наших лучших в мире видов вооружения боялись на Западе, они боялись появления нового мирового лидера, боялись утратить свою гегемонию в мире. В Сербии существует пословица «Нас, русских, 200 миллионов». Люди в мире стали гордиться своей этнической близостью к русским и на Западе смертельно боялись, что настанет время, когда кто-то произнесет: «Нас русских 5 миллиардов».

«Коммунистическая идеология привлекала людей по все­му миру в 1950-е и 1960-е годы, когда она ассоциировалась с экономическим успехом и военной мощью»[4].

 


[1] Зиновьев А. Русский эксперимент. – М., 1995 - с. 31.

[2] Кеннеди Дж. Стратегия мира. - 1960.

[3] Шафаревич И. Р. Зачем России Запад? – М., 2005. - с. 18-19.

[4] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М., 2006 – с. 131.

Как русский русскому

В 1610 г. бояре заставляют отречься от престола законного царя Василия Шуйского. Поляки захватывают значительную часть европейской территории России и Москву. Страна разваливается, поляки пытаются внушать, что у нас были «неправильные» цари, а польские ставленники и есть как правильные европейские правители. Русским начинают прививать западные порядки, исправлять азиатчину, возвращать, так сказать, на столбовую дорогу цивилизации. Попутно, естественно, грабят народ. Итогом явилось свержение антирусских сил, строительство могучей Российской Империи.

В 1917 г. либералы заставляют отречься законного царя от престола. Немцы захватывают значительную часть территории Российской Империи. Страна разваливается. Новые власти начинают пропагандировать, что цари у нас были «неправильные», как впрочем, и порядки. Надо брать пример с Запада, исправлять азиатчину. Попутно наживаются на военных заказах. Итогом было свержение антирусских сил и строительство великой сверхдержавы – Советского Союза.

1991 год, Горбачев - законный руководитель Советского Союза уходит в отставку под давлением новых демократов. НАТО захватывает или стремится захватить значительную территорию СССР. Столбовая дорога, цивилизации, азиатчина… Стоит ли переписывать предыдущие абзацы?

Нам вновь надо обретать себя, становится на свой русский путь развития. Тот путь, который есть спасение для всего человечества.

Русские не должны никого спасать и ничем жертвовать, просто русская модель миростроительства неконкурентна в рамках либеральной модели. Мы должны спасть себя, но так как либеральная модель - контрчеловечна, то, спасая себя, мы спасаем человечество, указывая ему новый путь развития, и противостоим злу.

«Будущее России зависит от ее роли в этом неиз­бежном процессе — гибели западной цивилизации. Россия может разделить судьбу Запада и погибнуть вместе с ним или же найти свой, независимый путь ис­торического развития. Подобно тому, как в период ги­бели античной цивилизации ее восточная часть нашла свой путь развития, чем обеспечила себе еще 1000 лет исторического существования в виде Византийской империи. Таким представляется мне роковой вопрос, стоящий сейчас перед Россией»[1].

 


[1] Шафаревич И. Р. Зачем России Запад? – М., 2005. - с. 7.

Норманская легенда

Всем была плоха советская власть - русским,

потому что изначально еврейская,

евреям - потому что, в конечном счете, русская

Н. А.

Суть норманнской легенды заключается в очень простом тезисе – русские жившие, как дикари, позвали скандинавов (варягов), которые построили русским государство. Норманнская легенда более трех веков используются в научно-политических спорах как идейное обоснование концепции о неспособности славян и, прежде всего, русских к самостоятельному государственному творчеству и вообще развитию без культурно-интеллектуальной помощи Запада. Норманнская легенда всегда пропагандировалась недругами русского народа для доказательства его неполноценности, в частности она была взята на вооружение нацистами.

Откуда же взялась эта «теория»? Необходимо знать, что данная теория была оформлена не русскими, а немецкими историками, приглашенными на работу в Россию в XVIII веке, — Г. 3. Байером, Г. Ф. Миллером и др. Сторонником норманнской теории стал позднее и приехавший в Россию А. Л. Шлёцер. Которые построили свою теорию «Повести временных лет», в которой описывается призвание на Русь князей-варягов Рюрика, Синеуса и Трувора в 862 г. Под их властью объединились два важнейших центра русских земель Новгород и Киев, что явилось началом развития Древнерусского государства.

Что из себя представляли немецкие историки, придумавшие норманнскую теорию? Эти люди ненавидели Россию и, по словам Ломоносова, занимались выискиванием «пятен на одежде российского тела»[1]. Это был сброд интриганов, неудачников, которые не смогли сделать карьеру на своей родине и приехали в Россию ловить удачу. Мюллер сделал себе имя на написании родословных таблиц знатным и приватным российским особам. Как было приятно ощущать себя представителем древнего рода, что подкреплено исследованием иностранного историка.

Полученные таким образом связи, помогли замять дело, когда были перехвачены письма Мюллера о продаже неких непубличных документов одному из самых известных ненавистников России XVIII века Делилею, с которым было запрещено общаться российским ученным[2]. Вот как описывает деятельность этих историков русский историк Егор Классен:

«к этим недобросовестным лицам принадлежат: Байер, Мюллер, Шлецер, Гебгарди, Паррот, Галлинг, Георги и целая фаланга их последователей. Они все русское, характеристическое усвоили своему племени и даже покушались отнять у Славяно-Руссов не только их славу, величие, могущество; богатство, промышленность, торговлю и все добрые качества сердца, но даже и племенное их имя — имя Руссов, известное исстари как Славянское… Шлецер говорит: Славяне в России жили рассеянно, как звери и птицы, и не могли иметь своих Князей»[3].

К сожалению, норманнская легенда в историографии XVIII-XIX вв. приобрела характер официальной версии происхождения Русского государства, полностью поддерживалась царской династией, в той или иной степени «норманистами» являлось большинство официальных историков: Н. М. Карамзин, С. М. Соловьев и др.

Но если посмотреть на саму легенду, то нетрудно понять, что для того, чтобы призвать варягов, надо было уже иметь государство, ведь, нельзя было призвать на правление в лес. Да и вообще, приглашение варягов было произведено представителями власти. В любом случае, речь идет не создании государства, а максимум о призвании другой династии. Однако и последнее обстоятельство является фактом сомнительным. Власть всегда пытается отделиться от народа знатностью происхождения, показывая тем, что она выше его. Это естественно, ведь если ты из легендарной династии, простой смертный уже не может конкурировать с тобой, уже благодаря только этому обстоятельству.

Легенда о том, что правящая династия другой крови, нежели народ, было очень развита в древности. И если признать то, что правящая династия древней Руси произошла от варягов, тогда, следуя этой логике, можно говорить о том, что императорская фамилия Японии произошла от Луны, а древний Рим основали волки. Здесь стоит напомнить, что историки в царской России пытались обосновать не только происхождение царской фамилии от варягов, но и от римских императоров, так династия Романовых считала, что она является отпрыском «прекрасноцветущего и пресветлого корени Августа Цезаря». Конечно, все эти легенды в научном плане полностью несостоятельны.

«В легендарном происхождении древних династий главную роль, по-видимому, играло требование практической целесообразности. Если Тенно происходит от Солнца и Луны, то, ясно, никакой обычный смертный конкурировать с ним не может: так создается незыблемость власти. Если династия пришла откуда-то со стороны — с неба или с земли, в данном случае не так важно, — то ясно, что она как-то одинаково стоит над всеми слоями, группами, классами, племенами и прочим всей данной страны[4].

Вообще, противостояние норманнистов и антинорманнистов, это один из аспектов вечного противостояния между славянофилами и «западниками». Противниками норманнской легенды были М. В. Ломоносов, указавший на научную несостоятельность данной легенды и её враждебный России политический смысл, историки Д. И. Иловайский, С. А. Гедеонов и др. Норманнская легенда полностью отрицалась советской историографией

«Наличие некоторых древнерусских князей варяжского происхождения (Олег, Игорь) и норманнов-варягов в княжеских дружинах не противоречит тому, что государство в Древней Руси сформировалось на внутренней общественно-экономической основе. Они почти не оставили следов в богатой материальной и духовной культуре Древней Руси. Норманны-варяги, находившиеся на Руси, слились с коренным населением, ославянились»[5].

Даже противникам советской власти приходилось признавать важную роль советской историографии в деле разоблачения норманнского мифа, так русский писатель и публицист Иван Солоневич в иммиграции писал:

«именно советская историография сделала очень много для того, чтобы отмыть русское прошлое от того презрения, которым его обливали почти все русские историки. Как ни парадоксально это звучит, именно советская историография — отчасти и литература — проделали ту работу, которую нам, монархистам, нужно было проделать давно: борьбу против преклонения перед Западной Европой, борьбу за самостояние русской государственности и русской культуры»[6].

К большому сожалению, сегодня опять пока тихо, но очень уверено возрождается норманнская легенда. Недавно в Санкт-Петербурге прошла вставка, посвященная «норманнской теории», которую, по словам организатора выставки, коммунисты питались запрещать.


[1] Миллер Г. Ф. Сочинения по истории России. Избр. – М., 1996 - с 383.

[2] Миллер Г. Ф. Сочинения по истории России. Избр. – М., 1996 - с 383.

[3] Классен Е. Новые материалы для древнейшей истории славян. Вып 1-3 1854-1861- М., 1999 – с. 8-9, 51.

[4] Солоневич И. Л. Народная монархия. – М., 1991 – с. 211.

[5] Норманская теория [БСЭ].

[6] Солоневич И. Л. Народная монархия. – М., 1991 – с. 209.

the-soviet-union

nationaldoctrine-foto.jpg