Sidebar

О том, как все было хорошо, а потом пришли большевики, и стало плохо. Мы часто сталкиваемся с пропагандой следующей идеи: был хороший царь, богатая Россия, которая кормила всю Европу хлебом, пришли большевики, свергли царя, устроили голод. Большевики, как мы выяснили, царя не свергали, теперь разберемся с так называемым хлебным изобилием.

Многие, доказывая благополучие России, ссылаются на вывоз Россией хлеба за границу для продажи. Да, Россия действительно продавала за границу хлеб, но не от богатства, а от бедности. Продавала, чтобы получить валюту, продавала, а сама голодала. Потребление хлеба в России на душу населения было в три раза ниже, чем в США и это при том, что в России хлеб, в отличие от других стран, являлся чуть ли не единственным продуктом питания. Результатом такого хлебного псевдоизобилия был голод простого народа. От голода за время правления Николая II умерло свыше 5 миллионов человек.

«Даже хлеб — основное наше богатство — был скуден. Если Англия потребляла на душу населения 24 пуда, Германия 27 пудов, а США целых 62 пуда, то русское потребление хлеба было только 21,6 пуда — включая во все это и корм скоту. Нужно при этом принять во внимание, что в пищевом рационе России хлеб занимал такое место, как нигде в других странах он не занимал. В богатых странах мира как США, Англии, Германии и Франции, — хлеб вытеснялся мясными и молочными продуктами и рыбой, — в свежем и консервированном виде»[1].

России нечего было продавать, а дворянам хотелось отдыхать в Париже, на Ницце, проматывать состояния. Брать деньги они могли только, продавая хлеб своих крестьян, часто обрекая последних на голод.

В начале ХХ в. голод постигал Россию 5 раз: 1901, 1905,1906, 1908, 1911 годы. Вполне закономерно, что по материалам переписи 1897 г. в европейской части России продолжительность жизни русских мужчин была 27,5. Николаем II был издан уникальный указ «О приготовлении хлеба из барды и соломенной муки, как могущего заменить употребление обычного ржаного хлеба». И, несмотря на голод, Россия вывозила хлеб! Царский министр Вышнеградский, отвечая на обвинения в сбыте хлеба за границу даже во времена голода в России, сказал с трибуны Государственной думы: «Недоедим, а вывезем!».

Русский народ не бегает от сытости, а ведь количество забастовок и протестов в России было в 5 раз выше чем, например, в Германии. Если бы все было хорошо, то не было бы тысяч стачек, забастовок, митингов, восстаний. Причем, это были не митинги типа праздничных гуляний. Людей расстреливали, сажали, ссылали, но успокоить страну так и не смогли.

Сегодня очень часто можно также услышать о том, что коммунисты придумали продотряды, с помощью которых отнимали хлеб у крестьян, истязали их, разве только не съедали живьем. Но это не соответствует действительности. Продотряды были созданы еще при царском режиме в 1916 году. Мера в условиях войны вынужденная, нужно было кормить голодающие города. Большевики сохранили подряды с той же целью. Но было и одно отличие: сами большевики не имели позолоченных карет и вилл в Ницце. И это прекрасно знали крестьяне и понимали, что хлеб отдают таким же, как они сами – простым и голодающим.

Если мы обратимся к фактам, то увидим, что далеко не все так однозначно было с русским православием, которое «погубили» большевики. К 1917 году, по мнению многих мыслителей того времени, русское православие пребывало в серьезном кризисе. Причем констатировали это далеко не революционеры, а как раз консервативные писатели, которых, кстати, никто не читал, зато читали Л. Толстого, отлученного от церкви. Не вызывают поэтому удивления известия о том, что в годы первой русской революции практически во всех семинариях про­исходили забастовки (в 48 из 53), или о том, что в 1911 г. из общего чис­ла выпускников семинарий в 2148 человек, только 574 приняли священнический сан, т.е. 25 %[2].

«А. Ф. Лосев рассказывал, что епископ Феодор считал П. Флоренского единственным верующим человеком в Мо­сковской духовной академии, причем перебирал остальных преподавателей и доказывал это. В начале века П. Фло­ренский считал, что церковь стала похожа на сухарь, и ее надобно перемолоть в муку, дабы напечь новые хлебы — веру и церковь живую»[3].

Итоги революции 1917 года. Но проблема заключалась не только в хлебном псевдоизобилии и развале церкви. К октябрю — ноябрю 1917 г. более 90 % уездов России бушевали в бунтах, в городах бесчинствовала уго­ловщина. После Февральской революции была произведена бездумная амнистия, и вместо жертв царизма на воли оказались тысячи уголовников. Полиция была практически полностью парализована. На улицах Петрограда происходили вооруженные столкновения. Красноречивым фактом, показывающим уровень развала России, было то, что полиция боялась заходить в некоторые кварталы Петрограда, т.е. власть не полностью контролировала даже столицу страны. Русский писатель В. Г. Короленко в сво­ем дневнике ноября 1917 г с горечью констатировал:

«Общество распадется на элемен­ты без общественной связи… Наша психология…— это орга­низм без костяка, мягкотелый и неустойчивый. Русский народ якобы религиозен, но теперь религия нигде не чувствуется»[4].

Начался парад суве­ренитетов. Объявили о своей независимости от России: Украина, Финляндия, Закавказье, Северный Кавказ, Литва, Молдавия (Валахия). Большевикам досталась полностью разрушенная страна с фактически отсутствием централизованной власти. Эту страну необходимо вновь было собирать и вести вперед к новым победам.

Исторический парадокс заключался в том, что именно интернационалисты большевики, столько говорившие о праве наций на самоопределение, сделали все возможное и невозможное, чтобы вновь сплотить Россию. А те, кто очень много рассуждал о «великой и неделимой», на деле сделали все, чтобы довести страну до полного развала. Сегодня это все забыто, но тогда это очевидное обстоятельство признавали даже «белые»:

«противобольшевистское движение силою вещей слишком связало себя с иностранными элементами и поэто­му невольно окружило большевиков известным националь­ным ореолом, по существу, чуждым его природе. Причудли­вая диалектика истории неожиданно выдвинула советскую власть с ее идеологией интернационала на роль национально­го фактора современной русской жизни, — в то время как наш национализм, оставаясь непоколебленным в принципе, потускнел и поблек на практике вследствие своих хрониче­ских альянсов с так называемыми «союзниками»»[5].

 


[1] Солоневич И. Л. Народная монархия. – М., 1999 – с. 68.

[2] Зернов Н. Русское религиозное возрождение XX века. – Париж., 1991. - с. 53

[3] Бибихин В. В. Из рассказов А. Ф. Лосева // Вопросы филосо­фии, 1991 № 10. С. 140—141, 146.

[4] Короленко В. Г. Дневники // Память. - № 2. – Париж, 1979. – с. 379.

[5] Устрялов Н. В. Национал большевизм. – М., 2003. – с. 51.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 32 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Евроцентризм

Индивидуализм, точнее эгоизм западного человека существенным образом влияет на такое качество как евроцентризм. Можно сказать, евроцентризм – это глобализированный эгоизм, помноженный на индивидуализм.

Согласно евроцентризму, Запад – высший тип цивилизации, все остальные народы способны создавать только низшие формы цивилизаций. Запад считается вершиной мироздания, все остальное - периферия, которая должна подрожать Западу и почитать за счастье возможность взаимоотношений с Западом. Эта мания пронизывает все: искусство, политику, общественное мнение, науку, философию. Причем это мнение разделяют не только обыватели, но выдающиеся западные мыслители. О неполноценности других народов писали Кант, Гегель, Ницше, Шпенглер….

Идея превосходства особенно развита у немцев, еще в Средние века германские императоры претендовали на руководство всем «христианским миром», наиболее патологическую форму идея о высшей расе приобрела у Гитлера. Но Гитлер ничего не придумал, даже ничего не добавил, он победил на выборах, потому что четко и доступно сформулировал то, во что немцы подспудно верили всегда.

В принципе идея о талантливости западного человека имеет под собой некоторые основания и вообще евроцентризм является продолжением мессианского чувства, присущего всем народам индоевропейской расы. Но западный евроцентризм обладает рядом особенностей. Во-первых, к индоевропейской расе на Западе относят почему-то только себя. Поскольку с научной точки зрения это полный абсурд, приходится часто придумывать различные мифы о каких-то древних расах. Во-вторых, идея превосходства в европейской трактовке всегда выливается в идею порабощения и бессовестной эксплуатации других народов. А ведь идея определенного превосходства может сочетаться с идеей помощи «старшего брата» другим «братским народам».

Если о различных чертах западного аксиотипа можно дискутировать, оценивать их негативно или наоборот восхищаться ими, то ситуация с евроцентризмом несколько иная. Здесь речь идет о неком пограничном психическом состоянии, патологической манией, мешающей западному человеку адекватно воспринимать действительность.

Медведи на улицах российских городов, русские не умеют воевать и Россию можно завоевать блицкригом в течение несколько недель, русские круглогодично ходят в ушанках – абсолютно типичное отношение западного человека к незападной стране. Запад – центр вселенной, все остальное недостойно внимание и поэтому западный человек даже не стремится понять другие народы.

«55% американцев вполне патриотично считают, что США расположена в самом центре Земли. Чему, впрочем, способствуют современные картографы, чутко реагирующие на малейшие капризы общественного мнения: в США уже выпустили несколько географических карт мира, где США находится точно по центру листа, а Африки и Австралии нет вообще. Действительно, зачем травмировать обывателя тем, что есть еще два материка, о существовании которых он не знает. Хватит с несчастных янки Азии с ее Афганистаном и Ираком, представляющими постоянную угрозу национальной безопасности»[1].

Понятие «мировое сообщество», «цивилизованный мир» в том смысле, в котором они сегодня употребляются абсолютно лишены смысла, ведь речь идет о «западном сообществе», «западном мире». Причем эти понятия появилось не сегодня, Запад всегда считал себя самым цивилизованным, и тогда, когда сжигал ученых на кострах инквизиции, и тогда, когда торговал людьми, словно зверьми на рабовладельческих рынка.

Поскольку все внезападные народы неполноценны, то к ним можно относиться, как к неполноценным существам. Еще русский философ Николай Яковлевич Данилевский справедливо заметил, что «насильственность - коренная черта европейского характера…»[2]

История Запада пронизана варварским отношением к другим этносам, многие из которых были полностью истреблены. Особой жестокостью всегда отличалась страна-лидер западного мира. Когда таким лидером была Великобритания, по всему миру миллионы людей были замучены, убиты, проданы в рабство. Когда этим лидером стали США, свое лидерство в западном мире они ознаменовали применением ядерного оружия. США остается единственным государством, применившим ядерное оружие в войне. Причем его применение было абсолютно бессмысленно с военной точки зрения. Когда было всем ясно, что Япония проиграла войну, США на неё сбрасывают ядерную бомбу для того, чтобы запугать весь мир и, прежде всего, СССР, а также в целях проведения эксперимента над живыми людьми.

Подчеркнем, бомбы были сброшены не на военные объекты, не на группировки войск, а на мирные города. Погибло сотни тысяч мирных жителей[3].

Затем США в прямом смысле с античеловеческой жестокостью вели войну в Вьетнаме. По отношению к мирному населению применялся полный арсенал химического оружия. В целях уничтожения листвы в лесах, в которых прятались партизаны, американцы распыляли химическое оружие такой токсичности, что отравились даже летчики, принимавшие участи в этой античеловеческой акции. Деревни, поселки выжигались напалмом.

Уничтожение слабейших, и построение на их костях благоденствия сильнейшими – так на Западе видят развитие мира.

 


[1] Топографический кретинизм американцев. 21.11.2002, Утро.ru.

[2] Данилевский Н.Я. Россия и Европа. – М., 2000.

[3] В Хиросиме сразу погибли 140 тысяч человек, в Нагасаки — 75 тысяч.

§ 1. Этногенез

Уроки истории заключаются в том,

что люди ничего не извлекают из уроков истории

О. Хаксли

Мы часто сталкиваемся с термином «Запад». Но что срывается за этим термином, что составляет ядро западной цивилизации, так ли она едина? Мы уже говорили о важности этносоставляющей характеристики любой цивилизации, Запад здесь не исключение, поэтому мы начнем анализ западной цивилизации с краткого обзора этногенеза Запада.

Раздел Европы

О двух тиранах, поделивших Европу. Гитлер проиграл войну, поэтому, сегодня, как выяснилось, все европейские страны были против гитлеровской Германии, и только СССР подписывал соглашательские договоры с Германией. Но так ли это все на самом деле? Перенесемся в ту эпоху.

Сегодня не очень любят вспоминать, но Черчилль до того, как стал премьером Великобритании, восхищался Гитлером и жалел, что такого лидера нет в Великобритании. В книге губернатора Египта, в то время английской колонии, Гитлер обвинялся в клятвопреступлении за то, что он долго не нападает на СССР, «врага западной цивилизации». Со своей стороны Гитлер считал, что англичане - расово близкий народ, не в пример славянам: «Англичане – это братский народ, а узы братства надо укреплять»[1].

От фантазий и реверансов Англия и Франция перешли к составлению конкретных планов агрессии. 19 декабря 1939 г. принято решение о подготовке военного нападения на СССР, а 5 февраля верховный совет союзников постановил отправить англо-французские войска в Финляндию. Предполагалось нанести удар по Ленинграду и Мурманску. На 12 марта была намечена отправка судов, на 20 марта высадка войск. Предполагалось так же нанести удар по южным границам СССР, планировалась бомбардировка Баку, Майкопа, Грозного, с последующей высадкой сухопутных войск под командованием генерала Рейгана.

И это были не только планы и пустые слова. Франция и Англия вели себя с СССР демонстративно агрессивно, в 1940 посол СССР во Франции был объявлен персоной нон грата, затем, по инициативе Франции и Англии, СССР исключили из Лиги наций. Были отвержены наши предложения о коллективной безопасности в Европе, исключающие агрессию любой страны.

Раздел Европы. Когда же в Англии и Франции поняли, что соглашательская политика может плохо кончится для них самих, они очень неохотно пошли на переговоры с Советским Союзом. Но эти велись для видимости, в целях получения новых козырей в игре с Германией. Франция и Англия демонстративно присылали в Советский Союз чиновников низкого ранга, не наделенных никакими полномочиями.

«Установка была сформулирована в кабинете Чемберлена следующим образом: «если Лондону не уйти от соглашения с Советским Союзом, британская подпись под ним не должна означать, что в случае нападения немцев на СССР, англичане придут на помощь жертве агрессии и объявят Германии войну. Мы должны зарезервировать возможность заявить, что Великобритания и Советский Союз по-разному толкуют факты»[2].

В то же время за спиной Советского Союза велись тайные переговоры «расово-близких народов». 29 июня 1939 г. британский министр иностранных дел Галифакс от имени своего правительства выразил готовность договориться с Германией по всем вопросам, «внушающим миру тревогу». Принимается решение предложить Гитлеру раздел мира на две сферы влияния: англо-американскую — на Западе и германскую — на Востоке. Известно, что на 23 августа была назначена встреча премьер-министра Великобритании Чемберлена с Герингом. Немецкая сторона отказалась от этого «саммита» буквально в последнюю минуту.

«В донесении советской разведки Сталину отмечалось: «Перед встречей в Берхетесгадене министр иностранных дел Галифакс 12 сентября 1938 года в беседе с премьером Чемберленом заявил: «Я сумею убедить его (Гитлера), что у него имеется неповторимая возмож­ность достичь англо-немецкого понимания путем мирного решения чехосло­вацкого вопроса. Обрисую перспективу, исходя из того, что Германия и Англия являются двумя странами европейского мира и главными опорами против коммунизма и поэтому необходима мирным путем преодолеть наши нынешние трудности (…). Наверное, можно будет найти решение, приемлемое для всех, кроме России».[3].

А потом европейские страны повально стали подписывать с Германией договоры о ненападении, дружбе или договоры, откровенно направленные против СССР. 25 ноября 1936 г. в Берлине между Германией и Японией заключается антикоминтерновский пакт. Впоследствии к этому пакту присоединились Италия, Венгрия, Финляндия, Хорватия, Дания, Румыния, Словакия и Болгария. 22 марта 1938, договор о ненападении с Германией подписывает Франция. Аналогичные договоры подписывают с Германией: Польша, Латвия, Эстония.

«После подписания 8 декабря 1938 года Францией с Германией декларации о ненападении министр иностранных дел Франции Жорж Бонне сказал: «Гер­манская политика отныне ориентируется на борьбу против большевизма. Германия проявляет свою волю к агрессии на Востоке»»[4].

У СССР нее было никаких альтернатив по подписанию договора о ненападении с Германией, который Советский Союз подписал одним из последних - 24 августа 1939 г.

«английские исследователи Э. Рид и Д. Фишер — также полагают, что в условиях военно-политической изоляции СССР в 1939 г. у Сталина не было иного выбора. Они пишут, что, не придя к согласию с Лондоном и Парижем и располагая информацией о начале германской агрессии против Польши, Сталин понял, что «все его надежды тщетны» и что «менее чем за неделю до нападения на Польшу не удастся добиться заключения антигитлеровского соглашения с Англией и Францией». «А тем временем Гитлер может совершенно безнаказанно начать свое наступление на восток — и кто знает, как далеко он зайдет?» — размышлял Сталин. Надо было принимать решение. И он сделал свой выбор: идти на сближение с Германией. «Совершенно очевидно, — отмечают историки, — что в тех условиях это был единственный оставшийся у Сталина шанс обеспечить безопасность своей страны»[5].

С помощью пакта о ненападении СССР получил временную передышку, необходимую для подготовки к отражению агрессии. С помощью пакта нам также удалось расколоть военный союз Германии и Японии, т. к. Германия не согласовала свое подписание с Японией. Это привело к уменьшению возможности войны на два фронта, были отодвинуты западные рубежи СССР.

Геополитический расклад предвоенного времени был таков: большинство стран Европы были настроены враждебно по отношению к СССР, стремились к союзу с очередным Наполеоном и хотели участвовать в разделе территории «врага европейской цивилизации» - СССР. Но благодаря блестящим дипломатическим победам советского руководства, нам удалось в некоторой степени ослабить единство антисоветской коалиции.

Стоит обратить внимание на то, что СССР подписал договор о ненападении последним. Соглашательская политика большинства европейских стран не оставила нам другого выбора.

 


[1] Гитлер 1939 г

[2] Война могла быть закончена в 1943 году. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005

[3] Глобальный империализм и ноосферно-социалистическая альтернатива. Субетто А. И.– СПб., 2004. – с. 29.

[4] Глобальный империализм и ноосферно-социалистическая альтернатива. Субетто А. И.– СПб., 2004. – с. 29.

[5] Пакт Молотова – Риббентропа дипломатический успех, трагическая ошибка или сговор? Шепова Н. Военно-промышленный курьер № 33 (50) 01 – 07.09.2004

the-soviet-union

national-doctrine.jpg