Sidebar

Всем была плоха советская власть - русским,

потому что изначально еврейская,

евреям - потому что, в конечном счете, русская

Н. А.

Суть норманнской легенды заключается в очень простом тезисе – русские жившие, как дикари, позвали скандинавов (варягов), которые построили русским государство. Норманнская легенда более трех веков используются в научно-политических спорах как идейное обоснование концепции о неспособности славян и, прежде всего, русских к самостоятельному государственному творчеству и вообще развитию без культурно-интеллектуальной помощи Запада. Норманнская легенда всегда пропагандировалась недругами русского народа для доказательства его неполноценности, в частности она была взята на вооружение нацистами.

Откуда же взялась эта «теория»? Необходимо знать, что данная теория была оформлена не русскими, а немецкими историками, приглашенными на работу в Россию в XVIII веке, — Г. 3. Байером, Г. Ф. Миллером и др. Сторонником норманнской теории стал позднее и приехавший в Россию А. Л. Шлёцер. Которые построили свою теорию «Повести временных лет», в которой описывается призвание на Русь князей-варягов Рюрика, Синеуса и Трувора в 862 г. Под их властью объединились два важнейших центра русских земель Новгород и Киев, что явилось началом развития Древнерусского государства.

Что из себя представляли немецкие историки, придумавшие норманнскую теорию? Эти люди ненавидели Россию и, по словам Ломоносова, занимались выискиванием «пятен на одежде российского тела»[1]. Это был сброд интриганов, неудачников, которые не смогли сделать карьеру на своей родине и приехали в Россию ловить удачу. Мюллер сделал себе имя на написании родословных таблиц знатным и приватным российским особам. Как было приятно ощущать себя представителем древнего рода, что подкреплено исследованием иностранного историка.

Полученные таким образом связи, помогли замять дело, когда были перехвачены письма Мюллера о продаже неких непубличных документов одному из самых известных ненавистников России XVIII века Делилею, с которым было запрещено общаться российским ученным[2]. Вот как описывает деятельность этих историков русский историк Егор Классен:

«к этим недобросовестным лицам принадлежат: Байер, Мюллер, Шлецер, Гебгарди, Паррот, Галлинг, Георги и целая фаланга их последователей. Они все русское, характеристическое усвоили своему племени и даже покушались отнять у Славяно-Руссов не только их славу, величие, могущество; богатство, промышленность, торговлю и все добрые качества сердца, но даже и племенное их имя — имя Руссов, известное исстари как Славянское… Шлецер говорит: Славяне в России жили рассеянно, как звери и птицы, и не могли иметь своих Князей»[3].

К сожалению, норманнская легенда в историографии XVIII-XIX вв. приобрела характер официальной версии происхождения Русского государства, полностью поддерживалась царской династией, в той или иной степени «норманистами» являлось большинство официальных историков: Н. М. Карамзин, С. М. Соловьев и др.

Но если посмотреть на саму легенду, то нетрудно понять, что для того, чтобы призвать варягов, надо было уже иметь государство, ведь, нельзя было призвать на правление в лес. Да и вообще, приглашение варягов было произведено представителями власти. В любом случае, речь идет не создании государства, а максимум о призвании другой династии. Однако и последнее обстоятельство является фактом сомнительным. Власть всегда пытается отделиться от народа знатностью происхождения, показывая тем, что она выше его. Это естественно, ведь если ты из легендарной династии, простой смертный уже не может конкурировать с тобой, уже благодаря только этому обстоятельству.

Легенда о том, что правящая династия другой крови, нежели народ, было очень развита в древности. И если признать то, что правящая династия древней Руси произошла от варягов, тогда, следуя этой логике, можно говорить о том, что императорская фамилия Японии произошла от Луны, а древний Рим основали волки. Здесь стоит напомнить, что историки в царской России пытались обосновать не только происхождение царской фамилии от варягов, но и от римских императоров, так династия Романовых считала, что она является отпрыском «прекрасноцветущего и пресветлого корени Августа Цезаря». Конечно, все эти легенды в научном плане полностью несостоятельны.

«В легендарном происхождении древних династий главную роль, по-видимому, играло требование практической целесообразности. Если Тенно происходит от Солнца и Луны, то, ясно, никакой обычный смертный конкурировать с ним не может: так создается незыблемость власти. Если династия пришла откуда-то со стороны — с неба или с земли, в данном случае не так важно, — то ясно, что она как-то одинаково стоит над всеми слоями, группами, классами, племенами и прочим всей данной страны[4].

Вообще, противостояние норманнистов и антинорманнистов, это один из аспектов вечного противостояния между славянофилами и «западниками». Противниками норманнской легенды были М. В. Ломоносов, указавший на научную несостоятельность данной легенды и её враждебный России политический смысл, историки Д. И. Иловайский, С. А. Гедеонов и др. Норманнская легенда полностью отрицалась советской историографией

«Наличие некоторых древнерусских князей варяжского происхождения (Олег, Игорь) и норманнов-варягов в княжеских дружинах не противоречит тому, что государство в Древней Руси сформировалось на внутренней общественно-экономической основе. Они почти не оставили следов в богатой материальной и духовной культуре Древней Руси. Норманны-варяги, находившиеся на Руси, слились с коренным населением, ославянились»[5].

Даже противникам советской власти приходилось признавать важную роль советской историографии в деле разоблачения норманнского мифа, так русский писатель и публицист Иван Солоневич в иммиграции писал:

«именно советская историография сделала очень много для того, чтобы отмыть русское прошлое от того презрения, которым его обливали почти все русские историки. Как ни парадоксально это звучит, именно советская историография — отчасти и литература — проделали ту работу, которую нам, монархистам, нужно было проделать давно: борьбу против преклонения перед Западной Европой, борьбу за самостояние русской государственности и русской культуры»[6].

К большому сожалению, сегодня опять пока тихо, но очень уверено возрождается норманнская легенда. Недавно в Санкт-Петербурге прошла вставка, посвященная «норманнской теории», которую, по словам организатора выставки, коммунисты питались запрещать.


[1] Миллер Г. Ф. Сочинения по истории России. Избр. – М., 1996 - с 383.

[2] Миллер Г. Ф. Сочинения по истории России. Избр. – М., 1996 - с 383.

[3] Классен Е. Новые материалы для древнейшей истории славян. Вып 1-3 1854-1861- М., 1999 – с. 8-9, 51.

[4] Солоневич И. Л. Народная монархия. – М., 1991 – с. 211.

[5] Норманская теория [БСЭ].

[6] Солоневич И. Л. Народная монархия. – М., 1991 – с. 209.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 118 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Определить производительность труда

На Западе работают лучше всех? Часто приходится слышать, что на Западе высокий уровень производительность труда, мол, хорошо работают, поэтому они хорошо живут. Действительно западные народы нельзя назвать ленивыми, но только ли в этом кроется высокий уровень производительности труда?

Действительно ли на Западе, и в частности в США, так хорошо работают? Что же такое производительность труда? Как связана производительность труда с тем, что мы обычно вкладываем в понятие «хорошая работа». Для ответа на этот вопрос нам необходимо понять, что значит лучше работать? Исследователи быта народов Латинской Америки часто рисуют следующую картину работы латиноамериканских крестьян: труд с утра до ночи, напряженность которого такова, что по окончанию трудового дня люди падают замертво. И, несмотря на интенсивность своего труда, крестьяне еле сводят концы с концами, а основу их рациона составляет кукуруза. Мясо только по праздникам. Почему же столь напряженная работа не делает крестьян богатыми?

Производительность труда часто путают с интенсивностью труда и ставят знак равенства между понятием «производительность труда» и формулировкой «на Западе качественнее и больше работают». Интенсивность труда – степень напряжённости труда, т.е. затраты работником физической, умственной и нервной энергии за единицу рабочего времени. Для соотнесения понятий «производительность труда» и «интенсивность труда» приведем следующий пример. Танкист будет исполнять работу лучше, чем стрелок из лука не потому, что он больше «работает» (лучник может как раз тратить энергии гораздо больше), а потому что в его распоряжении танк.

Определить производительность труда. Обратимся к экономической теории, производительность (ПТ) труда можно выразить следующим образом (формула 2):

ОП = ПТ / Т   (2)

где ОП — оборот или объем продукции; Т – затраты труда. Трудозатраты могут измеряться в человеко-часах, человеко-днях, средней списочной численности персонала.

Как повысить производительность труда? Наиболее простой ответ: необходимо сделать максимальным числитель (ОП) в формуле 2. Например, страна Альфония и Бетония производит по 10 стульев. Но Альфония — член важного экономического союза, что позволяет ей продавать свои стулья по 50 рублей, а Бетония, завоевывая рынок, может продавать свои стулья лишь по 25 рублей. Совокупная выручка у Альфонии 500 рублей за 10 стульев, а Бетонии только 250 рублей. Если затраты труда у этих стран одинаковы, то производительность труда в Альфонии в 2 раза выше чем в Бетонии.

Запад построил такую модель взаимоотношений с другими народами, когда весь мир работает на Запад, получая при этом лишь крохи. Например, ни одна пара джинсов, традиционной американской одежды, не шьется на территории США. Последний фирмой, перенесшей свое производство в страны третьего мира (Бангладеш, Китай и др.), оказалась «Леви Страусс энд компани». Поэтому людям, любящим все фирменное и покупающим джинсы в фирменном магазине «Леви Страус», необходимо знать, что они покупают фирменные бангладешские джинсы. Более того, по данным Американской ассоциации производителей одежды и обуви, 96 % всей одежды, приобретенной в США, было изготовлено в других странах[1]. Как высказался владелец компании по производству джинсов Р. Россо, мы не продаем джинсы, мы продаем стиль жизни[2]. Действительно, они не производят, и не торгуют, и даже не перевозят, они только создают рекламные ролики.

Существует и другой метод повышения производительности: необходимо сделать минимальным знаменатель (Т) в формуле 2. Например, Альфония и Бетония производят по 20 стульев и продают по цене 50 рублей за стул. В этом они равны. Но Альфония отнимает у Бетонии 10 стульев, в результате Альфония за отчетный период производит 30 стульев, а Бетония лишь 10. Производительность труда в Альфонии выше, чем в Бетонии в три раза.

Когда мы говорим о высокой производительности труда в западных странах, нельзя упускать из вида то обстоятельство, что во многом западная экономика была построена за счет громадных капиталов, которые страны Запада выжимали из своих колоний, а колониями западных стран был весь мир, исключая Россию.

По данным французского историка Фернана Броделя, Англия в середине XVIII века ежегодно инвестировала в свою экономику 6 млн ф. ст., и треть этих инвестиций, т.е. 2 млн ф. ст., ежегодно извлекались только из одной Индии:

«Капитализм является порождением неравенства в мире; для развития ему необходимо содействие международной экономики… Он вовсе не смог бы развиваться без услужливой помощи чужого труда»[3].

Эта колониальная система во многом не разрушена и сегодня, только военный диктат заменен на диктат экономический. По разным оценкам доля ВНП западных стран, полученных за счет неэквивалентного обмена и использования дешевой рабочей силы в странах третьего мира, колеблется на уровне 30-40 %. Поэтому либеральные экономисты так опасаются изменений в мировом хозяйстве:

«Сегодня экономика Европы в большой степени основывается на включении в мировое хозяйство в качестве поставщиков различного сырья обширных регионов Африки и Азии. Это сырье не отнимают силой. Оно не взимается как дань, а передается в ходе добровольного обмена на промышленные товары из Европы. Таким образом, отношения не строятся на каком-либо преимуществе, напротив, они имеют взаимовыгодный характер и население колоний извлекает из них столько же выгоды, сколько и население Англии или Швейцарии. Любое прекращение этих торговых отношений нанесло бы серьезный экономический ущерб как Европе, так и колониям, и привело бы к резкому падению уровня жизни большого числа людей. Поскольку медленное распространение современных экономических отношений по всему свету и постепенное развитие мировой экономики было одним из наиболее важных источников увеличения богатства за последние полтора столетия, то поворот этой тенденции вспять стал бы для мира экономической катастрофой невиданных доселе масштабов»[4].

Оставим на совести автора приведенной цитаты – Мизеса, рассуждения о «добровольном обмене с колониями». Важен вывод разрыв этого «добровольного обмена» приведет к катастрофе невиданных масштабов.

Определить производительность труда. На Западе стали богато жить не тогда, когда стали хорошо работать, а тогда, когда стали грабить весь мир. И на Западе это хорошо знают, пусть и на уровне подсознания. Это должны хорошо понимать и мы, чтобы делать правильные выводы.

 


[1] Руководство выпускающей их компании объявило, что ликвидирует все свои предприятия в Северной Америке. (ИТАР-ТАСС. 09.10.2003).

[2] Вернер К., Вайс Г. Черная книга корпораций. – М., 2007. – с. 41.

[3] Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. - М., 2000. - с. 196.

[4] Мизес Л. Либерализм. - М., 2001 – с. 122-124 .

Доверие слову

Разная степень рациональности русского и западного психотипа обуславливает различное отношение к слову. На Западе слову не придают такого значения, как в России. Когда Буш говорит, что в Ираке есть оружие массового уничтожения и Ирак надо освободить, то все на Западе понимают, что в Ираке есть нефть и ее надо захватить. Когда руководители Франции и Германии заявляют, что оружия в Ираке нет, и они осуждают США, это означает, что они занимают позицию протеста, для того чтобы получить свою долю при грабеже Ирака. Во время войны 2003 года в Ираке решительнее всех против войны высказалась Франция. Один российский политолог высказал очень верную мысль о якобы расколотом Западе: «Не дай бог России присоединится к хору протестующих, они все потом опять переметнутся к США, оставив нас в конфронтации с Америкой один на один». И действительно, первым поздравил президента Буша с падением Багдада президент Франции – Ж. Ширак.

Только русские готовы бороться за правду и возмущаться ложью, двойными стандартами, сфабрикованостью обвинений и т.д. На Западе же такие категории как правда, ложь интересует общество гораздо меньше, там они заменяются категориями «выгодно» и «невыгодно».

Про несправедливость

Апофеоз несправедливости. В прежние эпохи были голод, эпидемии. Все это плохо, но это было обусловлено не несправедливостью существовавшего общества, а иными причинами. Эпидемии возникали не потому, что кто-то их специально распространял, а потому что уровень развития медицины не позволял справляться со многими болезнями.

Категория «несправедливость» не связана с обеспеченностью. Справедливость, прежде всего, содержит в себе требование соответствия между практической ролью различных индивидов (социальных групп) в жизни общества и их социальным положением.

Для того чтобы понять разницу между справедливостью и обеспеченностью приведем следующий пример. Если вас ограбили и из 30 рублей отняли 10 рублей, то у вас останется всего 20 рублей. Если у вас была тысяча и у вас отняли 950 рублей, то у вас останется 50 рублей.

Во втором случаи у вас останется значительно больше денег, чем в первом, в два с половиной раза больше. Но несправедливости гораздо больше во втором случае, т.к. в первом случае вас лишили 33% ваших денег, а во втором уже 95%.

Идеально справедливого общества видимо построить нельзя. И раньше общество не было идеально несправедливым. Но сегодня построено идеально несправедливое общество. Почему?

Про несправедливость. В предыдущие эпохи проблемы бедности были обусловлены низким уровнем производительности труда. Упрощенно говоря, пирог был мал, и всем его не хватало. В длительной перспективе общество не могло существовать в иной форме в большей степени вследствие действия объективных экономических законов, а не из-за несправедливости, царящей в общества.

Теперь уровень производительности труда позволяет создавать пирог, объем которого в миллион в раз больше. Но делится он в высшей степени несправедливо, ведь самая значимая часть его достается антисоциальному, вследствие своего эгоизма, алчному, лицемерному слою людей.

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg