Sidebar




Всем была плоха советская власть - русским,

потому что изначально еврейская,

евреям - потому что, в конечном счете, русская

Н. А.

Суть норманнской легенды заключается в очень простом тезисе – русские жившие, как дикари, позвали скандинавов (варягов), которые построили русским государство. Норманнская легенда более трех веков используются в научно-политических спорах как идейное обоснование концепции о неспособности славян и, прежде всего, русских к самостоятельному государственному творчеству и вообще развитию без культурно-интеллектуальной помощи Запада. Норманнская легенда всегда пропагандировалась недругами русского народа для доказательства его неполноценности, в частности она была взята на вооружение нацистами.

Откуда же взялась эта «теория»? Необходимо знать, что данная теория была оформлена не русскими, а немецкими историками, приглашенными на работу в Россию в XVIII веке, — Г. 3. Байером, Г. Ф. Миллером и др. Сторонником норманнской теории стал позднее и приехавший в Россию А. Л. Шлёцер. Которые построили свою теорию «Повести временных лет», в которой описывается призвание на Русь князей-варягов Рюрика, Синеуса и Трувора в 862 г. Под их властью объединились два важнейших центра русских земель Новгород и Киев, что явилось началом развития Древнерусского государства.

Что из себя представляли немецкие историки, придумавшие норманнскую теорию? Эти люди ненавидели Россию и, по словам Ломоносова, занимались выискиванием «пятен на одежде российского тела»[1]. Это был сброд интриганов, неудачников, которые не смогли сделать карьеру на своей родине и приехали в Россию ловить удачу. Мюллер сделал себе имя на написании родословных таблиц знатным и приватным российским особам. Как было приятно ощущать себя представителем древнего рода, что подкреплено исследованием иностранного историка.

Полученные таким образом связи, помогли замять дело, когда были перехвачены письма Мюллера о продаже неких непубличных документов одному из самых известных ненавистников России XVIII века Делилею, с которым было запрещено общаться российским ученным[2]. Вот как описывает деятельность этих историков русский историк Егор Классен:

«к этим недобросовестным лицам принадлежат: Байер, Мюллер, Шлецер, Гебгарди, Паррот, Галлинг, Георги и целая фаланга их последователей. Они все русское, характеристическое усвоили своему племени и даже покушались отнять у Славяно-Руссов не только их славу, величие, могущество; богатство, промышленность, торговлю и все добрые качества сердца, но даже и племенное их имя — имя Руссов, известное исстари как Славянское… Шлецер говорит: Славяне в России жили рассеянно, как звери и птицы, и не могли иметь своих Князей»[3].

К сожалению, норманнская легенда в историографии XVIII-XIX вв. приобрела характер официальной версии происхождения Русского государства, полностью поддерживалась царской династией, в той или иной степени «норманистами» являлось большинство официальных историков: Н. М. Карамзин, С. М. Соловьев и др.

Но если посмотреть на саму легенду, то нетрудно понять, что для того, чтобы призвать варягов, надо было уже иметь государство, ведь, нельзя было призвать на правление в лес. Да и вообще, приглашение варягов было произведено представителями власти. В любом случае, речь идет не создании государства, а максимум о призвании другой династии. Однако и последнее обстоятельство является фактом сомнительным. Власть всегда пытается отделиться от народа знатностью происхождения, показывая тем, что она выше его. Это естественно, ведь если ты из легендарной династии, простой смертный уже не может конкурировать с тобой, уже благодаря только этому обстоятельству.

Легенда о том, что правящая династия другой крови, нежели народ, было очень развита в древности. И если признать то, что правящая династия древней Руси произошла от варягов, тогда, следуя этой логике, можно говорить о том, что императорская фамилия Японии произошла от Луны, а древний Рим основали волки. Здесь стоит напомнить, что историки в царской России пытались обосновать не только происхождение царской фамилии от варягов, но и от римских императоров, так династия Романовых считала, что она является отпрыском «прекрасноцветущего и пресветлого корени Августа Цезаря». Конечно, все эти легенды в научном плане полностью несостоятельны.

«В легендарном происхождении древних династий главную роль, по-видимому, играло требование практической целесообразности. Если Тенно происходит от Солнца и Луны, то, ясно, никакой обычный смертный конкурировать с ним не может: так создается незыблемость власти. Если династия пришла откуда-то со стороны — с неба или с земли, в данном случае не так важно, — то ясно, что она как-то одинаково стоит над всеми слоями, группами, классами, племенами и прочим всей данной страны[4].

Вообще, противостояние норманнистов и антинорманнистов, это один из аспектов вечного противостояния между славянофилами и «западниками». Противниками норманнской легенды были М. В. Ломоносов, указавший на научную несостоятельность данной легенды и её враждебный России политический смысл, историки Д. И. Иловайский, С. А. Гедеонов и др. Норманнская легенда полностью отрицалась советской историографией

«Наличие некоторых древнерусских князей варяжского происхождения (Олег, Игорь) и норманнов-варягов в княжеских дружинах не противоречит тому, что государство в Древней Руси сформировалось на внутренней общественно-экономической основе. Они почти не оставили следов в богатой материальной и духовной культуре Древней Руси. Норманны-варяги, находившиеся на Руси, слились с коренным населением, ославянились»[5].

Даже противникам советской власти приходилось признавать важную роль советской историографии в деле разоблачения норманнского мифа, так русский писатель и публицист Иван Солоневич в иммиграции писал:

«именно советская историография сделала очень много для того, чтобы отмыть русское прошлое от того презрения, которым его обливали почти все русские историки. Как ни парадоксально это звучит, именно советская историография — отчасти и литература — проделали ту работу, которую нам, монархистам, нужно было проделать давно: борьбу против преклонения перед Западной Европой, борьбу за самостояние русской государственности и русской культуры»[6].

К большому сожалению, сегодня опять пока тихо, но очень уверено возрождается норманнская легенда. Недавно в Санкт-Петербурге прошла вставка, посвященная «норманнской теории», которую, по словам организатора выставки, коммунисты питались запрещать.


[1] Миллер Г. Ф. Сочинения по истории России. Избр. – М., 1996 - с 383.

[2] Миллер Г. Ф. Сочинения по истории России. Избр. – М., 1996 - с 383.

[3] Классен Е. Новые материалы для древнейшей истории славян. Вып 1-3 1854-1861- М., 1999 – с. 8-9, 51.

[4] Солоневич И. Л. Народная монархия. – М., 1991 – с. 211.

[5] Норманская теория [БСЭ].

[6] Солоневич И. Л. Народная монархия. – М., 1991 – с. 209.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 35 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Качества идеального олигарха

Каков портрет олигарха? Попытаемся разобраться без всяких реверансов и очернения. Первое качество идеального олигарха алчность. Человек, выросший и воспитанный в СССР, такую характеристику как алчность воспринимает в большей степени негативно. Но на самом деле, если отбросить идеологические штампы, то мы узнаем, что алчность дословно — жажда приобретательства, как правило, проявляемое в любви к деньгам.

Качества идеального олигарха. Не будем рассуждать о различных олигархах, а возьмем самого успешного олигарха – самого богатого человека XX века, Дж. Рокфеллера[1], который, будучи ребенком, получил первый доход от продажи конфет сестрам. Он покупал конфеты в магазине, разбивал на мелкие кучки и продавал сестрам. Самое интересное то, что он не стеснялся рассказывать об этом первом бизнесе, а его потомки даже гордились этой врожденной коммерческой жилкой. В биографии Рокфеллера пишется:

«Джон Рокфеллер родился 8 июля 1839 года в штате Нью-Йopк. Его отец, Уильям Эйвери Рокфеллер, был распутником, конокрадом, шарлатаном, двоеженцем и лгуном, при этом очень любил деньги. Поэтому воспитанием ребенка занималась мать — убежденная баптиcткa. К счастью, от отца будущий миллиардер унаследовал только любовь к деньгам»[2].

Когда Рокфеллер вырос, он продолжил внедрение рыночных отношений в уже в собственную семью. Все семейные отношения были пропитаны жадностью и духом рынка. Например, своего сына до восьми лет Рокфеллер одевал в девичьи платья — в семье было принято донашивать друг за другом старые вещи. Короче говоря, «в деньгах счастье» — таково известное жизненное кредо Рокфеллера[3].

Второе качество капиталистического господствующего класса — эгоизм. В свое время альтруизм был доминантой поведения элиты. Даже преследуя эгоистические, корыстные цели, человек стеснялся признаться в этом и утверждал, что действует в интересах общества. Теперь же эгоизм не скрывается и не камуфлируется, более того, это качество всячески воспевается: открываются всевозможные клубы, фирмы, журналы, которые именуются следующим образом: «Эгоистка», «Эгоист» «Мир эгоиста», на книжных прилавках лежат всевозможные пособия для начинающих и «продвинутых» эгоистов. Представить такое раньше было невозможно.

Но проблема, конечно, не в пособиях для эгоистов, проблема заключается, прежде всего, в эгоизме господствующего класса. Американский публицист и политический деятель Патрик Бьюкенен обращает внимание на то, что:

«западные элиты невосприимчивы к факту грядущей гибели их цивилизации. Элиты словно не интересуют ни депопуляция, ни отказ от национальной государственности, ни нарастающая иммиграция из стран третьего мира»[4].

Господствующий класс капиталистического общества думает только о себе, эгоизм — это основа ее поведения, и ее мало интересует то, что не касается ее лично. Нормально общество или нет — какая разница! Обращаясь к теме эгоизма современного господствующего класса, Эрих Фромм констатирует:

«Трудно поверить, что не предпринимается никаких серьезных усилий, чтобы избежать того, что так похоже на окончательный приговор судьбы. В то время как в личной жизни только сумасшедший может оставаться пассивным перед лицом опасности, угрожающей всему его существованию. Те, кто облечен государственной властью, не предпринимают практически ничего, чтобы предотвратить эту опасность… Эгоизм, порождаемый системой, заставляет ее лидеров ставить личный успех выше общественного долга. Никого больше не шокирует то, что ведущие политические деятели и представители деловых кругов принимают решения, которые служат их личной выгоде, но вредны и опасны для общества. В самом деле, если эгоизм — одна из основ бытующей в современном обществе морали, то почему они должны вести себя иначе?[5]»

Главная причина эгоизма господствующего класса кроется даже не в прибыльности эгоизма. Сам по себе эгоизм — сердцевина капиталистической идеологии. Конкуренция – двигатель капиталистической экономики, но т.к. конкуренция предполагает эгоизм, то капитализм без эгоизма – это капитализм без двигателя. Нет эгоизма — нет капитализма.

Следующее качество идеального олигарха - лицемерие. Вспомним обыкновенный рынок и любого коммерсанта на этом рынке. Он стремится обсчитать, обвесить, всучить залежалый товар, разрекламировать то, что никто не покупает, обмануть вас в вопросе о стране-производителе, о составе ткани и т.д. Помимо этого, он стремится не допустить на рынок чужих торговцев, дать взятку контролеру весов, ветеринару и т.д.

Открываем книгу Аристотеля «Афинская полития», минуло более двух тысяч лет, а ничего не изменилось. Аристотель пишет, что необходимо избрать рыночных надзирателей, на которых будет возложена обязанность «наблюдать за всеми товарами, чтобы их продавали без примеси и без подделки»[6].

Рынок — это модель капиталистической экономики, собственно, она и носит название «рыночной». Рынок является уменьшенной копией любого бизнеса: обман покупателя, «кидалово» партнеров, взятки чиновникам — обязательные атрибуты коммерческой деятельности. «Бизнесмен — обыкновенный лавочник, только во много раз увеличенный»[7].

Чем больше бизнес, тем выше покровители. Если торговец с рынка платит патрульному, то крупный бизнесмен — высокопоставленному чиновнику. Торговец говорит, что его товар лучший на рынке вам одному, крупный бизнес то же самое внушает с помощью рекламы миллионам. Причем, крупный обман всегда изощрённее. Привлекаются известные актеры, спортсмены, которые убеждают вас, что пользуются только этой зубной пастой, только этим кремом, только этими специями. В общем-то, все понимают, что это обман, но по-другому нельзя, точнее, можно, но недолго - до тех пор, пока тебя не обойдет пронырливый конкурент.

Почему обман так прочно вплетен в ткань данного строя? Как мы увидели, господствующий класс, начиная с рабовладельческого и заканчивая капиталистическим строем, живет за счет труда других членов общества, т.е. господствующий класс изымает у тружеников заработанные ими ресурсы. А как можно изъять у чужого человека ресурсы? Способа два: насильно или с помощью обмана. При рабовладении и феодализме использовали первый способ, при капитализме - второй.

Часто приходится слышать, что важными качествами бизнесмена является находчивость, сообразительность, стремление к развитию и т.д. Безусловно, эти качества резко повышают эффективность деятельности на поприще бизнеса, как, впрочем, и любой другой деятельности. Но эти качества не являются обязательной составляющей личности олигарха.

Ядро мотивации – аксиотип. И главное не то, как человек хочет достичь цели, а какова его цель. Это, в конечном счете, предопределяет и пути достижения данной цели. Упрощено говоря, нам важно понять, ради чего человек проявляет свою находчивость, и здесь мы придем к заключению, что алчность является самым главным качеством бизнесмена.

Возможно, олигархи - великолепные люди, за всю жизнь не взявшие ничего чужого, более того, многие из них даже признают пагубность тоталитарного капитализма, так, наверное, самый известный в мире спекулянт Дж. Сорос[8], признает:

«В соответствии с рыночным фундаментализмом вся общественная деятельность и человеческие отношения в том числе должны рассматриваться как деловые, основанные на договорах отношениях, и сводиться к общему знаменателю — деньгам. Деятельность должна регулироваться, насколько это возможно, самым навязчивым способом — невидимой рукой конкуренции, ведущей к увеличению прибылей. Вторжения рыночной идеологии в области, столь далекие от коммерции и экономики, разрушают и деморализуют общество»[9].

Но все рассуждения Сороса ничего не изменят. Включился механизм естественного отбора, есть идеал, к которому стремится тоталитарный капитализм.

Здесь можно провести аналогию с биологической эволюцией. Эволюция вида начинается с изменений внешней среды – таков постулат теории Дарвина. Ничего не зависит от отношения к эволюционным изменениям представителей биологического вида. Изменилась среда, следовательно, включился механизм эволюции. Аналогичный процесс происходит и в обществе изменились объективные законы развития социума, следовательно, начинают меняются люди, в первую очередь те, кто находится на переднем крае этих изменений, т.е. олигархи. Сегодня в обществе происходит естественный отбор и с каждым годом реальные бизнесмены становятся похожи на бизнесмена идеального.

Поэтому не все олигархи — кладезь отрицательных качеств. Нет, может быть, даже наоборот, олигархи — отличные люди, но среда, в которой они вращаются, вынуждает их поступать соответствующим образом. Иначе нельзя. Ведь на войне сражаются не патологические убийцы, но законы военного времени таковы, что человек должен убивать. Иначе нельзя.

«Самых умных и энергичных Рынок превращает в паразитов (да-да, именно превращает, сами они такими могли и не стать, их такими сделали, виновата система, а не люди). Сегодня богатые модники напоминают глистов. Скользкие, блестящие, упитанные, ничего не дают, потребляя самое лучшее за счет принесения вреда обществу. Получается как в грустной современной шутке: «успешный бизнес приходит во власть и превращает ее… в успешный бизнес»»[10].

Таким образом, господствующий класс идеального общества тоталитарного капитализма должен состоять из антисоциального, вследствие своего эгоизма, алчного, лицемерного слоя людей. И именно к этому идеалу мы постепенно идем. Однако это даже не самое худшее.

 


[1] СПРАВКА. Британская газета Sandy Express, опубликовавшая список 100 богатейших людей века, признала первым из них Джона Рокфеллера. Его состояние в момент смерти в 1937 г. составило (в пересчете на современный курс) 124,8 млрд фунтов стерлингов.

[2]Тимошенко С. Джон Рокфеллер: «Я обречен стать богатым!» 31.05.2006, Комсомольская правда.

[3] http://www.rockefeller.ru/.

[4] Бьюкенен П. Дж. Смерть Запада. - М., 2004. - с. 23.

[5] Фромм Э. Иметь или быть? - Киев, 1998. - с. 199–200.

[6] Аристотель. Афинская полития. - Л., 1936. - с. 90.

[7] Л. Бромфилд.

[8] В 2006 году журнал Forbes оценил состояние Сороса в 6,9 млрд долл. и поставил его на 37-е место среди самых богатых людей в мире.

[9] Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. - М., 1999. - с. 12.

[10] Проект Россия. http://www.projectrussia.ru/text.

Зарождение человека — зарождение духовности

Духовность — столь же древний феномен, как и сам человек. С начала своей эволюции человек обладал духовностью. Собственно, это очевидно, ведь духовность — отличительная характеристика человека. Есть духовность — есть человек, нет духовности — нет человека. Анализируя родословную альтруизма, профессоры МГУ В. И Добреньков и А. И. Кравченко отмечают:

«В процессе антропогенеза человек достаточно рано начал развиваться вопреки биологическим законам. Согласно последним, внутри группы и между группами должны идти постоянная борьба и отбор сильнейших. Для выживания рода и его успеха в межвидовой конкуренции крайне вредно оставлять в живых больных, старых и инвалидов. Но именно это с нарастающей скоростью происходило в человеческом обществе. Складывается впечатление, что история человечества — это, в конечном счете, совершенствование системы социальной помощи и защиты»[1].

С самого начала своей подлинно человеческой истории человек стал себя добровольно ограничивать, что являлось отражением другого компонента духовности — аскетизма. Причем никаких биологических, т.е. животных мотивов для таких ограничений не существовало. Первым ограничением стали сексуальные ограничения. Человек стал всячески ограничивать сексуальные контакты: «община, даже самая примитив­ная, основывается на принципах экзогамии[2]»[3]. Последующие ограничения коснулись ограничений половых отношений во время охоты, сева, сбора урожая, в определенные периоды года.

«Со временем табу становились все более длительными, а периоды между ними сокращались. Ограничения снимались только на время особых праздников… Половые отношения в человеческом стаде приобретали эпизодический характер. В человеческую жизнь вторглось нечто инородное, что не диктовалось биологическим инстинктом»[4].

Таким образом, основой нравственности первого человека стал, с одной стороны, аскетизм, с другой — альтруизм, два начала, которые не только не существуют у животных, но и противоречат биологическому развитию любого вида.

Итак, первым шагом на пути формирования человека стало формирование духовности, и только с этого момента мы можем говорить о начале человеческой истории.

«Внутри нравственно упорядоченного первобытного коллектива и начинается собственная история человеческого рода — история, о которой можно сказать, что она «есть не что иное, как порождение человека человеческим трудом…»»[5].

Формирование нравственности не только создало предпосылки для формирования человека, но сделало переход от животного к человеку необратимым:

«в ходе антропосоциогенеза совершился необратимый переход к человеческому нравственному существованию. Жестокие карательные меры, которыми первобытнородовая община принуждала своих членов к соблюдению простейших нравственных требований, создавали непреодолимое препятствие для возврата первочеловека в животное состояние»[6].

Мы не будем подробно останавливаться на довольно обширной проблеме эволюции духовности. Данной теме посвящена отдельная работа[7].

Появляются первые религиозные верования, нравственные каноны, семья, формируются этнические целостности, искусство, т.е. появляются все атрибуты человеческого общества.

Таким образом, духовность упорядочивает общество и фактически выделяет человека из животного мира. По сути, духовность, являющаяся своеобразной антиживотностью, стала пружиной, приводящей в действие механизм очеловечивания человека.

Если бы мы потрудились рассмотреть любые широко распространенные этические системы, то увидели, что все этические нормы сводятся к двум: аскетизму и альтруизму[8].

Аскетизм выражается в требовании биологического самоограничения ради служения Богу или духовного совершенствования. Основными запретами являются запреты вещного потребления («Горе вам, богатые»[9]) и антисексуальные запреты («Не прелюбодействуй»[10]). Наиболее полно данные запреты воплощаются во всевозможных постах, обетах, существующих в каждой из религий.

Альтруизм выражается в требовании жертвы собственными ресурсами ради окружающих. Например, один из пяти столпов ислама — обязательная милостыня. Мягкой формой альтруизма является запрет на присвоение ресурсов, принадлежащих другому лицу («Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего»[11]).

Важно подчеркнуть, что данные истины необходимо соблюдать не только на уровне нравственности, но и на уровне морали. Не только поступать в соответствии с вечными истинами, из-за боязни наказания, а принимать их на уровне убеждений. Не только не красть, но и не хотеть красть, так в декалоге восьмая заповедь звучит, как «Не кради», а десятая «Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего».

 


[1] Добреньков В. И., Кравченко А. И. Социальная антропология: Учебник. - М., 2005. - с. 425.

[2] Экзогамия предписывает своим членам искать брачных партнеров в других – поначалу строго определенных – общинах.

[3] Фролов И.Т., Араб-Оглы Э.А., Арефьева Г.С. и др. Введение в философию. В 2 чч. Ч.1. - М.,1990. - с. 228.

[4] там же - с. 459.

[5] там же - с. 234.

[6] там же - с 23.

[7] Вальцев С.В. Эволюционный аспект формирования духовности. // Актуальные проблемы социогуманитарного знания № 35, 2006. С. 35–42.

[8] Основных этических систем пять: буддизм, христианство, ислам, индуизм, конфуцианство. Первые три из них являются единственными мировыми религиями, четвертая – наиболее представительной национальной религией, конфуцианство – одним из ключевых этико-политических учений. Именно эти пять учений отражают нравственность, существовавшую на протяжении тысячелетий.

[9] Библия: Евангелие от Луки Гл. 6, п. 24.

[10] Библия: Исход. Гл. 20, п. 14.

[11] Библия: Исход. Гл. 20, п. 17.

Отнять самое главное

Почему развитые капиталистические страны – это страны с самым высоким показателем числа самоубийств? Потому что потребность человека в осмысленности своего существования, потребность в осознании себя как человека никак нельзя обратить в звонкую монету. Человек направлен внутрь себя. Человек направлен на осмысление и раскрытие внутренней своей сущности, а не на потребление товаров и услуг. Такое поведение человека уменьшает совокупную прибыль, а прибыль священна для цивилизации денег и является основной целью функционирования. Человек, который не стремится максимизировать свое потребление, и, не дай бог, призывает к этому других, является заклятым врагом общества потребления. Попытка достроить себя внутренними дарованиями, а не вещами должна быть пресечена, с помощью высмеивания, навязывания иных ценностей.

Вера в идеалы, поиск смысла своего существования, стремление к самоактуализации, формирование эстетически и гармонично развитых вкусов – это убыточная для капиталистической цивилизации модель поведения, и поэтому она уничтожается. Согласно заключению известного американского психолога Абрахама Маслоу, в современном обществе менее 1 % людей самоактуализируют свой потенциал[1].

Отнять самое главное. Ранее мы говорили о качествах идеального олигарха и выяснили, что основным его качеством является алчность. А каковы должны быть качества идеального человека в современном обществе.

Основным желательным качеством современного идеального человека является неуемная тяга к потреблению. Если это качество вытеснит абсолютно все остальные качества, то такой человек будет идеален для общества потребления. Этот человек должен максимально «достраивать» себя внешним миром.

Духовно развитый человек, умеющий самостоятельно мыслить, не нужен цивилизации денег. Ей вообще не нужен человек, ей нужен потребитель. Поэтому всеми силами, стирая различия между нациями, полами, религиями, человечество стараются превратить в серую безликую массу. Все подлинно великое, индивидуальное уничтожается, высмеивается, отторгается.

Раньше производство материальных благ удовлетворяло человеческие нужды — теперь оно стало самоцелью. Все чаще люди живут, чтобы потреблять, а не потребляют, чтобы жить. Основатель и президент такой авторитетной на Западе организации, как «Римский клуб», Аурелио Печчеи заявляет, что следовало бы устроить человеческую революцию и изменить качества человека, с целью приспособления его к новому обществу и быстрым темпам развития. Не цивилизацию предлагается приспособить к нуждам человека, а наоборот. Так кто же хозяин нашей планеты — люди или вещи? Разве человек должен быть придатком товара? Почему мы должны подстраиваться под экономику, а не экономика под нас?

 


[1] Хьелл Л., Зингер Д. Теория личности. 3-е изд. - СПб., 2005. - с. 495–496.

the-soviet-union

nacionalnajadoktrina.jpg