Sidebar

Больше всего русский человек любит ставить себя вне закона

и ругаться на то, что законы у нас не действуют

Н.А.

Рациональный и иррациональный типы восприятия действительности не соотносятся как лучшие и худшие, но это качественно разные типы восприятия действительности. Многими исследователями отмечалось, что русские недостаточно практичны и реалистичны в планировании деятельности и постановке целей, а при принятии решения преобладают интуитивные механизмы.

Мышление человека, обладающего разумом, не может быть полностью иррационально, тем не менее, сравнивая западный и русский психотип, можно говорить о большей степени иррациональности именно русского психотипа. Иррационализм, укорененный в русском психотипе, проявляется в повышении роли таких аспектов познавательная как интуиция, чувство, созерцание. По выражению Г. Кульчинского, для русского человека характерно «искание правды», но не «поиск истины[1]"

«Специалисты по соционике показывают, что в русском национальном характере преобладает эмоциональность, интуитивность, непред­сказуемость русской души, ее богатое воображение и со­зерцательность. Русский идеализм сочетал в себе опре­деленную умозрительность, возвышенный характер раз­мышлений, выразившихся в поисках правды и смысла жизни, оторвавшихся от практической обыденной жизни. Эта вера основывалась на развитом воображении, мифологичности, сказочности российского сознания»[2].

В противоположность западному менталитету мировоззренческие ориентиры русского менталитета смещены в иррациональную плоскость поэтому мы часто «выбираем сердцем»[3]. На Западе все просто и предельно рационально, так, например, американский экономист Р. Фэйер создал формулу для предсказания победы кандидата на президентских выборах в США. Ее основные элементы — рост доходов в течение шести месяцев до выборов и темп увеличения цен за два года, предшествующие выборам. С помощью этой формулы были успешно предсказаны результаты 13 из 16 президентских выборов.

Иррационализм. Русские - единственный этнос, который может голосовать за то правительство, благодаря политике которого снижается уровень жизни. Люди голосуют не потому, что им хорошо, а потому, что «не мы, так наши дети будут жить хорошо», «лишь бы не было войны», «не надо раскачивать лодку», «коней на переправе не меняют», «у нас нет альтернативы» и т.д. Существует еще множество подобных абстрактных лозунгов.

«Умом Россию не понять» очень точно подметил русский поэт Фёдор Иванович Тютчев, поэтому отставание России в сфере производства (XIX в. начало XX в.) компенсировалось развитой культурой, а наша литература всегда была предметом общеевропейской гордости.

Иррационализм русского психотипа очень тесно переплетается с таким качеством национального характера как стремление к великой цели, обывательская мишура томит русского человека.

Русскому национальному характеру присущ «разрыв между настоящим и будущим, исключительная поглощен­ность будущим, … облачение национальной идеи («русской идеи») в мес­сианские одеяния»[4].

Маниловщина, поглощенность будущим – питательная почва для деятельности политических сил, умеющих обещать. Можно просто обещать, что к такому-то году будет… И люди будут верить.

В российском психотипе, в отличие от западного, стремление к размышлению преобладает над стремлением к действию. Например, в американской культуре, которой вполне справедливо приписывают высокую степень рациональности, усилия индивидов «направлены на сбор информа­ции, релевантной принятию решения, интуитивные ас­пекты при этом исключаются. У русских есть тенденция собирать ненужную инфор­мацию, излишнюю для принятия решения. При приня­тии решения преобладают интуитивные механизмы»[5].

«Российское мышление характеризуется образностью, однако, значительные затруднения происходят при необходимости перевес­ти результат предчувствия в рациональную форму, кон­кретные решения. Созерцательность, мечтательность, вера в чудо, интуитивность мышления в сочетании с эмоциональ­ностью, ее ослабленной деловой логикой обусловливает неумение русского человека планомерно и последователь­но доводить начатое дело до конца, объясняет его увлеченность фантазиями и мечтами о «коммунистическом рае» или «мгновенном рыночном процветании» [6].

В России индивидуально-личностные отношения преобладают над формальными. В России мораль всегда ставилась выше, чем механические мертвые законы, и считалось, что судить необходимо «не по закону, а по совести». На Западе закон имеет гораздо более значимое место, чем совесть. Э. Дюркгейм считал, «что чем больше регламентированной жизни, тем больше жизни вообще»[7].

«Немецкий принцип «Kampf urns Recht» (борьба за право) столь же мало сходен его духу, как и английский «struggle-for-life» (борец за существование). Наш народ менее всего юридический или политический народ, в очень сла­бой степени — социально-экономический и в высочайшей — нрав­ственный и нравственно-религиозный»[8].

Неформализованость отношений очень тесно переплетается с коллективизмом, когда нация подсознательно отожествляется с семьей. Могут ли в семье быть законы, регламентирующие поведение отдельных её членов? Только между чужими людьми могут заключаться договора, между своими никогда, разве только в шутейной форме. Чем больше индивидуализма, тем большую роль играет закон, ведь он становится единственной защитой личности от посягательств других личностей. Особенно это актуально в обществе, в котором, по образному выражению английского философа Томаса Гоббса, «человек человеку волк».

«Русская интеллигенция всегда была занята решением вопросов о добре и зле, о свободе воли, о существовании Бога или уж (на тот случай, если его все-таки нет) об уста­новлении Царства Божьего на земле. И это в отличие от Запада, веками тщательно разрабатывающего правовую основу, регулирующую отношения между государством и обществом[9].

Иррационализм связан с таким качеством психотипа как русский авось. Августовские морозы, январские оттепели и т.д. приучили русского ждать от жизни какой-то непредвиденного подвоха, несовместимого с нормальной логикой. А раз так, то можно только надеяться, не пытаясь предугадать какое-либо жизненное событие.

 


[1] Кульчинский Г. Безъязыкая гласность // Век XX и мир. 1990. N. 9. С. 44 – 47.

[2] Кукушкин В. С., Столяренко Л. Д. Этнопедагогика и этнопсихология. – Ростов-на-Дону, 2000. - с.220-224.

[3] Лозунг президентской компании Ельцина 1996 года.

[4] Российская ментальность: Материалы «круглого стола» // Вопросы философии. — 1994. — № 1 — с. 25-53.

[5] Кочетков В. В. Психология межкультурных различий: Учеб. пособие для вузов. – М., 2002. – с. 33.

[6] Кукушкин В. С., Столяренко Л. Д. Этнопедагогика и этнопсихология. – Ростов-на-Дону, 2000.- с.220-224.

[7] На самом деле жесткая регламентация жизни способна вообще погубить жизнь, существует даже такой вид забастовки, когда служащие начинают детально выполнять все инструкции и это приводит к полному параличу работы.

[8] Философия нации и единство мировоззрения. П. Е. Астафьев. – М., 2000. - с. 45.

[9] Кановская М. Николай Бердяев за 90 минут. – М., 2006. – с. 74.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 96 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Могло ли быть по-другому?

Если из яйца вылупится цыпленок, он вряд ли станет крокодилом, если из яйца вылупится крокодил, он вряд ли станет цыпленком. По облику рождающегося существа можно очень много сказать о том, что из него вырастет.

Капитализм родился как социальный строй, нацеленный прежде всего на максимизацию дохода индивидуальных частных предпринимателей, занимающихся материальным производством и торговлей, поэтому стремление к материализации всех сторон общественной жизни является сущностной характеристикой капиталистической системы.

Один из основных ударов капитализм нанес по христианству, реформировав его и приспособив для своих нужд, следовательно, ничего удивительного в угасании истиной религиозности нет. Духовная примитивизация уже отчетливо проглядывалась в призывах упрощения религиозного культа, упрощения догматов, «дешевой церкви» и т.д.

Капитализм основан на эгоизме частных предпринимателей, преследующих свои цели и борющихся с конкурентами. Конкуренция — двигатель капиталистической экономики, поэтому рост эгоизма — абсолютно закономерный итог развития капиталистической социальной системы.

Преступное уничтожение целых народов и цивилизаций явилось одной из важнейших предпосылок зарождения капитализма. «Грабеж колоний» — устойчивый речевой оборот, принятый в исторической науке. Символично, что вместе с награбленным золотом в Европу проникла одна из самых страшнейших болезней — сифилис. Поэтому преступность, жестокость, цинизм, лицемерие так прочно вплетены в ткань капитализма.

Из всего вышесказанного бесспорно следует то, что капитализм влияет на материализацию всех сторон бытия общества и рост эгоизма, что, в свою очередь, ведет к построению самого несправедливого, антигуманного и аморального общества, лишь детализирует очевидные тезисы. Все это его родовые сущности.

Таким образом, капитализм как социальная система обладал вполне четкими признаками, которые со временем лишь разрослись, что, впрочем, вполне логично и закономерно. По своей природе капитализм не мог стать другим, как крокодил не может стать цыпленком.

Суть человека

Суть человека. Что такое человек? Если бы мы попыталась в книге привести все существующие определения человека, то весь наш труд состоял бы из одних определений. Однако существуют узловые аспекты, с которыми согласно большинство исследователей.

Во-первых, безусловно, человек — это биологическая природа. Во-вторых, обязательной сущностью человека является разум. В-третьих, невозможно представить человека, лишенного души. Следовательно, в человеке можно выделить три основные природы: биологическую, интеллектуальную и духовную. Невозможно человека представить без тела. Как и нельзя признать полноценным человеком индивида, лишенного разума или души.

Нередко, говоря о человеке, выделяют и другие атрибуты. Чаще всего — общественную природу и способность к труду. Однако данные атрибуты не составляют неотъемлемой сущности человека. Отличие атрибутов от сущности заключается в том, что сущность человека — неотъемлемая часть личности. Например, многие религиозные подвижники добровольно покидали общество. Но они оставались людьми. Да и труд не всегда обязательный спутник человека. Можно привести многочисленные примеры: места заключения, отпрыски богатых фамилий и т.д. Следственно, социум и труд — это очень важные, присущие только человеку атрибуты, но в то же время человек, оставаясь человеком, может быть их лишен.

Таким образом, человеческая природа состоит из трех сущностей — биологической, интеллектуальной и духовной. Какая из сущностей человека самая главная? Иначе говоря, какая из сущностей является видоспецифическим признаком человека? Что свойственно только человеку?

Несомненно, биологическая природа человека, несмотря на свою важность, не может считаться видоспецифическим признаком человека. В биологии среди различных систематизированных и классифицированных организмов находится место и для человека. Наиболее близки человеку в биологическом смысле приматы (обезьяны) — ДНК человека и обезьяны схожи на 99,4 %.

Очень часто говорят о разуме как об отличительной черте человека. Собственно, Homo sapiens переводится как «человек разумный». Однако интеллект, как сегодня выясняется, присущ не только человеку.

В настоящее время появился большой массив научной литературы, в которой эмпирически убедительно доказывается наличие у животных не только простейших форм рассудка, но и способности к абстрагированию и обобщению, способности к символизации, когнитивных способностей, что позволяет говорить о наличии у животных простейшего разума[1].

Семимильными шагами продвигается создание искусственного интеллекта. Уже сегодня искусственному интеллекту по силам решать задачи, которые не способен решить человек. Машина считает быстрее, точнее. Компьютер обыгрывает человека в шахматы. Причем не простого человека, а чемпиона мира, что уж говорить о простых смертных.

Суть человека. Остается одна сущность человека, которая может являться видоспецифическим признаком человека – духовная, или просто духовность. Мы уже говорили, что материальность есть продолжение инстинктов животного, а духовность как раз то, что отличает человека от животного.

 


[1] См. Сравнительная психология и зоопсихология / Сост. и общ. ред. Калягиной Г. - СПб. 2001; Фабри К. Э. Основы зоопсихологии: Учеб. для студентов высших учебных заведений. - СПб. 2001; Зорина З. А., Полетаева И. И. Зоопсихология. Элементарное мышление животных. - М., 2001.

История России. Зарождение

На небе — Бог, на земле – Россия

Сербская поговорка

История России. Зарождение. Первые, известные на сегодняшний день, археологические культуры, прародителей русского этноса – восточных славян, возникли в I — II тыс. до н.э.

Особые природные и геополитические условия требовали, чтобы на территории современной России закрепился этнос с довольно специфичными этнопсихологическими особенностями. Суровый климат требовал сплоченного народа, сложная геополитическая ситуация, отсутствие естественных преград, таких как горы, моря, делали территорию, населенную нашими предками, открытыми для набегов как из Европы, так из Азии, требовал народа мужественного. Трудный хлеб, получаемый в полосе рискованного земледелия, требовал трудолюбивого и умного народа.

Начало государства. Строительство государства в таких тяжелых условиях требовало народа, который ставит интересы государства выше личных. Многие племена (хазары, авары и т.д.) в древности хотели осесть на нашей земле, но отсутствие хотя бы одного из качеств делало эти попытки бесплодными. Единственный этнос, который и взял эту землю по праву был русский народ. Россия - ментально Родина русских. И тоска русских, живущих вдали от России по березкам, – эта не пустая сентиментальность.

Дело в том, что русские последний крупный автохтонный(коренной) этнос, имеющий собственное государство. Бушмены – древнейшее коренное население Южной и Восточной Африки лишены собственного государства. Индейцы – коренное население Северной Америки не имеют собственного государства. Коренное население Австралии – австралийские аборигены – также лишены своего государства. Баски, потомки этрусков, если уж не коренные, то древнейшие этносы Европы лишены своего государства.

Русские связаны с российской территорией как ребенок с матерью. Именно ей русские обязаны своей жизнью, ведь она приютила русских в далекие и жестокие времена, во многом, она и сделала русских, посредством климата, геополитического положения и т. д., такими русскими, какими мы есть сейчас. И березы, и дремучие русские леса, и русские зимы и многое другое сделали русских русскими. Эта все Родина русских, оторви их от нее, они перестанут быть русскими уже через поколение, как большинство внуков русских эмигрантов.

Первым прототипом русского государства можно назвать военный союз Дулебов, возникший в VI веке. Однако исторический материал, относящийся к данному периоду довольно скуден.

«Итак, мы застаем у восточных Славян в VI веке большой военный союз под предводительством Дулебов… Вот факт, который можно поставить в начало нашей истории»[1].

Легендарная же дата основания русского государства 862 год, когда возникает государство под предводительством Рюрика в Новгороде. Затем это государство растет, меняются столицы: Киев, Москва, но именно в 862 г. возникло государство, в котором мы с вами сейчас живем. Русь того периода в Скандинавии называли «Гардарикой» — страной городов, уже тогда был основан Киев, Новгород и др.

Важнейшее различие в процессе государственного строительства между Западом и Россией заключается в том, что италики и германцы не строили государство, а модернизировали государство, доставшиеся им в наследство после развала Римской Империи. Им в наследство достались государственные учреждения, дороги, школы, сеть религиозных организаций. Западноевропейские народы имели дело с законченной деятельностью древних народов - древних греков, римлян, они перенимали их богатый опыт. Русские строили государство с нуля, в чистом поле. В наследство нам достались леса, поля, реки и суровые зимы.

«На Западе новые государства с первых же дней своего существова­ния получили в свое распоряжение богатый запас зна­ния, накопленный предыдущими поколениями, Россия, наоборот, села на «пустое место», вследствие чего и культурное развитие ее шло медленнее и по содержанию оказалось много беднее»[2].

Государства наших предков, в отличие от предков западноевропейцев никогда не входили в состав Римской Империи. Наши предки основали древнерусское государство – Киевскую Русь. Русские, украинцы, белорусы родом из этого государства. Предки европейцев основали Франкское государство, немцы, французы, итальянцы, англичане родом именно из Франкского государства. По праву рождения Россия и Запад - разные цивилизации, образно говоря, у нас абсолютно разные родители. Очень точно о принадлежности России к Европе сказал русский мыслитель Н. Я. Данилевский:

«Принадлежит ли в этом смысле Россия к Европе? К сожалению, или к удовольствию, к счастью или к несчастью — нет, не принадлежит. Она не питалась ни одним из тех корней, которыми всасывала Европа как благотворные, так и вредоносные соки непосредственно из почвы ею же разрушенного древнего мира, не питалась и теми корнями, которые почерпали пищу из глубины германского духа. Не составляла она части возобновленной Римской империи Карла Великого, которая составляет как бы общий ствол, через разделение которого образовалось все многоветвистое европейское дерево, не входила в состав той теократической федерации, которая заменила Карлову монархию, не связывалась в одно общее тело феодально-аристократической сетью, которая (как во время Карла, так и во время своего рыцарского цвета) не имела в себе почти ничего национального, а представляла собой учреждение общеевропейское — в полном смысле этого слова. Затем, когда настал новый век и зачался новый порядок вещей, Россия также не участвовала в борьбе с феодальным насилием, которое привело к обеспечениям той формы гражданской свободы, которую выработала эта борьба; не боролась и с гнетом ложной формы христианства (продуктом лжи, гордости и невежества, величающим себя католичеством) и не имеет нужды в той форме религиозной свободы, которая называется протестантством. Не знала Россия и гнета, а также и воспитательного действия схоластики и не вырабатывала той свободы мысли, которая создала новую науку, не жила теми идеалами, которые воплотились в германо-романской форме искусства. Одним словом, она не причастна ни европейскому добру, ни европейскому злу; как же может она принадлежать к Европе? Ни истинная скромность, ни истинная гордость не позволяют России считаться Европой. Она не заслужила этой чести и, если хочет заслужить иную, не должна изъявлять претензии на ту, которая ей не принадлежит. Только выскочки, не знающие ни скромности, ни благородной гордости, втираются в круг, который считается ими за высший...»[3].

 


[1] Ключевский В. О. Курс русской истории. - М. 1996, т.2 - с. 124.

[2] Шмурло Е. Ф. История России. М., 1999. - с. 37.

[3] Данилевский Н. Я. Россия и Европа. – М., 1995. - с. 49.

the-soviet-union

nacionalnajadoktrina.jpg