Sidebar

Больше всего русский человек любит ставить себя вне закона

и ругаться на то, что законы у нас не действуют

Н.А.

Рациональный и иррациональный типы восприятия действительности не соотносятся как лучшие и худшие, но это качественно разные типы восприятия действительности. Многими исследователями отмечалось, что русские недостаточно практичны и реалистичны в планировании деятельности и постановке целей, а при принятии решения преобладают интуитивные механизмы.

Мышление человека, обладающего разумом, не может быть полностью иррационально, тем не менее, сравнивая западный и русский психотип, можно говорить о большей степени иррациональности именно русского психотипа. Иррационализм, укорененный в русском психотипе, проявляется в повышении роли таких аспектов познавательная как интуиция, чувство, созерцание. По выражению Г. Кульчинского, для русского человека характерно «искание правды», но не «поиск истины[1]"

«Специалисты по соционике показывают, что в русском национальном характере преобладает эмоциональность, интуитивность, непред­сказуемость русской души, ее богатое воображение и со­зерцательность. Русский идеализм сочетал в себе опре­деленную умозрительность, возвышенный характер раз­мышлений, выразившихся в поисках правды и смысла жизни, оторвавшихся от практической обыденной жизни. Эта вера основывалась на развитом воображении, мифологичности, сказочности российского сознания»[2].

В противоположность западному менталитету мировоззренческие ориентиры русского менталитета смещены в иррациональную плоскость поэтому мы часто «выбираем сердцем»[3]. На Западе все просто и предельно рационально, так, например, американский экономист Р. Фэйер создал формулу для предсказания победы кандидата на президентских выборах в США. Ее основные элементы — рост доходов в течение шести месяцев до выборов и темп увеличения цен за два года, предшествующие выборам. С помощью этой формулы были успешно предсказаны результаты 13 из 16 президентских выборов.

Иррационализм. Русские - единственный этнос, который может голосовать за то правительство, благодаря политике которого снижается уровень жизни. Люди голосуют не потому, что им хорошо, а потому, что «не мы, так наши дети будут жить хорошо», «лишь бы не было войны», «не надо раскачивать лодку», «коней на переправе не меняют», «у нас нет альтернативы» и т.д. Существует еще множество подобных абстрактных лозунгов.

«Умом Россию не понять» очень точно подметил русский поэт Фёдор Иванович Тютчев, поэтому отставание России в сфере производства (XIX в. начало XX в.) компенсировалось развитой культурой, а наша литература всегда была предметом общеевропейской гордости.

Иррационализм русского психотипа очень тесно переплетается с таким качеством национального характера как стремление к великой цели, обывательская мишура томит русского человека.

Русскому национальному характеру присущ «разрыв между настоящим и будущим, исключительная поглощен­ность будущим, … облачение национальной идеи («русской идеи») в мес­сианские одеяния»[4].

Маниловщина, поглощенность будущим – питательная почва для деятельности политических сил, умеющих обещать. Можно просто обещать, что к такому-то году будет… И люди будут верить.

В российском психотипе, в отличие от западного, стремление к размышлению преобладает над стремлением к действию. Например, в американской культуре, которой вполне справедливо приписывают высокую степень рациональности, усилия индивидов «направлены на сбор информа­ции, релевантной принятию решения, интуитивные ас­пекты при этом исключаются. У русских есть тенденция собирать ненужную инфор­мацию, излишнюю для принятия решения. При приня­тии решения преобладают интуитивные механизмы»[5].

«Российское мышление характеризуется образностью, однако, значительные затруднения происходят при необходимости перевес­ти результат предчувствия в рациональную форму, кон­кретные решения. Созерцательность, мечтательность, вера в чудо, интуитивность мышления в сочетании с эмоциональ­ностью, ее ослабленной деловой логикой обусловливает неумение русского человека планомерно и последователь­но доводить начатое дело до конца, объясняет его увлеченность фантазиями и мечтами о «коммунистическом рае» или «мгновенном рыночном процветании» [6].

В России индивидуально-личностные отношения преобладают над формальными. В России мораль всегда ставилась выше, чем механические мертвые законы, и считалось, что судить необходимо «не по закону, а по совести». На Западе закон имеет гораздо более значимое место, чем совесть. Э. Дюркгейм считал, «что чем больше регламентированной жизни, тем больше жизни вообще»[7].

«Немецкий принцип «Kampf urns Recht» (борьба за право) столь же мало сходен его духу, как и английский «struggle-for-life» (борец за существование). Наш народ менее всего юридический или политический народ, в очень сла­бой степени — социально-экономический и в высочайшей — нрав­ственный и нравственно-религиозный»[8].

Неформализованость отношений очень тесно переплетается с коллективизмом, когда нация подсознательно отожествляется с семьей. Могут ли в семье быть законы, регламентирующие поведение отдельных её членов? Только между чужими людьми могут заключаться договора, между своими никогда, разве только в шутейной форме. Чем больше индивидуализма, тем большую роль играет закон, ведь он становится единственной защитой личности от посягательств других личностей. Особенно это актуально в обществе, в котором, по образному выражению английского философа Томаса Гоббса, «человек человеку волк».

«Русская интеллигенция всегда была занята решением вопросов о добре и зле, о свободе воли, о существовании Бога или уж (на тот случай, если его все-таки нет) об уста­новлении Царства Божьего на земле. И это в отличие от Запада, веками тщательно разрабатывающего правовую основу, регулирующую отношения между государством и обществом[9].

Иррационализм связан с таким качеством психотипа как русский авось. Августовские морозы, январские оттепели и т.д. приучили русского ждать от жизни какой-то непредвиденного подвоха, несовместимого с нормальной логикой. А раз так, то можно только надеяться, не пытаясь предугадать какое-либо жизненное событие.

 


[1] Кульчинский Г. Безъязыкая гласность // Век XX и мир. 1990. N. 9. С. 44 – 47.

[2] Кукушкин В. С., Столяренко Л. Д. Этнопедагогика и этнопсихология. – Ростов-на-Дону, 2000. - с.220-224.

[3] Лозунг президентской компании Ельцина 1996 года.

[4] Российская ментальность: Материалы «круглого стола» // Вопросы философии. — 1994. — № 1 — с. 25-53.

[5] Кочетков В. В. Психология межкультурных различий: Учеб. пособие для вузов. – М., 2002. – с. 33.

[6] Кукушкин В. С., Столяренко Л. Д. Этнопедагогика и этнопсихология. – Ростов-на-Дону, 2000.- с.220-224.

[7] На самом деле жесткая регламентация жизни способна вообще погубить жизнь, существует даже такой вид забастовки, когда служащие начинают детально выполнять все инструкции и это приводит к полному параличу работы.

[8] Философия нации и единство мировоззрения. П. Е. Астафьев. – М., 2000. - с. 45.

[9] Кановская М. Николай Бердяев за 90 минут. – М., 2006. – с. 74.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 71 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Внутренняя пустота

У человека постепенно отнимают самое главное стремление к самоактуализации, способности раскрыть свое «Я». Человек не должен творить он должен только потреблять. Опять обратимся к образу исторического кумира.

Все люди разделяются на две группы, которые условно можно назвать «генераторами» и «лампочками». «Генераторы» всегда отдают часть своих ресурсов, в первую очередь они творят, т.е. раскрывают свой внутренний потенциал, генерируют научные открытия, направления в искусстве и т.д. Вторая, более многочисленная группа людей, — «лампочки», их цель — максимально потреблять.

На протяжении всей истории человека почитаемы были наиболее мощные «генераторы», теперь — наиболее яркие лампочки. Собственно, сегодняшнее общество и называется обществом потребления. Общество созидания заменено обществом потребления.

Казалось бы, рост производительности труда, изобретение всевозможных усовершенствований должны были освободить нас от работы, но этого не произошло, произошло обратное — люди стали чувствовать острую нехватку времени. Работа стала поглощать все свободное время.

«Мы добились развития техники, но мы не освободили себе время. У нас есть компьютеры, факсы, сотовые телефоны, электронная почта, автоматы, экспресс-почта, автострады, реактивные самолеты, микроволновые печи, еда быстрого приготовления, фотографии, которые делаются за один час, цифровые видеокамеры, замороженные вафли, быстрое это и быстрое то. Но у нас меньше свободного времени, чем было тридцать лет назад»[1].

Внутренняя пустота. Сегодня даже начали появляться теории, доказывающие, что время почему-то сжалось. Конечно, не время сжалось, это мы сжались, нас сжали тиски тоталитарного капитализма. Капиталистическая цивилизация фактически требует, чтобы человек поддерживал ее производство-потребление и только ради этого суетился и бегал, чтобы все остальное ему было некогда. Тоталитарный капитализм гоняет его как раба.

«Скорость жизни и потребления настолько высока, что, возможно, уже пора на секунду остановиться и подумать: неужели мы превратились в простые батарейки, которые нужны только для того, чтобы питать ненасытную систему маркетинга?»[2].

Люди забыли великую и старую как мир истину: «Деньги — хорошие слуги, но плохие хозяева»[3] и поэтому сложился дьявольски порочный круг: люди целый день работают, у них нет свободного времени, и, несмотря на это, они себя чувствуют нищими людьми. Они еще больше работают, чтобы освободится от этого чувства, что в принципе в условиях постоянной рекламы новых потребностей просто невозможно. Это приводит к стрессу, нервным болезням, развалу семей.

«экономика не строится на основе потребления, а последнее — на основе этики жизненно важных человеческих потреб­ностей, наоборот: потребление, а через него и этика потребностей и жиз­ни основываются на бесконечно развивающемся производстве. Эконо­мика превратилась в замкнутую систему со своими собственными пра­вилами игры, и человек вынужден подчинять ей не только способ, но и принцип своей жизни»[4].

И как следствие, по данным Американской ассоциации суицидологии, в США каждые 17 минут люди кончают жизнь самоубийством. Суицид является 11-й по частоте причиной смерти американцев, пишет Washington Profile. При этом принято считать, что на каждое «успешное» самоубийство приходится 8–20 неудачных попыток его совершения[5].

Люди перестают понимать, для чего они живут. Смыслом жизни для человека, в отличие от животного, не может быть высокий уровень потребления. Как писал итальянский мыслитель Юлиус Эвола, «средства к жизни стали сейчас важнее, чем сама жизнь. Да, они превратили жизнь в свое средство… забота о материальных условиях существования уничтожает само существование»[6].

 


[1] Джон де Граф и др. Потреблятство: болезнь, угрожающая миру. - М., 2003. - с. 77.

[2] Рыков К. Люди мы или роботы? 12.09.2006, деловая газета «Взгляд».

[3] Ф. Бэкон.

[4] Мунье Э. Манифест персонализма. - М., 1999. - с. 141.

[5] В США каждые 17 минут люди кончают жизнь самоубийством. 17.11.2006, NEWSru.com.

[6] Эвола Ю. Языческий империализм. - М., 1994. - с. 88–89.

Иррационализм и духовность

Русские долго запрягают, но быстро едут

О. Бисмарк

Рассуждения о единстве России и Востока, как, впрочем, и об идентичности России и Запада, строятся на некоторых теоретических ошибках, которые встречаются в трудах социологов, историков, экономистов, плохо знакомых с психологией, хотя нередко подобные заблуждения встречаются и в трудах психологов.

Одной из самых распространенных ошибок является отождествление иррациональности и духовности. Как мы помним, духовность есть ценностная ориентация. А иррациональность – это характеристика интеллектуальной активности. Духовность – это характеристика аксиотипа, рационализм – характеристика психотипа.

Ценностная ориентация отражает цель, к которой стремится человек. Например, больше всего в жизни человек хочет заработать много денег. Это ценностная ориентация. Как он стремлюсь к этой цели? Если человек мечтает, то это иррациональный подход, если строит четко продуманный план – это рациональный подход. Из примера видно, что одна и также ценностная ориентация может сочетаться как с рациональностью, так и с иррациональностью.

Запад - материалистически ориентированная и одновременно рационалистическая цивилизация. Россия же - уникальный антипод Запада. Русская цивилизация является одновременно антиматериалистически ориентированной и иррациональной цивилизацией.

Культура Востока в большинстве своем иррациональна, но в тоже обладает высокой степенью материальности, неслучайно одним из главных центров любого города Востока является восточный базар. Роскошь, массовый и всеобъемлющий гедонизм - специфично восточное явление, проникшее впоследствии на Запад (рис. 10).

  Оценивая различные культуры в плоскости материальное/духовное и рациональное/иррациональное, мы видим, что не Россия занимает некое промежуточное положение между Западом и Востоком, это Восток занимает промежуточное положение между Россией и Западом, а Россия является уникальным антиподом Запада.

После того как в 2008 году мировую экономику в том числе и российскую сотряс биржевой кризис, во всех странах стали искать виновного. На Западе и в ряде восточных стран вину часто возлагали на биржевых спекулянтов, подорвавших своей азартной игрой финансовую стабильность. Например, после того как в Китае простым гражданам разрешили покупать акции, китайскому правительству пришлось срочно принимать ограничительные меры для того, чтобы китайцы перестали массово играть на бирже.

В это же в России одной из причин кризиса была названа пассивность населения и отсутствие интереса к биржевой игре. Российское правительство стало разрабатывать целую программу для стимулирования процесса покупки акций российскими гражданами. По статистике в Internet-трейдинг (покупка акций через Internet) в Китае вовлечено 8% населения, в России менее 0,5%.

Мнение, в соответствии с которым рынки захватили кавказцы и не пускают туда русских, в некоторой степени есть преувеличение. Достаточно сравнить русского и кавказского торговца. Кавказец торгует с выдумкой, придумывает кричалки, манипулирует ценой, обвешивает, но дает с походом. По нему видно, что ему это нравится. Те, кто посещал Турцию, Египет, другие восточные страны, может с уверенностью сказать, что торговать и торговаться – это в крови у восточных людей.

Не Россия аксиотипически находится между Западом Востоком, Восток имеет как черты западного аксиотипа, так черты русского аксиотипа, что собственно находит свое отражение в постоянных политических колебаниях восточных стран между Россией и Западом.

Почему человек действует?

Если спросить человека, зачем ему, например, автомобиль, вероятнее всего мы услышим, что ему удобнее на автомобиле ездить на дачу или подобное этому. На каждый конкретный вопрос мы будем слышать конкретный ответ: «потому что удобно», «потому что холодно», «потому что вкусно» и. т. д. Но если абстрагироваться от конкретного ответа, то мы без труда поймем, что человек действует потому, что у него есть определенные потребности, а поскольку у каждого потребности, как, впрочем, и возможности неодинаковы, то люди действуют по-разному.

«Психика человека направляет и регулирует всю его деятельность, поступки, поведение. А первичной побудительной силой любых действий людей, как и вообще всех живых существ, являются опять же их потребности»[1].

Потребность — состояние индивида, создаваемое испытываемой им нужной в объектах, необходимых для его существования и развития, и выступающее источником его активности.

Однако потребности – это лишь вершина айсберга. Каждый человек удовлетворяет прежде всего ту потребность, которую считает первоочередной, один человек потратит «лишние» деньги на бутылку водки, другой на книгу, третий на билет в театр. Отчего же зависит конфигурация потребностей?

Потребности зависят от мировоззрения личности[2]. Мировоззрение – система взглядов человека на мир в целом, на свое ме­сто в этом мире, то чем человек руководствуется в своей де­ятельности и поведении. В основе мировоззрения человека лежит совокупность ценностных ориентаций.

Ценностные ориентации – направленность интересов и потребностей личности или группы на определенную иерархию обобщенных человеческих ценностей, признаваемых в качестве стратегических жизненных целей и общих мировоззренческих ориентиров.

Итак, ценностные ориентации детерминируют потребности, а потребности детерминируют поведение человека, образ его мышления и жизни. Какие же ценностные ориентации для человека являются базисным? Ответив на этот вопрос, мы сможем не только типологизировать мировоззрение личности, но понять сущность «механизма» активности человека, т.е. понять, почему люди действуют, а главное, почему они действуют по-разному.

 


[1] Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. – М., 2003. – с. 42.

[2] Здесь мы сознательно упростили картину, опустив сравнительный анализ витальных и сверхвитальных потребностей, далее мы вернемся к этому вопросу.

the-soviet-union

nacionalnajadoktrina.jpg