Sidebar




Больше всего русский человек любит ставить себя вне закона

и ругаться на то, что законы у нас не действуют

Н.А.

Рациональный и иррациональный типы восприятия действительности не соотносятся как лучшие и худшие, но это качественно разные типы восприятия действительности. Многими исследователями отмечалось, что русские недостаточно практичны и реалистичны в планировании деятельности и постановке целей, а при принятии решения преобладают интуитивные механизмы.

Мышление человека, обладающего разумом, не может быть полностью иррационально, тем не менее, сравнивая западный и русский психотип, можно говорить о большей степени иррациональности именно русского психотипа. Иррационализм, укорененный в русском психотипе, проявляется в повышении роли таких аспектов познавательная как интуиция, чувство, созерцание. По выражению Г. Кульчинского, для русского человека характерно «искание правды», но не «поиск истины[1]"

«Специалисты по соционике показывают, что в русском национальном характере преобладает эмоциональность, интуитивность, непред­сказуемость русской души, ее богатое воображение и со­зерцательность. Русский идеализм сочетал в себе опре­деленную умозрительность, возвышенный характер раз­мышлений, выразившихся в поисках правды и смысла жизни, оторвавшихся от практической обыденной жизни. Эта вера основывалась на развитом воображении, мифологичности, сказочности российского сознания»[2].

В противоположность западному менталитету мировоззренческие ориентиры русского менталитета смещены в иррациональную плоскость поэтому мы часто «выбираем сердцем»[3]. На Западе все просто и предельно рационально, так, например, американский экономист Р. Фэйер создал формулу для предсказания победы кандидата на президентских выборах в США. Ее основные элементы — рост доходов в течение шести месяцев до выборов и темп увеличения цен за два года, предшествующие выборам. С помощью этой формулы были успешно предсказаны результаты 13 из 16 президентских выборов.

Иррационализм. Русские - единственный этнос, который может голосовать за то правительство, благодаря политике которого снижается уровень жизни. Люди голосуют не потому, что им хорошо, а потому, что «не мы, так наши дети будут жить хорошо», «лишь бы не было войны», «не надо раскачивать лодку», «коней на переправе не меняют», «у нас нет альтернативы» и т.д. Существует еще множество подобных абстрактных лозунгов.

«Умом Россию не понять» очень точно подметил русский поэт Фёдор Иванович Тютчев, поэтому отставание России в сфере производства (XIX в. начало XX в.) компенсировалось развитой культурой, а наша литература всегда была предметом общеевропейской гордости.

Иррационализм русского психотипа очень тесно переплетается с таким качеством национального характера как стремление к великой цели, обывательская мишура томит русского человека.

Русскому национальному характеру присущ «разрыв между настоящим и будущим, исключительная поглощен­ность будущим, … облачение национальной идеи («русской идеи») в мес­сианские одеяния»[4].

Маниловщина, поглощенность будущим – питательная почва для деятельности политических сил, умеющих обещать. Можно просто обещать, что к такому-то году будет… И люди будут верить.

В российском психотипе, в отличие от западного, стремление к размышлению преобладает над стремлением к действию. Например, в американской культуре, которой вполне справедливо приписывают высокую степень рациональности, усилия индивидов «направлены на сбор информа­ции, релевантной принятию решения, интуитивные ас­пекты при этом исключаются. У русских есть тенденция собирать ненужную инфор­мацию, излишнюю для принятия решения. При приня­тии решения преобладают интуитивные механизмы»[5].

«Российское мышление характеризуется образностью, однако, значительные затруднения происходят при необходимости перевес­ти результат предчувствия в рациональную форму, кон­кретные решения. Созерцательность, мечтательность, вера в чудо, интуитивность мышления в сочетании с эмоциональ­ностью, ее ослабленной деловой логикой обусловливает неумение русского человека планомерно и последователь­но доводить начатое дело до конца, объясняет его увлеченность фантазиями и мечтами о «коммунистическом рае» или «мгновенном рыночном процветании» [6].

В России индивидуально-личностные отношения преобладают над формальными. В России мораль всегда ставилась выше, чем механические мертвые законы, и считалось, что судить необходимо «не по закону, а по совести». На Западе закон имеет гораздо более значимое место, чем совесть. Э. Дюркгейм считал, «что чем больше регламентированной жизни, тем больше жизни вообще»[7].

«Немецкий принцип «Kampf urns Recht» (борьба за право) столь же мало сходен его духу, как и английский «struggle-for-life» (борец за существование). Наш народ менее всего юридический или политический народ, в очень сла­бой степени — социально-экономический и в высочайшей — нрав­ственный и нравственно-религиозный»[8].

Неформализованость отношений очень тесно переплетается с коллективизмом, когда нация подсознательно отожествляется с семьей. Могут ли в семье быть законы, регламентирующие поведение отдельных её членов? Только между чужими людьми могут заключаться договора, между своими никогда, разве только в шутейной форме. Чем больше индивидуализма, тем большую роль играет закон, ведь он становится единственной защитой личности от посягательств других личностей. Особенно это актуально в обществе, в котором, по образному выражению английского философа Томаса Гоббса, «человек человеку волк».

«Русская интеллигенция всегда была занята решением вопросов о добре и зле, о свободе воли, о существовании Бога или уж (на тот случай, если его все-таки нет) об уста­новлении Царства Божьего на земле. И это в отличие от Запада, веками тщательно разрабатывающего правовую основу, регулирующую отношения между государством и обществом[9].

Иррационализм связан с таким качеством психотипа как русский авось. Августовские морозы, январские оттепели и т.д. приучили русского ждать от жизни какой-то непредвиденного подвоха, несовместимого с нормальной логикой. А раз так, то можно только надеяться, не пытаясь предугадать какое-либо жизненное событие.

 


[1] Кульчинский Г. Безъязыкая гласность // Век XX и мир. 1990. N. 9. С. 44 – 47.

[2] Кукушкин В. С., Столяренко Л. Д. Этнопедагогика и этнопсихология. – Ростов-на-Дону, 2000. - с.220-224.

[3] Лозунг президентской компании Ельцина 1996 года.

[4] Российская ментальность: Материалы «круглого стола» // Вопросы философии. — 1994. — № 1 — с. 25-53.

[5] Кочетков В. В. Психология межкультурных различий: Учеб. пособие для вузов. – М., 2002. – с. 33.

[6] Кукушкин В. С., Столяренко Л. Д. Этнопедагогика и этнопсихология. – Ростов-на-Дону, 2000.- с.220-224.

[7] На самом деле жесткая регламентация жизни способна вообще погубить жизнь, существует даже такой вид забастовки, когда служащие начинают детально выполнять все инструкции и это приводит к полному параличу работы.

[8] Философия нации и единство мировоззрения. П. Е. Астафьев. – М., 2000. - с. 45.

[9] Кановская М. Николай Бердяев за 90 минут. – М., 2006. – с. 74.

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 25 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Про несправедливость

Апофеоз несправедливости. В прежние эпохи были голод, эпидемии. Все это плохо, но это было обусловлено не несправедливостью существовавшего общества, а иными причинами. Эпидемии возникали не потому, что кто-то их специально распространял, а потому что уровень развития медицины не позволял справляться со многими болезнями.

Категория «несправедливость» не связана с обеспеченностью. Справедливость, прежде всего, содержит в себе требование соответствия между практической ролью различных индивидов (социальных групп) в жизни общества и их социальным положением.

Для того чтобы понять разницу между справедливостью и обеспеченностью приведем следующий пример. Если вас ограбили и из 30 рублей отняли 10 рублей, то у вас останется всего 20 рублей. Если у вас была тысяча и у вас отняли 950 рублей, то у вас останется 50 рублей.

Во втором случаи у вас останется значительно больше денег, чем в первом, в два с половиной раза больше. Но несправедливости гораздо больше во втором случае, т.к. в первом случае вас лишили 33% ваших денег, а во втором уже 95%.

Идеально справедливого общества видимо построить нельзя. И раньше общество не было идеально несправедливым. Но сегодня построено идеально несправедливое общество. Почему?

Про несправедливость. В предыдущие эпохи проблемы бедности были обусловлены низким уровнем производительности труда. Упрощенно говоря, пирог был мал, и всем его не хватало. В длительной перспективе общество не могло существовать в иной форме в большей степени вследствие действия объективных экономических законов, а не из-за несправедливости, царящей в общества.

Теперь уровень производительности труда позволяет создавать пирог, объем которого в миллион в раз больше. Но делится он в высшей степени несправедливо, ведь самая значимая часть его достается антисоциальному, вследствие своего эгоизма, алчному, лицемерному слою людей.

Надо ли с этим бороться?

Первое, что нам необходимо понять: каждый человек, живущий в обществе, не является изолированной единицей и своим поведением оказывает влияние на окружающих. В обществе всегда существуют запреты на то или иное поведение. Например, нельзя по городу расхаживать голым, хотя, казалось бы, голый человек тоже никому не мешает. Нельзя делать очень многое. Например, во многих странах нельзя выйти на улицу с символикой, говорящей об исповедовании той или иной политической доктрине. В Австрии и Германии ношение свастики является уголовно наказуемым преступлением (наказание — несколько лет тюрьмы).

Более того, нередко запреты распространяются на сферу личной жизни. Так, в Австрии мужчина, который использовал присягу на верность Адольфу Гитлеру в качестве приветствия в голосовой почте своего мобильного телефона, в 2005 г. был приговорен к двум месяцам тюрьмы[1]. В той же Австрии человек был заключен в тюрьму за то, что дал своей собаке кличку Гитлер.

Таким образом, запреты на определенный образ жизни могут быть очень строгими, и, насколько важны данные запреты, прекрасно знают власть имущие, иначе они не были так щепетильны и не отказывали бы людям в праве выбора клички своего пса. Так что никаких иллюзий быть не должно, под прикрытием красивых слов о свободе совести, равноправии идей сегодня целенаправленно открыты шлюзы, через которые в общественное сознание хлынул поток бацилл духовной деградации. И этот процесс затрагивает всех.

Извращенцы активно заражают своей болезнью других членов общества, в особенности детей. Например, в Лос-Анджелесе существует общество Рене Гуньона, действующее под девизом «Секс начинается с 8 лет, иначе будет слишком поздно». Цель этой организации —узаконить сексуальные отношения между взрослыми и детьми. «Североамериканская ассоциация любви мужчин и мальчиков» выступает в поддержку прав взрослых на половые контакты с подростками. Она называет это «межпоколенческим сексом»:

«Дети имеют право сами выбирать своих партнеров; ценность секса определяется качеством взаимоотношений, а не возрастом; большинство педофилов — безвредные, добрые люди; ущерб от педофилии происходит не от самого секса, а от негативной реакции родителей».

Дальше больше. В Голландии гомосексуальное лобби уже пробило закон, разрешающий секс между взрослым и 12-летним ребенком (!) с согласия последнего. А много ли надо взрослому, чтобы чем-то соблазнить малолетнего?

Поэтому не надо думать, что извращенцы будут жить изолированной жизнью. Нет, они будут навязывать свое мировоззрение обществу. И делать они будут это с утроенной силой.

«Мы будем сексуально использовать ваших сыновей, оплот вашей немощной мужественности, ваших банальных мечтаний и безвкусной лжи. Мы будем совращать их в ваших же школах, общежитиях, гимназиях, раздевалках, спортзалах, семинариях, молодёжных группах, туалетах кинотеатров, армейских казармах, мотелях, мужских клубах и зданиях парламента. Везде, где мужчины встречаются с другими мужчинами. Они реваншируют наш имидж. Они будут страстно желать и боготворить нас. Женщины, рыдайте о свободе. Вы говорите, что мужчины вас больше не удовлетворяют, что они рушат ваше счастье. Что ж, мы знатоки мужского лица, мужского тела, и заберём их у вас. Мы будем развлекать их, мы будем учить их, мы утешим их, когда они плачут. Женщины, вы говорите, что готовы жить друг с другом вместо мужчин. Что ж, идите и живите друг с другом. Мы подарим вашим мужчинам неведомые ими доселе удовольствия, потому что мы сами лучшие из мужчин; и только мужчина знает, как на самом деле угодить другому мужчине; только мужчина способен понять глубину чувств и переживаний, разум и тело другого мужчины. Ваши законы, запрещающие гомосексуализм, будут отменены….»[2].

А какова тенденция развития России? Справка МВД РФ за 2007 год. За год в России 70500 подростков подверглись сексуальному насилию, из них 2500 погибли. Всего же за 4 года количество сексуальных преступлений против детей увеличилось почти в 26 раз. Правоохранительные органы Российской Федерации уже не справляются с ростом насилия в отношении детей[3].

 


[1] Два месяца тюрьмы за использование в мобильном телефоне присяги Гитлеру. 23.12.2005, Helpix.ru.

[2] Манифест гомосексуалистов. http://proboga.com/content/view/535/66/

[3] МВД: в 2007 году педофилы убили 2500 детей. РИА «Новый Регион 2». 08.04.2008.

Откуда появился термин «социализм»?

Желающего идти судьба ведет,

не желающего – тащит

Клеанф

Из предыдущей главы может создаться впечатление, что наша книга - апологетика коммунистической доктрины. Это не совсем верно, а точнее совсем неверно.

Дело в том, что социализм и коммунизм - разные, во многом противоположные учения. Неслучайно первых социалистов коммунисты снисходительно называли «утописты», т.е. мечтатели, прожектёры. Вообще это довольно странно — называть своих предшественников утопистами, ведь либералы не называют утопистами предтечей либеральной концепции. На самом деле такое отношение легко объяснимо. Социалисты никогда не были ни утопистами, ни предшественниками Маркса с его учением.

В советской справочной литературе не очень любили упоминать, откуда появился термин «социализм». Может, его придумали Маркс с Энгельсом? Отнюдь. В начале 30-х гг. XIX века в научный оборот термин «социализм» ввел французский мыслитель Пьер Леру. У Леры было весьма подходящее социальное происхождение (он был типографским рабочим), но очень неподходящие убеждения (он был одним из основателей христианского социализма).

Леру изобрел термин «социализм», а кто изобрел и расширил социалистическую доктрину? Первым создателем социалистической доктрины является Платон, а создателем, так называемого, утопического социализма принято считать Томаса Мора, важнейшей вехой в развитии социалистического учения стал французский социализм, самой видной фигурой которого являлся Сен-Симон.

Леру считал, что социалистический идеал в своем фундаменте имеет христианские догматы. И это действительно так: Иисус призывал к отказу от частной собственности, равенству, высоте духа, выступал против накопительства, вещизма и богатых. А потом оформился догмат — любая власть от Бога, т.е. все компоненты социалистической доктрины очень явственно проступают именно в христианском учении.

Томас Мор был причислен католической церковью к лику блаженных, а позднее канонизирован. Наибольшую известность Мору принёс его диалог «Утопия», содержащий описание идеального строя фантастического острова Утопия (греческий, буквально — «Нигдения», место, которого нет; это придуманное Мором слово стало впоследствии нарицательным). В Утопии критикуется английское общество XVI века как заговор богатых против всех членов общества. В идеальном же обществе, согласно Мору, существует сильная государственная власть, обладающей монополией на торговлю, в котором отменена частная собственность, а труд носит обязательный характер. Значимое место отводится религии, атеизм запрещен.

Сен-Симон разрабатывал идею нового христианства, которая призвана была дополнить материальные стимулы «промышленной системы» моральными требованиями новой религии с ее лозунгом «все люди — братья». Впоследствии сен-симонизм был преобразован в религиозную доктрину.

«Сен-Симон, Фурье, Оуэн и их ученики всё же не сходили с почвы идеалистического мировоззрения. Они считали конечной движущей пружиной общественно-исторического развития смену религиозных и нравственных идей общества, не понимали важнейшей исторической роли классовой борьбы народных масс и видели в пролетариате лишь страдающий класс. Для укрепления сотрудничества пролетариата и буржуазии критико-утопический социализм возрождал религиозные идеи»[1].

Поэтому для Маркса Леру, Платон, Мор, Сен-Симон были утописты, очень уж их взгляды не укладывались в прокрустово ложе марксизма - во-первых, в их учениях государство не отмирало, а, напротив, имело решающее значение в новом обществе, во-вторых, духовные аспекты играли историческом процессе и развитии социума если не основную, то никак не меньшую роль, чем материальные.

Социализм как многовековая мечта о справедливом обществе, лишенного эксплуатации, бесправия, насилия и духовных пороков, был обречен на победу. Исходя из революционной целесообразности, Маркс записал социалистов в предшественники коммунистов, но в очень обрезанном варианте. Платон в предшественники не попал, о Леру старались не вспоминать, Мора и Сен-Симона записали в утописты.

«Очень важно иметь в виду, что идея эта (как бы она ни называлась) вовсе не продукт последних веков, не идеология пролетариата, возникшего в результате про­мышленного переворота в Западной Европе. Наоборот, она очень древнего происхождения, то есть относится к числу основных концепций, «архетипов» цивилизо­ванного человечества. Ее законченное, глубоко проду­манное изложение известно нам уже из сочинений Платона в IV веке до Рождества Христова.

Более чем за две тысячи лет, прошедших со времен Платона, никто к этой идеологии ничего принципиально нового не прибавил. Она многократно переизла­галась, в чем-то смягчалась ее отпугивающая прямоли­нейность, она приспосабливалась к особенностям дру­гих времен. Но основная идея была та же. Зато много разных мыслей было высказано о том, каким путем можно воплотить в жизнь этот идеально сконструиро­ванный общественный строй»[2].

Социализм и коммунизм как учения со всеми своими достоинствами и недостатками во многом являются разными идеологическими направлениями. Но в чем суть этих различий?

 


[1] Утопический социализм [БСЭ].

[2] Шафаревич И. Р. Зачем России Запад? – М., 2005. - с. 86-87.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg