Sidebar

Чужой западноевропейский ум призван был нами,

чтобы научить нас жить своим умом,

но мы попытались заменить им свой ум

В.О. Ключевский

Мы часто можем услышать - Россия - евразийская страна, занимает промежуточное положение между Западом и Востоком, культура России имеет черты культуры Запада и Востока, русские промежуточный этнический тип между европейцами и азиатами и т.д. Особенно больно, когда подобные мысли идеи на вооружение патриоты, заявляя, что мы наполовину Запад, наполовину Восток, поэтому у нас свой путь в истории.

Но у нас свой путь, но не потому, что мы наполовину Запад или на половину Восток, а потому что мы - самобытное направление развития европейской цивилизации. И самобытны мы не потому, что мы некая помесь.

Русские принадлежат к индоевропейской расе и никого отношения к Востоку не имеют ни культурного, ни этнического. Разве много у русского с узбеком или китайцем. Восток – это другие культуры, другие народы, другие страны. Нельзя сказать, что они лучше или хуже они просто абсолютны другие.

Теперь что касается принадлежности России к Западу. Запад имеет общий корень, к которому Россия не принадлежит ни в малейшей степени. Россия не входила ни в состав Римской империи, ни в состав империи Карла Великого, и образовалась не в результате развала империи Карла Великого и последующей перекройки европейских. Не было в России ни похожих на западные Средние века, ни эпохи Возрождения, ни Реформации.

«Россия не является, и никогда не являлась членом европейской семьи. Еще со времен падения Римской империи и миграции, вследствие завоеваний викингов и тевтонов, между скандинавами, англичанами, немцами, французами, иберами и итальянцами сложилась определенная степень родства, несмотря на все значительные различия в их развитии. Даже Польша, благодаря своей приверженности западной форме христианства, имела некоторое родовое сходство с Европой. Россия же нет»[1].

   Русские и западноевропейцы хоть и близки кровно, духовно представляют совершенно два разных направления эволюции индоевропейцев. Собственно, мнение, в соответствии с которым, Запад и Россия – разные цивилизации, на Западе является общепринятым.

«Таким образом, полицивилизационная модель дает исчерпывающий ответ на вопрос, стоящий перед жите­лями Западной Европы: «Где заканчивается Европа?». Евро­па заканчивается там, где заканчивается западное христиан­ство и начинаются ислам и православие. Именно такой ответ хотят услышать западные европейцы, именно его они в подавляющем большинстве поддерживают sotto voce (вполголоса)»[2].

Россия и Запад формировались и развивались независимо друг от друга, лишь редко эпизодически вступая во взаимоотношения, наиболее частым типом которых была война.

Далее. Более абсурдной идеи, чем идея о России - связующем звене между Западом и Востоком, трудно представить. Во-первых, Россию не понимают на Западе, и русская душа для Запада всегда будет загадкой. Чужда Россия и Востоку. Поэтому никаким мостом между Западом и Востоком Россия быть не может, скорее она может быть стеной.

Во-вторых, если мы думаем о том, что только Россия претендуют на иллюзорную роль евразийского связующего звена, мы глубоко ошибаемся. На эту роль претендует Украина, Япония, Турция, Польша, Белоруссия, Казахстан. Последний, кстати, имеет гораздо больше оснований стать мостом Восток-Запад. Но вся проблема заключается в том, что данный мост никому не нужен.

В-третьих, все устремления построить мост между Западом и Востоком наивны. Разве Запад просил о построении этого моста? Никакой мост, никакие связующие звенья не нужны Западу. Запад никогда не понимал Восток, да что там Восток, не понимал Россию, но главное никогда, не стремился к этому пониманию, в силу своего евроцентризма. Запад стремился только к эксплуатации других народов и поэтому, если ему понадобится мост, он его легко выстроит без всякой посреднической роли с помощью своих авианосцев.

 


[1] Мариотт Дж.

[2] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М., 2006 – с. 243-244.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 143 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Цивилизационный подход

Цивилизационный подход, имеющий сегодня большую популярность в западной исторической науке, начал складываться еще в античности, однако свое наиболее полное развитие он получил лишь в XIX в. В российской науке его сторонниками были Данилевский, Гумилев, в зарубежной науке наиболее яркими приверженцами этой методологии являются Тойнби, Шпенглер, Сорокин и др.

Основной структурной единицей процесса развития общества, с точки зрения данного подхода, является цивилизация. Цивилизация понимается как общественная система, связанная едиными культурными ценностями (религией, культурой, экономической, политической и социальной организацией и т.д.), которые согласованы друг с другом и тесно взаимосвязаны.

Согласно цивилизационному подходу социальная природа государства определяется духовными и культурными факторами. Английский историк Арнольд Тойнби пишет:

«культурный элемент представляет собой душу, кровь, лимфу, сущность цивилизации; в сравнении с ним экономический и тем более политический планы кажутся искусственными, заурядными созданиями природы и движущих сил цивилизации»[1].

Суть цивилизационного подхода заключается в том, что история развития человечества рассматривается как смена одних цивилизаций другими, при этом у авторов цивилизационной парадигмы часто отсутствует понимание механизма этой смены. Чаще всего отрицается всемирная история: она превращается в конгломерат изолированных процессов развития локальных цивилизаций.

Несмотря на то, что цивилизационный подход сегодня стал довольно модной концепцией, он не лишен серьезных недостатков. За прошедшие два столетия сторонники цивилизационного подхода так и не выработали по-научному четкое определение термина «цивилизация».

Но самым серьезным недостатком цивилизационного подхода является отсутствие понимания о направленности движения человеческой цивилизации в своей совокупности, что было, безусловно, сильной стороной формационного подхода. Декларирование многовариантности исторического процесса не всегда помогает, а часто даже затрудняет понимание того, какие из этих вариантов лучше, а какие хуже (ведь все цивилизации считаются равноценными). Все это в комплексе приводит к тому, что в рамках цивилизационного подхода невозможен прогноз дальнейшего направления развития человечества. По сути цивилизационный подход «отвечает» на вопрос о том: «как было?», но не может ответить на вопрос: «как будет?».

 


[1] Тойнби А. Постижение истории. - М., 1997. – с. 59.

Делай как я

Как мы помним, функциями господствующего класса является управление обществом и формирование контуров общественной морали. Какова мораль нынешнего господствующего класса мы теперь знаем. И именно эти моральные нормы прививаются обществу. Прививаются всем: Вам, вашим друзьям, вашим детям.

Можно много обсуждать качества отдельных олигархов, но обобщенный и наиболее точной характеристикой морали господствующего класса и является образ исторического кумира.

Исторический кумир — образ идеального героя данной исторической эпохи, который представлен в сознании общества не как конкретная личность, а как квазиличность — личность, не связанная с конкретным, реально существующим индивидом, но, тем не менее, представленная в сознании других людей наподобие реальной личности, благодаря процессу персонализации. Эта квазиличность включена в социум и оказывает влияние на другие личности не меньшее, а иногда и большее, чем реально существующие люди: им подражают, с ними связывают свои идеалы, о них создают произведения искусства, на их примере могут воспитываться целые поколения.

Какие общемировые рейтинги постоянно печатают СМИ? Рейтинги полуголых девиц и рейтинги самых богатых мужчин. Именно эти рейтинги отражают и формируют устремления большинства людей. Это исторические кумиры современного общества.

«Предложите обществу назвать кумиров в мире политики, бизнеса, эстрады, кино и прочее. Будут названы те, кто по характеру напоминает «крысиного короля». Абсолютная циничность, бездуховность, полная распущенность, безнравственность и вседозволенность. Главное мерило – деньги. Нет хорошо и плохо. Есть приход и расход»[1].

Общество, как рыба, гниющая с головы, сверху до низу стало пропитываться наихудшими качествами: жадностью, алчностью, эгоизмом, лицемерием, бесстыдством.

Делай как я. Закономерно, что при капитализме сразу расцветает шансон, уголовный жаргон, героизация преступников в фильмах, книгах. Даже в телерекламе значительное место отдается воровству, обману: познакомился и украл у своих знакомых чипсов («Лейс»), летчик покидает самолет, угощая обреченного на смерть пассажира предметом для жевания (ириски «Меллер»), ограбил банк и заодно с деньгами украл сотовый телефон (LG), купил хлопья и никому не даешь, за бутылку пива отнимаешь украшения у своей женщины («Сибирская корона») и т.д. и т. п. Все, конечно, подается в шуточной форме, но от этого не меняется суть. Мы даже не замечаем, как в наше сознание приникает мораль обмана и воровства. Давно известно, в рекламных роликах рекламируется не сам товар, а сопутствующий ему имидж. Джинн, позволивший убить Синдбада с товарищами, ради глотка оранжевой жижи («Миринда»), космические спасатели, пренебрегающие своим долгом ради нее же. Вы пьете эту разрекламированную жидкость? Нет, вы наслаждаетесь вкусом измены, которая повлекла за собой человеческие жертвы.

С приходом капитализма экраны сразу заполняют кинофильмы, которые воспевают воровство. Не в переносном, а в прямом смысле. Постоянна культивируется тема удачного ограбления банка, и зритель, даже не понимая, на уровне подсознания начинает отожествлять себя с вором, переживая за героя очередной киноленты. Этот процесс в психологии называется персонализацией. Персонализация - изменение в системе личностных смыслов и поведенческой активности в связи с отожествлением в сознании человека образа другого субъекта.

Символично, что на первом в России деловом (бизнес) радио – радиостанции «Бизнес ФМ» существует рубрика «Великие мошенники», в которой с придыханием рассказывают о различных махинаторах. Некая «ЖЗЛ» для бизнесмена.

Культивирования и воспевание воровства, на самом деле объективно характеризует качества господствующего класса. Нет ментального разрыва между господствующим классом и героями гангстерами из кинолент.

Фильмы, книги лишь выполняют социальный заказ. В Средние века, века господства церкви, картины и книги были пропитаны религиозной тематикой, в советское время были сняты сотни лент про революционеров, чекистов. Брежнев был фронтовик, и в брежневские времена очень много снимали фильмов про войну. Сегодня теле- и киноэкраны наводнил герои капреализма: бизнесмены, мафиози, гангстеры, окружение бизнесменов, включая проституток и полицейских, и т.д.

Самое пагубное заключается в том, что это процесс идет по нарастающей, сметая все моральные нормы, выработанные человечеством в течении тысячелетий. В результате на самый верх общества всплыло все самое наихудшие: коррупционеры, лицемеры, девицы, не стесняющие во всех деталях показывать свои половые органы в мужских журналах.

«У них нет ничего святого, ничего личного, только бизнес. И этот процесс не может остановиться. Он будет совершенствоваться, подчиняясь рациональной логике»[2].

Делай как я. Медленно, но зато последовательно разваливаются скрепы общества, и проблема здесь даже не в том, что люди стали черствы по отношению друг другу, а в том, что разваливаются такие образования как семья, нация. Цивилизация возвращается в дикое состояние, в котором не будет ни семьи, ни нации. Казалось, мы попрощались с этим состоянием тысячи лет тому назад, но это видимо не так. Французский социолог, бывший президент Всемирного банка реконструкции Жак Аттали, рисует картину нашего будущего:

«Человек должен покончить с «национальной привязкой» и семейными узами, превратиться в номада (кочевника), стать искусственным существом, которое можно будет купить или продать, как любой другой предмет или товар»[3].

И процесс этот закономерен, и вот это уже совсем плохо. Если бы был заговор кучки злодеев, то их устранение решало бы все проблемы, но заговора нет, а действуют объективные законы социального развития. Как же общество пришло к этому, как это произошло?

 


[1] Проект Россия. Вторая книга. Выбор пути. - М., 2007.

[2] Проект Россия. Вторая книга. Выбор пути. - М., 2007.

[3] Шафаревич И. Р. Зачем России Запад? – М., 2005. - с. 59-60.

Сверхдержава

 Мы победили в той войне, но мы потеряли свыше 20 миллионов жизней и 1/3 национального богатства. Ни одна страна мира не понесла таких тяжелых людских и материальных потерь. А кое-кто на этой войне неплохо подзаработал. Как признавал выдающийся американский экономист лауреат Нобелевской премии по экономике, Президент Американской экономической ассоциации Пол Самуэльсон, США за время войны заработали денег больше, чем за какой-либо предшествующий период истории. По сути дела, США стали мародером, баснословно обогатившись на чужом горе. Вчитайтесь в эти строки, одного из самых известных учебников по экономики:

«В результате войны американский народ накопил больше сбережений, чем за какой-либо другой период во всей предшествующей истории. В период войны большин­ство семей получало необычайно высокие денежные доходы, но израсходовать на покупку потребительских товаров кратковременного пользования удавалось лишь весьма умеренную сумму средств, а на товары длительного пользования, такие, как автомобили и радиоприемники, расходы можно было осуществлять только в своем урезанном объеме. Разница между доходом и потребительскими расходами накапливалась в форме облига­ций военных займов, средств на сберегательных счетах, страховых полисов, погашения прежних долгов и, наконец, в форме накопления бумажных денег и депозитов на текущих счетах. Американское население и предприятия вышли из войны, накопив около 250 млрд. долл. (1/4 триллиона!) в форме ликвидного имущества»[1].

Нам же нужно было восстанавливать разрушенную страну и помощи опять ждать было не откуда. И русский народ вновь повторил трудовой подвиг, который он совершил до войны. В кратчайшие сроки, без всякой существенной помощи извне мы подняли страну из руин. Общий объем промышленного производства превысил довоенный в 1948 г. (по электроэнергии в 1946 г., по углю в 1947 г.). Карточки на питание были отменены в 1947 году.

В погоне за количеством не забывали и о качестве, была подготовлена база для перехода страны на качественно новый технологический уровень, число студентов в 1950 г. было в 1,5 раза, а научных работников в 2 раза выше, чем в 1940 году. По числу студентов на 10.000 жителей мы занимали ведущее место в мире, в то время как в конце 80-х лишь 39 место. В 1950 г. расходы на образование в СССР составляли 10 % от национального дохода, в то время как в США лишь 4 %. Велись успешные разработки по созданию ядерного оружия, ракетной техники, подготовки полетов в космос, внедрению ЭВМ и т.д.

Постоянно улучшалось материальное положение народа, ежегодно снижались цены. За 5 лет к 1952 г. они, по сравнению с 1947 годом, были снижены в 2 раза. И в магазинах было все. Старики прекрасно помнят, как черную икру как творог продавали в магазинах на развес.

Власть становится настроена все более патриотически. Распускается III интернационал, вместо интернационала Советский Союз получает новый гимн. Сталинский период развития становится продолжением развития традиций российской государственности.

«Я надеюсь, что когда-нибудь выйдет такая книга, в которой сталинский вариант марксизма найдет свое объяснение в контексте истории России»[2].

Впервые в своей истории Россия превратилась в лидера всего человечества, морального, экономического, военного, научного. Это было небывалое преображение, поистине русское чудо.

«Славянофилы и западники вели споры о том, может ли Рос­сия отличаться от Запада, не будучи при этом отсталой по сравнению с Западом. Коммунизм нашел идеальное реше­ние проблемы: Россия отличалась от Запада и находилась в принципиальной оппозиции по отношении к нему, потому что она была более развитой, чем Запад. Она первой осуще­ствила пролетарскую революцию, которая вскоре должна была распространиться на весь мир. Россия стала воплоще­нием не отсталого азиатского прошлого, а прогрессивного советского будущего. На самом деле революция позволила России перепрыгнуть Запад, отличиться от остальных не потому, что «вы другие, а мы не станем как вы», как утверж­дали славянофилы, а потому, что «мы другие и скоро вы ста­нете как мы», как провозглашал коммунистический интер­национал.

…множество профсоюзов, социал-демо­кратических и лейбористских партий в западных странах были приверженцами советской идеологии и добивались все большего влияния в европейской политике… коммунизм и социализм рас­сматривалась как веяние будущего и в той или иной форме радостно воспринималась политическими и интеллектуаль­ными элитами. Споры между российскими западниками и славянофилами насчет будущего России, таким образом, сменились спорами в Европе между правыми и левыми о бу­дущем Запада и о том, олицетворял ли собой это будущее Советский Союз или нет. После Второй мировой войны мощь Советского Союза усилилась из-за притягательности коммунизма для Запада и, что более важно, для незападных цивилизаций, которые теперь встали в оппозицию Западу»[3].

Но вновь находятся силы, как вне, так и внутри страны, которым не нравились наши достижения. Запад, в лице премьер-министра Великобритании Черчилля, объявляет СССР «холодную войну», и отгораживает Запад от СССР железным занавесом (знаменитая фултонской речь). Война, пусть и холодная, «железный занавес» — где-то все это мы уже слышали? Термин «железный занавес» Черчилль позаимствовал у Геббельса из его статьи «Железный занавес против коммунизма». Так что у Гитлера сразу нашлись достойные преемники, наши бывшие «союзники».

За словами следуют действия. В 1949 г. Запад создает военный блок НАТО и лишь в ответ мы вынуждены создать военный блок «Варшавского договора». В этом же году Запад расчленяет Германию, не пойдя на предложение СССР объединить зоны оккупации Германии и провести свободные выборы. Запад боялся популярности идей коммунизма на родине коммунизма Германии, особенно после выигранной коммунистической державой войны. Объеденная Германия могла стать сильным социалистическим государством в Европе.

«Госсекретарь США застолбил: «У нас нет оснований доверять демократической воле немецкого народа». Ни свободных вам выборов, ни заключения с немцами мирного договора, к выработке которого Москва предлагала пригласить представителей Германии, ни вывода иностранных войск из этой страны»[4].

Уверено развивается страна и в 50-60е годы. СССР становится первой по объему ВНП державой в Европе. Первой космической державой. Опять предоставим слово Самуэльсону:

«Все согласны с тем, что процентные годовые показатели роста в СССР после второй мировой войны намного выше, чем в США»[5].

Однако в 70е годы намечается определенное замедление темпов экономического развития. К сожалению, мирная, спокойная жизнь часто воспринимается как застой, тем не менее, факты убедительно говорят о его отсутствии. Ниже приведены данные сопоставительного развития СССР[6] и США[7] (табл. 3).

Таблица № 3

Темпы роста ВНП в СССР и США

СССР США
1971-1975 гг. 5,7 2,2
1976-1980 гг. 4,3 3,4
1981-1985 гг. 3,6 2,6

Если отбросить различные сплетни и опираться на факты, можно увидеть, что СССР опережал США в темпах своего развития. Если в СССР был застой, что тогда было в США?

Средний прирост ВНП (НД) в СССР 1946-1985 – 7%, аналогичные показатели США 3,2%[8]. Для объективности приведем расчеты ЦРУ. По данным ЦРУ в 1960 г. ВНП СССР составил в процентах от ВНП США 47,7%, в 1970 г. 53,2%, а в 1982 г. - 56,1%[9]. Таким образом, абсолютно непредвзятый сопоставительный анализ развития экономики СССР и США не позволяет сделать вывод о неэффективности советской экономики, 7 больше 3,2 и это не зависит от того сторонник вы социализма или противник. Факты вещь упрямая.

Однако, конечно, развитие СССР не было беспроблемным. Существовали четыре основные экономические проблемы.

Отставание. К сожалению, СССР отставал от США. Но в чем суть этого отставания, в неэффективности советской экономики?

Сначала простая арифметическая задача. У Ивана есть 10 рублей, а у Джона 100 рублей. Оба они положили деньги в банк под десять процентов годовых. Через год у Ивана стало 11 рублей, а у Джона 110 рубля. Если на начала года разница между Иваном и Джоном составляла 90 рублей, то через год разница увеличится и будет составлять уже 99 рубля. Через 70 же лет у Джона будет 78.974 рублей[10], у Ивана лишь 7.897 рубля, а разница между Иваном и Джоном будет составлять 71.077 рубля.

Можно ли делать вывод о меньшей эффективности банка, оперирующим деньгами Ивана? Нет, эффективность банков абсолютна одинакова. Но несмотря, на одинаковую эффективность пропасть между Иваном и Джоном увеличилась в 790 раз.

Чтобы разница между Джоном и Иваном осталась прежней банк, в который кладет деньги Иван должен давать не 10% годовых, как у Джона, а белее чем 13,6%, т.е. банк Ивана должен работать лучше банка Джона на 36%, только для того чтобы поддерживать паритет. Такая вот арифметика, о которой мало кто задумывался, так гневно обличая неэффективность советской экономики.

А теперь зададимся простым вопросом, за время существования двух сверхдержав разрыв между ними сократился, увеличился, остался прежнем?

Этот разрыв неуклонно сокращался, несмотря на худшие биоклиматические условия и нашествия гитлеровских полчищ (рис. 15)[11].

Как видим советская производительность в 1986 году ниже американской почти в 2 раза. Это бесспорно, как бесспорно и то, что этот разрыв постоянно сокращался. СССР стал по объему ВНП второй державой в мире, и его цель была стать первой. Сегодня мы лишь мечтаем о том, чтобы закрепится в десятке.

Замедление. Советская экономика столкнулась с проблемой замедления экономического роста. Это признавали и западные экономисты. Как справедливо отмечают авторы известного учебника «Экономикс» К. Макконнелл и С. Брю, которых уж никак не заподозришь в любви к СССР,

«В 70 –80 годах Советский Союз столкнулся с проблемой заметного сокращения высоких темпов экономического роста, которыми отличалась советская экономика два десятилетия после окончания мировой войны»[12].

Действительно, в IV пятилетке 1946-1950 гг. годовой рост ВНП составлял около 20 %. Таким образом, вся проблема заключалась в сокращении высоких темпов роста, не более того. Никакого застоя, в сравнении с развитыми странами, не было.

Дисбаланс. Если обсуждение первых двух проблем было в основном уделом профессионалов, то две другие постоянно обсуждались обывателем и явно в критическом аспекте. Дисбаланс в торговле приводил к тому, что по многим группам товара, несмотря на громадные объемы производства, спрос все время оставался неудовлетворенным. Например, количество производимой кожаной обуви в начале 80-х годах в СССР было в несколько раз больше, чем в США и, тем не менее, в СССР ощущался её острый дефицит. Проблему дефицита очень важная проблема и мы далее разберем ее отдельно.

Товары народного потребления. В Советском Союзе так и не было налажено производство качественных товаров народного спроса, прежде всего, одежды и бытовой техники. Страна, открывшая космическую эру человечества, создавшая и наладившая массовый выпуск по многим параметрам лучших в мире видов вооружения, так и не смогла наладить производство двухкассетных магнитофонов и пошив джинсов.

Требовались реформы, обычные реформы, которые постоянно идут во всех странах, но в конце 80-х вместо обдуманных реформ, был совершен целенаправленный развал Советского Союза, плоды чего мы пожинаем до сих пор. Русский философ А. Зиновьев, которого выгнали из СССР за антисоветчину позже напишет:

«Запад навязал нам, русским, свое понимание явле­ний не только своей, но и нашей жизни и истории. Запад поступил с нами так, как европейцы в свое время поступили с индейцами в Америке. Он подкупил нас самыми грошовыми отходами своего образа жизни и заразил нас своими пороками. У нас не оказалось им­мунитета против тлетворного влияния Запада. Мы предали великие завоевания нашей революции и со­ветской истории за жевательную резинку, джинсы, рок-музыку, свободу проституции и грабежа народа»[13].

 


[1] Самуэльсон П. Экономика. В 2 т., т 1. – М., 1992. – с 117.

[2] Ортега-и-Гассет, Х. Восстание масс. – М., 1996 – с. 95.

[3] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М., 2006 – с. 214 -215.

[4] Философия «холодной войны» вызревала в годы Второй мировой, или что стоит за фултонской речью Черчилля. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005.

[5] Самуэльсон П. Экономика. В 2 т., т 2. – М., 1992 – с 411-412.

[6] Народное хозяйство СССР в 1987 г. – М., 1988. – с. 7, 8.

[7] Макконнелл К. Р., Брю С. Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. - В 2-хт. Пер. с 11-го англ. изд. Том I. – М., 1992.

[8] С 1951-1965 см. БСЭ [Пятилетние планы развития народного хозяйства]. С 1966-1986 см. Народное хозяйство СССР в 1987 г. – М., 1988. – с. 7, 8. (Цит. Постижение / ред. сост. Бородкин Ф.М. - М., 1989- с.423.)

[9] Каким мы были раньше? Обозреватель – Observer. // 1992. №2.

[10] Учитывая процент на процент

[11] Грошев В.П. Занимательная экономика. - М., 1988. –с. 19.

[12] Макконнелл К. Р., Брю С. Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. - В 2-хт. Пер. с 11-го англ. изд. Том I. – М., 1992. - с. 15

[13] Зиновьев А. Смута. – М., 1994 - с. 379.

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg