Sidebar

Чужой западноевропейский ум призван был нами,

чтобы научить нас жить своим умом,

но мы попытались заменить им свой ум

В.О. Ключевский

Мы часто можем услышать - Россия - евразийская страна, занимает промежуточное положение между Западом и Востоком, культура России имеет черты культуры Запада и Востока, русские промежуточный этнический тип между европейцами и азиатами и т.д. Особенно больно, когда подобные мысли идеи на вооружение патриоты, заявляя, что мы наполовину Запад, наполовину Восток, поэтому у нас свой путь в истории.

Но у нас свой путь, но не потому, что мы наполовину Запад или на половину Восток, а потому что мы - самобытное направление развития европейской цивилизации. И самобытны мы не потому, что мы некая помесь.

Русские принадлежат к индоевропейской расе и никого отношения к Востоку не имеют ни культурного, ни этнического. Разве много у русского с узбеком или китайцем. Восток – это другие культуры, другие народы, другие страны. Нельзя сказать, что они лучше или хуже они просто абсолютны другие.

Теперь что касается принадлежности России к Западу. Запад имеет общий корень, к которому Россия не принадлежит ни в малейшей степени. Россия не входила ни в состав Римской империи, ни в состав империи Карла Великого, и образовалась не в результате развала империи Карла Великого и последующей перекройки европейских. Не было в России ни похожих на западные Средние века, ни эпохи Возрождения, ни Реформации.

«Россия не является, и никогда не являлась членом европейской семьи. Еще со времен падения Римской империи и миграции, вследствие завоеваний викингов и тевтонов, между скандинавами, англичанами, немцами, французами, иберами и итальянцами сложилась определенная степень родства, несмотря на все значительные различия в их развитии. Даже Польша, благодаря своей приверженности западной форме христианства, имела некоторое родовое сходство с Европой. Россия же нет»[1].

   Русские и западноевропейцы хоть и близки кровно, духовно представляют совершенно два разных направления эволюции индоевропейцев. Собственно, мнение, в соответствии с которым, Запад и Россия – разные цивилизации, на Западе является общепринятым.

«Таким образом, полицивилизационная модель дает исчерпывающий ответ на вопрос, стоящий перед жите­лями Западной Европы: «Где заканчивается Европа?». Евро­па заканчивается там, где заканчивается западное христиан­ство и начинаются ислам и православие. Именно такой ответ хотят услышать западные европейцы, именно его они в подавляющем большинстве поддерживают sotto voce (вполголоса)»[2].

Россия и Запад формировались и развивались независимо друг от друга, лишь редко эпизодически вступая во взаимоотношения, наиболее частым типом которых была война.

Далее. Более абсурдной идеи, чем идея о России - связующем звене между Западом и Востоком, трудно представить. Во-первых, Россию не понимают на Западе, и русская душа для Запада всегда будет загадкой. Чужда Россия и Востоку. Поэтому никаким мостом между Западом и Востоком Россия быть не может, скорее она может быть стеной.

Во-вторых, если мы думаем о том, что только Россия претендуют на иллюзорную роль евразийского связующего звена, мы глубоко ошибаемся. На эту роль претендует Украина, Япония, Турция, Польша, Белоруссия, Казахстан. Последний, кстати, имеет гораздо больше оснований стать мостом Восток-Запад. Но вся проблема заключается в том, что данный мост никому не нужен.

В-третьих, все устремления построить мост между Западом и Востоком наивны. Разве Запад просил о построении этого моста? Никакой мост, никакие связующие звенья не нужны Западу. Запад никогда не понимал Восток, да что там Восток, не понимал Россию, но главное никогда, не стремился к этому пониманию, в силу своего евроцентризма. Запад стремился только к эксплуатации других народов и поэтому, если ему понадобится мост, он его легко выстроит без всякой посреднической роли с помощью своих авианосцев.

 


[1] Мариотт Дж.

[2] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М., 2006 – с. 243-244.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 38 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Определить производительность труда

На Западе работают лучше всех? Часто приходится слышать, что на Западе высокий уровень производительность труда, мол, хорошо работают, поэтому они хорошо живут. Действительно западные народы нельзя назвать ленивыми, но только ли в этом кроется высокий уровень производительности труда?

Действительно ли на Западе, и в частности в США, так хорошо работают? Что же такое производительность труда? Как связана производительность труда с тем, что мы обычно вкладываем в понятие «хорошая работа». Для ответа на этот вопрос нам необходимо понять, что значит лучше работать? Исследователи быта народов Латинской Америки часто рисуют следующую картину работы латиноамериканских крестьян: труд с утра до ночи, напряженность которого такова, что по окончанию трудового дня люди падают замертво. И, несмотря на интенсивность своего труда, крестьяне еле сводят концы с концами, а основу их рациона составляет кукуруза. Мясо только по праздникам. Почему же столь напряженная работа не делает крестьян богатыми?

Производительность труда часто путают с интенсивностью труда и ставят знак равенства между понятием «производительность труда» и формулировкой «на Западе качественнее и больше работают». Интенсивность труда – степень напряжённости труда, т.е. затраты работником физической, умственной и нервной энергии за единицу рабочего времени. Для соотнесения понятий «производительность труда» и «интенсивность труда» приведем следующий пример. Танкист будет исполнять работу лучше, чем стрелок из лука не потому, что он больше «работает» (лучник может как раз тратить энергии гораздо больше), а потому что в его распоряжении танк.

Определить производительность труда. Обратимся к экономической теории, производительность (ПТ) труда можно выразить следующим образом (формула 2):

ОП = ПТ / Т   (2)

где ОП — оборот или объем продукции; Т – затраты труда. Трудозатраты могут измеряться в человеко-часах, человеко-днях, средней списочной численности персонала.

Как повысить производительность труда? Наиболее простой ответ: необходимо сделать максимальным числитель (ОП) в формуле 2. Например, страна Альфония и Бетония производит по 10 стульев. Но Альфония — член важного экономического союза, что позволяет ей продавать свои стулья по 50 рублей, а Бетония, завоевывая рынок, может продавать свои стулья лишь по 25 рублей. Совокупная выручка у Альфонии 500 рублей за 10 стульев, а Бетонии только 250 рублей. Если затраты труда у этих стран одинаковы, то производительность труда в Альфонии в 2 раза выше чем в Бетонии.

Запад построил такую модель взаимоотношений с другими народами, когда весь мир работает на Запад, получая при этом лишь крохи. Например, ни одна пара джинсов, традиционной американской одежды, не шьется на территории США. Последний фирмой, перенесшей свое производство в страны третьего мира (Бангладеш, Китай и др.), оказалась «Леви Страусс энд компани». Поэтому людям, любящим все фирменное и покупающим джинсы в фирменном магазине «Леви Страус», необходимо знать, что они покупают фирменные бангладешские джинсы. Более того, по данным Американской ассоциации производителей одежды и обуви, 96 % всей одежды, приобретенной в США, было изготовлено в других странах[1]. Как высказался владелец компании по производству джинсов Р. Россо, мы не продаем джинсы, мы продаем стиль жизни[2]. Действительно, они не производят, и не торгуют, и даже не перевозят, они только создают рекламные ролики.

Существует и другой метод повышения производительности: необходимо сделать минимальным знаменатель (Т) в формуле 2. Например, Альфония и Бетония производят по 20 стульев и продают по цене 50 рублей за стул. В этом они равны. Но Альфония отнимает у Бетонии 10 стульев, в результате Альфония за отчетный период производит 30 стульев, а Бетония лишь 10. Производительность труда в Альфонии выше, чем в Бетонии в три раза.

Когда мы говорим о высокой производительности труда в западных странах, нельзя упускать из вида то обстоятельство, что во многом западная экономика была построена за счет громадных капиталов, которые страны Запада выжимали из своих колоний, а колониями западных стран был весь мир, исключая Россию.

По данным французского историка Фернана Броделя, Англия в середине XVIII века ежегодно инвестировала в свою экономику 6 млн ф. ст., и треть этих инвестиций, т.е. 2 млн ф. ст., ежегодно извлекались только из одной Индии:

«Капитализм является порождением неравенства в мире; для развития ему необходимо содействие международной экономики… Он вовсе не смог бы развиваться без услужливой помощи чужого труда»[3].

Эта колониальная система во многом не разрушена и сегодня, только военный диктат заменен на диктат экономический. По разным оценкам доля ВНП западных стран, полученных за счет неэквивалентного обмена и использования дешевой рабочей силы в странах третьего мира, колеблется на уровне 30-40 %. Поэтому либеральные экономисты так опасаются изменений в мировом хозяйстве:

«Сегодня экономика Европы в большой степени основывается на включении в мировое хозяйство в качестве поставщиков различного сырья обширных регионов Африки и Азии. Это сырье не отнимают силой. Оно не взимается как дань, а передается в ходе добровольного обмена на промышленные товары из Европы. Таким образом, отношения не строятся на каком-либо преимуществе, напротив, они имеют взаимовыгодный характер и население колоний извлекает из них столько же выгоды, сколько и население Англии или Швейцарии. Любое прекращение этих торговых отношений нанесло бы серьезный экономический ущерб как Европе, так и колониям, и привело бы к резкому падению уровня жизни большого числа людей. Поскольку медленное распространение современных экономических отношений по всему свету и постепенное развитие мировой экономики было одним из наиболее важных источников увеличения богатства за последние полтора столетия, то поворот этой тенденции вспять стал бы для мира экономической катастрофой невиданных доселе масштабов»[4].

Оставим на совести автора приведенной цитаты – Мизеса, рассуждения о «добровольном обмене с колониями». Важен вывод разрыв этого «добровольного обмена» приведет к катастрофе невиданных масштабов.

Определить производительность труда. На Западе стали богато жить не тогда, когда стали хорошо работать, а тогда, когда стали грабить весь мир. И на Западе это хорошо знают, пусть и на уровне подсознания. Это должны хорошо понимать и мы, чтобы делать правильные выводы.

 


[1] Руководство выпускающей их компании объявило, что ликвидирует все свои предприятия в Северной Америке. (ИТАР-ТАСС. 09.10.2003).

[2] Вернер К., Вайс Г. Черная книга корпораций. – М., 2007. – с. 41.

[3] Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. - М., 2000. - с. 196.

[4] Мизес Л. Либерализм. - М., 2001 – с. 122-124 .

Часть III. Западная цивилизация
Куда ведет Запад человечество?
Азиопа?

Чужой западноевропейский ум призван был нами,

чтобы научить нас жить своим умом,

но мы попытались заменить им свой ум

В.О. Ключевский

Мы часто можем услышать - Россия - евразийская страна, занимает промежуточное положение между Западом и Востоком, культура России имеет черты культуры Запада и Востока, русские промежуточный этнический тип между европейцами и азиатами и т.д. Особенно больно, когда подобные мысли идеи на вооружение патриоты, заявляя, что мы наполовину Запад, наполовину Восток, поэтому у нас свой путь в истории.

Но у нас свой путь, но не потому, что мы наполовину Запад или на половину Восток, а потому что мы - самобытное направление развития европейской цивилизации. И самобытны мы не потому, что мы некая помесь.

Русские принадлежат к индоевропейской расе и никого отношения к Востоку не имеют ни культурного, ни этнического. Разве много у русского с узбеком или китайцем. Восток – это другие культуры, другие народы, другие страны. Нельзя сказать, что они лучше или хуже они просто абсолютны другие.

Теперь что касается принадлежности России к Западу. Запад имеет общий корень, к которому Россия не принадлежит ни в малейшей степени. Россия не входила ни в состав Римской империи, ни в состав империи Карла Великого, и образовалась не в результате развала империи Карла Великого и последующей перекройки европейских. Не было в России ни похожих на западные Средние века, ни эпохи Возрождения, ни Реформации.

«Россия не является, и никогда не являлась членом европейской семьи. Еще со времен падения Римской империи и миграции, вследствие завоеваний викингов и тевтонов, между скандинавами, англичанами, немцами, французами, иберами и итальянцами сложилась определенная степень родства, несмотря на все значительные различия в их развитии. Даже Польша, благодаря своей приверженности западной форме христианства, имела некоторое родовое сходство с Европой. Россия же нет»[1].

   Русские и западноевропейцы хоть и близки кровно, духовно представляют совершенно два разных направления эволюции индоевропейцев. Собственно, мнение, в соответствии с которым, Запад и Россия – разные цивилизации, на Западе является общепринятым.

«Таким образом, полицивилизационная модель дает исчерпывающий ответ на вопрос, стоящий перед жите­лями Западной Европы: «Где заканчивается Европа?». Евро­па заканчивается там, где заканчивается западное христиан­ство и начинаются ислам и православие. Именно такой ответ хотят услышать западные европейцы, именно его они в подавляющем большинстве поддерживают sotto voce (вполголоса)»[2].

Россия и Запад формировались и развивались независимо друг от друга, лишь редко эпизодически вступая во взаимоотношения, наиболее частым типом которых была война.

Далее. Более абсурдной идеи, чем идея о России - связующем звене между Западом и Востоком, трудно представить. Во-первых, Россию не понимают на Западе, и русская душа для Запада всегда будет загадкой. Чужда Россия и Востоку. Поэтому никаким мостом между Западом и Востоком Россия быть не может, скорее она может быть стеной.

Во-вторых, если мы думаем о том, что только Россия претендуют на иллюзорную роль евразийского связующего звена, мы глубоко ошибаемся. На эту роль претендует Украина, Япония, Турция, Польша, Белоруссия, Казахстан. Последний, кстати, имеет гораздо больше оснований стать мостом Восток-Запад. Но вся проблема заключается в том, что данный мост никому не нужен.

В-третьих, все устремления построить мост между Западом и Востоком наивны. Разве Запад просил о построении этого моста? Никакой мост, никакие связующие звенья не нужны Западу. Запад никогда не понимал Восток, да что там Восток, не понимал Россию, но главное никогда, не стремился к этому пониманию, в силу своего евроцентризма. Запад стремился только к эксплуатации других народов и поэтому, если ему понадобится мост, он его легко выстроит без всякой посреднической роли с помощью своих авианосцев.

 


[1] Мариотт Дж.

[2] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М., 2006 – с. 243-244.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg