Sidebar

На небе — Бог, на земле – Россия

Сербская поговорка

История России. Зарождение. Первые, известные на сегодняшний день, археологические культуры, прародителей русского этноса – восточных славян, возникли в I — II тыс. до н.э.

Особые природные и геополитические условия требовали, чтобы на территории современной России закрепился этнос с довольно специфичными этнопсихологическими особенностями. Суровый климат требовал сплоченного народа, сложная геополитическая ситуация, отсутствие естественных преград, таких как горы, моря, делали территорию, населенную нашими предками, открытыми для набегов как из Европы, так из Азии, требовал народа мужественного. Трудный хлеб, получаемый в полосе рискованного земледелия, требовал трудолюбивого и умного народа.

Начало государства. Строительство государства в таких тяжелых условиях требовало народа, который ставит интересы государства выше личных. Многие племена (хазары, авары и т.д.) в древности хотели осесть на нашей земле, но отсутствие хотя бы одного из качеств делало эти попытки бесплодными. Единственный этнос, который и взял эту землю по праву был русский народ. Россия - ментально Родина русских. И тоска русских, живущих вдали от России по березкам, – эта не пустая сентиментальность.

Дело в том, что русские последний крупный автохтонный(коренной) этнос, имеющий собственное государство. Бушмены – древнейшее коренное население Южной и Восточной Африки лишены собственного государства. Индейцы – коренное население Северной Америки не имеют собственного государства. Коренное население Австралии – австралийские аборигены – также лишены своего государства. Баски, потомки этрусков, если уж не коренные, то древнейшие этносы Европы лишены своего государства.

Русские связаны с российской территорией как ребенок с матерью. Именно ей русские обязаны своей жизнью, ведь она приютила русских в далекие и жестокие времена, во многом, она и сделала русских, посредством климата, геополитического положения и т. д., такими русскими, какими мы есть сейчас. И березы, и дремучие русские леса, и русские зимы и многое другое сделали русских русскими. Эта все Родина русских, оторви их от нее, они перестанут быть русскими уже через поколение, как большинство внуков русских эмигрантов.

Первым прототипом русского государства можно назвать военный союз Дулебов, возникший в VI веке. Однако исторический материал, относящийся к данному периоду довольно скуден.

«Итак, мы застаем у восточных Славян в VI веке большой военный союз под предводительством Дулебов… Вот факт, который можно поставить в начало нашей истории»[1].

Легендарная же дата основания русского государства 862 год, когда возникает государство под предводительством Рюрика в Новгороде. Затем это государство растет, меняются столицы: Киев, Москва, но именно в 862 г. возникло государство, в котором мы с вами сейчас живем. Русь того периода в Скандинавии называли «Гардарикой» — страной городов, уже тогда был основан Киев, Новгород и др.

Важнейшее различие в процессе государственного строительства между Западом и Россией заключается в том, что италики и германцы не строили государство, а модернизировали государство, доставшиеся им в наследство после развала Римской Империи. Им в наследство достались государственные учреждения, дороги, школы, сеть религиозных организаций. Западноевропейские народы имели дело с законченной деятельностью древних народов - древних греков, римлян, они перенимали их богатый опыт. Русские строили государство с нуля, в чистом поле. В наследство нам достались леса, поля, реки и суровые зимы.

«На Западе новые государства с первых же дней своего существова­ния получили в свое распоряжение богатый запас зна­ния, накопленный предыдущими поколениями, Россия, наоборот, села на «пустое место», вследствие чего и культурное развитие ее шло медленнее и по содержанию оказалось много беднее»[2].

Государства наших предков, в отличие от предков западноевропейцев никогда не входили в состав Римской Империи. Наши предки основали древнерусское государство – Киевскую Русь. Русские, украинцы, белорусы родом из этого государства. Предки европейцев основали Франкское государство, немцы, французы, итальянцы, англичане родом именно из Франкского государства. По праву рождения Россия и Запад - разные цивилизации, образно говоря, у нас абсолютно разные родители. Очень точно о принадлежности России к Европе сказал русский мыслитель Н. Я. Данилевский:

«Принадлежит ли в этом смысле Россия к Европе? К сожалению, или к удовольствию, к счастью или к несчастью — нет, не принадлежит. Она не питалась ни одним из тех корней, которыми всасывала Европа как благотворные, так и вредоносные соки непосредственно из почвы ею же разрушенного древнего мира, не питалась и теми корнями, которые почерпали пищу из глубины германского духа. Не составляла она части возобновленной Римской империи Карла Великого, которая составляет как бы общий ствол, через разделение которого образовалось все многоветвистое европейское дерево, не входила в состав той теократической федерации, которая заменила Карлову монархию, не связывалась в одно общее тело феодально-аристократической сетью, которая (как во время Карла, так и во время своего рыцарского цвета) не имела в себе почти ничего национального, а представляла собой учреждение общеевропейское — в полном смысле этого слова. Затем, когда настал новый век и зачался новый порядок вещей, Россия также не участвовала в борьбе с феодальным насилием, которое привело к обеспечениям той формы гражданской свободы, которую выработала эта борьба; не боролась и с гнетом ложной формы христианства (продуктом лжи, гордости и невежества, величающим себя католичеством) и не имеет нужды в той форме религиозной свободы, которая называется протестантством. Не знала Россия и гнета, а также и воспитательного действия схоластики и не вырабатывала той свободы мысли, которая создала новую науку, не жила теми идеалами, которые воплотились в германо-романской форме искусства. Одним словом, она не причастна ни европейскому добру, ни европейскому злу; как же может она принадлежать к Европе? Ни истинная скромность, ни истинная гордость не позволяют России считаться Европой. Она не заслужила этой чести и, если хочет заслужить иную, не должна изъявлять претензии на ту, которая ей не принадлежит. Только выскочки, не знающие ни скромности, ни благородной гордости, втираются в круг, который считается ими за высший...»[3].

 


[1] Ключевский В. О. Курс русской истории. - М. 1996, т.2 - с. 124.

[2] Шмурло Е. Ф. История России. М., 1999. - с. 37.

[3] Данилевский Н. Я. Россия и Европа. – М., 1995. - с. 49.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 106 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Почему Россия выбрала социализм?

России нужен был новый строй, созвучный ментальным установкам русского народа. Им стал социализм.

До революции в России национальная идеология выражалась в триединой формуле «Самодержавие — Православие — Народность». Социализм давал такую же национальную идеологию в несколько измененном виде, отвечающему духу времени.

Самодержавие. В социалистическом государстве самодержавие заменялось однопартийной системой, в то время как на Западе идеалом была многопартийная система. Основными чертами самодержавия была единоличная неограниченная власть царя, то же самое было и в советском государстве, единственное отличие заключалось в том, что, царя в России называли «Царь – Батюшка», Петр I в 1721 г. получил титул «Отца Отечества», а в советском государстве главу называли «Отец всех народов». Очевидно, что данные русские ценности политического устройства прямо противоположны западному либерализму с постоянной борьбой партий, выборами, разделением властей и балансом сил и т.д. В России народ сражался на поле брани «за веру, царя и отечество», в Советском Союзе «За Родину, за Сталина», слово вера отсутствует во втором выражении, так часто оно подразумевалось, как само собой разумеющееся. Этой верой был коммунизм. Многие бойцы красной армии перед решающим сражением писали «Если я погибну в бою, прошу считать меня коммунистом». На Западе ничего подобного, естественно, не было, а выражения «за Родину, за Клинтона» или «если я погибну в бою, прошу считать меня демократом» выглядят комично.

Православие – это приоритет духовного над материальным. В Советском Союзе высмеивалось мещанство, вещизм, страсть к приобретательству.

«В отношении к хозяйственной жизни можно установить два противоположных принципа. Один принцип гласит: в хозяйственной жизни преследуй свой личный интерес и это будет способствовать хозяйственному развитию це­лого, это будет выгодно для общества, нации, государ­ства. Такова буржуазная идеология хозяйства. Другой принцип гласит: в хозяйственной жизни служи другим, об­ществу, целому и тогда получишь все, тебе нужно для жизни. Второй принцип утверждает коммунизм, и в этом его правота. Совершенно ясно, что второй принцип отно­шения к хозяйственной жизни более соответствует хри­стианству, чем первый. Первый принцип столь же антих­ристианский, как антихристианским является римское по­нятие о собственности»[1].

Православие – это религия беззащитных, нищих. Недаром на Руси юродивые считались святыми. Так что в утверждении некоторых религиозных мыслителей, что Христос был первым социалистом, есть доля истины и большая доля. Православие — это вера в то, что мы поклоняемся истинным ценностям, каталитический, а тем более протестантский Запад считался отпавшим от истинного христианства, отсюда и название «православие». Россия считалась носителем истинных ценностей — «Москва - третий Рим», русские – народ богоносец. Вплоть до начала XX века русские верили, что их православная вера - единственно верная.

Коммунизм в том смысле, в котором его понимали простые люди, это также вера бедных и беззащитных. И это единственно верная вера. На Руси веками громили сектантов, в Советском Союзе - диссидентов. На Западе все наоборот, во-первых, господство плюрализма и каждый выбирает себе веру по вкусу, во-вторых, вера не имеет такого значения в жизни западных людей.

«Русский народ не осуществил своей мессианской идеи о Москве, как Третьем Риме. Религиозный раскол XVII века обнаружил, что московское царство не есть Третий Рим. Менее всего, конечно, петербургская империя была осуществлением идеи Третьего Рима. В ней произошло окончательное раздвоение. Мессианская идея русского на­рода приняла или апокалиптическую форму или форму революционную. И вот произошло изумительное в судьбе, русского народа событие. Вместо Третьего Рима в Рос­сии удалось осуществить Третий Интернационал, и на Третий Интернационал перешли многие черты Третьего Рима. Третий Интернационал есть тоже священное цар­ство, и оно тоже основано на ортодоксальной вере. На Западе очень плохо понимают, что Третий Интернационал есть не Интернационал, а русская национальная идея. Это есть трансформация русского мессианизма. Западные коммунисты, примыкающие к Третьему Интернационалу, играют унизительную роль. Они не понимают, что, при-, соединяясь к Третьему Интернационалу, они присоединяются к русскому народу и осуществляют его мессиан­ское призвание. Я слыхал, как на французском коммуни­стическом собрании один французский коммунист гово­рил: «Маркс сказал, что у рабочих нет отечества, это было верно, но сейчас уже не верно, они имеют отечество—это Россия, это Москва, и рабочие должны защищать свое оте­чество»[2].

Интересно, что и многие известные деятели марксизма (например, В. Вейтлинг, А. Виллих, К. Шаппер) считали коммунизм «последней великой религией».

Народность в официальном советском лексиконе заменялась терминами «коллективизм», «взаимопомощь» и т.д., а часто не заменялась вовсе: «народное хозяйство», «народный артист» и т.д. Народность, коллективизм - прямые противоположности западного индивидуализма.

Итак, русский народ выбрал социализм, как строй, наиболее полно воплощающий русское миросозерцание. Социалистическая революция сметала все чуждое, наносное, нерусское, все то, что нам досталось от реформ Петра I, в этой связи то, что Москва, исконно русская столица, вновь обрела свой статус, было символично.

«Марксизм столь нерусского происхождения и нерусского характера приобретает русский стиль, стиль восточный, приближающийся к славянофильству. Даже старая славянофильская мечта о перенесении столицы из Петербурга в Москву, в Кремль, осуществлена красным коммунизмом»[3].

Монархисты, оказавшиеся за границей, ненавидевшие большевиков, все равно были вынуждены признать:

«Большевизм привился не потому, что в нем открыта была новая, марксистская правда, но главным образом вследствие старой правды, в большевизме ощущаемой»[4].

А либеральные реформаторы, которые изрекали: «Признаем же нашу некультурность и пойдем на выучку к капитализму» (П. Струве), учились капитализму в одиночестве и уже не в этой стране.

 


[1] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997. - с. 409.

[2] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997. - с. 371.

[3] Подберезкин А., Макаров В. Стратегия для будущего президента России: Русский путь. – М., 2000. – с. 21.

[4] Алексеев Н. Русский народ и государство. – М., 1998. – с.115.

§ 3. Западный аксиотип

Гитлеры, как известно, приходят и уходят,

а немецкий народ остается.

Причем, что характерно, все тем же

Н.А.

Напомним, аксиотип — специфика отражения основных типов и форм ценностных ориентаций: духовности (духовность-материальность) и коллективизма (коллективизм индивидуализм).

Историзм или антиисторизм?

В исторической науке существует два подхода при анализе исторического процесса: антиисторизм и историзм.

Антиисторический подход (Хайек, Мизес, Арон) к истории наиболее полно был изложен и обоснован британским социологом Карлом Поппером. Одна из его работ так и называется «Нищета историцизма». Поппер утверждает, что:

«Идея о том, что общество подобно физическому телу, может двигаться как целое, по определенному пути и в определенном направлении, — есть просто холическое недоразумение. Надежда на то, что можно найти «законы движения общества», подобные Ньютоновым законам движения физических тел, зиждется именно на этих недоразумениях. Поскольку не существует движения общества, в любом смысле подобного или аналогичного движению физических тел, не существует и законов его движения»[1].

Историзм напротив, предполагает рассмотрение развитие общества как закономерный процесс. Истоки историзма в учениях Гераклита, Платона, Аристотеля; применительно к обществу его разрабатывали Вико, Вольтер, Гегель, Маркс, Шпенглер, Тойнби. Согласно историзму развитие общество объективный процесс, то наука может предсказать его будущее.

Какой же подход верен? Конечно, радикальный антиисторизм неверен. Предполагать, что развитие общества вообще лишено какой-либо логики наивно. Для того чтобы понять это, можно попытаться спрогнозировать развитие общества на следующий день. В своей основе в большинстве случаев этот прогноз будет верен. Ясно, что завтра США не нападут на Россию, а Китай не станет самой богатой страной. А вот прогноз развитие общества на 100 лет вперед уже не представляется таким однозначным. Значит, весь вопрос не в отсутствии закономерностей, а в сложности и многовариантности будущего, что нередко обуславливает ошибочность прогнозов.

Однако и историзм, подгоняющий развитие общества под строго определенную закономерность, на тысячелетия вперед слишком самонадеян. Переходя к развитию человечества можно сказать, что этапы, которое оно прошло с первого по четвертый, абсолютно закономерны. Трудно представить человечество, не прошедшее этих этапов в своем развитии, точно также как трудно предположить человека, лишенного тела, не умеющего говорить, живущего всю жизнь вне общества, не имеющего абсолютно никакой нравственности.

Однако дальнейшее развитие человечества не представляется таким однозначным. Люди все разные - одни больше всего ценят деньги, другие их презирают, одни становятся бизнесменами, другие миссионерами, одни делают спортивную карьеру, другие пишут книги. В подростковом возрасте человек начинает стоить план своей жизни, который у разных людей может существенно различаться.

 


[1] Поппер К. Нищета историцизма. - М., 1996. - с.131-132.

the-soviet-union

nationaldoctrine-foto.jpg