Sidebar

Желающего идти судьба ведет,

не желающего – тащит

Клеанф

Из предыдущей главы может создаться впечатление, что наша книга - апологетика коммунистической доктрины. Это не совсем верно, а точнее совсем неверно.

Дело в том, что социализм и коммунизм - разные, во многом противоположные учения. Неслучайно первых социалистов коммунисты снисходительно называли «утописты», т.е. мечтатели, прожектёры. Вообще это довольно странно — называть своих предшественников утопистами, ведь либералы не называют утопистами предтечей либеральной концепции. На самом деле такое отношение легко объяснимо. Социалисты никогда не были ни утопистами, ни предшественниками Маркса с его учением.

В советской справочной литературе не очень любили упоминать, откуда появился термин «социализм». Может, его придумали Маркс с Энгельсом? Отнюдь. В начале 30-х гг. XIX века в научный оборот термин «социализм» ввел французский мыслитель Пьер Леру. У Леры было весьма подходящее социальное происхождение (он был типографским рабочим), но очень неподходящие убеждения (он был одним из основателей христианского социализма).

Леру изобрел термин «социализм», а кто изобрел и расширил социалистическую доктрину? Первым создателем социалистической доктрины является Платон, а создателем, так называемого, утопического социализма принято считать Томаса Мора, важнейшей вехой в развитии социалистического учения стал французский социализм, самой видной фигурой которого являлся Сен-Симон.

Леру считал, что социалистический идеал в своем фундаменте имеет христианские догматы. И это действительно так: Иисус призывал к отказу от частной собственности, равенству, высоте духа, выступал против накопительства, вещизма и богатых. А потом оформился догмат — любая власть от Бога, т.е. все компоненты социалистической доктрины очень явственно проступают именно в христианском учении.

Томас Мор был причислен католической церковью к лику блаженных, а позднее канонизирован. Наибольшую известность Мору принёс его диалог «Утопия», содержащий описание идеального строя фантастического острова Утопия (греческий, буквально — «Нигдения», место, которого нет; это придуманное Мором слово стало впоследствии нарицательным). В Утопии критикуется английское общество XVI века как заговор богатых против всех членов общества. В идеальном же обществе, согласно Мору, существует сильная государственная власть, обладающей монополией на торговлю, в котором отменена частная собственность, а труд носит обязательный характер. Значимое место отводится религии, атеизм запрещен.

Сен-Симон разрабатывал идею нового христианства, которая призвана была дополнить материальные стимулы «промышленной системы» моральными требованиями новой религии с ее лозунгом «все люди — братья». Впоследствии сен-симонизм был преобразован в религиозную доктрину.

«Сен-Симон, Фурье, Оуэн и их ученики всё же не сходили с почвы идеалистического мировоззрения. Они считали конечной движущей пружиной общественно-исторического развития смену религиозных и нравственных идей общества, не понимали важнейшей исторической роли классовой борьбы народных масс и видели в пролетариате лишь страдающий класс. Для укрепления сотрудничества пролетариата и буржуазии критико-утопический социализм возрождал религиозные идеи»[1].

Поэтому для Маркса Леру, Платон, Мор, Сен-Симон были утописты, очень уж их взгляды не укладывались в прокрустово ложе марксизма - во-первых, в их учениях государство не отмирало, а, напротив, имело решающее значение в новом обществе, во-вторых, духовные аспекты играли историческом процессе и развитии социума если не основную, то никак не меньшую роль, чем материальные.

Социализм как многовековая мечта о справедливом обществе, лишенного эксплуатации, бесправия, насилия и духовных пороков, был обречен на победу. Исходя из революционной целесообразности, Маркс записал социалистов в предшественники коммунистов, но в очень обрезанном варианте. Платон в предшественники не попал, о Леру старались не вспоминать, Мора и Сен-Симона записали в утописты.

«Очень важно иметь в виду, что идея эта (как бы она ни называлась) вовсе не продукт последних веков, не идеология пролетариата, возникшего в результате про­мышленного переворота в Западной Европе. Наоборот, она очень древнего происхождения, то есть относится к числу основных концепций, «архетипов» цивилизо­ванного человечества. Ее законченное, глубоко проду­манное изложение известно нам уже из сочинений Платона в IV веке до Рождества Христова.

Более чем за две тысячи лет, прошедших со времен Платона, никто к этой идеологии ничего принципиально нового не прибавил. Она многократно переизла­галась, в чем-то смягчалась ее отпугивающая прямоли­нейность, она приспосабливалась к особенностям дру­гих времен. Но основная идея была та же. Зато много разных мыслей было высказано о том, каким путем можно воплотить в жизнь этот идеально сконструиро­ванный общественный строй»[2].

Социализм и коммунизм как учения со всеми своими достоинствами и недостатками во многом являются разными идеологическими направлениями. Но в чем суть этих различий?

 


[1] Утопический социализм [БСЭ].

[2] Шафаревич И. Р. Зачем России Запад? – М., 2005. - с. 86-87.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 52 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Марксизм и социализм

Как марксизм погубил социализм. Коммунистический анализ капитализма в узких рамках материалистического мышления оказался неверен. Капитализм — это необязательно нищета рабочих. Ущербность капитализма не в низкой производительности труда по сравнению с социализмом, а в том, что капитализм выродился в античеловеческую систему. Маркс также говорил об этом, но для него эта проблема имела второстепенный характер.

Мещанство. В результате, по прошествии времени, целью коммунистического учения стало построение мещанского общества, что вполне естественно для материалистической идеологии, а главными ценностями этого общества являлись колбаса и хрусталь. Описывая советскую интеллигенцию, английский ученый Р. Саква пишет:

«…Коммунистический режим породил своеобразный парадокс: миллионы людей являлись буржуа по своей культуре и устремлениям, но были включены в социально-экономическую систему, отрицавшую эти устремления»[1].

В результате на практике с вещизмом в СССР боролись и осуждали, высмеивали мещанство, но в то же время фундаментом мировоззрения была материалистическая, а по сути — мещанская идеология. В СССР сложилась раздвоенность базовой теории и практики. Образно говоря, мы пытались построить из деталей велосипеда книжный шкаф, при условии, что отказаться от деталей велосипеда нельзя и их обязательно необходимо использовать при сборке шкафа. Естественно, что процесс такого ваяния был далек от эффективности.

Интернационализм. Возникновение наций, согласно марксизму, обусловлено, в первую очередь, материальным фактором. Когда исчезнут материальные предпосылки, исчезнут и этнические образования.

Маркс считал, что националист и социалист — непримиримые понятия. Истинность убеждений социалиста, по мнению Маркса, надо проверять на национальном вопросе, у Маркса это называлось «щупать больной зуб». У Ленина это звучало несколько иначе: « …поскрести иного коммуниста — найдешь великорусского шовиниста» или «Марксизм выдвигает… интернационализм, слияние всех наций в высшем единстве…». У Ленина нет ни одной работы, которую он посвятил бы величию России. «Мировая революция», «Пролетарии всех стран, объединяйтесь» — вот цели большевиков. У выдуманного Марксом и Лениным пролетария не должно было быть Отечества, хотя у реального оно обычно имелось.

Конечно, переоценивать значение интернационализма не стоит. В коммунистической теории было одно, а в советской практике — другое. Несмотря на тезис о «праве наций на самоопределение, вплоть до отделения», коммунисты собрали в единое государство разваливавшуюся Российскую империю. А потом без лишних красивых слов присоединили территории, которые царская Россия потеряла во время войны 1905 г. с Японией.

Более того, позднее, в конце 1940-х годов, для слишком ярых интернационалистов был придуман термин «безродный космополит». Его автор — член Политбюро А. А. Жданов. В январе 1948 года, выступая на совещании деятелей советской музыки в ЦК КПСС, он говорил:

«Интернационализм рождается там, где расцветает национальное искусство. Забыть эту истину означает… потерять свое лицо, стать безродным космополитом».

Есть мнение, что Сталин понимал, что коммунистическую доктрину надо заменять национальной идеологией, но не успел этого сделать.

«Сталин и попытался (Солженицын совершенно прав) в срочном, аварийном порядке заменить его (коммунизм) другим идеологическим горючим — великодержавным национализмом, но не успел — умер…»[2].

Опять же, мы сталкиваемся с раздвоенностью теории и практики. От понятия «безродный космополит» Маркс, наверное, перевернулся в гробу. В результате у СССР сложилась национально-интернациональная система ценностей. Идеология коммунизма не стала национальной идеей, и именно поэтому мы так легко распрощались с коммунистическими идеалами в 90-х годах. Никто за них не боролся, они были чем-то чуждым, отвлеченным, не русским А ведь надо было сделать всего один шаг, но он так и не был сделан.

Нетрадиционная семья. Если откинуть различные цитаты из выступлений большевиков, прессы 20-х годов, которые могли бы быть продиктованы сиюминутными интересами, и разобраться в этом вопросе более основательно, то общность жен вытекает из марксистской теории. Семья, по азам марксизма, возникла как результат возникновения частной собственности.

«Моногамия возникла вследствие сосредоточения больших богатств в одних руках — притом в руках мужчины — и из потребности передать эти богатства по наследству детям именно этого мужчины, а не кого-либо другого. Для этого была нужна моногамия жены, а не мужа, так что эта моногамия жены отнюдь не препятствовала явной или тайной полигамии мужа»[3].

При коммунизме частной собственности не будет. Вывод о том, будет ли семья, напрашивается сам собой. Конечно, Маркс и Энгельс не призывают к так называемому групповому браку, но рисуется довольно странная семья. Дети будут воспитываться не родителями, а всем обществом, семейного хозяйства тоже не будет.

«С переходом средств производства в общественную собственность индивидуальная семья перестанет быть хозяйственной единицей общества. Частное домашнее хозяйство превратится в общественную отрасль труда. Уход за детьми и их воспитание станут общественным делом»[4].

Абсолютное игнорирование духовного, психического, да и вообще человеческого приводит к абсолютно оторванным от реальности выводам, например, что проституция порождена частной собственностью.

Конечно, в СССР никто не призывал к общности жен. Все было наоборот. За излишнюю половую активность можно было лишиться партийного билета, особенно это касалось партийной элиты, военных и сотрудников КГБ. Таким образом, мы опять сталкиваемся с раздвоенностью теории и практики.

Антигосударственная идеология. Идеи коммунизма нельзя ни развить, ни применить к нормальной жизни в государстве, ведь коммунистическая идея провозглашает отмирание государства («Социализм, ведя к уничтожению классов, тем самым ведет и к уничтожению государства»[5]).

По сути дела, эта идеология отрицает не только государство, но и саму партию как орган, руководящий историческим процессом, ведь, в соответствии с азами марксизма, не личности, а «народ — творец истории», история развивается только благодаря объективным факторам, субъективный, личностный фактор практически ничего не значит. Высмеивая это положение, один мыслитель заметил, что для протекания объективного процесса не нужно создавать партии. Например, затмение Луны — объективный процесс и оно произойдет независимо от того, будет ли создана партия, способствующая этому затмению. Переход от одной социальной системы к другой, революция — тоже объективные, закономерные процессы, и они в создании партии также не нуждаются.

Таким образом, государством у нас руководила партия, которая обслуживала идеологию, идеалом которой была ликвидация как государства, так и партии. Парадокс!

Утопизм. Мир меняется, а ущербная коммунистическая идея не способна к развитию. Мы 70 лет оперировали тезисами более чем вековой давности. У нас не было серьезных разработок ни в вопросах государственного строительства, ни в геополитике, ни в экономике, ни в психологии, ни в других областях. Сейчас в это трудно поверить, но один из самых низких конкурсов был в экономические вузы.

На Западе возникла советология, во всех тонкостях изучавшая наше общество, а мы все изучали в узких рамках марксизма-ленинизма. В результате мы пришли к тому, что Юрий Владимирович Андропов заявил: «Мы не знаем общества, в котором живем». И это было правдой, но только половиной правды. Мы-то не знали общества, в котором жили, зато очень хорошо это общество знали и постоянно изучали наши враги на Западе.

И наша экономика стала неэффективной не потому, что социалистическая экономика неэффективна в принципе, а потому, что мы все чугун выплавляли, когда весь мир начал заниматься производством компьютеров. Пролетариат же гегемон, а если собирать компьютеры, куда его девать? Тот, кто собирает компьютеры, уже вроде и не гегемон, гегемон — это тот, кто выплавляет чугун. Пришлось выбирать: или гегемон, или компьютеры. Выбрали гегемона. Чем это кончилось и для гегемона, и для компьютеров, и для идеологии, и для страны в целом, мы прекрасно знаем.

Конечно, эта картина советской действительности является несколько упрощенной, но зато она верна и наглядна. Если до Маркса экономику страны оценивали преимущественно по производству сельхозпродукции, а в начале XX века — по степени развития тяжелой промышленности, то, начиная с середины XX века, постепенно становится доминирующим показатель развития наукоемких производств, а сегодня уже говорят о новой эпохе, где главное богатство страны будет составлять производство научной технологии и информации. Вряд ли кто-нибудь станет спорить с тем, что научную технологию и информацию производит не рабочий класс.

Почему же коммунистическая идея столь догматична? Сама по себе коммунистическая идея, т.е. не быть ни понята, ни развита. Особенно явственно это проявляется при анализе коммунистического идеала. Как можно построить общество, главный принцип которого: от каждого по способностям — каждому по потребностям? Известно, что удовлетворение одних потребностей порождает новые потребности. Общество, в котором могут быть удовлетворены все потребности, не может существовать в принципе.

Не каждый добровольно будет трудиться, используя все свои способности, т.е. работать «на полную катушку». Здесь можно вспомнить слова Г. Форда: «Только две вещи заставляют людей работать — заработная плата и страх ее потерять». Может быть, Форд в некоторой степени преувеличивал, но, несомненно, большинство людей никогда не будет добровольно работать, используя весь свой потенциал. Поэтому основной принцип коммунизма в высшей степени утопичен. Общество, в котором все будут получать по своим потребностям, построить невозможно, точно так же как и общество, где все будут работать, используя все свои способности.

Как могут отмереть деньги, государство, семья? Во все это поверить нельзя. И никто не верил. Люди шли в партию, т. к. она олицетворяла чистый, светлый идеал справедливости. Очень показательна в этом отношении сцена из фильма «Чапаев»: главный герой даже не знает, в каком «Интернационале» состоит Ленин. Когда же начал действовать принцип партийного отбора, при котором знание коммунистического идеала стало обязательным, мы получили коммунистов вроде Горбачева и Ельцина.

Коммунистическая идея утопична и поэтому не способна к развитию и приспособлению к нормальной жизни общества.

Таким образом, социализм и коммунизм как учения во многом являются разными идеологическими направлениями. В конечном счете, в СССР марксистская теория погубила социалистическую практику.

Мы легко распрощались с социалистическими завоеваниями, потому что не ценили их. А не ценили, потому что не понимали их суть. А не понимали их суть, потому что летали в облаках марксистских абстракций.

 


[1] Основы социологии и политологии / Под ред. Бороноева А. О. - М., 2001. - с. 79.

[2] Соловьев В., Клепикова Е. Юрий Андропов: Тайный ход в Кремль. (Впервые издана в 1983 г. в США.) М., 1995. С. 70.

[3] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., т. 21. С. 78.

[4] Маркс К., Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Соч., т. 21, С. 78–79.

[5] Ленин. В. И. Изб. пр-ия. Т. 6. Ленинград, 1934. С. 28.

Введение

§ 1. О чем эта книга?

Абсолютная честность в изложении

помогает максимальной ясности

П. Чалмош

О названии книги

Часто покупаешь книгу с интересным и красивым названием, начинаешь читать и видишь, что в книге даже не поднимаются вопросы, которые обозначены в заглавии, более того, само название книги очень слабо связано с содержанием и выполняет лишь роль ничем не обязывающей вывески. Подобный подход – отличительная особенность книг, изданных на Западе, но постепенно правило рынка гласящие, что покупатель, прежде всего, покупает из-за обертки, находит свое применение и в отечественной книгоиздательской отрасли.

   Название нашей книги многообязывающие, и это не дешевая реклама. Данная книга действительно о России, о ее месте в современном мире, о нас, о русских, о нашей национальной идее. Главная цель книги – осознание исторической роли России в историческом процессе.

Структура книги

В книге четыре части. В первой части рассматриваются проблемы социологии, психологии, философии истории, анализ которых необходим для понимания остальных частей книги, т.е. начинаем мы нашу книгу не с того, что актуально, интересно и привлекательно для читателя, а с того без чего понять суть национальной идеи невозможно.

Вторая часть книги повествует об основных проблемах человечества на сегодняшнем этапе его развития и о причинах этих проблем.

В третьей части анализируется сущность доминирующей на сегодняшний день западной цивилизации, и роль данной цивилизации в историческом процессе.

Четвертая часть книги посвящена России. Анализируются узловые аспекты русской истории, специфика русского менталитета. В этой части дается ответ на вопрос, почему сегодня может настать эра России, а также четко определено, что есть русская идея и какова миссия России.

§ 2. О национальной идее

Идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени,

но то, что Бог думает о ней в вечности

В.С. Соловьев

Надо ли придумывать национальную идею?

Сегодня многие мыслители пытаются придумать для России национальную идею. Некоторые напротив, настолько устали от процесса придумывания национальной идеи, что считают: дискуссию о национальной идее надо прекращать.

В действительности придумать национальную идею нельзя. Придумать можно сказку, миф, придумать можно только то, чего нет. Нация же не существует без национальной идеи. У каждой нации есть свои представления о правде, красоте, добре и зле, о своем месте в этом мире.

«Как ученый не создает законов природы, а открывает их, изучая свойства вещей, так и политический законодатель: наиболее совершенные законы — это наибо­лее естественные, согласные с природой нации»[1].

Следовательно, задача исследователя заключается не в придумывании, а во-первых, в осмыслении объективно существующей национальной идеи своего народа, во-вторых, в формулировании этой идеи в четких и желательно наглядных категориях, моделях, понятиях.

Об изложении

К сожалению, труды, рассматривающие проблему русской идеи, содержат много очень красивых слов, которые ничего не разъяснят. Конечно, интуитивно всем понятно, о чем идет речь, когда говорят, например, о «консервативном проекте». Но когда начинаешь обсуждать «консервативный проект», выясняется, интуиция у всех разная. Что не удивительно. Вообще же консерватизм, без четкого набора ценностей – пустой звук. Консерватизм – это сохранение. Что сохраняется – в этом суть проблемы. Консерваторы, в Англии – это либералы, а консерваторы в Иране — это контрлибералы.

А что значит правый поворот? Это поворот к Союзу правых сил в лице Чубайса и Немцова или поворот поклонникам Гитлера?

Для того чтобы понять суть национальной идеи, нам необходимо разобраться во множестве проблем, а не заполнять текст лозунгами, поэтому в нашем труде рассматривается довольно много теоретических вопросов. Чтобы не делать изложение слишком скучным, мы постарались изложить довольно сложные темы простым языком, более того, везде, где это возможно мы максимально упрощали повествование – доступность и наглядность – одни из основных приоритетов изложения.

Рассуждения о национальной идее

Все рассуждения о национальной идее, обычно сводятся к трем положениям. Первое. Русские лучше всех. Второе. Россия - мост между Западом и Востоком, в этом ее уникальность. Третье. Основу национальной идеи составляют православные ценности.

Все это, безусловно, верно, только не продвигает нас ни на миллиметр в понимании сути национальной идеи.

Все народы считают себя лучше всех остальных. Не бывает абстрактно лучших или худших народов. У каждой исторической эпохи свои герои и свои лучшие народы. По этому поводу А. Н. Толстой сказал: «Нет такого народа, кто не искал бы в своей жизни утверждения национальной гордости».

По поводу евроазиатского моста мы еще будем говорить и как увидим, эта идея не может являться центральной, эта идея десятого, двадцатого порядка.

Констатация того, что русская цивилизация – православная, православие – религия наших предков, ничего не добавляет в копилку наших знаний. Тем более большинство ревностно отстаивающие идеи православия с большим трудом и не очень внятно могут объяснить, чем православие отличается от католицизма. Если различия несущественны, тогда может у России и Италии единая историческая задача? Очевидно, что это не так.

Национальная идея – это не несколько сотен страниц, на которых излагается тезис: «все должны жить богато и счастливо». В таких национальных доктринах нет ничего национально специфичного, ведь все народы хотят жить счастливо. Для того чтобы сделать народ счастливым, необходимо по крайне мере понимать, что данный народ понимает под счастьем. А это понятие исторически конкретно и этноспецифично.

 


[1] Меньшиков М. О. Письма к русской нации. – М., 2000. — с. 178-179.

IV. Запад

Германские племена - последние завоеватели Европы, а основу германской расы составили индоевропейские германские племена: франков, готов, бургундов, вандалов, лангобардов, алеманов, англов, саксов, и др.

На сегодняшний день этнически Запад – это германская раса, романская раса и этносы, тысячелетиями вовлеченные в жизнь западной цивилизации, прежде всего, потомки кельтов и иберов. Совместное проживание этносов приводило к метисации, так, например, в ходе метисации кельтов и иберов возник новый этнос кельтиберы, кельтиберская культура и кельтиберский язык. Потом кельтиберы были завоеваны Римом и подверглись романизации.

Но этническим ядром западной цивилизации являются этносы, принадлежащие к германской расе. А потомки иберов, кельтов в Европе играет даже не второстепенную, а «десятистепенную» роль. Из всех потомков иберов, кельтов и этрусков лишь у ирландцев существует собственное государство, да и то часть которого оккупирована Великобританией. Кстати, именно Ирландия проводит последовательную политику нейтралитета, например, Ирландия не является членом НАТО.

Народы, принадлежащие к романской расе, также не являются доминантной силой современной западной цивилизации. Романское господство средневековой Европы в XVI в. сменилось краткосрочным лидерством Голландии, затем пальма первенства перешла к англосаксонским народам. На несколько веков лидером стала Англия, впоследствии беспрекословным лидером западной цивилизации стали США. Помимо Англии и США, к англосаксонским странам относятся Канада, Австралия и Новая Зеландия.

Нас не должны путать названия, например, одним из самых известных германских племен было племя франков. Племена германские, но именно эти племена играли решающую роль в этногенезе французской нации, другим известным германским племенем были англы и саксы.

В свете сказанного выше, тезисы нацисткой пропаганды о германцах как господах нового мира выглядят несколько в ином свете. Гитлеровская пропаганда изображала Германию как передового общеевропейского лидера, ограждающего ее от «орд с Востока».

Наглядно этническое прошлое европейских народов представлено в таблице (табл. 2).

Таблица № 2

Этническое разделение Европы

 

Индоевропейцы Германцы немцы,     австрийцы, англичане, шведы, норвежцы, фарерцы, датчане,     голландцы, исландцы, фризы, литовцы, латыши, эльзасцы, люксембуржцы, швейцарцы, буры, австралийцы, новозеландцы, сев. французы, сев. итальянцы
Романская раса португальцы, испанцы, галисийцы, южн. итальянцы, южн. французы
Славяне русские,     белорусы, украинцы, поляки, чехи, словаки, сербы, черногорцы, хорваты, словенцы, македонцы, болгары
Кельты ирландцы, шотландцы, валлийцы, бретонцы

Другие

индоевропейцы

румыны,     греки, албанцы
Монголоиды   венгры, финны, эстонцы
? Иберы баски, каталонцы, корсиканцы
? Этруски романши, ладины, фриулы

Западные страны делятся на страны, где западноевропейцы проживали испокон веков – это западная часть Европы и те страны, которые западноевропейцы освоили сравнительно недавно: США, Канада, Австралия и др.

Американцы, канадцы, австралийцы, новозеландцы являются смешанными индоевропейскими народами с преобладанием германского элемента. Народы Латинской и Южной Америки являются метисными расами, возникшими, в основном, вследствие метисации романской расы и местных индейских народностей.

Ввиду такого разнообразия стран и народов, естественно, нельзя говорить об абсолютно единой истории Запада. История Запада очень разнообразна, как разнообразны этносы, населяющие страны Запада. И, несмотря на это, можно говорить о центральных узловых моментах истории, являющихся для Запада общим, о качествах западноевропейцев[1], являющихся для них в массе своей общими.

Необходимо также добавить, что германская и романская расы развивались в тесном единстве, например, всегда говорят о единой романо-германской культуре, романо-германской правовой семье, романо-германской филологии и т. п. и никогда не говорят о романо-славянской филологии или германо-славянской культуре.

 


[1] Далее термин «западноевропеец» мы будем употреблять как синоним термина «западный человек».

the-soviet-union

nationaldoctrine-foto.jpg