Sidebar

Желающего идти судьба ведет,

не желающего – тащит

Клеанф

Из предыдущей главы может создаться впечатление, что наша книга - апологетика коммунистической доктрины. Это не совсем верно, а точнее совсем неверно.

Дело в том, что социализм и коммунизм - разные, во многом противоположные учения. Неслучайно первых социалистов коммунисты снисходительно называли «утописты», т.е. мечтатели, прожектёры. Вообще это довольно странно — называть своих предшественников утопистами, ведь либералы не называют утопистами предтечей либеральной концепции. На самом деле такое отношение легко объяснимо. Социалисты никогда не были ни утопистами, ни предшественниками Маркса с его учением.

В советской справочной литературе не очень любили упоминать, откуда появился термин «социализм». Может, его придумали Маркс с Энгельсом? Отнюдь. В начале 30-х гг. XIX века в научный оборот термин «социализм» ввел французский мыслитель Пьер Леру. У Леры было весьма подходящее социальное происхождение (он был типографским рабочим), но очень неподходящие убеждения (он был одним из основателей христианского социализма).

Леру изобрел термин «социализм», а кто изобрел и расширил социалистическую доктрину? Первым создателем социалистической доктрины является Платон, а создателем, так называемого, утопического социализма принято считать Томаса Мора, важнейшей вехой в развитии социалистического учения стал французский социализм, самой видной фигурой которого являлся Сен-Симон.

Леру считал, что социалистический идеал в своем фундаменте имеет христианские догматы. И это действительно так: Иисус призывал к отказу от частной собственности, равенству, высоте духа, выступал против накопительства, вещизма и богатых. А потом оформился догмат — любая власть от Бога, т.е. все компоненты социалистической доктрины очень явственно проступают именно в христианском учении.

Томас Мор был причислен католической церковью к лику блаженных, а позднее канонизирован. Наибольшую известность Мору принёс его диалог «Утопия», содержащий описание идеального строя фантастического острова Утопия (греческий, буквально — «Нигдения», место, которого нет; это придуманное Мором слово стало впоследствии нарицательным). В Утопии критикуется английское общество XVI века как заговор богатых против всех членов общества. В идеальном же обществе, согласно Мору, существует сильная государственная власть, обладающей монополией на торговлю, в котором отменена частная собственность, а труд носит обязательный характер. Значимое место отводится религии, атеизм запрещен.

Сен-Симон разрабатывал идею нового христианства, которая призвана была дополнить материальные стимулы «промышленной системы» моральными требованиями новой религии с ее лозунгом «все люди — братья». Впоследствии сен-симонизм был преобразован в религиозную доктрину.

«Сен-Симон, Фурье, Оуэн и их ученики всё же не сходили с почвы идеалистического мировоззрения. Они считали конечной движущей пружиной общественно-исторического развития смену религиозных и нравственных идей общества, не понимали важнейшей исторической роли классовой борьбы народных масс и видели в пролетариате лишь страдающий класс. Для укрепления сотрудничества пролетариата и буржуазии критико-утопический социализм возрождал религиозные идеи»[1].

Поэтому для Маркса Леру, Платон, Мор, Сен-Симон были утописты, очень уж их взгляды не укладывались в прокрустово ложе марксизма - во-первых, в их учениях государство не отмирало, а, напротив, имело решающее значение в новом обществе, во-вторых, духовные аспекты играли историческом процессе и развитии социума если не основную, то никак не меньшую роль, чем материальные.

Социализм как многовековая мечта о справедливом обществе, лишенного эксплуатации, бесправия, насилия и духовных пороков, был обречен на победу. Исходя из революционной целесообразности, Маркс записал социалистов в предшественники коммунистов, но в очень обрезанном варианте. Платон в предшественники не попал, о Леру старались не вспоминать, Мора и Сен-Симона записали в утописты.

«Очень важно иметь в виду, что идея эта (как бы она ни называлась) вовсе не продукт последних веков, не идеология пролетариата, возникшего в результате про­мышленного переворота в Западной Европе. Наоборот, она очень древнего происхождения, то есть относится к числу основных концепций, «архетипов» цивилизо­ванного человечества. Ее законченное, глубоко проду­манное изложение известно нам уже из сочинений Платона в IV веке до Рождества Христова.

Более чем за две тысячи лет, прошедших со времен Платона, никто к этой идеологии ничего принципиально нового не прибавил. Она многократно переизла­галась, в чем-то смягчалась ее отпугивающая прямоли­нейность, она приспосабливалась к особенностям дру­гих времен. Но основная идея была та же. Зато много разных мыслей было высказано о том, каким путем можно воплотить в жизнь этот идеально сконструиро­ванный общественный строй»[2].

Социализм и коммунизм как учения со всеми своими достоинствами и недостатками во многом являются разными идеологическими направлениями. Но в чем суть этих различий?

 


[1] Утопический социализм [БСЭ].

[2] Шафаревич И. Р. Зачем России Запад? – М., 2005. - с. 86-87.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 13 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Воровство

Капитализм детерминирует воровство. Поэтому вполне закономерно: с приходом данной социальной системы на нашу многострадальную землю количество преступлений в странах СНГ увеличилось в 6–8 раз[1]. Но даже при всеобъемлющей коррупции в России не надо думать, что в России воруют больше чем в других странах. Общий коррупционный бюджет в мире от 840 млрд. евро (более 1 триллиона долларов)[2].

Воровство на Западе и в России имеет свою специфику. На Западе воровство детерминировано индивидуализм и материализмом. Каждый сам за себя, значит воруй у всех, у кого можно украсть. Материализм как неумная жажда наживы толкает к воровству неограниченному и несдерживаемому ничем. Только бесчисленное количество охранников, камеры слежения, развешанные на улицах, подъездах, в магазинах, полицейские, стреляющие в преступника, без сантиментов типа: «Стой! Стрелять буду»[3], только все это кое-как удерживает западного человека от массового воровства.

«Скажите, Читатель, что будут делать жите­ли Вашего родного города, если вдруг на час полностью «отрубят» свет? Вероятно, жечь свечи да может быть, еще ругать Чубайса. А вот «цивилизованные» американцы, когда однажды подобное слу­чилось в Нью-Йорке, не сговариваясь, кинулись грабить магазины! Причем — не какая-то шпана из Гарлема, а все сразу. Иначе не объяснить, как всего за 52 минуты темноты с полок исчезло товаров более чем на миллиард (!) долларов…»[4].

Банальная истина: «для американцев национальный вид спорта — заполнить декларации таким образом, чтобы государству досталось как можно меньше. В этом году недоимка составила 350 млрд долларов, сообщает Си-Би-Эс»[5]. А если отвлечься от слов «национальный вид спорта», «недоимка», о чем идет речь? Речь идет о том, что воровство есть общенациональная черта американцев, причем не осуждаемая, а мифологизированная как некая забава.

Воровство в больших объемах вообще вызывает уважение, мол, какой умный столько ворует и не попадается. На Западе воруют масштабно и с удовольствием, а самых крупных мошенников окружает ореол почитания. О них снимают фильмы, пишут книги, ставят памятники.

в США в 2008 году в бывшем здании суда напротив мэрии Лас-Вегаса открывается первый в мире музей мафии, а 7,5 миллиона на этот проект выделено из муниципального бюджета. Ведь мэр Лас-Вегаса, который ранее прославился тем, что был адвокатом известных американских мафиози, не стесняясь, заявил: «Город основан ими (мафией — прим. авт.), и я никогда этого не стыдился, потому что представлял их интересы, и они сделали меня богатым человеком»[6]. Симптоматично то, что в сформированный наблюдательный совет вошли представители СМИ и… бывший руководитель отделения ФБР в Лас-Вегасе. Неудивительно, если ФБР в ближайшем будущем начнет курировать возведение памятников мафиози.

У русских вороватость есть следствие коллективизма. У русских частная собственность не священна, все должно быть общим. А поэтому для русских воровство это вроде, как и не грех, ведь взял не чужое, а как бы общее, как бы даже немножко свое. В России воровали всегда по мелочи.

Конечно, воруют везде, и вопрос не в этом, вопрос в том какое отношение к воровству складывается в обществе. На Западе крупным ворам - уважение, мелким - презрение. В России существует презрительное отношение к крупным ворам, и снисхождение по отношению к мелким.

 


[1] Основы социологии и политологии // под ред. Бороноева А.О. - М., 2001. - с. 138

[2] Госдума ратифицировала Конвенцию ООН против коррупции. Sakhalin.info 19.02.2006

[3] В СССР милиционера, выстрелявшего в преступника без предупредительного выстрела и слов «Стой! Стрелять буду» могли отдать под суд.

[4] Медведев В. С., Хомяков В.Е., Белокур В.М. Национальная идея или Чего ожидает Бог от России. – М., 2004 - с. 58.

[5]14.04.2006, телекомпания НТВ.

[6] Мэр Лас-Вегаса не стыдится своих связей с мафией. Новые Известия. 06.09.2006.

Раздел Европы

О двух тиранах, поделивших Европу. Гитлер проиграл войну, поэтому, сегодня, как выяснилось, все европейские страны были против гитлеровской Германии, и только СССР подписывал соглашательские договоры с Германией. Но так ли это все на самом деле? Перенесемся в ту эпоху.

Сегодня не очень любят вспоминать, но Черчилль до того, как стал премьером Великобритании, восхищался Гитлером и жалел, что такого лидера нет в Великобритании. В книге губернатора Египта, в то время английской колонии, Гитлер обвинялся в клятвопреступлении за то, что он долго не нападает на СССР, «врага западной цивилизации». Со своей стороны Гитлер считал, что англичане - расово близкий народ, не в пример славянам: «Англичане – это братский народ, а узы братства надо укреплять»[1].

От фантазий и реверансов Англия и Франция перешли к составлению конкретных планов агрессии. 19 декабря 1939 г. принято решение о подготовке военного нападения на СССР, а 5 февраля верховный совет союзников постановил отправить англо-французские войска в Финляндию. Предполагалось нанести удар по Ленинграду и Мурманску. На 12 марта была намечена отправка судов, на 20 марта высадка войск. Предполагалось так же нанести удар по южным границам СССР, планировалась бомбардировка Баку, Майкопа, Грозного, с последующей высадкой сухопутных войск под командованием генерала Рейгана.

И это были не только планы и пустые слова. Франция и Англия вели себя с СССР демонстративно агрессивно, в 1940 посол СССР во Франции был объявлен персоной нон грата, затем, по инициативе Франции и Англии, СССР исключили из Лиги наций. Были отвержены наши предложения о коллективной безопасности в Европе, исключающие агрессию любой страны.

Раздел Европы. Когда же в Англии и Франции поняли, что соглашательская политика может плохо кончится для них самих, они очень неохотно пошли на переговоры с Советским Союзом. Но эти велись для видимости, в целях получения новых козырей в игре с Германией. Франция и Англия демонстративно присылали в Советский Союз чиновников низкого ранга, не наделенных никакими полномочиями.

«Установка была сформулирована в кабинете Чемберлена следующим образом: «если Лондону не уйти от соглашения с Советским Союзом, британская подпись под ним не должна означать, что в случае нападения немцев на СССР, англичане придут на помощь жертве агрессии и объявят Германии войну. Мы должны зарезервировать возможность заявить, что Великобритания и Советский Союз по-разному толкуют факты»[2].

В то же время за спиной Советского Союза велись тайные переговоры «расово-близких народов». 29 июня 1939 г. британский министр иностранных дел Галифакс от имени своего правительства выразил готовность договориться с Германией по всем вопросам, «внушающим миру тревогу». Принимается решение предложить Гитлеру раздел мира на две сферы влияния: англо-американскую — на Западе и германскую — на Востоке. Известно, что на 23 августа была назначена встреча премьер-министра Великобритании Чемберлена с Герингом. Немецкая сторона отказалась от этого «саммита» буквально в последнюю минуту.

«В донесении советской разведки Сталину отмечалось: «Перед встречей в Берхетесгадене министр иностранных дел Галифакс 12 сентября 1938 года в беседе с премьером Чемберленом заявил: «Я сумею убедить его (Гитлера), что у него имеется неповторимая возмож­ность достичь англо-немецкого понимания путем мирного решения чехосло­вацкого вопроса. Обрисую перспективу, исходя из того, что Германия и Англия являются двумя странами европейского мира и главными опорами против коммунизма и поэтому необходима мирным путем преодолеть наши нынешние трудности (…). Наверное, можно будет найти решение, приемлемое для всех, кроме России».[3].

А потом европейские страны повально стали подписывать с Германией договоры о ненападении, дружбе или договоры, откровенно направленные против СССР. 25 ноября 1936 г. в Берлине между Германией и Японией заключается антикоминтерновский пакт. Впоследствии к этому пакту присоединились Италия, Венгрия, Финляндия, Хорватия, Дания, Румыния, Словакия и Болгария. 22 марта 1938, договор о ненападении с Германией подписывает Франция. Аналогичные договоры подписывают с Германией: Польша, Латвия, Эстония.

«После подписания 8 декабря 1938 года Францией с Германией декларации о ненападении министр иностранных дел Франции Жорж Бонне сказал: «Гер­манская политика отныне ориентируется на борьбу против большевизма. Германия проявляет свою волю к агрессии на Востоке»»[4].

У СССР нее было никаких альтернатив по подписанию договора о ненападении с Германией, который Советский Союз подписал одним из последних - 24 августа 1939 г.

«английские исследователи Э. Рид и Д. Фишер — также полагают, что в условиях военно-политической изоляции СССР в 1939 г. у Сталина не было иного выбора. Они пишут, что, не придя к согласию с Лондоном и Парижем и располагая информацией о начале германской агрессии против Польши, Сталин понял, что «все его надежды тщетны» и что «менее чем за неделю до нападения на Польшу не удастся добиться заключения антигитлеровского соглашения с Англией и Францией». «А тем временем Гитлер может совершенно безнаказанно начать свое наступление на восток — и кто знает, как далеко он зайдет?» — размышлял Сталин. Надо было принимать решение. И он сделал свой выбор: идти на сближение с Германией. «Совершенно очевидно, — отмечают историки, — что в тех условиях это был единственный оставшийся у Сталина шанс обеспечить безопасность своей страны»[5].

С помощью пакта о ненападении СССР получил временную передышку, необходимую для подготовки к отражению агрессии. С помощью пакта нам также удалось расколоть военный союз Германии и Японии, т. к. Германия не согласовала свое подписание с Японией. Это привело к уменьшению возможности войны на два фронта, были отодвинуты западные рубежи СССР.

Геополитический расклад предвоенного времени был таков: большинство стран Европы были настроены враждебно по отношению к СССР, стремились к союзу с очередным Наполеоном и хотели участвовать в разделе территории «врага европейской цивилизации» - СССР. Но благодаря блестящим дипломатическим победам советского руководства, нам удалось в некоторой степени ослабить единство антисоветской коалиции.

Стоит обратить внимание на то, что СССР подписал договор о ненападении последним. Соглашательская политика большинства европейских стран не оставила нам другого выбора.

 


[1] Гитлер 1939 г

[2] Война могла быть закончена в 1943 году. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005

[3] Глобальный империализм и ноосферно-социалистическая альтернатива. Субетто А. И.– СПб., 2004. – с. 29.

[4] Глобальный империализм и ноосферно-социалистическая альтернатива. Субетто А. И.– СПб., 2004. – с. 29.

[5] Пакт Молотова – Риббентропа дипломатический успех, трагическая ошибка или сговор? Шепова Н. Военно-промышленный курьер № 33 (50) 01 – 07.09.2004

§ 3. Воплощение западного идеала

Условно-досрочное освобождение общества

чревато рецидивами

Г. Малкин

Как мы увидели столпами западного аксиотипа и идеальной социальной системы отвечающей этому аксиотипу, являются деньги, индивидуализм, колонии, обман. Как же все это воплотились в реальности, ведь никто открыто не будет провозглашать – наша цель деньги и обман.

Алчность нашла свое полное отражение в тоталитарном капитализме, индивидуализм - в навязчивых рассуждениях о свободе, обман воплотился в форме политической организации общества, получившей наименование «демократия», колониальный диктат изменил лишь форму своего осуществления.

the-soviet-union

nationaldoctrine-foto.jpg