Sidebar

Желающего идти судьба ведет,

не желающего – тащит

Клеанф

Из предыдущей главы может создаться впечатление, что наша книга - апологетика коммунистической доктрины. Это не совсем верно, а точнее совсем неверно.

Дело в том, что социализм и коммунизм - разные, во многом противоположные учения. Неслучайно первых социалистов коммунисты снисходительно называли «утописты», т.е. мечтатели, прожектёры. Вообще это довольно странно — называть своих предшественников утопистами, ведь либералы не называют утопистами предтечей либеральной концепции. На самом деле такое отношение легко объяснимо. Социалисты никогда не были ни утопистами, ни предшественниками Маркса с его учением.

В советской справочной литературе не очень любили упоминать, откуда появился термин «социализм». Может, его придумали Маркс с Энгельсом? Отнюдь. В начале 30-х гг. XIX века в научный оборот термин «социализм» ввел французский мыслитель Пьер Леру. У Леры было весьма подходящее социальное происхождение (он был типографским рабочим), но очень неподходящие убеждения (он был одним из основателей христианского социализма).

Леру изобрел термин «социализм», а кто изобрел и расширил социалистическую доктрину? Первым создателем социалистической доктрины является Платон, а создателем, так называемого, утопического социализма принято считать Томаса Мора, важнейшей вехой в развитии социалистического учения стал французский социализм, самой видной фигурой которого являлся Сен-Симон.

Леру считал, что социалистический идеал в своем фундаменте имеет христианские догматы. И это действительно так: Иисус призывал к отказу от частной собственности, равенству, высоте духа, выступал против накопительства, вещизма и богатых. А потом оформился догмат — любая власть от Бога, т.е. все компоненты социалистической доктрины очень явственно проступают именно в христианском учении.

Томас Мор был причислен католической церковью к лику блаженных, а позднее канонизирован. Наибольшую известность Мору принёс его диалог «Утопия», содержащий описание идеального строя фантастического острова Утопия (греческий, буквально — «Нигдения», место, которого нет; это придуманное Мором слово стало впоследствии нарицательным). В Утопии критикуется английское общество XVI века как заговор богатых против всех членов общества. В идеальном же обществе, согласно Мору, существует сильная государственная власть, обладающей монополией на торговлю, в котором отменена частная собственность, а труд носит обязательный характер. Значимое место отводится религии, атеизм запрещен.

Сен-Симон разрабатывал идею нового христианства, которая призвана была дополнить материальные стимулы «промышленной системы» моральными требованиями новой религии с ее лозунгом «все люди — братья». Впоследствии сен-симонизм был преобразован в религиозную доктрину.

«Сен-Симон, Фурье, Оуэн и их ученики всё же не сходили с почвы идеалистического мировоззрения. Они считали конечной движущей пружиной общественно-исторического развития смену религиозных и нравственных идей общества, не понимали важнейшей исторической роли классовой борьбы народных масс и видели в пролетариате лишь страдающий класс. Для укрепления сотрудничества пролетариата и буржуазии критико-утопический социализм возрождал религиозные идеи»[1].

Поэтому для Маркса Леру, Платон, Мор, Сен-Симон были утописты, очень уж их взгляды не укладывались в прокрустово ложе марксизма - во-первых, в их учениях государство не отмирало, а, напротив, имело решающее значение в новом обществе, во-вторых, духовные аспекты играли историческом процессе и развитии социума если не основную, то никак не меньшую роль, чем материальные.

Социализм как многовековая мечта о справедливом обществе, лишенного эксплуатации, бесправия, насилия и духовных пороков, был обречен на победу. Исходя из революционной целесообразности, Маркс записал социалистов в предшественники коммунистов, но в очень обрезанном варианте. Платон в предшественники не попал, о Леру старались не вспоминать, Мора и Сен-Симона записали в утописты.

«Очень важно иметь в виду, что идея эта (как бы она ни называлась) вовсе не продукт последних веков, не идеология пролетариата, возникшего в результате про­мышленного переворота в Западной Европе. Наоборот, она очень древнего происхождения, то есть относится к числу основных концепций, «архетипов» цивилизо­ванного человечества. Ее законченное, глубоко проду­манное изложение известно нам уже из сочинений Платона в IV веке до Рождества Христова.

Более чем за две тысячи лет, прошедших со времен Платона, никто к этой идеологии ничего принципиально нового не прибавил. Она многократно переизла­галась, в чем-то смягчалась ее отпугивающая прямоли­нейность, она приспосабливалась к особенностям дру­гих времен. Но основная идея была та же. Зато много разных мыслей было высказано о том, каким путем можно воплотить в жизнь этот идеально сконструиро­ванный общественный строй»[2].

Социализм и коммунизм как учения со всеми своими достоинствами и недостатками во многом являются разными идеологическими направлениями. Но в чем суть этих различий?

 


[1] Утопический социализм [БСЭ].

[2] Шафаревич И. Р. Зачем России Запад? – М., 2005. - с. 86-87.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 33 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Построение СССР

Годы великих свершений. После завершения гражданской войны в партии начались дискуссии о будущем России. Возникают несколько платформ, основными из которых являются

  • мировая революция (Троцкий).
  • крестьянский путь развития (Бухарин)[1].
  • индустриализация (Сталин).

Началась дискуссия, которая своего пика достигла к 1927 году, перед XV съездом партии. Конкурировали два основных подхода: сталинский и оппозиционный - троцкистский. По законам того времени, за два месяца до съезда объявлялась общепартийная дискуссия, начинались собираться дискуссионные собрания. Большинство партии не согласились с идеями троцкистов. 724 тыс. высказались за политику ЦК и Сталина, и лишь 4 тыс. за троцкистов. Идеологическое поражение троцкистов было очевидно.

Возобладал сталинский подход — построение мощного индустриального государства, основанного на союзе рабочих и крестьян. Был взят курс на построение мощнейшей социалистической державы. И только это единственное верное направление позволило нам отстоять нашу независимость в 1941-1945 годах.

«Мы не хотим оказаться битыми. Нет, не хотим! Мы отстали от передовых стран на 50 –100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут»[2].

Удивительно точно сказано, но что еще более поражает - дата произнесенной Сталиным речи – 1931 год. Конечно, при решении этой грандиозной задачи стране приходилось напрягаться из всех сил. Были и перегибы, особенно в отношении крестьянства. Но надо понимать, что из крестьянства выкачивали средства не для того, чтобы партийная номенклатура строила себе дачи, а на строительство заводов, электростанций, создание новых и лучших в мире видов вооружений, проведение научных разработок и т.д.

По сути дела, решался вопрос о будущем страны, решался вопрос о нашей независимости, о существовании русских как нации, в том числе и о возможности сохранения жизни тем же крестьянам.

Результаты этой политики были ошеломляющи. В десятки раз возросли объемы промышленного производства, объемы добычи нефти, угля, производства чугуна, стали, проката. Росло количество посевных площадей, шла быстрыми темпами механизация сельского хозяйства.

Построение СССР. Таких темпов роста национального дохода, как в СССР, не знала ни одна капиталистическая страна. Народ трудился с большим энтузиазмом, в 5 раз возросла производительность труда. В то время, когда в капиталистических странах бушевала Великая депрессия, ежегодный рост советского ВНП в лучшие годы переваливал за 20%. Еще раз подчеркнем, 20% не за десять лет, не за пятилетку, а за один год. Чтобы понять масштаб этих цифр, приведем ориентировочные данные за 2008 год. В Еврозоне рост около 1%, в Китае около 9%, вообще 5% - это очень хороший показатель.

«Благодаря индустриализации появились бесчисленные трудо­вые коллективы, учебные заведения, научные учреждения, сред­ства транспорта и т.д. И большая часть всего этого (думаю, более 90 процентов) создавалась заново, а не была всего лишь передел­кой дореволюционного наследия. Россия в поразительно корот­кие сроки стала современным индустриальным обществом. Не случись этого, ей пришлось бы удовольствоваться судьбой запад­ной колонии уже в двадцатые и тридцатые годы»[3].

Построение СССР. Не забывало советское руководство и о других потребностях страны и народа. Россия из безграмотной страны (как ни прискорбно, но это было в царской России именно так), превратилась в страну почти поголовной грамотности. Число научных сотрудников возросло в 10 раз, число специалистов с высшим и средним образованием увеличилось в 12 раз, в 7 раз возросло количество врачей, росли доходы трудящихся. Развивалась также и культура, удаляясь постепенно от интернационализма и все более приобретая патриотическую направленность. Кино и пропаганда воспевает истинно русских героев: А. Невского, Д. Донского, Петра I, А. Суворова, М. Кутузова. С большим торжеством празднуется 125 годовщина бородинского сражения. В 1936 г. запрещены аборты и их пропаганда, одновременно с этой мерой были увеличены пособия матерям. СССР среди развитых стран становится страной с одними из самых низких показателей смертности и одновременно страной с самой высокой рождаемостью.

Сегодня обо всем этом стараются не вспоминать, но так было. Причем не было никакой западной помощи, кредитов, наоборот, первому в мире государству рабочих и крестьян всячески мешали. Можно только представить, как бы мы сегодня жили, если этот взлет не оборвала война.

Победа Советского Союза во второй мировой войне – величайшая военная победа в истории человечества. Эта наша гордость и именно поэтому ненавистники России усилено пытаются оболгать эту победу. Вокруг войны возникло множество мифов, к анализу которых мы специально вернемся в отдельном параграфе.

 


[1] Бухарин постоянно колебался между различными платформами.

[2] Сталин.

[3] Зиновьев А. Русский эксперимент. – М., 1995 — с. 72.

Массовые репрессии

В антисоветской пропаганде особая ставка делается на раздувание мифа о массовых репрессиях в период правления Сталина.

Сначала о массовости. Антисоветская пропаганда утверждает, что было расстреляно 10 миллионов, сидело 30. Кто-то говорит о том, что расстреляно 20, а сидело 30 или даже 50 миллионов. Уже сам разброс цифр показывает, что они подкреплены не историческими данными, а лишь воображением. В принципе, каждый может придумать свою цифру, например, 60 миллионов и смело ее озвучивать. Чем цифра выше, тем более благосклонно она будет воспринята сообществом фальсификаторов истории.

Перейдем от вымыслов к фактам. В ходе подготовке доклада, дискредитирующего Сталина после его смерти, Хрущевым был сделан запрос об осужденных за время правления Сталина. Закрытая справка была предоставлена Генеральным прокурором СССР Руденко. Согласно ей, с 1921 г. по 1 февраля 1954 г. Коллегией ОГПУ, «тройками» НКВД, Особым совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами было осуждено 3 777 380 человек, в том числе, к высшей мере наказания — 642 980 человек.

Массовые репрессии. При этом надо учитывать, что 1921 г. шла еще гражданская война, потом было сопротивление басмачества, банды на Украине, иностранные диверсанты и агенты и т.д.

Интересно, что, рассуждая о миллионах репрессированных, реабилитировали на порядок меньше. Это естественно. Рассуждать о миллионах, репрессированных можно, рассуждать вообще можно, о чем угодно, но реабилитировать миллионы нельзя, потому что их просто нет. Поясним, о чем идет речь.

В 2006 г. закончилась работа органов прокуратуры по проверке уголовных дел в отношении жертв политических репрессий. За почти 15 лет работы реабилитировано 775 тысяч[1]. Идеологический заказ к прокуратуре понятен, поэтому можно предположить, что работа велась крайне пристрастно – реабилитировались даже явные преступники. Причем реабилитированные – это необязательно расстрелянные, а все, по мнению прокуратуры, репрессированные. Но и эта цифра также нуждается в детальной проверке. Например, в России официально относят к репрессированным детей репрессированных, т. к. они тоже пострадали от репрессий. Итак, 775 тысяч – официальная цифра, поэтому все разговоры о миллионах репрессированных - плод воспаленного антисоветского воображения.

Интересна и другая цифра, всего в отношении реабилитации рассматривался 1 млн. 240 тыс. дел. Пресловутые миллионы осужденных отсутствуют опять. Но интересно даже другое. Если реабилитировали лишь 775 тыс., значит 465 тыс. отказались признать репрессированными незаконно. Получается, что даже современные историки вынуждены признать, что 465 тыс., т.е. почти 40 % от общего числа были осуждены за контрреволюционные преступления вполне законно. Значит, дела возникали не на пустом месте, как нас нередко пытаются убедить.

Теперь о «репрессиях». Слово «репрессированный» подразумевает человека безвинно наказанного. Были ли наказаны невинные? Были. К сожалению, любая судебная система допускает ошибки. Однако количество ошибочно осужденных 20-50х годов сегодня завышается в миллионы раз.

«Страдали ли в те лихие годы невиновные? Конечно, страдали, как страдают и сейчас. В благополучной Америке, например, «ошибка правосудия» составляет около 5 % осуждённых. Это официальные данные, основанные на признании самих американских судьей. Это означает, что в тюрьмах США в настоящий момент безвинно сидит свыше ста тысяч человек, а сколько их будет за 30 лет?»[2].

Например, в 2006 г. на свободу вышел американец, проведший в тюрьме 24 года за преступления, которых не совершал. Только результаты ДНК теста подтвердили невиновность человека, осужденного на 130 лет. До этого на свободу вышел человек, проведший в тюрьме по ошибке 22 года. За 15 лет проведение подобных анализов ДНК позволило оправдать более 170 человек[3]. Речь идет, прежде всего, об изнасиловании, преступлении, в котором возможно проведение подобного теста. И это в случае, если в результате остался материал для ДНК теста, а если его нет? А сколько преступлений, где такой тест провести нельзя, ведь изнасилования в общей массе преступлений составляют лишь около 10 %. Причем, проверка не поставлена на поток, проверяются единичные случаи. Так сколько незаконно репрессированных в США десятки лет проводят в тюрьме? Даже по мнению американских экспертов, за последние 15 лет репрессировано было около 30 тыс. американцев[4].

«Одна из причин, по которой антисоветские идеологи распространяют мифы о десятках миллионах репрессированных, заключается в том, что 20, а тем более 40 миллионов человек не могут быть виновными. Отсюда сразу следует вывод о беззаконности Советской власти. А если посмотреть на реальные, а не выдуманные цифры, то сразу встает вопрос — «Да, это много и это очень плохо, но были ли они невиновны? Вполне может быть, что в стране за 33 года действительно нашлось такое количество людей, нарушивших закон». А как обстоят дела в других странах, может быть там картина принципиально другая? Нет, нисколько. Например, в тюрьмах Америки находится более 2 миллиона 200 тысяч человек. Это сейчас, в мирное время. Это много? Немало. Но из этого никак не следует, что большинство из них невиновны. Население США составляет 260 миллионов человек, количество заключённых — 2 миллиона 200 тысяч. Население СССР в 1940 г. — свыше 190 миллионов, количество заключённых 1 миллион 850 тысяч, то есть, в таком количестве нет ничего экстраординарного»[5].

Казалось бы, Сталин сделал все для того, чтобы у потомков не возникло и тени сомнения в виновности осужденных. Процессы были открыты, факты были на лицо, подсудимые полностью признали вину и раскаялись в содеянном. Что еще нужно? На процессах присутствовали иностранные журналисты и дипломаты. Например, процесс Зиновьева-Каменева. Свою глубокую убеждённость в том, что обвиняемые признавались добровольно, доказательства подлинные и заговор действительно был, высказал присутствовавший в зале суда посол США, кстати, бывший судья и ярый противник коммунизма.

Троцкий из-за рубежа открыто финансировал троцкистское подполье, писал воззвания и скрытые инструкции, открыто призывал к свержению действующего правительства. Это все документировано и известно всем. Вообще представить мирно сопротивлявшеюся оппозиция, состоящую из профессиональных революционеров ленинской гвардии довольно трудно. Как трудно представить и то, что старый дореволюционный мир безропотно покорился новой власти.

«На тему о сталинских репрессиях сложилась огром­ная литература. На мой взгляд, она почти на сто процентов есть фальсификация реальной истории. …Вопрос о репрессиях имеет принципиальное значение для понимания как истории формирования русского коммунизма, так и его сущности как социального строя.

Была мировая война. Рухнула царская империя, причем — коммунисты в этом были меньше всего по­винны. Произошла революция. В стране дезорганизация, разруха, голод, расцвет преступности. Новая революция, на сей раз — со­циалистическая. Гражданская война. Интервенция. Восстания. Никакая власть не смогла бы установить элементарный обще­ственный порядок без массовых репрессий…. Сталинские репрессии приняли политическую форму в силу конкретных исторических условий — борьба против сил контрре­волюции, саботажа, вредительства и т. п. Наивно думать, будто ничего подобного не было, будто старый мир покорно подчинил­ся новому режиму. Он сопротивлялся, и это было естественно»[6].

И еще. Наивно думать, что был хороший царь, полная демократия, пришли большевики и как начали всех политических оппонентов сажать, в особенности творческую интеллигенцию. Вспомним XIX век. Пушкин сослан, Чернышевский – семь лет каторги, ссылка, Достоевский – смертный приговор, в последний момент заменен на каторгу. Герцен, Огарев, Белинский – ссылки, аресты, преследования. Толстой отлучен от церкви и власти, только мировая известность спасла его от ареста.

1877 г. - известный процесс 193. Множество известных обвиняемых. Среди подсудимых было 38 женщин. Число арестованных по делу 193-х превышало четыре тысячи. 3 умирают во время процесса, 28 осуждены на каторгу. Множество сослано.

Царский режим казнил, убивал, ссылал, расстреливал мирные демонстрации, со страшной жестокостью подавлял крестьянские восстания. Десятки тысяч погибших, и виновных только в том, что они умирали с голоду.

Массовые репрессии. Нельзя судить об исторических фактах вне исторического контекста. Такой подход характерен или для дилетанта или для фальсификатора. Сегодня кажется неоправданным жестоко сажать людей за негативные высказывания о власти. Но давайте перенесемся в ту эпоху. Что сделали бы с человеком, публично хулившим официальную власть в других странах, например, в нацистской Германии или Италии? В этих странах была диктатура, поэтому возьмем цитадель демократии — США.

16 мая 1918 г. Конгресс США принял поправку к «Акту о шпионаже», согласно кото­рому тем, кто «высказывается устно или письменно в не­лояльном, хулительном, грубом или оскорбительном тоне о форме государственного устройства или в отношении конституции Соединенных Штатов, или в отношении вооруженных сил» грозило до 20 лет тюремного заключения[7].

При Сталине всем, кто выступал против государства и народа, неоднократно предоставляли возможность одуматься, и не только Зиновьеву или Каменеву, были прощены тысячи членов украинских, прибалтийских банд, с оружием в руках, на деньги Запада воевавших против нашей Родины. Почему тысячи бывших эсэсовцев сегодня маршируют по улицам Киева, Талина, Риги? Потому что их тогда простили. Такой вот коммунистический гуманизм.

Особая гуманность была проявлена к переселенным народам. Оставим в стороне эмоциональную сторону вопроса и обратимся к фактам и расчетам американского историка Г. Ферра[8].

В 1939 г. численность крымских татар составила 218 000 человек. Что означает: около 22 000, или 10 % населения, со­ставляли мужчины призывного возраста. В 1941 г. 20 000 крымских призывников дезертировали из Вооруженных сил СССР; к 1944 г. те же 20 000 крымско-татарских ополченцев пере­шли на сторону нацистской Германии и с оружием в руках бо­ролись против Красной Армии.

Итак, сотрудничество с гитлеровцами было поистине массовым. Но тут мы приходим к одному из трудных вопро­сов: как в данном случае должна была поступать Советская власть?

Можно было расстрелять 20 000 дезертиров. А можно было всех мужчин призывного, т.е. детородного, возраста при­говорить к тюремному заключению. Но и то, и другое факти­чески означало бы уничтожение крымско-татарского народа. Вместо этого Советское правительство решило выслать в Среднюю Азию целиком весь народ, что и было осуществлено в 1944 году. Им дали землю и на несколько лет освободили от уплаты налогов. Крымско-татарский народ был сохранен.

Оценивая сталинскую эпоху, А. Зиновьев очень метко подытоживает и отвечает на вопрос, почему сталинский период развития России вызывает столь много критики:

«Сталинская политика вызывала и до сих пор вызывает злобу не столько потому, что была связана с жестокостью и репрессиями, сколько потому, что была порази­тельно успешной. Беспристрастные исследователи в далеком бу­дущем наверняка в жестокости сталинских лет увидят не столько факт якобы необоснованных жестокостей, сколько мужество и дальновидность сталинского руководства пойти на эти жесто­кости как на неизбежные в интересах выживания страны»[9].

 


[1] В России завершена проверка дел жертв политических репрессий. РИА НОВОСТИ 30.10.2006

[2] Так были ли репрессии? Краснов П. «Интернет против Телеэкрана»

[3] В США доказана невиновность человека, проведшего в тюрьме 24 года. РИА НОВОСТИ 24.01.2006

[4] В американских тюрьмах сидят тысячи невинных людей, считают эксперты. Day. Az 20.04.2004

[5] Репрессии: Виновные и невиновные Краснов П. «Интернет против Телеэкрана»

[6] Зиновьев А. Русский эксперимент. – М., 1995 — с. 62-63.

[7] Кара-Мурза С. Г. Антимиф. – М., 2004. – с. 310.

[8] Ферр Г. Антисталинская подлость. – М., 2008. – с. 108-109.

[9] Зиновьев А. Русский эксперимент. – М., 1995 — с. 71.

Русская идея

Наилучшая жизнь для страны, очевидно, есть такая,

какая наилучше соответствует ее внутреннему строению

и вытекающим отсюда потребнос­тям

Л. А. Тихомиров

Сопряжение духовности и коллективизма проявляется в русской идее – в стремлении к абсолютной справедливости. В книге, посвященной исследованию ценностей русского народа, отечественный исследователь Н. А. Бенедиктов отмечает:

«Социологические исследования показывают постоянное различие блоков ценностей и их иерархии у русского и западного человека. Высший блок наиболее значимых для русского человека ценностей на­зван блоком «справедливость»… Доби­ваясь восстановления личного удобства как проявления личной свободы и своеволия, западный человек сочтет справедливым навязывание его миропорядка другим людям и, как правило, об этом не очень и задумывается. Отсюда и двойной счет во взаимоотношениях, в политике и т. п. Для русского человека двойной счет во взаимоотноше­ниях исключен»[1].

Извечная русская тяга к справедливости очень тесно переплетена с русской добротой, также с максимализмом, ведь правда может быть только одна.

«Русские — максималисты, и именно то, что пред­ставляется утопией, в России наиболее реалистично»[2].

Догматизм также вытекает из обостренного чувства справедливости и максимализма. Весь этот блок качеств национального характера теснейшим образом связан по определению отечественного социального психолога К. Касьяновой, с так называемым «судейским комплексом»:

«Судейский комплекс» — это именно «комплекс», т.е. це­лый набор различного рода качеств… Прежде всего «правдоискательство», т.е. стремле­ние установить истину, и затем — это стремление установить объективную истину, не зависящую от меня, от моего существо­вания и потребностей, наконец, в-третьих, это стремление найти истину абсолютную, неизменную, не зависящую от об­стоятельств, не имеющую степеней. И, найдя, измерять затем ею себя, свои поступки и чужие действия, весь мир, прошлый, настоящий и будущий. Эта истина должна быть такова, чтобы под нее подходили все явления без исключения»[3].

Русская идея – это стремление к всеобщей справедливости. Но эта общая формулировка, в зависимости от конкретной исторической ситуации, наполняется конкретным содержанием.

Жажда абсолютной справедливости рождает такое качество как самопожертвование, которое красной нитью проходит через всю историю России.

 


[1] Бенедиктов Н. Русские святыни. – М., 2003. - с. 218.

[2] Бердяев Н. А. Русская идея. М., 2000. – с. 243.

[3] Касьянова К. О русском национальном характере. — М., 2003. - с. 251.

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg