Sidebar

Русские долго запрягают, но быстро едут

О. Бисмарк

Рассуждения о единстве России и Востока, как, впрочем, и об идентичности России и Запада, строятся на некоторых теоретических ошибках, которые встречаются в трудах социологов, историков, экономистов, плохо знакомых с психологией, хотя нередко подобные заблуждения встречаются и в трудах психологов.

Одной из самых распространенных ошибок является отождествление иррациональности и духовности. Как мы помним, духовность есть ценностная ориентация. А иррациональность – это характеристика интеллектуальной активности. Духовность – это характеристика аксиотипа, рационализм – характеристика психотипа.

Ценностная ориентация отражает цель, к которой стремится человек. Например, больше всего в жизни человек хочет заработать много денег. Это ценностная ориентация. Как он стремлюсь к этой цели? Если человек мечтает, то это иррациональный подход, если строит четко продуманный план – это рациональный подход. Из примера видно, что одна и также ценностная ориентация может сочетаться как с рациональностью, так и с иррациональностью.

Запад - материалистически ориентированная и одновременно рационалистическая цивилизация. Россия же - уникальный антипод Запада. Русская цивилизация является одновременно антиматериалистически ориентированной и иррациональной цивилизацией.

Культура Востока в большинстве своем иррациональна, но в тоже обладает высокой степенью материальности, неслучайно одним из главных центров любого города Востока является восточный базар. Роскошь, массовый и всеобъемлющий гедонизм - специфично восточное явление, проникшее впоследствии на Запад (рис. 10).

 nationaldoctrine15 Оценивая различные культуры в плоскости материальное/духовное и рациональное/иррациональное, мы видим, что не Россия занимает некое промежуточное положение между Западом и Востоком, это Восток занимает промежуточное положение между Россией и Западом, а Россия является уникальным антиподом Запада.

После того как в 2008 году мировую экономику в том числе и российскую сотряс биржевой кризис, во всех странах стали искать виновного. На Западе и в ряде восточных стран вину часто возлагали на биржевых спекулянтов, подорвавших своей азартной игрой финансовую стабильность. Например, после того как в Китае простым гражданам разрешили покупать акции, китайскому правительству пришлось срочно принимать ограничительные меры для того, чтобы китайцы перестали массово играть на бирже.

В это же в России одной из причин кризиса была названа пассивность населения и отсутствие интереса к биржевой игре. Российское правительство стало разрабатывать целую программу для стимулирования процесса покупки акций российскими гражданами. По статистике в Internet-трейдинг (покупка акций через Internet) в Китае вовлечено 8% населения, в России менее 0,5%.

Мнение, в соответствии с которым рынки захватили кавказцы и не пускают туда русских, в некоторой степени есть преувеличение. Достаточно сравнить русского и кавказского торговца. Кавказец торгует с выдумкой, придумывает кричалки, манипулирует ценой, обвешивает, но дает с походом. По нему видно, что ему это нравится. Те, кто посещал Турцию, Египет, другие восточные страны, может с уверенностью сказать, что торговать и торговаться – это в крови у восточных людей.

Не Россия аксиотипически находится между Западом Востоком, Восток имеет как черты западного аксиотипа, так черты русского аксиотипа, что собственно находит свое отражение в постоянных политических колебаниях восточных стран между Россией и Западом.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 52 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Определить производительность труда

На Западе работают лучше всех? Часто приходится слышать, что на Западе высокий уровень производительность труда, мол, хорошо работают, поэтому они хорошо живут. Действительно западные народы нельзя назвать ленивыми, но только ли в этом кроется высокий уровень производительности труда?

Действительно ли на Западе, и в частности в США, так хорошо работают? Что же такое производительность труда? Как связана производительность труда с тем, что мы обычно вкладываем в понятие «хорошая работа». Для ответа на этот вопрос нам необходимо понять, что значит лучше работать? Исследователи быта народов Латинской Америки часто рисуют следующую картину работы латиноамериканских крестьян: труд с утра до ночи, напряженность которого такова, что по окончанию трудового дня люди падают замертво. И, несмотря на интенсивность своего труда, крестьяне еле сводят концы с концами, а основу их рациона составляет кукуруза. Мясо только по праздникам. Почему же столь напряженная работа не делает крестьян богатыми?

Производительность труда часто путают с интенсивностью труда и ставят знак равенства между понятием «производительность труда» и формулировкой «на Западе качественнее и больше работают». Интенсивность труда – степень напряжённости труда, т.е. затраты работником физической, умственной и нервной энергии за единицу рабочего времени. Для соотнесения понятий «производительность труда» и «интенсивность труда» приведем следующий пример. Танкист будет исполнять работу лучше, чем стрелок из лука не потому, что он больше «работает» (лучник может как раз тратить энергии гораздо больше), а потому что в его распоряжении танк.

Определить производительность труда. Обратимся к экономической теории, производительность (ПТ) труда можно выразить следующим образом (формула 2):

ОП = ПТ / Т   (2)

где ОП — оборот или объем продукции; Т – затраты труда. Трудозатраты могут измеряться в человеко-часах, человеко-днях, средней списочной численности персонала.

Как повысить производительность труда? Наиболее простой ответ: необходимо сделать максимальным числитель (ОП) в формуле 2. Например, страна Альфония и Бетония производит по 10 стульев. Но Альфония — член важного экономического союза, что позволяет ей продавать свои стулья по 50 рублей, а Бетония, завоевывая рынок, может продавать свои стулья лишь по 25 рублей. Совокупная выручка у Альфонии 500 рублей за 10 стульев, а Бетонии только 250 рублей. Если затраты труда у этих стран одинаковы, то производительность труда в Альфонии в 2 раза выше чем в Бетонии.

Запад построил такую модель взаимоотношений с другими народами, когда весь мир работает на Запад, получая при этом лишь крохи. Например, ни одна пара джинсов, традиционной американской одежды, не шьется на территории США. Последний фирмой, перенесшей свое производство в страны третьего мира (Бангладеш, Китай и др.), оказалась «Леви Страусс энд компани». Поэтому людям, любящим все фирменное и покупающим джинсы в фирменном магазине «Леви Страус», необходимо знать, что они покупают фирменные бангладешские джинсы. Более того, по данным Американской ассоциации производителей одежды и обуви, 96 % всей одежды, приобретенной в США, было изготовлено в других странах[1]. Как высказался владелец компании по производству джинсов Р. Россо, мы не продаем джинсы, мы продаем стиль жизни[2]. Действительно, они не производят, и не торгуют, и даже не перевозят, они только создают рекламные ролики.

Существует и другой метод повышения производительности: необходимо сделать минимальным знаменатель (Т) в формуле 2. Например, Альфония и Бетония производят по 20 стульев и продают по цене 50 рублей за стул. В этом они равны. Но Альфония отнимает у Бетонии 10 стульев, в результате Альфония за отчетный период производит 30 стульев, а Бетония лишь 10. Производительность труда в Альфонии выше, чем в Бетонии в три раза.

Когда мы говорим о высокой производительности труда в западных странах, нельзя упускать из вида то обстоятельство, что во многом западная экономика была построена за счет громадных капиталов, которые страны Запада выжимали из своих колоний, а колониями западных стран был весь мир, исключая Россию.

По данным французского историка Фернана Броделя, Англия в середине XVIII века ежегодно инвестировала в свою экономику 6 млн ф. ст., и треть этих инвестиций, т.е. 2 млн ф. ст., ежегодно извлекались только из одной Индии:

«Капитализм является порождением неравенства в мире; для развития ему необходимо содействие международной экономики… Он вовсе не смог бы развиваться без услужливой помощи чужого труда»[3].

Эта колониальная система во многом не разрушена и сегодня, только военный диктат заменен на диктат экономический. По разным оценкам доля ВНП западных стран, полученных за счет неэквивалентного обмена и использования дешевой рабочей силы в странах третьего мира, колеблется на уровне 30-40 %. Поэтому либеральные экономисты так опасаются изменений в мировом хозяйстве:

«Сегодня экономика Европы в большой степени основывается на включении в мировое хозяйство в качестве поставщиков различного сырья обширных регионов Африки и Азии. Это сырье не отнимают силой. Оно не взимается как дань, а передается в ходе добровольного обмена на промышленные товары из Европы. Таким образом, отношения не строятся на каком-либо преимуществе, напротив, они имеют взаимовыгодный характер и население колоний извлекает из них столько же выгоды, сколько и население Англии или Швейцарии. Любое прекращение этих торговых отношений нанесло бы серьезный экономический ущерб как Европе, так и колониям, и привело бы к резкому падению уровня жизни большого числа людей. Поскольку медленное распространение современных экономических отношений по всему свету и постепенное развитие мировой экономики было одним из наиболее важных источников увеличения богатства за последние полтора столетия, то поворот этой тенденции вспять стал бы для мира экономической катастрофой невиданных доселе масштабов»[4].

Оставим на совести автора приведенной цитаты – Мизеса, рассуждения о «добровольном обмене с колониями». Важен вывод разрыв этого «добровольного обмена» приведет к катастрофе невиданных масштабов.

Определить производительность труда. На Западе стали богато жить не тогда, когда стали хорошо работать, а тогда, когда стали грабить весь мир. И на Западе это хорошо знают, пусть и на уровне подсознания. Это должны хорошо понимать и мы, чтобы делать правильные выводы.

 


[1] Руководство выпускающей их компании объявило, что ликвидирует все свои предприятия в Северной Америке. (ИТАР-ТАСС. 09.10.2003).

[2] Вернер К., Вайс Г. Черная книга корпораций. – М., 2007. – с. 41.

[3] Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. - М., 2000. - с. 196.

[4] Мизес Л. Либерализм. - М., 2001 – с. 122-124 .

Русская сила

Почему Запад идет на сотрудничество со всеми: и с Украиной, и с мусульманскими странами? Неужели они все ему ближе, чем Россия? Они не ближе, просто на Западе прекрасно знают, что и Украиной, и Саудовской Аравией можно управлять так, как им заблагорассудится. Например, Ирак до экономических санкций был страной с самыми высокими доходами в арабском мире, а в результате санкций стал нищим, а сегодня над Ираком нависла угроза расчленения.

Запад потратил громадные средства на холодную войну[1] и коммунизм был лишь предлог, не коммунистическим Советским Союзом боролись, боролись с Россией, с тем же коммунистическим Китаем Запад наоборот сотрудничал и, опять же, для борьбы с СССР.

«Россия — побежденная держава. Она проиграла титаническую борьбу. И говорить «это была не Россия, а Советский Союз» — значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена. Сейчас… не надо подпитывать иллюзий о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей»[2].

Россия - единственная держава, могущая дать достойный отпор. В Европе страны воевали всегда с переменным успехом, то Франция побеждала Германию, то Германия побеждала Францию. Мы же громили всех. На русской земле полегли до этого непобедимые в Европе армии: Карла XII, Наполеона, Гитлера. Анализируя взаимодействие Запада и остального мира, С. Хантингтон пишет:

«Лишь русская, японская и эфиопская цивилизации смогли противостоять бешеной атаке Запада и поддерживать самодостаточное независимое существование. На протяжении четырехсот лет отношения между ци­вилизациями заключались в подчинении других обществ западной цивилизации»[3].

Но Япония, как справедливо отмечет Хантингтон, всегда присоединялась к сильной державе и следовала в фарватере ее политики. В XIX веке это была Великобритания, в XX США. Что касается Эфиопии, то она была покорена Италией. Только Россия могла проводить самостоятельную политику, и только Россия побеждала в войне Запад. Причина ненависти Запада к нам в нашей силе, так по данным ЦРУ, только Россия обладает потенциалом для уничтожения США.

Россию не понимали и ненавидели на Западе всегда, за нашу мощь и за нашу независимость. Достаточно посмотреть на карту: страна, занимающая большую часть материка, соседствует в Европе со странами, которые не разглядишь даже в лупу, уже только это внушает трепет. «Нас не любят за нашу огромность», — говорил император Александр III об отношениях России и мира.

«…подавляющее, триумфальное, прак­тически абсолютное могущество Запада. С распа­дом Советского Союза исчез единственный серь­езный конкурент Запада, и в результате этого об­лик мира определяется целями, приоритетами и интересами главных европейских наций, пожа­луй, при эпизодическом участии Японии»[4].

Мы, русские, стоим на пути Запада к господству над всем миром, поэтому если в один день России не станет, это будет самой приятной новостью на Западе за всю его историю.

 


[1] «Мы истратили триллионы долларов за сорок лет, чтобы оформить победу в холодной войне против СССР» Д. Бейкер

[2] Збигнев Бжезинский, советник президента США 1977-81г

[3] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М., 2006 – с. 64.

[4] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М., 2006 – с. 113.

Идеи консерватизма

Хранить свое прошлое является долгом каждого народа

К. Леви-Стросс

Актуален ли консерватизм? Нужен новый путь развития, не нужно идти назад, нужно идти вперед, но идти по новому пути. Никакого возврата назад, никакого консерватизма, нужно идти вперед, к новым победам.

Идеи консерватизма. Если человек сбежал из плена и попал и попал в яму, из которой не браться, ему грозит голодная смерть. Но это не значит, что лучший для него вариант – это плен, лучший для него вариант - обойти яму и пойти другим путем. Общество сильно изменилось в XIX-XX веках. Старые идеалы стали неадекватны этому новому обществу, и были низвергнуты, а новые не появились, и сегодня мы живем в мире, лишенном идеалов. Миру нужны новые идеалы, соответствующие новому этапу развития человечества. Необходимы новые ценности, новые ориентиры, новые принципы построения государства, экономики, религии и т.д.

«Мы живем в один из тех исторических периодов, когда на время небеса остаются пустыми. В силу одного этого должен изменится мир»[1].

Западные ценности главенствуют в мире, потому что четко не сформулированы ценности альтернативные.

«Триумф Запада, западной идеи очевиден прежде всего потому, что у либерализма не осталось никаких жизнеспособных альтернатив… То, чему мы, вероятно, свидетели, — не просто конец холодной войны или очередного периода послевоенной истории, но конец истории как таковой, завершение идеологической эволюции человечества и универсализации западной либеральной демократии как окончательной формы правления»[2].

 


[1] Лебон Г. Психология народов и масс. – М., 1995. - с.36.

[2] Фукуяма Ф. Конец истории? // Философия истории. Антология. - М., 1995. - с. 290-291.

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg