Sidebar




Итак, буржуазия окончательно оформилась. С одной стороны, у нее появились достаточные капиталы, полученные, в основном, от грабежа колоний, так называемое первоначальное накопление капитала. С другой стороны, общество, с помощью Реформации, было идеологически подготовлено к восприятию нового строя, новой иерархии ценностей и стереотипов поведения.

В рамках марксизма довольно туманно объяснено, почему капитализм вдруг возник в Европе именно в XVI-XVII веке? Почему не раньше? Почему капитализм не сформировался, допустим, в Древнем Египте? Попытка объяснения ростом производительных сил общества ничего толком не объясняет. Рост производительных сил наблюдался после победы капиталистического строя, наиболее рельефно это выразилось в так называемом промышленном перевороте. Поэтому рост производительных сил был следствием, а не причиной победы капитализма. Итак, что же стало пусковым механизмом, запустившим процесс формирования нового строя?

Политический перелом. Ответить на эти вопросы очень важно потому, что тогда станет понятен истинный механизм «великого прорыва» и расцвета западной цивилизации.

Изменения общества начинается с изменения формы властной селекции, а не с изменения производительных сил[1]. Что же произошло в XV веке?

В XV веке европейцы открыли новые земли, обладавшие двумя уникальными особенностями. Во-первых, эти земли обладали богатыми ресурсами, во-вторых, они были населены наивными, беззащитными людьми. Колониальный грабеж сделал европейских авантюристов, которые до этого, в основном, в Европе заканчивали жизнь на виселице, богатыми, уважаемыми членами общества. Если отвлечься от романтики, то стоит сказать, что никто не хотел рисковать жизнью и плыть неведома куда, поэтому в команду Колумба принимали уголовников из испанских тюрем, спонсировали эту экспедицию банкиры и купцы, а основной целью был поиск золота.

За несколько лет эти люди сколачивали громадные состояния на обмане, убийствах, воровстве. Но поскольку эти преступления происходили вне Европы, они были неподсудны. Таким образом, изменился тип властной селекции, а вслед за ним изменилось и общество.

Когда буржуазия окрепла, последовали первые буржуазные революции. Основной задачей буржуазной революции стало уничтожение феодального строя или его остатков, установление власти буржуазии, создание буржуазного государства. Основными буржуазными революциями в Западной Европе являлись следующие:

  • Голландская буржуазная революция 1566–1579 гг.;
  • Английская буржуазная революция 1640–1649 гг.;
  • Великая французская буржуазная революция 1789–1794 гг.

Нередко за буржуазными революциями (например, Английской и Французской) следовала реставрация свергнутых династий. Но капиталистический строй, утвердившийся в ходе революций, восторжествовал. Восстановленные в своих правах монархи были вынуждены признать основные революционные завоевания.

 


[1] Подробно эта тема будет проанализирована в следующем труде: «Сверхдержава: национальная доктрина России».

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 110 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Эстетическая примитивизация

В обществе, в котором все меньше места остается стремлению к самоактуализации, где кумиром становятся не «генераторы», а «лампочки», неизбежно набирает силу процесс отторжения, высмеивания всего подлинно великого. А в кумиры обществу навязывают посредственных, а часто и бездарных, актеров, писателей, певцов, модельеров, большая часть из которых к тому же извращенцы. Естественно, как следствие, примитивизируется культура общества.

Примитивизируется все: театр, музеи, кино, литература. Массовая культура в большинстве своих форм не способствует гуманистически ориентированному социальному прогрессу и духовной эволюции человека. Призвание и назначение истинной культуры – облагораживание и совершенствование человека. Массовая культура исполняет обратные функции – она реанимирует низшие аспекты сознания и инстинкты, которые, в свою очередь, стимулируют этическую, эстетическую и интеллектуальную деградацию личности.

«Наша эпоха страдает волей к бездарности, волевым отвращением от гениальности и даровитости. Эпохи бывают бездарны, бедны гениями по собственной вине, это грех людской, а не слепая случайность, обделившая данное время дарами свыше. И в нашу эпоху, как и во всякую, немало есть дарований, но они ложно направлены, они чахнут в атмосфере воли к бездарности»[1].

 


[1] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997. - с. 14-15.

Поскреби русского

Если поскрести не только русского? Вряд ли кто не слышал фразу: «Поскреби любого русского — татарин сыщется». Верна ли она? Сегодня данная шутка обрела второе рождение и возводится в ранг научной аксиомы некоторыми националистами, проживающих в сопредельных с России государствах.

Во-первых, необходимо знать, что данная фраза - не некая русская поговорка, а очередная «глубокая» мысль очередного западного мыслителя, высказанная во время очередной интервенции – французского писателя Местра, жившего в эпоху Наполеона. Нам не привыкать к таким глубокомысленным сентенциям: «неполноценные славяне», «орды с Востока» и т.д. и т. п. Запад всегда к нам относился как к ордам, неполноценным, татарам, некоторые считали, что у нас даже медведи ходят по улицам.

Во-вторых, в действительности русские - наиболее гомогенная нация из всех славянских этносов. Потому что только русская нация никогда не была оккупирована другими народами. Представители ни одного славянского этноса не могут сказать о себе то же самое. Ни одного!

Поляки, чехи и др., расположенные на стыке цивилизаций представляют собой смешанный тип, имеющий в своем составе как элементы германской, так и славянской расы. В то же время балканские народы сербы, болгары и др., долгое время пребывавшие под османским игом, имеют в своем генотипе тюркские элементы. Оккупированы были также белорусы и украинцы, причем в этногенезе последних, принимали участи не только турки, но также в значительном количестве румыны, венгры, евреи, которые также не относятся к славянской расе. Это в большей степени верно для населения западных регионов Украины.

Теперь вернемся к теме татаро-монгольского ига. Очень часто приходится слышать, что русские имеют в своем генотипе много монголоидных генов, что является результатом татаро-монгольского ига. В действительности, это не более чем надругательство над исторической фактологией.

Понятно, почему в жилах многих западных славян течет кровь романской и особенно германской рас. Немцы, завоевывая народ, всегда стремятся его онемечить, навязать религию, стереотипы поведения. Онемеченный таким образом народ очень быстро ассимилируется с завоевателями, как физиологически, так и психологически.

С татаро-монгольским игом - принципиально другая история. Никаких соприкосновений русские с завоевателями не имели. Русские жили в своем государстве, татаро-монголы в своей Орде, таким образом, получался своеобразный симбиоз. Русские платили дань, а татаро-монголы охраняли обширные внешние рубежи государства. Они не навязывали язык, веру, культуру, не вмешивались в дела церкви и внутренние дела Руси, исключая назначение великого князя. Все взаимоотношения русских с татаро-монголами исчерпывалось ежегодными приездами небольшого количества сборщиков дани (баскаков). Да и то, по прошествии небольшого количества времени (20 лет) эта функция стала осуществляться русскими, которые сами возили дань в Орду. Поэтому русский историк Василий Осипович Ключевский констатировал очевидное:

«Ордынские ханы не навязывали Руси каких-либо своих порядков, довольствуясь данью, даже плохо вникали в порядок, там действующий»[1].

Русские не только не смешивались с татаро-монголами, но вообще плохо представляли, как последние выглядят, о чем свидетельствуют литературные памятники того времени: татаро-монгол изображали также, как русских[2].

По сути дела, понятие «иго» не очень уместно, ведь речь лишь о набеге кочевых племен, неуютно чувствовавших себя в лесах и поэтому быстро убравшихся с русской земли в более привычные для них степи. Земли, населяемые русскими, никогда не входили в состав Золотой орды (рис. 9). Русские только платили дань. В этом принципиальное отличие российской истории от истории не только абсолютно всех славянских народов, но и многих европейских, которые были покорены завоевателями, принадлежащих к иным нежили индоевропейцы расам и жили вместе с захватчиками на одной территории.

Испания долгое время была порабощена арабами, турки доходили до Вены, громадные полчища монголоидных гуннов покорили половину Европы, включая территорию современной Германии в IV-V веке, а затем осели в центральной Европе.

Меленькая ремарка о самых чистокровных арийцах. Пруссия возникла в результате военной экспансии немецких феодалов покорения ими плен пруссов, родственных славянам. Ядро Саксонии образовалось в результате покорения части полабских славян серболужицкой группы, которые были ассимилированы германскими захватчиками. Оставим историкам спор о происхождении слов «Бавария». Некоторые, например, считают, что «Бавария» происходит от «бу» + «Авария» = «Это – Авария»[3]. Подтверждением названия является исторический факт того, что германцы-баварцы тех времен бились против экспансии Карла Великого, встав под знамена монголоидного этноса авар, который затем был ассимилирован европейскими народами.

Сам же монголоидный народ авар, основал одно из самых больших европейских государств - Аварский каганат (VI-VIII век), простирался от современной Черногории до Австрии, включая последнюю.

Ничего подобного не было в Древнерусском государстве, русские и татаро-монголы жили в разных государствах. В этом уникальность ига. Конечно, плата дани не способствовала росту экономики, но это уже совсем другая тема.

Подчеркнем, что монголоидные народы гуннов, авар, сформировавшись в Центральной Азии, проникали в Европу, минуя земли, населенные русскими, т. к. последние жили в лесной зоне, крайне неудобной для передвижения кочевников. Кочевники проникали в Европу через степные районы Причерноморья.

Золотая орда XVII вв.

рис. 9

Подтверждением того, что татаро-монгольское иго не являлись для русских слишком обременительным, является один примечательный факт. Зажатые между Западом и Востоком наши предки все силы на то чтобы дать отпор западным полчищам.

Всем известно имя великого русского полководца Александра Невского. Известны и его военные подвиги - разгром шведов и немцев. Но люди, не являющиеся историками, обычно не сопоставляют даты, а ведь известная битва с шведами на Чудском озере была в 1242 году, т.е. почти сразу после взятия Батыем Киева. Таким силу русского оружия Александр направил против западных завоевателей, а не против Батыя. Почему? Ведь русские могли объединиться с войском европейских стран для отражения татаро-монгольской агрессии. И такие предложения поступали из Европы неоднократно.

Потому что в обмен на военную помощь папская курия требовала отказа от православия и многих других уступок. Германцы, с которыми русские столкнулись в то же время, когда и с татаро-монголами, всегда подчиняли, онемечивали население, уничтожали его самобытность. Именно такое онемечивание произошло с народами Прибалтики, ведь, например, литовцы этически близки русским. Русские правители сделали абсолютно правильный выбор и из двух зол выбрали меньшее. Они вступили в союз с татаро-монголами для отражения европейской агрессии, а не наоборот. Поэтому дань, которую платили русские, можно уподобить плате за право остаться русскими.

«Кстати, об Александре. Именно ему, совершенно обоснованно канонизированному Русской Православной Церковью, мы обязаны тем, что сохранились как русские, а впоследствии создали Великую Россию. Умный и глубоко верующий князь отлично понимал (по­учительный пример для нас — сегодняшних!), откуда исходит глав­ная угроза Руси. И поняв, сделал выбор в пользу союза с Ордой, которой от русских требовалась исключительно дань и политичес­кая лояльность, а не ПОРАБОЩЕННЫЙ ДУХ. В итоге, как извест­но, Александр разгромил в пух и прах европейских «цивилизато­ров». И даже готовился совместно с литовским князем-язычником Миндовгом к походу на немцев, чтобы прикончить орден. Но не вышло — рожденные в один год, оба князя в один год и умерли: Миндовга зарезали заговорщики, Александр скончался, как считают некоторые историки, от яда. «Запад», как видно, и в те времена имел среди наших «власть имущих» свою «пятую колонну»[4].

На самом деле можно было и не делать этот исторический экскурс, т. к. научные данные свидетельствует практически об отсутствии в генах х геном генотипе монголоидного происхождения. Вклад монголоидного компонента у русских составляет около 2 %, в то время как у башкиров этот компонент достигает 65 %[5].

Конечно, абсолютно «чистых» этносов нет, все этносы вовлечены в процессы метисации же, определенную иерархию гомогенности для славянских этносов построить можно. Наиболее гомогенными славянами являются русские и белорусы, последние, хоть и были оккупированы продолжительное время, но смешивались в основном с другими славянскими этносами. Вторая ступень гомогенности принадлежит чехам, словакам, т. к. они смешивались хоть и не со славянскими народами, но с наиболее близкими им этнически, в основном с представителями германской расы. Третья ступень гомогенности принадлежит полякам, которые смешивались не только с представителями германской расы и русскими, но и с евреями, которые довольно далеки в этническом отношении от славян. Еврейская диаспора в Польше была самой многочисленной в Европе, в 1939 г. евреи по разным оценкам составляли от 10 % до 15 % населения Польши. То же самое можно сказать о западных украинцах, а также балканских этносов, этногенез которых протекал в условиях метисации с неиндоевропейскими этносами.

Именно поэтому по результатам анализов митохондриальной ДНК, согласно которым русские от татар находятся на генетическом расстоянии в 30 условных единиц, а вот между украинцами из Львова и татарами генетическое расстояние составляет всего 10 единиц. В то же самое время украинцы из левобережной Украины генетически так же близки к русским, а генетическое расстояние между русским и левобережным украинцем всего 2-3 единицы. Проще говоря, они почти идентичны[6].

Особо стоит подчеркнуть, что этническая структура народа не всегда детерминирует его воззрения, внешнеполитические пристрастия. Нельзя также говорить о неполноценности одних народов по сравнению другими, ссылаясь на гомогенность. Не стоит забывать, что наиболее гомогенны некоторые африканские племена. Тем не менее, мы посчитали невозможным обойти вниманием тему, которая сегодня постоянно становится предметом острых политических дискуссий.

 


[1] Ключевский В.О. Курс русской истории. – М., 1999. – с.123.

[2] Именно исходя из этого, некоторые историки фоменковского направления утверждают, что татаро-монгол не существовало и это наименование кочевых русских племен.

[3] Даже само слово авария, как катастрофа, – от аваров, ввергших средневековую Европу в "аварийный" ужас.

[4] Медведев В. С., Хомяков В.Е., Белокур В.М. Национальная идея или Чего ожидает Бог от России. – М., 2004. - с. 58.

[5] С. А. Боринская, Э. К. Хуснутдинова - член-корреспондент Академии наук Республики Башкортостан Этногеномика: история с географией Человек, 2002, № 1, - c.19-30.

[6] Лицо русской национальности. Лане Д., Петухов С. // Коммерсантъ-Власть №38(641). 26.09.2005.

Откуда появился термин «социализм»?

Желающего идти судьба ведет,

не желающего – тащит

Клеанф

Из предыдущей главы может создаться впечатление, что наша книга - апологетика коммунистической доктрины. Это не совсем верно, а точнее совсем неверно.

Дело в том, что социализм и коммунизм - разные, во многом противоположные учения. Неслучайно первых социалистов коммунисты снисходительно называли «утописты», т.е. мечтатели, прожектёры. Вообще это довольно странно — называть своих предшественников утопистами, ведь либералы не называют утопистами предтечей либеральной концепции. На самом деле такое отношение легко объяснимо. Социалисты никогда не были ни утопистами, ни предшественниками Маркса с его учением.

В советской справочной литературе не очень любили упоминать, откуда появился термин «социализм». Может, его придумали Маркс с Энгельсом? Отнюдь. В начале 30-х гг. XIX века в научный оборот термин «социализм» ввел французский мыслитель Пьер Леру. У Леры было весьма подходящее социальное происхождение (он был типографским рабочим), но очень неподходящие убеждения (он был одним из основателей христианского социализма).

Леру изобрел термин «социализм», а кто изобрел и расширил социалистическую доктрину? Первым создателем социалистической доктрины является Платон, а создателем, так называемого, утопического социализма принято считать Томаса Мора, важнейшей вехой в развитии социалистического учения стал французский социализм, самой видной фигурой которого являлся Сен-Симон.

Леру считал, что социалистический идеал в своем фундаменте имеет христианские догматы. И это действительно так: Иисус призывал к отказу от частной собственности, равенству, высоте духа, выступал против накопительства, вещизма и богатых. А потом оформился догмат — любая власть от Бога, т.е. все компоненты социалистической доктрины очень явственно проступают именно в христианском учении.

Томас Мор был причислен католической церковью к лику блаженных, а позднее канонизирован. Наибольшую известность Мору принёс его диалог «Утопия», содержащий описание идеального строя фантастического острова Утопия (греческий, буквально — «Нигдения», место, которого нет; это придуманное Мором слово стало впоследствии нарицательным). В Утопии критикуется английское общество XVI века как заговор богатых против всех членов общества. В идеальном же обществе, согласно Мору, существует сильная государственная власть, обладающей монополией на торговлю, в котором отменена частная собственность, а труд носит обязательный характер. Значимое место отводится религии, атеизм запрещен.

Сен-Симон разрабатывал идею нового христианства, которая призвана была дополнить материальные стимулы «промышленной системы» моральными требованиями новой религии с ее лозунгом «все люди — братья». Впоследствии сен-симонизм был преобразован в религиозную доктрину.

«Сен-Симон, Фурье, Оуэн и их ученики всё же не сходили с почвы идеалистического мировоззрения. Они считали конечной движущей пружиной общественно-исторического развития смену религиозных и нравственных идей общества, не понимали важнейшей исторической роли классовой борьбы народных масс и видели в пролетариате лишь страдающий класс. Для укрепления сотрудничества пролетариата и буржуазии критико-утопический социализм возрождал религиозные идеи»[1].

Поэтому для Маркса Леру, Платон, Мор, Сен-Симон были утописты, очень уж их взгляды не укладывались в прокрустово ложе марксизма - во-первых, в их учениях государство не отмирало, а, напротив, имело решающее значение в новом обществе, во-вторых, духовные аспекты играли историческом процессе и развитии социума если не основную, то никак не меньшую роль, чем материальные.

Социализм как многовековая мечта о справедливом обществе, лишенного эксплуатации, бесправия, насилия и духовных пороков, был обречен на победу. Исходя из революционной целесообразности, Маркс записал социалистов в предшественники коммунистов, но в очень обрезанном варианте. Платон в предшественники не попал, о Леру старались не вспоминать, Мора и Сен-Симона записали в утописты.

«Очень важно иметь в виду, что идея эта (как бы она ни называлась) вовсе не продукт последних веков, не идеология пролетариата, возникшего в результате про­мышленного переворота в Западной Европе. Наоборот, она очень древнего происхождения, то есть относится к числу основных концепций, «архетипов» цивилизо­ванного человечества. Ее законченное, глубоко проду­манное изложение известно нам уже из сочинений Платона в IV веке до Рождества Христова.

Более чем за две тысячи лет, прошедших со времен Платона, никто к этой идеологии ничего принципиально нового не прибавил. Она многократно переизла­галась, в чем-то смягчалась ее отпугивающая прямоли­нейность, она приспосабливалась к особенностям дру­гих времен. Но основная идея была та же. Зато много разных мыслей было высказано о том, каким путем можно воплотить в жизнь этот идеально сконструиро­ванный общественный строй»[2].

Социализм и коммунизм как учения со всеми своими достоинствами и недостатками во многом являются разными идеологическими направлениями. Но в чем суть этих различий?

 


[1] Утопический социализм [БСЭ].

[2] Шафаревич И. Р. Зачем России Запад? – М., 2005. - с. 86-87.

the-soviet-union

nationaldoctrine-foto.jpg