Sidebar

Если капиталисту не удалась его спекуляция,

о нем говорят: "Это ничтожный человек",

а если спекуляция удалась - просят руку его дочери.

Ж. Лабрюйер

Периоды западноевропейской истории. В истории России нельзя выделить столь разнящиеся между собой периоды, как это было на Западе. Многие историки считают, что история Средневековья коренным образом отличается от истории Нового времени. В Средние века государственные интересы ставились выше личных, всячески подавлялся индивидуализм. В сознании людей средневековья идеальное нередко преобладало над материальным, бедность считалось атрибутом нравственной жизни, т.е. ценности, существовавшие в Средние века, не просто отличаются от современных западных ценностей, они просто прямо противоположны. Если бы средневековый европеец посмотрел современное телевидение, то подумал бы, что он попал в ад. Средние века период довольно долгий, длившийся более 10 веков, и о случайности данного исторического этапа вряд ли можно говорить серьезно.

Встает важный вопрос, какая направленность исторического процесса наиболее характерна для Запада – Средние века или история Нового времени? Что было отклонением от нормального хода истории для Запада – Средние века или история Нового времени? Или, может быть, эти два во многом противоположные направления развития характерны для истории Запада в одинаковой степени? Что случилось с западноевропейцами, почему их качества претерпели столь значимые изменения, почему идеалы западноевропейца Средних веков противоположны идеалам западноевропейца Нового времени? Что произошло с западноевропейцами, почему это произошло, где причина?

Ответить на эти вопросы важно и потому, что нередко можно столкнуться со следующей аргументацией. На Западе существовало традиционное общество, потом оно трансформировалось в индустриальное, а общества, исповедующие сегодня ценности традиционного общества, являются отсталыми и лишь повторяют этапы развития Запада. В конечном счете, все народы придут к иерархии ценностей и социальной системе, господствующей сегодня на Западе.

История Запада. В действительности никакого противоречия между эпохой Средневековья и эпохой Нового времени не существует. Во-первых, советские школьные учебники несколько преувеличивали роль церкви в Средние века. Действительно, во времена наибольшего могущества церкви в Европе господствовали ценности, противоположные традиционным западным ценностям. Однако период этот был краток XI-XIII вв. Но и в этот период, как мы уже увидели, деятельность церкви была во многом коммерционализирована. В Средние века шла борьба между восточной, чуждой в своей сути Западу религии, и западным менталитетом.

Во-вторых, ядром западной цивилизации является германская раса, а средневековье - это период господства романской расы. Окончание средневековья ознаменовалось сменой общеевропейского лидера, началась история Запада в полном смысле этого слова. Наступила эра германской и, прежде всего, англо-саксонской расы, а ценности этой расы не претерпели никаких фундаментальных изменений. В англосаксонских странах консерваторы как раз проповедуют ценности капиталистического образа жизни: налоговое послабление для крупных корпораций, сокращение социальных программ, поощрение частного предпринимательства и т.д. Именно так они понимают традиционные ценности. Символично в абсолютно противоположное отношение к великому переселению народов, существующего в германской и романской исторической литературе.

«Общая оценка великого переселения народов в исторической литературе весьма различна: германистическое направление приписывает германским племенам исключительную творческую роль; романистическое расценивает их как разрушителей античной цивилизации»[1].

Наконец, третье, и самое главное. Если объективные условия не созрели, историческое событие произойти не может. В Средние века капитализм построен быть не мог, даже если бы германцы очень хотели построить социальную систему, отвечающую их ментальным установкам. Не созрели условия. Формирования условий развития капитализма будет предметом нашего дальнейшего анализа.

 


[1] Великое переселение народов [БСЭ].


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 32 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Россия начинает и вечно проигрывает

Антисоветчина – это клин, вбиваемый между России и нашими соседями. Это прекрасно осознали наши враги и активно используют антисоветизм для формирования ненависти по отношению к России.

Но начинаем мы все время сами. 16 марта 2006 года. Телеканал Россия. Фильм «Яков Свердлов — злой ДЕМОН революции». Рассказывается какой-то бред, который даже не стоит пересказывать, но который имеет продолжение. Мы включились с Западом в гонку опорожнений – кто больше выльет дерьма на наше прошлое. Буш ставит Ленина на одну доску с Гитлером и бен Ладеном, заявляя в своей речи о том, что «Аль-Каида» ослаблена, но идеи, пропагандируемые бен Ладеном, не менее опасны, чем идеология Ленина и Гитлера[1].

Другие страны тоже не хотят отставать в этой гонке. Сначала в Тбилиси открывается музей «Советской оккупации», видимо, посвященный времени, когда СССР руководил Сталин, а его правой рукой был Берия. Затем, в 2006 г. Саакашвили во время встречи с Бушем дарит последнему копию письма грузинских борцов за свободу. «Я только что передал президенту Бушу письмо, которое грузинские борцы за свободу послали ему семь лет назад, но которое не дошло до Белого дома. Оно было перехвачено КГБ и все люди, которые его написали, были расстреляны», — заявил Саакашвили журналистам. Саакашвили не пояснил, какие это были борцы за свободу, какое КГБ перехватило письмо семь лет назад в 1999 г. и как оно попало в руки президента Грузии. Как не пояснил тот факт, что семь лет назад президентом США был не Джордж Буш, а Билл Клинтон[2].

Маразм всегда имеет продолжение. И поэтому «The Washington Times» публикует статью Ц. Бакурия, в которой тот утверждает: «Я вырос при коммунизме, когда на горле моей страны лежала его жестокая и цепкая рука. Пить кока-колу было запрещено. За просмотр голливудских фильмов можно было угодить в сибирский ГУЛАГ на 12 лет». Все это на полном серьезе пишет уважаемая газета. И неважно, что в СССР на каждом углу продавалась пепси-кола, завод по производству которой был построен в СССР. Кока-кола действительно не производилась, но о запрете на нее речи, конечно, не шло. Зато какое впечатление это должно произвести на американского, не слишком образованного читателя — была запрещена кока-кола[3]!

«Как-то мой одноклассник появился во дворе в новых кроссовках Nike, — пишет далее исследователь Бокерия. — Вслед за тем он таинственно пропал из школы на три недели. Оказалось, что он целые дни проводил в местном полицейском участке, где его допрашивали, какие у его семьи связи в Америке, что ему присылают оттуда такие символы загнивающего Запада?» В то время, которое описывает г-н Бокерия, кроссовки «Адидас» производились уже по лицензии на целом ряде советских предприятий. Кроссовки Nike встречались реже — их по лицензии строчили в городе Кимры Калининской области.

Если так дело пойдет дальше, скорее всего, скоро на российском телевиденье появятся документальные фильмы о том, как большевики были вампирами. До какого градуса в это время дойдет антисоветчина, приобретающая в сопредельных государствах явно патологические формы, представить трудно.

Формула дискредитации России будет всегда одна. Репрессии затем Сталин затем Советский Союз затем русские. Сначала идет речь о репрессиях. О якобы миллионах безвинно убитых, потом переходят к тирану Сталину, затем настает черед Советского Союза, который объявляют империей зла и, наконец, переходят к «русским ордам с Востока», «потомкам Чингисхана». Уже сегодня президенты сопредельных стран, пренебрегая всеми дипломатическими нормами, поливают помоями русских.

«Россия, по сравнению с Грузией, предстает, по словам грузинского лидера, оплотом невежества и алкоголизма: "Россия так уязвима! Русские ведут себя как люди XVIII или XIX века. Единственная разница, что тогда не было биржи и прямого телевещания. Но они сохранили те же привычки, те же выражения, то же пристрастие к выпивке»[4].

Конечно, все это бред, начиная от массовых репрессий и заканчивая тем, что русские - потомки Чингисхана. Но это - действенное психическое оружие, направленное против России. И самое пагубное заключается в том, что сама Россия ведет против себя войну, подливая масла в огонь, на котором ее пытаются поджарить постоянными «документальными» фильмами.

За антисоветчиной всегда проглядывается русофобия. От рассуждения на тему сталинских ГУЛАГов всегда будут переходить к ГУЛАГам российским. В 2007 г. американский конгрессмен Том требует увеличить американскую финансовую помощь неправительственным организациям в России, т. к. сторонников демократических реформ, главенства закона и прав человека убивают или увозят в «ГУЛАГи» Сибири.

Существует тесная корреляция: чем более антисоветски настроены политические силы в сопредельных с Россией государствах, тем они более настроены антирусски. Особенно явственно это проявилось во время события в Южной Осетии и Абхазии в 2008 году. Все антикоммунистические силы требовали осуждения России, все коммунистические партии поддержали Россию.

Причем, антисоветский по форме, но антирусский, по сути, процесс будет развиваться по нарастающей. Сталин – тиран, как Гитлер, потом «историки» выясняют, что Сталин – тиран больше, чем Гитлер. Потом, что Сталин хотел сам напасть на Германию, но Гитлер его опередил, потом, что Россия подло хотела напасть на Наполеона, а Наполеон опередил ее и т.д., и т.п.

«Гитлер сделал упреждающий удар по Советскому Союзу… Однако в истории нашей родины существует аналогичная ситуация, когда агрессия против нас была упреждающим действием. Речь идет о войне Российской Империи с Францией в 1812 году. Наверное, такова горькая судьба войн: война, в которой соперник наносил упреждающий удар, предотвращая подлость властителей России, в российской историографии обязательно получала статус Отечественной…

Единственная разница: Наполеон нес либеральные свободы, Гитлер – новое рабство. Наши предки неизменно избирали ставку на своих господ и на старые цепи, подчеркнуто называя этот выбор патриотизмом»[5].

Мы сами вооружаем своих идеологических врагов своими рассуждениями о «ГУЛАГах», и поэтому бумерангом получаем то, что получаем. Причем, антисоветчина будет идти по нарастающей, по мере того, как из жизни будут уходить очевидцы.

Пока мы не поймем, что собственными руками уничтожаем наше общее прошлое, мы не сможем наладить добрососедские отношения с нашими соседями, и тем самым уничтожаем наше будущее. Мы осуждаем прибалтов за то, что они воюют «с наследием советской эпохи», но ведь мы сами ведем непрекращающуюся войну. Войну на уничтожение. Войну с собой.

 


[1] Буш поставил бин Ладена на одну доску с Лениным. Радио Свобода. 06.09.2006

[2] Саакашвили напугал Буша КГБ. Страна.Ru 06.07.2006

[3] Офицеры КГБ уводили в ночь депутатов грузинского парламента. Колчак А. ФОРУМ. мск 2006.05.22

[4] Саакашвили считает Грузию южной Европой, а русских - алкоголиками и мародерами. NEWSru.com 22.09.2008.

[5] Украинский историк: Наполеон напал на Россию, чтобы опередить подлый Петербург. ИА «Новый Регион – Киев». 11.07.2008.

Аксиотип «Обыватель»

Духовных аксиотипов, т.е. аксиотипов «герой» («философ» и «миссионер») в обществе немного. Многое зависит от исторической эпохи, но так или иначе этот показатель вряд ли превышает несколько процентов. Например, согласно опросам ВЦИОМ в 2007 г. считали, что «хорошая жизнь — работа, приносящая пользу обществу» всего 8 % россиян[1]. Если же из этой цифры вычесть показатель просоциальных ответов (чтобы понравиться), то реальная цифрой, скорее всего, будет 1-3 %. Торговцев (ростовщиков и гусаров) значительно больше. Однако и эти аксиотипы не являются большинством, их количество колеблется в районе 10 %.

Абсолютным большинством является аксиотип «обыватель», его численность колеблется в районе 85-90 %. Основным качеством этого аксиотипа является серединность. «Обыватели» не очень эгоистичны, но и не альтруистичны. Их мировоззрению не присуще высокая духовность, но им и не свойственна материальность мировоззрения торговца. Обыватель – тот балласт, благодаря которому происходит стабилизация общества.

«Огромное большинство лю­дей всегда остается в среднем состоянии: они не слишком тупы и не слишком даровиты, не слишком добродетельны и не слиш­ком порочны; засыпая в своей мирной и приличной посредствен­ности, они принимают без большого затруднения общепринятые мнения своего времени; не поднимают вопросов, не производят скандала, не возбуждают удивления, а только держатся наравне со своим поколением и беспрекословно подчиняются общему уровню нравственности и знаний своего века и той страны, где живут»[2].

Все люди различаются на тех, кто ориентируются на собственное «Я» и на «Я» других людей. Обыватель в массе своей ориентируется на «Я» других людей. Обыватель подвержен моде в одежде, эстетических вкусах и т. п. Именно благодаря этому качеству обыватель стабилизирует общество. Когда у обывателя есть необходимый, пусть и минимальный, перечень благ, он никогда не пойдет на конфликт с властью.

«если мы взглянем на весь род человеческий в совокупности, то увидим, что его нравствен­ный и умственный образ действия определяется нравственными и умственными понятиями, преобладающими в данное время. Есть, конечно, много людей, которые станут выше этих понятий, и много других, которые опустятся ниже их; но такие случаи составляют исключение, и число таких людей составляет самый ничтожный процент в общем количестве тех, которые ничем не отличаются — ни добром, ни злом »[3].

Ярко-выраженный аксиотип «герой» или аксиотип «торговец» ориентируются на собственное «Я», в этом их главное отличие от аксиотипа «обыватель». Это различие тесно связано с другим качеством социальной пассивности обывателя. В спокойные времена, когда обывателю есть, что терять, кроме своих цепей, он социально пассивен.

Торговцы склонны идти на конфликт с властью ради приобретения материальных благ. Например, в советское время представители этого аксиотипа основывали подпольные производственные цеха, придумывали различные схемы, воруя на базах, ресторанах, фарцуя, занимаясь валютными операциями и т.д.

Причем, как правило, они все, в конечном счете, попадали в руки закона. Нарушений было немного, все они были налицо, а правоохранительные органы были практически не коррумпированы[4]. Наказание же за экономические преступления было несоизмеримо с удовольствием от кратковременного обладания материальными ценностями. За кражу у государства на сумму всего 10 тыс. руб. могли и расстрелять. Как шутили, «директор ресторана живет недолго, но зато как человек». Более того, потратить наворованное в СССР было довольно трудно, виллы, вертолеты, футбольные клубы, в СССР не продавались, за границу выезд тоже был ограничен. По сути, деньги девать было некуда. И, несмотря на все это, люди рисковали жизнью ради непонятно чего.

Герои также часто идут на конфликт с властью, но по иным причинам. Если в обществе нарушены принципы справедливости, то жертвенное служение обществу для исправления ситуации для героя, прежде всего миссионера, — высшая цель. До Октябрьской революции тысячи дворян, пренебрегая своим привилегированным положением, состоянием, шли на конфликт с царской властью ради спасения общества.

Таким образом, для базовых аксиотипов не «значимый другой», а, прежде всего, внутренние «Я», определяет образ жизни. Поведение базовых аксиотипов иллюстрирует одна известная притча.

Скорпион хотел пересечь ручей, но не умел плавать. Видит он лягушку и просит ее перенести его на спине. Лягушка отвечает: «Нет, я тебе не верю. Я слышала, какие предатели скорпионы. Я боюсь, что, если позволю тебе влезть мне на спину, ты ужалишь меня». Скорпион отвечает: «Зачем мне это делать? Мне это не нужно. Если я ужалю тебя, то мы оба утонем». И лягушка позволила скорпиону залезть себе на спину и стала переплывать ручей. На полпути скорпион ужалил лягушку. Умирая и начиная тонуть, лягушка спросила, «Зачем ты это сделал? Теперь мы оба умрем». Скорпион отвечает: «Я ничего не могу поделать с собой. Я жалю по своей природе».

В спокойные времена стабилизирующая роль обывателя очень значима, но при нарушениях стабильности, даже незначительных, резко возрастает историческая роль базовых аксиотипов. Точно также, когда на море штиль кораблем могут управлять обыкновенные любители экстремального туризма. Но если на море шторм, то жизнь всех пассажиров зависит от умения капитана и ключевых фигур команды корабля. Их не очень много, но от них зависит все.

 


[1] ВЦИОМ. Пресс-выпуск № 675 Русское счастье: свой дом, счастливый брак, высокооплачиваемая работа. 17.04.2007.

[2] Бокль Г.Т. История цивилизации в Англии. – М., 2000. - с. 99.

[3] там же - с. 99.

[4] В кавказских и среднеазиатских республиках ситуация была несколько иной.

О свободе и справедливости

Индивидуализм, эгоизм западного человека обернут в привлекательную обертку с наименованием «Свобода», о которой так пекутся на Западе. Но идея свободы вне конкретного исторического и социального контекста бессмысленна.

О свободе и справедливости. В одной французской притче рассказывается о суде над человеком, который, размахивая руками, нечаянно разбил нос другому человеку. Обвиняемый оправдывался тем, что его никто не может лишить свободы размахивать своими собственными руками. Судебное решение по этому поводу гласило: обвиняемый виновен, так как свобода размахивать руками одного человека кончается там, где начинается нос другого человека.

Следственно, человек не может обладать абсолютной свободой, его свобода заканчивается там, где начинается свобода других. Часто можно услышать: «Свободу нельзя путать с вседозволенностью». Где же граница превращения свободы во вседозволенность? Этой границей является справедливость. Конечно, свободное махание руками сочетается с идеей свободы, но несправедливо махать руками и попадать по носу другого человека. Таким образом, свобода должна находиться в рамках справедливости (рис. 7).

Если свобода должна оставаться в рамках справедливости, то при оценке социальной системы мы должны пользоваться критерием справедливости, а не свободы. Чем справедливее общество, тем лучше для его граждан. Величина свободы не может служить показателем счастья в обществе.

Иллюзорность и ошибочность абсолютной свободы заключается в том, что доведенная до своего логического конца, она ведет к автономной жизни человека (как на необитаемом острове), что есть аналог большого человеческого горя. В то же время справедливость не имеет границ, чем больше справедливости, тем лучше. Это показывает, что справедливость – это правильный путь, а свобода – путь иллюзорный, ошибочный и, в конечном счете, тупиковый.

Неужели идея свободы должна быть полностью отброшена? Нет, свобода есть составная часть справедливости. Несправедливо, когда часть общества находится в угнетении, только потому, что у нее нет достаточных материальных средств. Но когда мы говорим о стремлении к свободе этой части общества, мы говорим об установлении в обществе справедливости.

Когда стремление к свободе сочетается со стремлением к справедливости, тогда такое стремление оправдано, но, когда свобода вступает в противоречие со справедливостью, тогда мы можем говорить об ошибочности данных стремлений, об ошибочности такой свободы.

О свободе и справедливости. Таким образом, свобода как критерий благополучия общества и человека не имеет самостоятельного значения, когда в нашем арсенале есть такое понятие как справедливость.

Почему мы так часто слышим о борьбе за свободу и гораздо реже о борьбе за справедливость? Ведь, как мы выяснили, справедливость - более правильное понятие, отражающее степень благополучия общества.

Либерализм использует понятие «свобода» в смысле: «все свободны», т.е. «освободите помещение», «свободен», т.е. «отстань от меня». Апологеты либеральной доктрины выступают против социальной политики государства, против помощи малоимущим, за сокращение всех социальных программ. Все должны быть свободны, «живите, как хотите», вот какова свобода либерализма.

Справедливость является важнейшей ценностью и критерием благополучия жизни общества и личности. Свобода такой ценностью не является и по сути есть лишь рекламная форма западного индивидуализма и эгоизма.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg