Sidebar




Запад часто обвиняют в двойных стандартах. Это не совсем верно, все зависит от системы координат. На самом деле у Запада стандарт один, а система координат выгодно – невыгодно, все остальное в расчет не берется. Запад может также обвинить Россию в двойных стандартах, вместо того чтобы оценивать события в четкой системе критериев выгодности, русские все время оценивают с точки зрения справедливости. Это запутывает западных политиков, не дает им возможности предсказать политику российских властей.

«Империя зла» убивает беззащитных. 1 сентября 1983 года в небе над Сахалином ночью, в условиях плохой видимости, советский истребитель уничтожил южнокорейский пассажирский самолет «Боинг-747», вторгшийся в воздушное пространство Советского Союза и игнорировавший все радиообращения и предупреждения. На Западе гневно осуждают озверевших советских подонков, сбивших мирный беззащитный пассажирский самолет. СССР именуют «империей зла», США прекращает прямое воздушное сообщение с СССР (в США приходилось летать через третьи страны, например, через Мексику).

Потом было выяснено, что это была акция разведки США, целью которой было выяснение работы систем ПВО Советского Союза. Корейский лайнер сопровождал разведывательный самолет США. Многие исследователи считают странным то, что не было найдено ни одного трупа. Ни одного из почти 300 его пассажиров. Для сравнения. Через 2 года в небе над Атлантикой на высоте 10 км взорвался точно такой же «Боинг-747» индийской авиакомпании. В первый день поисков нашли тела 123 пассажиров, на следующий день еще 8 и через 4 месяца, при глубоководном исследовании - еще одного, пристегнутого к креслу. Вся провокация с корейским авиалайнером обстоятельно описана французским исследователем Мишелем Брюном в книге «Сахалинский инцидент. Истинная миссия рейса KAL 007».

«Империя добра» защищается. 3 июля 1988 года за тысячи километров от своей территории над Персидским заливом, днем в условиях отличной видимости, американским крейсером «Винсеннес» был сбит иранский аэробус А-300. Погибли 298 человек. Самолет следовал «точно в международном коридоре». США не находилось Ираном в состоянии войны, просто капитан посчитал, что самолет, летящий над нейтральными водами угрожает кораблю. Президент Рейган, назвавший в 1983 г. СССР «империей зла», сделал специальное заявление, сказав, что ракеты были выпущены в качестве «надлежащей оборонительной акции» с целью «самозащиты от возможного нападения». Согласно общенациональному опросу, проведенному «Вашингтон пост» совместно с телекомпанией Эй-Би-Си, более 70 % опрошенных посчитали, что «действия крейсера «Винсеннес», сбившего иранский пассажирский самолет, оправданны».

Двойные стандарты - недемократичные выборы. 19 марта 2006 года в Белоруссии прошли выборы главы государства. Запад во главе США признал эти выборы недемократичными, хотя в них принимали участие два лидера оппозиции, опиравшиеся на щедрую денежную помощь своих западных друзей.

Демократичные выборы. В 2004 г. происходят выборы в парламент, подконтрольного Западу, Ирака. Нередко люди голосовали не за людей, а за номера, т. к. кандидаты скрывали свои имена, боясь мести боевиков. Каким образом сами голосовавшие знали, кто скрывается за номерами, непонятно. Точно также как непонятно, как международные наблюдатели наблюдали за выборами из соседней Иордании, ввиду сложной обстановки в самом Ираке. Глава центральной избирательной комиссии Канады Ж. Кингсли сообщил, что специалист может составить представление о ходе выборов, не присутствуя на них непосредственно. Вряд ли стоит подробно говорить о том, что эти выборы признаны демократичными, «прорывом», «символом свободы» и т.д.

Двойные стандарты. Многие люди задаются вопросом, действительно на Западе верят в лицемерные заявления о борьбе США за свободу иракского народа. Может быть, они действительно не понимают и искренне верят в постоянные заявления о свободе, правах человека, демократии? Об этом говорится с такой убежденностью, что трудно представить настолько запредельный уровень лицемерия.

В действительности, все на Западе хорошо понимают, лицемерие - атрибут капиталистической цивилизации, основанный на псевдологии западного аксипсихотипа. Геббельсовская пропаганда придумывала, что СССР первым напал на Третий Рейх. США имела «документальные» подтверждения нападения Вьетнама на США. 2 августа 1964 года атака военных кораблей США вьетнамскими силами послужила поводом для начала войны во Вьетнаме («Тонкинский инцидент»). Однако позже, в 1968 году, США официально признали сфабрикованность «Тонкинского инцидента».

В книге «11 сентября: большая ложь»[1], получившей мировую известность, французский публицист Тьерри Мейссан приводит рассекреченные ныне планы провокаций против Кубы, разрабатываемые спецслужбами США во времена президентства Кеннеди. Вот некоторые из них: взорвать американское судно в кубинских территориальных водах, оно будет пустым и радиоуправляемым, но списки жертв будут опубликованы в прессе и устроены фальшивые похороны, чтобы вызвать народное негодование. Или взорвать пассажирский самолет на пути из США на Ямайку, который в действительности должен быть подменен в воздухе беспилотным самолетом. А дальше все по сценарию: списки жертв, похороны, слезливые истории про погибшего ребенка и война, в которой гибнут не вымышленные, а настоящие дети, правда, уже не американские. Таковы были подлинные планы американских военных. Кеннеди не пошел на эти провокации, может быть, именно поэтому он был убит.

То, что выгодно Западу всегда будет: «демократия», «четность» и «свобода», а что невыгодно: «империя зла», «диктатура» и «несвобода». Этому не стоит тысячный раз удивляться, это просто один раз необходимо усвоить.


[1] Впоследствии аналогичные книги вышли в других странах, в частности в США. «Христианская вера и правда о событиях 9/11: Призыв к размышлению и действию» выходит уже вторым тиражом после того, как за первый месяц со дня ее издания проданы уже 5000 экземпляров. В книге содержится обвинение в адрес администрации Буша. Автор считает, что масштабный теракт был нужен команде главы Белого дома, чтобы оправдать войну в Афганистане и Ираке, а также расширить «американскую империю» (Американский богослов: теракты 11 сентября организовал Буш. russkie.info. http://usa.russkie.info/ru/usa/full/2306/).


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 88 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

О свободе и справедливости

Индивидуализм, эгоизм западного человека обернут в привлекательную обертку с наименованием «Свобода», о которой так пекутся на Западе. Но идея свободы вне конкретного исторического и социального контекста бессмысленна.

О свободе и справедливости. В одной французской притче рассказывается о суде над человеком, который, размахивая руками, нечаянно разбил нос другому человеку. Обвиняемый оправдывался тем, что его никто не может лишить свободы размахивать своими собственными руками. Судебное решение по этому поводу гласило: обвиняемый виновен, так как свобода размахивать руками одного человека кончается там, где начинается нос другого человека.

Следственно, человек не может обладать абсолютной свободой, его свобода заканчивается там, где начинается свобода других. Часто можно услышать: «Свободу нельзя путать с вседозволенностью». Где же граница превращения свободы во вседозволенность? Этой границей является справедливость. Конечно, свободное махание руками сочетается с идеей свободы, но несправедливо махать руками и попадать по носу другого человека. Таким образом, свобода должна находиться в рамках справедливости (рис. 7).

Если свобода должна оставаться в рамках справедливости, то при оценке социальной системы мы должны пользоваться критерием справедливости, а не свободы. Чем справедливее общество, тем лучше для его граждан. Величина свободы не может служить показателем счастья в обществе.

Иллюзорность и ошибочность абсолютной свободы заключается в том, что доведенная до своего логического конца, она ведет к автономной жизни человека (как на необитаемом острове), что есть аналог большого человеческого горя. В то же время справедливость не имеет границ, чем больше справедливости, тем лучше. Это показывает, что справедливость – это правильный путь, а свобода – путь иллюзорный, ошибочный и, в конечном счете, тупиковый.

Неужели идея свободы должна быть полностью отброшена? Нет, свобода есть составная часть справедливости. Несправедливо, когда часть общества находится в угнетении, только потому, что у нее нет достаточных материальных средств. Но когда мы говорим о стремлении к свободе этой части общества, мы говорим об установлении в обществе справедливости.

Когда стремление к свободе сочетается со стремлением к справедливости, тогда такое стремление оправдано, но, когда свобода вступает в противоречие со справедливостью, тогда мы можем говорить об ошибочности данных стремлений, об ошибочности такой свободы.

О свободе и справедливости. Таким образом, свобода как критерий благополучия общества и человека не имеет самостоятельного значения, когда в нашем арсенале есть такое понятие как справедливость.

Почему мы так часто слышим о борьбе за свободу и гораздо реже о борьбе за справедливость? Ведь, как мы выяснили, справедливость - более правильное понятие, отражающее степень благополучия общества.

Либерализм использует понятие «свобода» в смысле: «все свободны», т.е. «освободите помещение», «свободен», т.е. «отстань от меня». Апологеты либеральной доктрины выступают против социальной политики государства, против помощи малоимущим, за сокращение всех социальных программ. Все должны быть свободны, «живите, как хотите», вот какова свобода либерализма.

Справедливость является важнейшей ценностью и критерием благополучия жизни общества и личности. Свобода такой ценностью не является и по сути есть лишь рекламная форма западного индивидуализма и эгоизма.

Иррационализм

Больше всего русский человек любит ставить себя вне закона

и ругаться на то, что законы у нас не действуют

Н.А.

Рациональный и иррациональный типы восприятия действительности не соотносятся как лучшие и худшие, но это качественно разные типы восприятия действительности. Многими исследователями отмечалось, что русские недостаточно практичны и реалистичны в планировании деятельности и постановке целей, а при принятии решения преобладают интуитивные механизмы.

Мышление человека, обладающего разумом, не может быть полностью иррационально, тем не менее, сравнивая западный и русский психотип, можно говорить о большей степени иррациональности именно русского психотипа. Иррационализм, укорененный в русском психотипе, проявляется в повышении роли таких аспектов познавательная как интуиция, чувство, созерцание. По выражению Г. Кульчинского, для русского человека характерно «искание правды», но не «поиск истины[1]"

«Специалисты по соционике показывают, что в русском национальном характере преобладает эмоциональность, интуитивность, непред­сказуемость русской души, ее богатое воображение и со­зерцательность. Русский идеализм сочетал в себе опре­деленную умозрительность, возвышенный характер раз­мышлений, выразившихся в поисках правды и смысла жизни, оторвавшихся от практической обыденной жизни. Эта вера основывалась на развитом воображении, мифологичности, сказочности российского сознания»[2].

В противоположность западному менталитету мировоззренческие ориентиры русского менталитета смещены в иррациональную плоскость поэтому мы часто «выбираем сердцем»[3]. На Западе все просто и предельно рационально, так, например, американский экономист Р. Фэйер создал формулу для предсказания победы кандидата на президентских выборах в США. Ее основные элементы — рост доходов в течение шести месяцев до выборов и темп увеличения цен за два года, предшествующие выборам. С помощью этой формулы были успешно предсказаны результаты 13 из 16 президентских выборов.

Иррационализм. Русские - единственный этнос, который может голосовать за то правительство, благодаря политике которого снижается уровень жизни. Люди голосуют не потому, что им хорошо, а потому, что «не мы, так наши дети будут жить хорошо», «лишь бы не было войны», «не надо раскачивать лодку», «коней на переправе не меняют», «у нас нет альтернативы» и т.д. Существует еще множество подобных абстрактных лозунгов.

«Умом Россию не понять» очень точно подметил русский поэт Фёдор Иванович Тютчев, поэтому отставание России в сфере производства (XIX в. начало XX в.) компенсировалось развитой культурой, а наша литература всегда была предметом общеевропейской гордости.

Иррационализм русского психотипа очень тесно переплетается с таким качеством национального характера как стремление к великой цели, обывательская мишура томит русского человека.

Русскому национальному характеру присущ «разрыв между настоящим и будущим, исключительная поглощен­ность будущим, … облачение национальной идеи («русской идеи») в мес­сианские одеяния»[4].

Маниловщина, поглощенность будущим – питательная почва для деятельности политических сил, умеющих обещать. Можно просто обещать, что к такому-то году будет… И люди будут верить.

В российском психотипе, в отличие от западного, стремление к размышлению преобладает над стремлением к действию. Например, в американской культуре, которой вполне справедливо приписывают высокую степень рациональности, усилия индивидов «направлены на сбор информа­ции, релевантной принятию решения, интуитивные ас­пекты при этом исключаются. У русских есть тенденция собирать ненужную инфор­мацию, излишнюю для принятия решения. При приня­тии решения преобладают интуитивные механизмы»[5].

«Российское мышление характеризуется образностью, однако, значительные затруднения происходят при необходимости перевес­ти результат предчувствия в рациональную форму, кон­кретные решения. Созерцательность, мечтательность, вера в чудо, интуитивность мышления в сочетании с эмоциональ­ностью, ее ослабленной деловой логикой обусловливает неумение русского человека планомерно и последователь­но доводить начатое дело до конца, объясняет его увлеченность фантазиями и мечтами о «коммунистическом рае» или «мгновенном рыночном процветании» [6].

В России индивидуально-личностные отношения преобладают над формальными. В России мораль всегда ставилась выше, чем механические мертвые законы, и считалось, что судить необходимо «не по закону, а по совести». На Западе закон имеет гораздо более значимое место, чем совесть. Э. Дюркгейм считал, «что чем больше регламентированной жизни, тем больше жизни вообще»[7].

«Немецкий принцип «Kampf urns Recht» (борьба за право) столь же мало сходен его духу, как и английский «struggle-for-life» (борец за существование). Наш народ менее всего юридический или политический народ, в очень сла­бой степени — социально-экономический и в высочайшей — нрав­ственный и нравственно-религиозный»[8].

Неформализованость отношений очень тесно переплетается с коллективизмом, когда нация подсознательно отожествляется с семьей. Могут ли в семье быть законы, регламентирующие поведение отдельных её членов? Только между чужими людьми могут заключаться договора, между своими никогда, разве только в шутейной форме. Чем больше индивидуализма, тем большую роль играет закон, ведь он становится единственной защитой личности от посягательств других личностей. Особенно это актуально в обществе, в котором, по образному выражению английского философа Томаса Гоббса, «человек человеку волк».

«Русская интеллигенция всегда была занята решением вопросов о добре и зле, о свободе воли, о существовании Бога или уж (на тот случай, если его все-таки нет) об уста­новлении Царства Божьего на земле. И это в отличие от Запада, веками тщательно разрабатывающего правовую основу, регулирующую отношения между государством и обществом[9].

Иррационализм связан с таким качеством психотипа как русский авось. Августовские морозы, январские оттепели и т.д. приучили русского ждать от жизни какой-то непредвиденного подвоха, несовместимого с нормальной логикой. А раз так, то можно только надеяться, не пытаясь предугадать какое-либо жизненное событие.

 


[1] Кульчинский Г. Безъязыкая гласность // Век XX и мир. 1990. N. 9. С. 44 – 47.

[2] Кукушкин В. С., Столяренко Л. Д. Этнопедагогика и этнопсихология. – Ростов-на-Дону, 2000. - с.220-224.

[3] Лозунг президентской компании Ельцина 1996 года.

[4] Российская ментальность: Материалы «круглого стола» // Вопросы философии. — 1994. — № 1 — с. 25-53.

[5] Кочетков В. В. Психология межкультурных различий: Учеб. пособие для вузов. – М., 2002. – с. 33.

[6] Кукушкин В. С., Столяренко Л. Д. Этнопедагогика и этнопсихология. – Ростов-на-Дону, 2000.- с.220-224.

[7] На самом деле жесткая регламентация жизни способна вообще погубить жизнь, существует даже такой вид забастовки, когда служащие начинают детально выполнять все инструкции и это приводит к полному параличу работы.

[8] Философия нации и единство мировоззрения. П. Е. Астафьев. – М., 2000. - с. 45.

[9] Кановская М. Николай Бердяев за 90 минут. – М., 2006. – с. 74.

Заниженная самооценка

Этническая самооценка – ценность, которой в той или иной степени значимости наделяет как свою нацию в целом, так и отдельные ее стороны. Русское стремление к внутреннему совершенствованию обуславливает тягу к постоянному самокопанию и самоедству. Это приводит к комплексу неполноценности, при котором усиливается тенденция создания отрицательных автостереотипов, и других этносах могут создаваться преимущественно положительные стереотипы, хотя положение вещей на самом деле может быть намного сложнее.

Заниженная этническая самооценка связана также с пессимизмом. Пессимизм представления о том, что в мире преобладают негативное начало (хаос и зло), настроения безысходности. На вопрос: «Как дела?» в России принято отвечатьормально». Это …слово означает: «Не очень плохо», выражает боль прошлого и надежду, что в будущем это не повторится[1].

Большинство исследователей разделяло мнение о песси­мистичности русского аксиотипа, так отечественные психологи К. А. Абульханова и Р. Р. Енакаева большую часть современного российского общества — при исследовании предпринимателей, ученых, рабочих и пенсионеров — оценили как пессимистичную[2]. Британский социальный психолог Д. Пибоди приписывал русскому национальному характеру пессимизм, определяя его как пассив­ное приспособление к ситуации, склонность к депрессии[3].

«Однако из пессимизма ситуативного вовсе не следует пессимизм общий, охватывающий все сферы жизни, тем более что жизнь «здесь и теперь» никогда не занимала гла­венствующего положения в мировосприятии русского человека… Русским свойственна уверенность в том, что все обойдется и добро возобладает над злом непременно, но в будущем»[4].

Заниженная самооценка. Пессимизм тесно переплетается с аггравацией – преувеличением неприятных переживаний, ведь даже в обыденном сознании закреплено убеждение, в соответствии с которым для высоты духа необходимо много страдать.

Стремление к высшей справедливости детерминирует неугомонную самокритику. Русский человек постоянно замечает в себе недостатки. Мы не ценим себя, а часто просто не уважаем, и нередко поэтому нас не уважают другие народы. Мы все время себя критикуем, восхищаемся достижениями других цивилизаций, забывая, что наши достижения в этих же областях гораздо более значимы. Неправильно было бы говорить о том, что это качество надо изжить. Самокритика часто является источником развития отдельного человека и народа в целом, но надо знать, что о наличие данного качества и осознавать опасность, от него исходящую. Это качество, нащупанное западными спецслужбами, очень хорошо использовалось в психологической войне против СССР.

Чем больше значения человек придает духовной сфере, тем больше он склонен к поиску ответов на вечные вопросы. А поскольку эти вопросы на то и вечные, что на них вечно ищут ответ, этот процесс превращается в бесконечный. Русские все время в поиске идеала, причем, если на пути этого поиска встает собственная жизнь или жизнь общества мы можем, не задумываясь поломать как первое, так и второе.

 


[1] Кочетков В. В. Психология межкультурных различий: Учеб. пособие для вузов. – М., 2002. – с. 91.

[2] Абульханова К. А., Енакаева Р. Р. Российский менталитет, или Игра без правил? (Российско-французские кросс-культурные исследования и диалоги) // Российский менталитет: Психология личности, созна­ние, социальные представления. - М., 1996. - с. 4-27.

[3] Peabody D. National characteristics. — Cambribge, 1985.

[4] Стефаненко Т. Г. Этнопсихология: Учебник для вузов. – М., 2003. - c.150-151.

the-soviet-union

nationaldoctrine-foto.jpg