Sidebar




Западный идеал. Аксиотип и психотип, являясь сущностными характеристиками психического склада западного человека, рождает определенную национальную мечту и образ национального героя.

Национальная мечта западного человека – это индивидуальная материальная обеспеченность. Эта мечта может формулироваться по-разному, например: стремление к увеличению своего дохода или повышение комфортности существования, стремление к личному успеху или независимости. Но, так или иначе, все эти формулировки — аспекты главной цели, а именно индивидуальной материальной обеспеченности, ведущей и к независимости, и к комфортности.

Национальным героем на Западе считается человек, смогший сделать карьеру и подняться с низов на самый верх. Например, американская мечта – предприниматель, открывший свое мелкое дело, а затем ставший крупным бизнесменом. Никакие моральные или иные характеристики в расчет не принимаются. Герой тот, кто может себе позволить купить других.

Изучив аксиотип и психотип западной цивилизации, можно прийти к выводу, что оптимальной для эффективного развития данной цивилизации является экономическая система, покоящаяся на трех столпах:

  • материальная обеспеченность как главный стимулятор трудовой деятельности;
  • частная инициатива, прежде всего, индивидуальных предпринимателей как основная пружина механизма развития и конкуренция между фирмами как механизм развития экономики;
  • экономическая система, основанная на притоке ресурсов извне, т.е. из других стран.

Эта экономическая система и была построена Западом и получила название «капитализм». Существенную роль в повышении эффективности капитализма играет также рациональность, способность к риску и борьбафилия, но в основном капитализм в аспекте аксиотипа детерминирован двумя качествами: во-первых, любовью к деньгам (алчности), во-вторых, частной инициативой и конкуренцией, детерминированных индивидуализмом. На Западе к этому прибавилось еще эксплуатация других народов, но это, так сказать, этнически западное понимание капитализма.

Капитализм – экономический базис современного западного общества, определяющий его сущностные черты. Капитализму должна соответствовать политическая настройка, она также была создана и получила свое наименование - «демократия», которая также держится на трех столпах:

  • зависимости всего политического спектра (партий, общественных движений, политиков, СМИ) от капитала;
  • конкуренции между политическими партиями и движениями;
  • массовой манипуляции общественным сознанием.

Если выразить нескольким словами суть идеального общественного строя западного образца, то это будут слова: деньги, индивидуализм, колонии, обман, собственно в этом нет ничего удивительного, т.к., как мы увидели, что все это сущностные характеристики западного аксипсихотипа. Нет ничего удивительного и в том, что идеальной для Запада экономической системой, а по сути, общественным строем стал капитализм, как мы помним ценностными критериями властной селекции и вертикальной социальной мобильности в условиях капиталократии, а по сути, основами тоталитарного капитализма являются алчность, эгоизм и обман.

К ценностным столам тоталитарного капитализма добавилась еще только одна категория - колонии, но это, как мы увидим далее, лишь глобализированные ценностные столпы капиталистического цивилизации. В колониальной политике в полной мере воплотились и алчность, и эгоизм, и обман.

Может показаться, что мы слишком негативно оцениваем западную цивилизацию. Было бы очень хорошо, если бы это было так. Но, к сожалению, вызов, стоящий перед человечеством как раз и заключается в том, что на роль гегемона претендует выродившаяся цивилизация, отравляющая мир абсолютным злом.

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 85 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Оккупированная Прибалтика

Оккупированная Прибалтика - наиболее лживая часть мифа об двух тиранах, поделивших Европу. Все страны Прибалтики были приняты на основе заявлений их правительств или парламентов, которые были сформированы в ходе открытых выборов. СССР удовлетворил просьбы законного руководства Литвы, Латвии и Эстонии о приеме в качестве равноправных республик в состав СССР. Все было произведено на законных основаниях при полной поддержке законных высших органов власти и народа. Об этом свидетельствует то, что крайне враждебно относящееся к СССР мировое сообщество ни высказало никаких значимых претензий по факту добровольного вступления стран Прибалтики в состав СССР[1].

Если бы тогда кто-либо сказал об оккупации Прибалтики, он был бы поднят на смех. Но по мере того, как из жизни уходили очевидцы тех процессов, все сильнее разыгрывалась карта под названием «советская оккупация Прибалтики». Это примерно то же самое, если бы через пятьдесят лет «независимый» абхазский историк выяснит, что тиран Медведев незаконно оккупировал Абхазию.

«Жителям Балтии, в свете нынешнего распространенного там отрицания Великой Победы, стоит помнить о том, что значительную часть населения Литвы, Латвии и Эстонии предполагалось переместить в центральные районы России, а вместо них заселить Балтийские провинции народами германской расы, «очищенными от нежелательных элементов» — например, поволжскими немцами, а также… «датчанами, норвежцами, голландцами и — после победоносного исхода войны — англичанами»[2].

Но это формальная сторона вопроса. Были еще тайные переговоры, секретные протоколы, разделы сфер влияния и т.д. Именно о них с таким упоением рассказывает антисоветская пропаганда.

Первыми пошли на разграничения сфер влияния Франция, Англия и Германия, а не СССР и Германия. Западным историкам, так любящим упоминать о пакте «Молотова-Риббентропа», сговоре тиранов, стоит напомнить, что первые на соглашения о разделе других стран с гитлеровским режимом пошли именно западные страны. Сделали это 29 сентября 1938 года в Мюнхене (Мюнхенских сговор о разделе Чехословакии) глава французского правительства господин Даладье и глава правительства Великобритании господин Чемберлен. Принимали их, «щедрый подарок», сам фюрер – Адольф Гитлер и его ближайший итальянский друг и соратник Бенито Муссолини.

Советское руководство выступало до самого последнего момента против любых соглашений с Гитлером и призывало к этому Францию и Великобританию. Мы предлагали военную помощь Чехословакии (до этого помогали Испании), но наши западные «друзья» отвергли все. Нас даже не пригласили в Мюнхен, когда решалась судьба Чехословакии, хотя мы имели договор о взаимопомощи с этой страной и, естественно, должны были участвовать в обсуждении ее будущего. Поэтому все разглагольствования о русско-немецком сговоре являются верхом исторического цинизма.

Вместо навязанной нам дискуссии о секретных дополнениях к пакту «Молотова-Риббентропа», стоит обсудить секретные дополнения к «Антикоминтерновскому пакту». Для восстановления исторической справедливости стоит также обсудить пакты «Селтера — Риббентропа» и «Мунтерса — Риббентропа». Речь идет о подписанных в Берлинах договорах о ненападении между Германией, Латвией и Эстонией.

Латвия и Эстония стали разменной монетой в геополитической игре Гитлера. Однако в том, что случилось, эстонские и латышские власти могли винить только себя. Не исключено, что без пактов «Селтера - Риббентропа» и «Мунтерса – Риббентропа» не было бы и пакта «Молтова – Риббентропа».

И последнее. СССР очень любят обвинять в оккупации Прибалтики на Западе, с очередным и типичным обвинением недавно выступил очередной историк, на этот раз, из Франции. Очень странно слышать упреки в «оккупации» трех небольших республик Прибалтики, занимающих площадь в 174 тыс. кв. км, из стран, чьи войска в эти же годы занимали чужие территории размером в 9,7 млн. кв. км. Сравните тысячи квадратных километров и миллионы! И при этом западные войска методично уничтожали население Вьетнама, Камбоджи, Лаоса, Алжира, Туниса, Морокко, Мадагаскара и других азиатских и африканских государств. Причем, делалось это не по приказу коммунистов, Советов или НКВД, а вполне демократических, по нынешним меркам, правительств. Что-то не слышно, чтобы кто-то из нынешних руководителей Франции покаялся или попросил прощения за ошибки и преступления, совершенные в этих странах в те послевоенные годы[3].

 


[1] Для сравнения после финской войны Франция и Англия угрожали СССР войной, впоследствии СССР был исключен из Лиги наций

[2] «Тайны войны» против фальсификаторов истории. Сидоровнин Г. Росбалт. 03.05.2005

[3] Соломинка и бревно. Литовкин В. "РИА НОВОСТИ" 30.06.2005

Противоречивость

В корне нельзя согласиться с теми, кто вслед за Бердяевым повторяет, что русские «полярный народ», что в нем уживаются прямо противоположные качества такие как, например, анархизм и любовь к государству. Такие идеи всегда, в конечном счете, ведут к негативной оценке всего комплекса социально-психологический особенностей психологического склада нации, к идеям о «гемофрадитном комплексе», «ушибленностью ширью» и т. д. Раздвоение личности бывает только у шизофреников[1].

Противоречивость. Обычно идеи об абвивалентности российского национального психического склада рождаются из идей, о «противоречивом» расположении между Европой и Азией, между христианством и исламом, особенностями российского климата, в котором холодная зима сменяется теплым летом.

Все эти обоснования в высшей степени надуманы. Во-первых, любой народ живет между различными культурами и народами, русские здесь не исключение, о наивности «азиопной» концепции мы писали выше. Приход весны на смену зимы - не уникально российское явление. И если бы климат действительно таким образом однозначно формировал характер народа, то чукчи и другие народы севера обладали во многом таким же менталитетом, как и русские. Практически все народы живут на стыке разных религиозных концессий, более того, множество народов не только расположены между двумя религиями, но и сами расколоты на разные религиозные течения, примером могут послужить немцы, французы, американцы, англичане и т.д.

Но откуда же взялась столь популярная идея о раздвоенности русского национального характера? Во-первых, мнение исследователей о раздвоенности психологии своего народа характерно не только для России, так, исследуя ценности американского общества, Д. Ф. Кубер и Р. А. Хапер в книге «Проблемы американского общества: конфликт ценностей»[2], так же пишут о противоречивости и несовместимости ценностей американского национального психического склада. Подобные идеи, чаще всего, есть не показатель раздвоенности психологии народа, а идейной раздвоенности исследователя, неспособности его понять дух народа. Противоречив не аксиотип, а концептуальные схемы исследователя. А противоречивость в этом случае, как известно, есть синоним их неверности.

Вспомним судьбу самого Бердяева. Наполовину француз (мать), наполовину русский (отец), первоначально марксист, затем ярый критик марксизма, сначала был антимонархистом, потом монархистом. Вся жизнь Бердяева - это сплошные метания, поэтому, когда он писал о метаниях русского народа, он неосознанно экстраполировал свою судьбу на судьбу всего народа.

Не раз многими исследователями справедливо подчеркивалось, что в русской психологии уживаются анархизм и любовь к государству. Но свидетельствует ли это о противоречивости русского психического склада? На первый и поверхностный взгляд – да. Но в действительности нельзя говорить о любви или ненависти к такому широкому понятию как государство. Русский народ не любит, чиновников, законы, бояр (окружение государя), но любит: государя, территорию (ни пяди земли), государство как заступника и помощника, как реализатора некой идеи.

Нельзя также судить о национально-психологических особенностях всего народа по национально-психологическим особенностям отдельных, даже наиболее ярких его представителей. Необходимо крайне осторожно судить о взглядах народа в целом, основываясь лишь на мировоззрениях выдающихся писателей, полководцев и т. д. Поведение, взгляды, произведения великих людей часто могут не отражать особенности психологического склада всего народа. По сути, они и становятся великими людьми потому, что обладают очень специфическим набором качеств, который присущ далеко не каждому представителю народа.

В основе заблуждений Бердяева лежала также абсолютизация конкретного исторического момента, непонимание того, что поведение народа во многом детерминировано объективными обстоятельствами. В труде «Душа России» Бердяев пишет:

«Россия — самая безгосударственная, самая анархическая страна в мире. И русский народ — самый аполитический народ, никогда не умевший устраивать свою землю. Все подлинно русские, национальные наши писатели, мысли­тели, публицисты — все были безгосударственниками, сво­еобразными анархистами. Анархизм — явление русского духа, он по-разному был присущ и нашим крайним левым, и нашим крайним правым…

Россию почти невозмож­но сдвинуть с места, так она отяжелела, так инертна, так ленива, так погружена в материю, так покорно мирится со своей жизнью» [3].

Это труд написан в 1915 году, за два года до того, как «аполитичный народ» совершил революцию, ставшей центральным политическим событием двадцатого столетия, изменившим весь мир, а последующий массовый энтузиазм русского народа вряд ли имеет исторические аналоги. Значит, инертность была обусловлена не качествами русского народа, а социально-экономическим укладом царской России, тормозившим его развитие. Так называемая «безгосударственность» русских писателей, мыслителей, публицистов XIX столетия была детерминирована не природным анархизмом русских, а глубокими противоречиями, созревшими и резко усугубившимися в XIX веке. Остро чувствуя разрастание кризиса, предчувствуя беду, русская интеллигенция отворачивалась не от государственности как таковой, а от её формы, существовавшей в той России.

 


[1] Аунтетично шизофрения имеет иные проявления.

[2] Cuber J. F., Harper R. A. Problems of American society: values in conflict. –N. Y., 1948. – p. 369

[3] Русская идея: сборник произведений русских мыслителей / сост. Васильев Е. А. – М., 2002 – с. 292-302

Про несправедливость

Апофеоз несправедливости. В прежние эпохи были голод, эпидемии. Все это плохо, но это было обусловлено не несправедливостью существовавшего общества, а иными причинами. Эпидемии возникали не потому, что кто-то их специально распространял, а потому что уровень развития медицины не позволял справляться со многими болезнями.

Категория «несправедливость» не связана с обеспеченностью. Справедливость, прежде всего, содержит в себе требование соответствия между практической ролью различных индивидов (социальных групп) в жизни общества и их социальным положением.

Для того чтобы понять разницу между справедливостью и обеспеченностью приведем следующий пример. Если вас ограбили и из 30 рублей отняли 10 рублей, то у вас останется всего 20 рублей. Если у вас была тысяча и у вас отняли 950 рублей, то у вас останется 50 рублей.

Во втором случаи у вас останется значительно больше денег, чем в первом, в два с половиной раза больше. Но несправедливости гораздо больше во втором случае, т.к. в первом случае вас лишили 33% ваших денег, а во втором уже 95%.

Идеально справедливого общества видимо построить нельзя. И раньше общество не было идеально несправедливым. Но сегодня построено идеально несправедливое общество. Почему?

Про несправедливость. В предыдущие эпохи проблемы бедности были обусловлены низким уровнем производительности труда. Упрощенно говоря, пирог был мал, и всем его не хватало. В длительной перспективе общество не могло существовать в иной форме в большей степени вследствие действия объективных экономических законов, а не из-за несправедливости, царящей в общества.

Теперь уровень производительности труда позволяет создавать пирог, объем которого в миллион в раз больше. Но делится он в высшей степени несправедливо, ведь самая значимая часть его достается антисоциальному, вследствие своего эгоизма, алчному, лицемерному слою людей.

the-soviet-union

nacionalnajadoktrina.jpg