Sidebar

В иерархии ценностей западного человека материальная обеспеченность занимает самую высшую строчку. Но именно благодаря этому качеству человечество совершило небывалый рывок в развитии производительных сил. И именно это качество помогло решить многие стоящие перед человечеством проблемы и сделало Запад элитарной цивилизацией.

Мы еще будем говорить о развитии капитализма – социальной квинтэссенции стремления к материальной обеспеченности. Здесь же разберем веру западного человека. Наиболее отчетливо различия между западным и русским менталитетом проявились в различиях между западным христианством и православием.

В I тысячелетии православными называли себя восточные и западные христиане. После раскола 1054 г. наименование «православная» закрепилось за Восточной церковью, т. к. считается, что в ней в наи­большей степени сохранились традиции раннего хри­стианства. Так, православие со времени первых семи Вселенских соборов не добавило ни одного догма­та к своему вероучению, в отличие от католицизма, и не отказалось ни одного из них, как это произо­шло в протестантизме.

Что же приняло западное христианство и отчего оно отказалось? К структурным нововведениям католицизма относится, во-первых, резкое разграничение клира и паствы, во-вторых, централизация церкви, в-третьих, принятие догмата о непогрешимости папы. Его послания признаются частью Священного предания, практически папа приравнивается к Богу. Но гораздо более важными являются идейные нововведения, в которых раскрывается вся суть западного мировоззрения.

  • Западное духовенство истолковало идею об ис­куплении греха как право церкви требовать денежной компен­сацию за грех. Начинают продаваться так называемые индульгенции. За соответствующую сумму можно было полу­чить прощение не только уже совершенных, но будущих грехов. В XIII в. право полно­го прощения грехов (indulgentiae plenariae), наибо­лее выгодное в коммерческом плане, становится прерогативой папы.
  • Принимается догмат о чистилище – промежуточной инстанции между раем и адом, где души умерших, проходя через тяжелые испытания, очищаются от грехов. Считается что священник может сократить срок пребывания в чистилище. Услуга платная. Таким образом, был введен новый догмат, в соответствии с которым, священник за деньги может договориться о прохождении души без очереди.

Вообще купить можно все. С конца VII в. клирики стали определять наказание при помощи так называемых исповедных книг, содержащих таблицы замен церковных нака­заний (например, поста — его денежным эквивален­том). Появилось и право замены лиц при покаянии, то есть фактически право найма лиц, которые «от­рабатывали» епитимию за наймодателя.

Таким образом, любой человек, имеющий много денег, мог себе позволить нанять работника для поста, покаяния, оплатить отпущение всех грехов и проход в рай без очереди.

Протестантизм отказывается от многих догматов католицизма, но не ради одухотворения церкви. Вопрос опять о деньгах. Первое требование удешевление церкви. Второе отказ от платы за индульгенции.

В кальвинизме все еще более откровенно. Центральный тезис — у кого деньги, тот и будет в раю. Объясняется этот догмат следующим образом: если человек богат, значит, Бог помогает ему в жизни. Раз помогает, значит, он избранный. Раз избранный, значит, будет в раю.

Сегодня же уже существуют формы, делающие бизнес резервировании места в раю. Компания Reserve A Spot In Heaven продает «дорожные наборы» в лучший мир. За $12,79 можно приобрести базовый пакет, в который входят:

  • Сертификат, удостоверяющий внесение твоего имени в «Книгу Света» и резервирование места в раю.
  • Удостоверение, с которым можно спокойно перемещаться по раю.
  • Путеводитель по Раю[1].

Конечно, это не значит, что католицизм был изначально коммерческой организацией, зарабатывающей на религиозной вере. Отнюдь. В ходе своего развития, особенно в эпоху расцвета, католическую церковь возглавляли очень достойные личности, как раз много сделавшие в плане декоммерциализации церкви. Но постепенно ментальные установки западноевропейца, стали катализатором процесса модификации, как самой церкви, так и религиозной веры. Апогеем этого процесса стала реформация. В позднем католицизме и протестантизме в полной мере отразился менталитет западного человека, его истинные ценности и боги.

 


[1] http://reserveaspotinheaven.com


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 43 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Рабство духа

В тоталитарном обществе слишком много пропаганды — говорили нам на заре перестройки, но самом деле пропаганды в обществе потребления в сто крат больше, на нее тратится несравнимо больше средств, она подготавливается на гораздо более высоком профессиональном уровне. Основу этой пропаганды составляет реклама. Рекламой оккупировано все: телевидение, газеты, журналы, радио, автомобильные дороги, подземные переходы, станции метро. Как заметил В. Ропке, «мало что отличает нашу эпоху от других так, как реклама». Сказать, что на рекламу тратятся заоблачные средства — это не сказать ничего. Средства тратятся «закосмические».

«Каждые тридцать секунд рекламы во время трансляции Суперкубка по американскому футболу продаются за 2,4 миллиона долларов. Телевизионная реклама … теперь является индустрией с годовым оборотом в 200 миллиардов долларов, которая ежегодно расширяется на 7,6 процента, что более чем вдвое превышает среднестатистический темп роста экономики в целом»[1].

Конечно, коммунисты не могли помыслить о том, чтобы тратить такие громадные суммы на пропаганду. Само собой разумеется, они развешивали лозунги, но по сравнению с нынешними рекламными плакатами их количество было мизерно, они были все одинаковы и практически не привлекали внимания. Цвет плакатов был всегда красный, буквы белые, шрифт один и тот же, места вывески одни и те же, лозунги не менялись 70 лет.

Задача рекламы больше не сводится к продвижению товара, ее цель — вдолбить в подсознание новую потребность и заставить человека купить продукт. Уже все знают, что жевательная резинка «Дирол» очищает зубы и нормализует кислотно-щелочной баланс, но рекламы от этого не стало меньше, потому что не за знание идет борьба, а за наши души.

Задача бизнеса — раздувать наши потребности и не давать соскочить с крючка их удовлетворения. Если производители «Дирола» перестанут рекламировать свою жевательную резинку, компания разорится, а ее место займет «Орбит», поэтому останавливаться нельзя. Остановиться — значит погибнуть. Заниматься бизнесом — то же самое, что ехать на велосипеде: либо вы движетесь, либо падаете. И мы, люди, стали ареной схватки между крупными компаниями, цель которых — наши души.

Изначально реклама — это не что иное, как сообщение о наличии и потребительских свойствах некоторого товара. Разумеется, эта информация могла в той или иной мере соответствовать реальности: от полной правды до полной лжи. Но в своей сущности реклама была именно информацией относительно свойств, качеств, цены товара и места его возможного приобретения.

Постепенно это информационное сообщение стало сначала совмещаться, а затем и заменяться на яркий сенсорный образ, притягательный сам по себе. Между тем в создание этого образа вкладываются средства, сначала сопоставимые с ценой самого вещественного продукта, а затем и существенно превосходящие его. Существует целая группа товаров, цена которых состоит более чем на 99 % из затрат на их продвижение, главным образом на рекламу. Речь прежде всего идет о парфюмерии.

Американский публицист И. Шехтман в статье «Секреты рекламного бизнеса, или как заставить вас сказать “да”» пишет:

«В чем, собственно, цель каждой рекламы? Заставить вас сказать “да” и вынуть кошелек. Не думайте, что это просто. В рекламном бизнесе заняты десятки тысяч специалистов — писателей, дизайнеров, фотографов, редакторов… Но начинается все с психолога…Вы разочарованы, дорогой читатель? Чувствуете себя обманутым? Зря. Это вовсе не обман, а профессиональная работа тех, кому за это платят деньги».

Вся статья посвящена восхвалению труда профессионалов от маркетинга, но завершает ее очень знаковая фраза, в которой содержится ответ на вопрос, зачем все это делается:

«Хватит у вас силы воли не поддаться на приманки и уловки — ваша взяла. Но что тогда будет с американской (и мировой) экономикой?»[2].

Чья возьмет – сегодня так предельно просто формулируется вопрос. За каждой профессионально сделанной рекламой стоят люди, вооруженные множеством методик, цель у которых одна — подчинить ваше сознание. Никогда за историю человечества не осуществлялась столь масштабная операция по манипулированию нашим сознанием.

 


[1] Джон де Граф и др. Потреблятство: болезнь, угрожающая миру. - М., 2003. - с. 242.

[2] Шехтман И Секреты рекламного бизнеса. // Мы и Америка, № 59, 08. 2002.

Почему Россия выбрала социализм?

России нужен был новый строй, созвучный ментальным установкам русского народа. Им стал социализм.

До революции в России национальная идеология выражалась в триединой формуле «Самодержавие — Православие — Народность». Социализм давал такую же национальную идеологию в несколько измененном виде, отвечающему духу времени.

Самодержавие. В социалистическом государстве самодержавие заменялось однопартийной системой, в то время как на Западе идеалом была многопартийная система. Основными чертами самодержавия была единоличная неограниченная власть царя, то же самое было и в советском государстве, единственное отличие заключалось в том, что, царя в России называли «Царь – Батюшка», Петр I в 1721 г. получил титул «Отца Отечества», а в советском государстве главу называли «Отец всех народов». Очевидно, что данные русские ценности политического устройства прямо противоположны западному либерализму с постоянной борьбой партий, выборами, разделением властей и балансом сил и т.д. В России народ сражался на поле брани «за веру, царя и отечество», в Советском Союзе «За Родину, за Сталина», слово вера отсутствует во втором выражении, так часто оно подразумевалось, как само собой разумеющееся. Этой верой был коммунизм. Многие бойцы красной армии перед решающим сражением писали «Если я погибну в бою, прошу считать меня коммунистом». На Западе ничего подобного, естественно, не было, а выражения «за Родину, за Клинтона» или «если я погибну в бою, прошу считать меня демократом» выглядят комично.

Православие – это приоритет духовного над материальным. В Советском Союзе высмеивалось мещанство, вещизм, страсть к приобретательству.

«В отношении к хозяйственной жизни можно установить два противоположных принципа. Один принцип гласит: в хозяйственной жизни преследуй свой личный интерес и это будет способствовать хозяйственному развитию це­лого, это будет выгодно для общества, нации, государ­ства. Такова буржуазная идеология хозяйства. Другой принцип гласит: в хозяйственной жизни служи другим, об­ществу, целому и тогда получишь все, тебе нужно для жизни. Второй принцип утверждает коммунизм, и в этом его правота. Совершенно ясно, что второй принцип отно­шения к хозяйственной жизни более соответствует хри­стианству, чем первый. Первый принцип столь же антих­ристианский, как антихристианским является римское по­нятие о собственности»[1].

Православие – это религия беззащитных, нищих. Недаром на Руси юродивые считались святыми. Так что в утверждении некоторых религиозных мыслителей, что Христос был первым социалистом, есть доля истины и большая доля. Православие — это вера в то, что мы поклоняемся истинным ценностям, каталитический, а тем более протестантский Запад считался отпавшим от истинного христианства, отсюда и название «православие». Россия считалась носителем истинных ценностей — «Москва - третий Рим», русские – народ богоносец. Вплоть до начала XX века русские верили, что их православная вера - единственно верная.

Коммунизм в том смысле, в котором его понимали простые люди, это также вера бедных и беззащитных. И это единственно верная вера. На Руси веками громили сектантов, в Советском Союзе - диссидентов. На Западе все наоборот, во-первых, господство плюрализма и каждый выбирает себе веру по вкусу, во-вторых, вера не имеет такого значения в жизни западных людей.

«Русский народ не осуществил своей мессианской идеи о Москве, как Третьем Риме. Религиозный раскол XVII века обнаружил, что московское царство не есть Третий Рим. Менее всего, конечно, петербургская империя была осуществлением идеи Третьего Рима. В ней произошло окончательное раздвоение. Мессианская идея русского на­рода приняла или апокалиптическую форму или форму революционную. И вот произошло изумительное в судьбе, русского народа событие. Вместо Третьего Рима в Рос­сии удалось осуществить Третий Интернационал, и на Третий Интернационал перешли многие черты Третьего Рима. Третий Интернационал есть тоже священное цар­ство, и оно тоже основано на ортодоксальной вере. На Западе очень плохо понимают, что Третий Интернационал есть не Интернационал, а русская национальная идея. Это есть трансформация русского мессианизма. Западные коммунисты, примыкающие к Третьему Интернационалу, играют унизительную роль. Они не понимают, что, при-, соединяясь к Третьему Интернационалу, они присоединяются к русскому народу и осуществляют его мессиан­ское призвание. Я слыхал, как на французском коммуни­стическом собрании один французский коммунист гово­рил: «Маркс сказал, что у рабочих нет отечества, это было верно, но сейчас уже не верно, они имеют отечество—это Россия, это Москва, и рабочие должны защищать свое оте­чество»[2].

Интересно, что и многие известные деятели марксизма (например, В. Вейтлинг, А. Виллих, К. Шаппер) считали коммунизм «последней великой религией».

Народность в официальном советском лексиконе заменялась терминами «коллективизм», «взаимопомощь» и т.д., а часто не заменялась вовсе: «народное хозяйство», «народный артист» и т.д. Народность, коллективизм - прямые противоположности западного индивидуализма.

Итак, русский народ выбрал социализм, как строй, наиболее полно воплощающий русское миросозерцание. Социалистическая революция сметала все чуждое, наносное, нерусское, все то, что нам досталось от реформ Петра I, в этой связи то, что Москва, исконно русская столица, вновь обрела свой статус, было символично.

«Марксизм столь нерусского происхождения и нерусского характера приобретает русский стиль, стиль восточный, приближающийся к славянофильству. Даже старая славянофильская мечта о перенесении столицы из Петербурга в Москву, в Кремль, осуществлена красным коммунизмом»[3].

Монархисты, оказавшиеся за границей, ненавидевшие большевиков, все равно были вынуждены признать:

«Большевизм привился не потому, что в нем открыта была новая, марксистская правда, но главным образом вследствие старой правды, в большевизме ощущаемой»[4].

А либеральные реформаторы, которые изрекали: «Признаем же нашу некультурность и пойдем на выучку к капитализму» (П. Струве), учились капитализму в одиночестве и уже не в этой стране.

 


[1] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997. - с. 409.

[2] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997. - с. 371.

[3] Подберезкин А., Макаров В. Стратегия для будущего президента России: Русский путь. – М., 2000. – с. 21.

[4] Алексеев Н. Русский народ и государство. – М., 1998. – с.115.

Макс Вебер

Политику заказывают не те, кто платит налоги,

а те, кто платит политикам

С. Янковский

Об одном немецком сказочнике. Редко кто, анализируя становление капиталистического строя, не упоминает исследования Макса Вебера. Сочинения Вебера — это апологетика капитализма — сказки начала XX века, на которые наслоились современные сказки и суть которых заключается в следующем:

  • капитализм зародился на Западе вследствие распространения здесь протестантизма и в особенности кальвинизма;
  • протестантская деловая этика стимулирует предпринимательскую активность, трудолюбие;
  • протестантская этика в основе своей имеет буржуазный аскетизм, который формирует необходимую расчетливость, бережливость, рационализм.

Все эти посылы ложны, а Вебер стал известным не благодаря открытию механизма зарождения и развития капитализма в своем известном труде «Протестантская этика и дух капитализма», а благодаря восхвалению буржуазии. Как приятно слышать, что ты есть воплощение всех достоинств: и трудолюбивый, и аскетичный…

Кстати, немногие знают, что Макс Вебер как мыслитель не был популярен ни при жизни, ни после смерти, а стал известным социологом относительно недавно. В начале XX века имя Макса Вебера было едва на слуху. Посмертная слава пришла значительно позже, благодаря даже не немецкой, а американской пропаганде. Очень уж удобные мысли высказывал этот исследователь. Первым популязатором идей Вебера стал американский социолог Толкотт Парсонс, затем к нему присоединились другие либеральные ученые, определив Макса Веберакак одного из отцов социологии.

Но вернемся к зарождению капитализма. Теперь о том, как было все на самом деле. Не боги выбирают народы, а народы своих богов. Реформация не свалилась с неба, а в основе своей была сформирована этническим духом западного человека. Она была лишь идеологической оболочкой тех идей, которые были и без всякой Реформации близки западному человеку. Ментальные особенности западного человека — вот та идейная точка отчета начала капиталистической эры.

Лютер со своей Реформацией никогда не являлся начальным пунктом движения к капитализму. Сначала появился Колумб (1492 г[1].) с кораблями, набитыми золотом, и только потом Лютер (1517 г.) со своими 95 тезисами против продажи индульгенций. Продажа индульгенций как бизнес уступил новому бизнесу, более выгодному — грабежу колоний. В Средние века некого было грабить, и ментальные особенности западноевропейца не имели материальной базы. В Россию сунулись — тут Александр Невский, попробовали к арабам, османам — так те вообще до Вены дошли. Приходилось торговать индульгенциями.

Почему, пренебрегая историческими реалиями, во главу угла ставится Реформация? Такой подход не случаен. Ложный тезис порождает ложную цепочку рассуждений о трудолюбии, бережливости, освещенных неким религиозным чувством.

На самом деле в хозяйственной этике западного человека труд никогда не был окружен ореолом почитания. Деньги, желательно быстрые, желательно много. Вот ядро западного мировоззрения. И старт капитализма был дан не Реформацией, а нещадным грабежом колоний.

Первые капиталисты были не бережливыми тружениками, а авантюристами, которые привезли в Европу, помимо золота, сифилис. Пять столетий назад эту только что открытую бактерию привезли с собой моряки, возвращавшиеся из Америки в Европу: так на кораблях Колумба сифилис, попал в Испанию. Он стал первым плодом открытия Нового мира и, подобно пыли, разлетелся по всей Европе. С начала XVI столетия сифилис превратился в настоящий бич Человечества... К началу ХХ столетия практически 15 % населения Европы было заражено сифилисом [2].

Труд никогда не был и не является сейчас сам по себе ценностью в капиталистической ценностной иерархии. Богатство и индивидуализм — вот основные ценности капитализма, наиболее полно воплотившиеся в тезисе «священность частной собственности». «Частная» и «собственность» — вот что священно. Все остальное выстраивалось вокруг этой святости, а если что-то ей мешало, то безжалостно отбрасывалась, пусть даже заповеди христианства.

В СССР труд являлся ценностью сам по себе. Отсюда все эти понятия — «нетрудовые доходы», «тунеядец», «кто не работает, тот не ест». В СССР была создано масса фильмов, прославляющих труд. Существует ли хоть один западный фильм, прославляющий труд? Нет! Все фильмы посвящены тому, как быстро разбогатеть, преимущественно преступными способами. Вот истинная мечта. И подобное отношение к труду действительно имеет свои корни в религиозных доктринах, ведь для западного человека эпохи Реформации труд — «проклятие божье».

Сказка о буржуазном аскетизме рассчитана на людей, которые в уме не умеют считать до двух. Аскетизм — это отказ от стремления к максимизации материального потребления. Аскетизмом нередко пропитана жизнь монахов. А так называемый буржуазный аскетизм — обыкновенная жадность. По сути, Вебер и его пропагандисты приравнивают любовь к деньгам к аскетизму. Ни от чего капиталисты не отказывались, денег было мало, вот они и копили — и чахли над своим златом. Хотелось бы посмотреть на то, чтобы они сделали с человеком, который предложил бы им отказаться от своих богатств.


[1] Золото с американского континента появись чуть позже открытия Америки.

[2] Рохас А. Как сифилис изменил историю человечества. // El Mundo, Испания. 04.06.2003, ИноСМИ.Ru.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg