Sidebar

Индивидуализм, точнее эгоизм западного человека существенным образом влияет на такое качество как евроцентризм. Можно сказать, евроцентризм – это глобализированный эгоизм, помноженный на индивидуализм.

Согласно евроцентризму, Запад – высший тип цивилизации, все остальные народы способны создавать только низшие формы цивилизаций. Запад считается вершиной мироздания, все остальное - периферия, которая должна подрожать Западу и почитать за счастье возможность взаимоотношений с Западом. Эта мания пронизывает все: искусство, политику, общественное мнение, науку, философию. Причем это мнение разделяют не только обыватели, но выдающиеся западные мыслители. О неполноценности других народов писали Кант, Гегель, Ницше, Шпенглер….

Идея превосходства особенно развита у немцев, еще в Средние века германские императоры претендовали на руководство всем «христианским миром», наиболее патологическую форму идея о высшей расе приобрела у Гитлера. Но Гитлер ничего не придумал, даже ничего не добавил, он победил на выборах, потому что четко и доступно сформулировал то, во что немцы подспудно верили всегда.

В принципе идея о талантливости западного человека имеет под собой некоторые основания и вообще евроцентризм является продолжением мессианского чувства, присущего всем народам индоевропейской расы. Но западный евроцентризм обладает рядом особенностей. Во-первых, к индоевропейской расе на Западе относят почему-то только себя. Поскольку с научной точки зрения это полный абсурд, приходится часто придумывать различные мифы о каких-то древних расах. Во-вторых, идея превосходства в европейской трактовке всегда выливается в идею порабощения и бессовестной эксплуатации других народов. А ведь идея определенного превосходства может сочетаться с идеей помощи «старшего брата» другим «братским народам».

Если о различных чертах западного аксиотипа можно дискутировать, оценивать их негативно или наоборот восхищаться ими, то ситуация с евроцентризмом несколько иная. Здесь речь идет о неком пограничном психическом состоянии, патологической манией, мешающей западному человеку адекватно воспринимать действительность.

Медведи на улицах российских городов, русские не умеют воевать и Россию можно завоевать блицкригом в течение несколько недель, русские круглогодично ходят в ушанках – абсолютно типичное отношение западного человека к незападной стране. Запад – центр вселенной, все остальное недостойно внимание и поэтому западный человек даже не стремится понять другие народы.

«55% американцев вполне патриотично считают, что США расположена в самом центре Земли. Чему, впрочем, способствуют современные картографы, чутко реагирующие на малейшие капризы общественного мнения: в США уже выпустили несколько географических карт мира, где США находится точно по центру листа, а Африки и Австралии нет вообще. Действительно, зачем травмировать обывателя тем, что есть еще два материка, о существовании которых он не знает. Хватит с несчастных янки Азии с ее Афганистаном и Ираком, представляющими постоянную угрозу национальной безопасности»[1].

Понятие «мировое сообщество», «цивилизованный мир» в том смысле, в котором они сегодня употребляются абсолютно лишены смысла, ведь речь идет о «западном сообществе», «западном мире». Причем эти понятия появилось не сегодня, Запад всегда считал себя самым цивилизованным, и тогда, когда сжигал ученых на кострах инквизиции, и тогда, когда торговал людьми, словно зверьми на рабовладельческих рынка.

Поскольку все внезападные народы неполноценны, то к ним можно относиться, как к неполноценным существам. Еще русский философ Николай Яковлевич Данилевский справедливо заметил, что «насильственность - коренная черта европейского характера…»[2]

История Запада пронизана варварским отношением к другим этносам, многие из которых были полностью истреблены. Особой жестокостью всегда отличалась страна-лидер западного мира. Когда таким лидером была Великобритания, по всему миру миллионы людей были замучены, убиты, проданы в рабство. Когда этим лидером стали США, свое лидерство в западном мире они ознаменовали применением ядерного оружия. США остается единственным государством, применившим ядерное оружие в войне. Причем его применение было абсолютно бессмысленно с военной точки зрения. Когда было всем ясно, что Япония проиграла войну, США на неё сбрасывают ядерную бомбу для того, чтобы запугать весь мир и, прежде всего, СССР, а также в целях проведения эксперимента над живыми людьми.

Подчеркнем, бомбы были сброшены не на военные объекты, не на группировки войск, а на мирные города. Погибло сотни тысяч мирных жителей[3].

Затем США в прямом смысле с античеловеческой жестокостью вели войну в Вьетнаме. По отношению к мирному населению применялся полный арсенал химического оружия. В целях уничтожения листвы в лесах, в которых прятались партизаны, американцы распыляли химическое оружие такой токсичности, что отравились даже летчики, принимавшие участи в этой античеловеческой акции. Деревни, поселки выжигались напалмом.

Уничтожение слабейших, и построение на их костях благоденствия сильнейшими – так на Западе видят развитие мира.

 


[1] Топографический кретинизм американцев. 21.11.2002, Утро.ru.

[2] Данилевский Н.Я. Россия и Европа. – М., 2000.

[3] В Хиросиме сразу погибли 140 тысяч человек, в Нагасаки — 75 тысяч.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 56 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Формационный подход

Формационный подход. Родоначальником формационного подхода является немецкий ученый и революционный деятель Карл Маркс. Рассказывать о формационном подходе тем, кто закончил советскую школу, а тем более ВУЗ вряд ли необходимо, однако сегодня вступило во взрослую жизнь поколение, советских школ не заканчивавших.

Упрощенно, суть формационного подхода заключается в следующем. Всемирный исторический процесс представляется как процесс последовательной смены общественно-экономических формаций, различающихся между собой, прежде всего, по способу производства и соответствующей ему социально-классовой структуре. Иначе говоря, развитие человечества, прежде всего, детерминировано развитием способа производства. Изменение в способе производства ведет к изменениям во всей общественной структуре.

Например, существовал рабовладельческий способ производства и соответственно рабовладельческая формация[1], основная на эксплуатации рабов, отдававших весь произведенный продукт рабовладельцам. Однако незаинтересованность в конечном продукте основных тружеников – рабов, тормозило развитие рабовладельческого способа производства.

И тогда возник более совершенный способ производства — феодальный, при котором земля принадлежала феодалу, а крестьянин мог на ней трудиться, отдавая часть произведенной продукции феодалу. Несмотря на то, что крестьяне не обладали землей, они были заинтересованы в увеличении произведенного продукта, поэтому феодализм в экономическом смысле был более эффективной формацией, чем рабовладельческая.

Изменения в способе производства привели к изменениям в общественной структуре. Рабовладельцы и рабы, являвшиеся основными классами в рабовладельческой формации, сошли с исторической сцены, а на нее вышли новые классы: феодалы и крестьяне. Соответственно, в феодальном обществе изменились взаимоотношения между людьми, законы, мораль и т.д.

Существует пять формаций. История человечества определяется как движение от бесклассового общества — первобытнообщинного строя, через классовые — рабовладение, феодализм, капитализм — к новому бесклассовому — коммунизму. Смена общественно-экономических формаций осуществляется в основном путем революций и составляет всеобщий объективный закон исторического развития. Такова вкратце марксистская концепция.

Несовершенство формационного подхода проявляется в том, что принижается человеческое, личностное содержания исторического процесса.

Во-вторых, формационный подход создает определенные трудности в отражении многообразия, многовариантности исторического развития. Субъектом истории не может быть абстрактное общество, абстрактный народ, что характерно для формационной концепции. Такого общества попросту нет. Каждый народ имеет свой менталитет, дух народа – это его суть.

В-третьих, формационный подход абсолютизирует роль конфликтных отношений, в историческом процессе. Исторический процесс в этой методологии описывается преимущественно через призму классовой борьбы.

Но главным недостатком формационного подхода является абсолютизация материальных факторов в развитии, как отдельного человека, так и человечества в целом, практически полное игнорирование духовных факторов исторического развития.

Если окончательная победа капитализма над феодализмом в Европе действительно была детерминирована изменениями в способе производства, то ни переход от рабовладельческой формации к феодализму, ни переход от капитализма к социализму не был предопределен изменениями в способе производства.

Рабовладельческий способ производства не является менее эффективным, чем феодальный. Рабовладельческий строй был ментально близок античной цивилизации. С ее уходом с исторической арены ушла и рабовладельческая формация. На историческую арену вышли народы (германские и славянские) у которых рабство не являлось основой экономической системы. Рабовладение как способ производства был чужд для них, вне зависимости от его экономической эффективности. А уход в небытие античных цивилизаций по большей части не был детерминирован экономическими проблемами.

Лишним подтверждением того, что рабовладение не является менее эффективным способом производства, чем феодальный, является последующий возврат к рабовладению в США. И опять отмена рабства в США была продиктована не экономической ущербностью рабства. Как известно южные штаты, где процветало рабство, были более богаты, чем штаты северные, боровшиеся против рабства. Отмена рабства обусловлена причинами этического характера, что подчеркивалось многими известными исследователями.

«Рабство в США к началу гражданской войны оставалось экономически высокоэффективным институтом. Его отмену, — полагает Д. Норт, — можно объяснить только постепенным проникновением в сознание общества убеждения в аморальности собственности на человеческие существа»[2].

Исходя из понимания этноспецифичности способа производства Маркс в конце жизни придумал заплатку для своей теории, так называемый «азиатский способ производства», основанный на централизованной системе ирригационного земледелия в сельских общинах, для которого характерны самообеспечиваемость общин и политическая деспотия.

«Впервые характеристика азиатского способа производства даётся в переписке Маркса и Энгельса в 1853 … Проблема азиатского способа производства стала предметом широкого обсуждения в 20-30-х гг. ХХ в. …. Дискуссия по азиатскому способу производства осталась по существу незавершённой»[3].

Если бы Маркс исследовал историю Южной и Северной Америки, то он мог бы обнаружить «индейский способ производства», с большим трудом и явными натяжками в формационный подход укладывалось развитие кочевых народов.

«Для европейцев все более ясным становилось, что в Америке они столкнулись с совершенно иным состоянием общества, чем то, которое существовало не только в Европе, но и в государствах Азии. И для обозначения этого состояния все чаще стало употребляться слово «дикость». Людей, живущих в таком состоянии, соответственно начали называть дикарями»[4].

Таким образом, Маркс был вынужден признать, что процесс развития множества народов не укладывался в европейскую модель. Как не укладывался в эту модель исторический путь большинства народов. На самом деле если бы Марксу было суждено стать свидетелем развития человечества в двадцатом столетии, то он увидел бы, что переход от капитализма к социализму также противоречил его схеме. Пришлось бы срочно придумывать «русский тип производства», а там и китайский и т.д., и т. п. А на самом деле способ производства и другие сферы бытия общества этноспецифичны.

Стоит отметить величайшую заслугу Маркса в беспристрастной и глубоко правильной оценке капиталистического общества. Маркс описал механизм перехода от феодализма к капитализму одной цивилизации – европейской. И все. Но Маркс придал своей оценке развития европейского общества универсальный характер и в этом была его ошибка. Собственно, ничего удивительного в этом нет. Маркс – европейский ученый, отличительной характеристикой трудов которых является евроцентризм[5].

Бесспорно, совершенный способ производства обуславливает богатство страны, а, богатая страна может хорошо вооружить свою армию и сокрушить армию более бедной страны. Но уровень экономического развития «не сваливается с неба», а есть результат деятельности народа, который во многом детерминирован его социальным аксиотипом и психотипом. Разные этносы[6] построили и строят разное бытие, потому что обладают разным сознанием, а не наоборот.

У каждого общества наличествует свой социальный аксиотип, менталитет этноса и является социальным аксиотипом. Если же общество многонационально, то социальный аксиотип общества может носить черты этнического компромисса, но, как правило, социальный аксиотип общества — отражение менталитета господствующего этноса.

Утопичная оценка прошлого соединялась в марксизме с утопичным прогнозом на будущее. Энгельс не допускает никакой возможности для не­западных стран выработать собственные пути к социализ­му — они должны дожидаться пролетарской революции на Западе, а затем осваивать его опыт. Он пишет:

«Только то­гда, когда капиталистическое хозяйство будет преодолено на своей родине и в странах, где оно достигло расцвета, только тогда, когда отсталые страны увидят на этом приме­ре, «как это делается», как поставить производительные си­лы современной промышленности в качестве обществен­ной собственности на службу всему обществу в целом, — только тогда смогут эти отсталые страны встать на путь та­кого сокращенного процесса развития. Но зато успех им то­гда обеспечен. И это относится не только к России, но и ко всем странам, находящимся на докапиталистической сту­пени развития»[7].

Формационный подход. Но на практике произошло все наоборот, а, как известно, именно практика в марксизме есть критерий истины. В развитых капиталистических державах никаких социалистических революций не произошло, социализм победил в наименее развитых в капиталистическом отношении странах: России, Китае, Кубе и др.

 


[1] В следующем труде «Сверхдержава: национальная доктрина России» мы увидим, что общественно-экономическая формация неточно отражает суть структуры общества, а более адекватным является понятие «общественно-властная формация».

[2] North D. Structure and change in economic history. - N.Y., 1981. – p. 32.

[3] Азиатский способ производства [БСЭ].

[4] Jahoda G. Images of Savages. Ancient Roots of Modern Prejudice in Western Culture. London, 1998.

[5] См. подробнее о евроцентризме Маркса: Кара-Мурза С. Маркс против русской революции. - М., 2008.

[6] Здесь привычнее и более красиво выглядит термин «народы». Но наука не поэзия, красота изложения здесь второстепенна. В следующем труде мы поясним различия между постоянно путаемыми понятиями: «народ», «нация», «этнос», «племя», «народность».

[7] Кара-Мурза С.Г. Маркс против русской революции. – М., 2008 - с. 192.

Выводы I части

Для одних вершины - край пропасти,

для других - трамплины для покорения новых

Л. С. Сухоруков

В первой части книги рассматривались проблемы социологии, психологии, философии истории, анализ которых необходим для понимания остальных частей книги. Определим кратко узловые аспекты первой части.

Источник активности человека – потребности. Первичной побудительной силой любых действий людей, как и вообще всех живых существ, являются потребности. Однако потребности – это лишь вершина айсберга. Каждый человек удовлетворяет, прежде всего, ту потребность, которую считает первоочередной, один человек потратит «лишние» деньги на бутылку водки, другой на книгу, третий на билет в театр. Иерархия потребностей зависит от ценностной иерархии (аксиотипа).

Существует четыре базовые ценностные иерархии (аксиотипы). «Философ», основными ценностями являются творчество и религиозность. «Миссионер», основной ценностью являются альтруизм. «Ростовщик», основными ценностями является деньги. «Гусар», основной ценностью является статус. Обыватель, численность которого 85%, - противоречивая комбинация базовых аксиотипов. В зависимости от ситуации он может приобретать облик того или иного базового аксиотипа, но спокойные времена основным качеством обывателя является серединность. Классификация аксиотипов человека, сохраняет свою силу и для классификации общества, этноса, а также политических учений.

Потребности безграничны – ресурсы ограничены. Фундаментальной проблемой экономической политики является проблема – как с помощью ограниченных ресурсов удовлетворить безграничные потребности. Но это не только экономическая проблема, эта проблема проходит красной нитью через всю историю человечества. Человек ко многому стремится, многое достигает, но все это происходит не сразу. Переход на каждую новую ступень развития предполагает прохождение предыдущих ступеней, например, обучение в школе предполагает умение говорить. Тоже самое характерно и для процесса развития общества.

Филогенез общества повторяет онтогенез человека. Обладая безграничными и разнообразными потребностями, общество постепенно идет по пути их удовлетворения, проходит закономерные этапы в своем развитии. Человечество в своем развитии проходит некоторые стадии схожие со стадиями жизни отдельного человека. Основа этого сходства - потребности, которые удовлетворяются постепенно и последовательно, тем самым формируя определенную логику развития.

Исторический процесс – смена элитарных цивилизаций. В своем развитии человечество прошло пять стадий - формаций. На каждой стадии своего развития человечество последовательно решало важнейшие глобальные проблемы, а цивилизация, которая предлагала решения этих проблем и становилась локомотивом человечества, получила название элитарной цивилизации. Перед своим формированием элитарная цивилизация обычно следует в фарватере общемирового мейнстрима. Цивилизация пародирует чужую политико-экономическую систему, культуру. Это порождает элитарно-властный дисбаланс, который может привести к смене политической, экономической, культурной матрицы наиболее адекватной менталитету данной цивилизации. Это становится залогом эффективности и успешности новой цивилизации–лидера.

В своем развитии человечество прошло пять формаций. Для дальнейшего поступательного развития человечество должно было сформировать территориально-социальную структуру – государство, познать мир, построить общечеловеческий социум, выработать общепринятые каноны нравственности, материально обеспечить себя. Существовало пять формаций и, соответственно, элитарных цивилизаций: формирование (шумеры), познание (Древняя Греция), встраивание в социум (Древний Рим), нравственность (Европа, романская раса), материальная обеспеченность (Запад, германская раса). Сегодня мы живем в переломную эпоху, когда на историческую арену должна выйти шестая элитарная цивилизация.

*     *     *

Мы уже говори о некоторых отличительных особенностях следующего этапа развития человечества и будущей - шестой элитарной цивилизации.

Но мы не сказали о знамении, которое сигнализирует о том, что эра бывшей цивилизации лидера закончилось. Речь идет не об астрологии, предсказаниях и всякой другой чепухе. Все гораздо реальнее и проще.

В недрах подсознания угасающей цивилизации возникает тезис о «конце истории». Например, как раз перед разложением и развалом Римской империи возник тезис, о золотом веке всего мира, управляемого Римом. Подобные констатации всегда свидетельствует не о конце истории, а о конце данной цивилизации, свидетельствуют о том, что она исчерпала себя. Угасающая цивилизация это не осознает, но в подсознании это мысль уже присутствует. История не знает никаких окончательных итогов, как и жизнь человека. Конец истории человека – это конец его жизни.

Для того чтобы понять, какой народ может претендовать на роль новой элиты, и какова ее миссия новой цивилизации, нам необходимо определить основной вызов человечества на современном этапе его развития.

Специфика энергичности

Рыба ищет там, где глубже, человек - где лучше, а русские - там, где сложнее. С одной стороны, это положительное качество — русские полны энтузиазма, и в годы великих свершений отдают себя без остатка во имя достижения цели. Но, с другой стороны, благодаря этому качеству, русские часто сами разрушают свое спокойствие. В советское время люди, уезжавшие на постоянное место жительства за границу, бросали жилье, работу, карьеру. Кандидаты наук, врачи, преподаватели шли работать таксистами и посудомойками. Можно понять евреев, они уезжали на родину, но зачем русские ехали в чужие страны? В этом весь порыв русской души к трудностям, которые потом героически преодолеваются. Русские все время находятся в поисках инобытия, потому только в России существует пословица: «Хорошо там, где нас нет».

«У рус­ских всегда есть жажда иной жизни, иного мира, всегда есть недовольство тем, что есть»[1].

Это качество русской души надо хорошо знать. Брежневский период был, пожалуй, самым спокойным в истории России. Никто не боялся остаться без работы, пенсия обеспечивала достойную старость, существовала бесплатная медицина, образование, жилье. Все были уверены в завтрашнем дне. Но нам не нужна уверенность в завтрашнем дне, нам нужен бунт - беспощадный и, главное, бессмысленный.

Спокойствие - нечто чужеродное для русской истории и русского менталитета, у нас спокойных времен не было вообще, точнее был один период – время развитого социализма, но это спокойствие воспринималось негативно, как застой, хотя, как минимум, это было преувеличением, мы еще будем говорить об этом далее.

 


[1] Бердяев Н. Русская идея//вопросы философии, 1990. № 3 с 151-152.

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg