Sidebar

Доминирующее стремление западного человека к материальной обеспеченности породило общественно-политическую систему, в которой безраздельно господствует капитал.

«Современное западное общество есть общество денежного тоталитаризма. Деньги тут стали универсальным и всеобъемлю­щим средством измерения, учета и расчета деятельности людей, учреждений и предприятий, средством управления экономикой и другими сферами общественной жизни, средством управления людьми»[1].

Пытаясь затушевать сущность реально существующего строя, многие западные социологи утверждают, что на Запале капитализма давно уже нет, что там возникло качественно иное общество — постиндустриальное, информационное и т. п. Это совершенно неверно. Западное общество и было, и остается капиталистическим. Но капитализм за время своего существования действительно претерпел существенные изменения.

Французский экономист Мишель Альбер в книге «Капитализм против капитализма» показывает, что капитализм в своем развитии прошел три четко различимые фазы, каждая их которых характеризуется его определенным взаимоотношением с государством.

Первая фаза, начавшаяся с 1791 года, может быть охарактеризована так: капитализм против государства. С 1891 года начинается развитие капитализма в рамках, очерченных государством. С 1980-го начинается и в 1991-м завершается переход к третьей фазе: капитализм вместо государства. Для нее характерно господство принципа: рынок — хорошо, государство — плохо.

Политическая власть зависит от экономической, т. к. основа механизма властной селекции западных стран — выборы, а выборы — это деньги, и деньги немалые. Деньги приходится брать у бизнеса. Бизнес ничего просто так не дает и требует возврата. В конечном счете, все это приводит к аффилированным структурам, откатам, воровству и коррупции. Выборы — это бизнес-проект.

Капитал стал править обществом. Это приходится признавать и некогда ярым защитникам процесса демократизации России, каким был профессор Александр Панарин:

«В эпоху Просвещения (XVIII в.) институт абсолютной монархии препятствовал попыткам полного и безраздельного влияния рыночной среды на политику. Может быть, поэтому ХVII–ХVIII века стали эпохой наиболее впечатляющих фундаментальных открытий, послуживших толчком промышленного переворота. В эпоху массовых парламентских демократий ситуация существенно изменилась: влияние бизнеса на политику постепенно становится решающим. Те, кто и сегодня готов уповать на суверенитет массового избирателя и его волю как главный источник важнейших политических решений, являются либо запоздалыми политическими романтиками, либо догматиками текстов, подготовленных еще до прихода парламентаризма и выражающих антиабсолютистский, антимонархический протест. Нынешняя “демократизация”» России и постсоветского пространства еще раз подтвердила, что демократия в ее прежнем виде быстро и неминуемо ведет к прибиранию политики к рукам влиятельных финансовых групп, не только подкупающих исполнительную, законодательную и судебную власть, но и специально оплачивающих “четвертую власть” — СМИ, назначение которой — обработка массового избирателя»[2].

Богатство и власть всегда шли рука об руку. Но теперь богатство стало не просто спутником власти, а перешло из подчиненного состояния к господствующему. Отныне власть превратилась в спутник богатства. Деньги, капитал из пассивного спутника власти стали превращаться в ее активное и единственное средство. Экономика определяет образ мыслей, выдвигает на властные высоты политиков, определяет пути развития государства. Сегодня все — власть, искусство, спорт, наука — вращается вокруг прибыли и денег.

«Рыночные механизмы и ментальности проникают в каждую сферу жизни — не только в труд и политику, но и в отдых, дружбу, семью и брак. Все подчинено капиталистической рациональности «наименьшей стоимости» и «максимальной выгодности»»[3].

Каково же будущее данной социальной системы? Финансисты, с точки зрения Ж. Аттали, в конечном счете, возвысятся над миром как его надгосударственная и наднациональная элита, превратившись в мировое правительство. Используя современные информационные технологии, они превратят нашу планету в единое финансово-экономическое пространство, в котором в товар превратится даже сам человек, а о его достоинствах будут судить только по одному критерию — количеству денег в его кошельке. Впрочем, сами деньги приобретут форму магнитных карточек, где деньги, там и власть. Аттали напоминает:

«Власть измеряется количеством контролируемых денег. “Козлом отпущения” при том является тот, кто оказывается лишенным денег и кто угрожает порядку, оспаривая его способ распределения».

Капитал превратился в стержень, вокруг которого вращаются все сферы жизни общества. Неслучайно слово «капитал» легло в основу названия новой социальной системы.

 


[1] Зиновьев А. Русский эксперимент. – М., 1995. — с. 72.

[2] Панарин А. Духовные катастрофы нашей эпохи в свете современного философского знания. Москва, № 1, 2004.

[3] Kumar K. The Rise of Modern Society. Oxford, 1988. - P. 119.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 36 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Осевые аксиотипы

Как мы уже выяснили, существует четыре типа мировоззрений (рис. 2), т.е. четыре аксиотипа, которые условно можно именовать: философ, миссионер, ростовщик, гусар.

Аксиотип[1] — характеристика личности в аспекте отражения в мировоззрении основных типов и форм ценностных ориентаций: духовности и коллективизма. Аксиотипическая плоскость (ценностный крест) – двухмерная координатная плоскость, ось абсцисс которой отражает степень значимости для личности коллективистских ценностей, а ось ординат – духовных (рис. 3).

В чистом виде аксиотип – явление гипотетическое, тут уместно вспомнить мнение швейцарского психолога, основателя аналитической психологии Густава Юнга, который отмечал, что описанные им типы характеров, в чистом виде не встречаются в повседневной жизни: «Чистые» типы мировоззрения практически не встречаются, во всяком случае, они редки и в реальной жизни образуют сложные и противоречивые сочетания».

Изначальными аксиотипами являются два: герой и торговец. В основе аксиотипа героя лежит духовность, в основе аксиотипа торговца – материальность. Еще немецкий экономист Вернер Зомбарт разделил всех людей на два типа – «герои и торговцы» («Helden und Haendler»). Герои вырастают из Земли, Геры, матери богов, жены Зевса, как Геракл.

Аксиотип «философ». Преобладание в мировоззрении индивидуальной формы духовных ценностей. В мировоззрении философа доминантной является одна из двух ценностных ориентаций:

Творчество. Категория «творчество» наиболее наглядно раскрывается через понятие «самоактуализация» - изна­чально присущая человеку, врожденная тен­денция к раскрытию собственного внутреннего «Я». В радикальном случае выражается в непрерывном разворачивании своего неограниченного творческого потенциала в самых разных сферах жизнедеятельности и тенденции максимизировать таланты и да­рования.

Религиозность. Религиозность – ценностная ориентация, в основе которой лежит стремление поклонению, получению поддержки от Высшего смысла, Абсолютной правды.

Преобладание стремления к творческой самоактуализации, прежде всего, эстетической и интеллектуальной присуще творческой интеллигенции, ученых.

Преобладание стремления к религиозности характерно для монахов, послушников, отшельников, затворников членов религиозных сект. Они не проповедуют свои идеи, но служат им, этим они отличаются от аксиотипа «миссионер».

Аксиотип «миссионер». Преобладание в мировоззрении коллективной формы духовных ценностей. Основной ценностной ориентацией является альтруизм.

Поскольку аксиотип «миссионер» есть коллективная форма аксиотипа «философ», то у «миссионера» также может быть присутствовать религиозность, но все же доминирующей ценностной ориентацией является альтруизм.

Аксиотип «миссионер» встречается довольно редко, можно сказать они вообще исключение из правил, но, в тоже время, этот аксиотип нередко играет решающую роль в процессе развития общества.

Главное для этого аксиотипа – установление социальной справедливости, торжество порядочности и гуманности, духовное возвышение окружающих.

Конечно, «миссионер» – это не только распространитель религиозных преимущественно христианских ценностей. Более того, являясь проповедником другой религии, он может быть противником и борцом с христианской религией. Вообще, деятельность миссионеров необязательно связна с религией, а с некой миссией, которая понимается очень широко: борьба против оккупантов, угнетающего слоя общества и т.д.

Аксиотип «ростовщик». Преобладание в мировоззрении индивидуальной формы материальных ценностей. В мировоззрении «ростовщика» доминантной является одна из двух ценностей: удовольствие и независимость, которые в современных условиях сводятся к стремлению к максимизации денежного дохода. Чаще всего в этом случае мы говорим о гедонизме.

Высокий рейтинг материальных ценностей, отраженный в мировоззрении человека являются мощным двигате­лем материального и технического прогресса, потому что подобная ориентированность проявля­ются в стремлении к жилищным удобствам, к созданию бытовой, аудио-видеотехники, машин и механизмов, облегчающих труд человека и по­вышающих безопасность жизни, обеспечивающих комфорт. Обществу нужны «ростовщики». Данный тип незаменим на коммерческом поприще.

Аксиотип «гусар». Преобладание в мировоззрении коллективной формы материальных ценностей. Основной ценностью является статус, а основной ценностной ориентацией карьеризм.

Поскольку аксиотип «гусар» есть коллективная форма аксиотипа ростовщик, то у «гусара» также может быть присутствовать стремление к наслаждению, комфорту.

«Гусары» тщеславны, любят окружать себя льстецами. У них запредельно высокая мотивация одобрением — для них крайне важно, что скажут окружающие. Поэтому они очень в их среде очень важны «знаки»: дорогие часы, галстук, телефон, костюм, престижный автомобиль, лучше с «мигалкой».

Главное для них власть и чувство сопричастности, лучше с большим коллективом, ради этого они могут терпеть определенные, но не очень значительные, ущемления в физиологических удовольствиях и комфорте.

Не надо думать, что «гусары» – это сплошь вампиры, вытягивающие из подчиненных моральные и материальные ресурсы. На некоторых должностях они бесценны. Из них часто получаются хорошие управленцы, особенно в тех видах деятельности, где нужна железная дисциплина и подчинение, например, в армии. А за лишний «знак» в виде звездочки на погонах, они готовы терпеть относительные материальные лишения и неудобства. Они умеют превратить коллектив в отлаженную машину, не дающую сбоев, что особенно необходимо во время решения грандиозных задач в переломные для жизни общества периоды. Вообще под грамотным началом эти люди могут очень хорошо работать. А если перед ними маячит перспектива повышения властного статуса, то они способны работать много и упорно.

Однако, пребывая на высших постах в государстве, они могут причинить ему серьезный вред. Такие люди легко теряют голову, «гусар» может превратиться в волюнтариста, начать ненужные реформы только для ощущения собственной значимости от управления серьезными процессами и большим количеством людей.

 


[1] от (греч. axia — ценность). Учение о природе ценностей именуется аксиология.

Социальное образование общества

Люди вступают во взаимоотношения в целях удовлетворения своих потребностей. В основе конфигурации потребностей лежит аксиотип, логично предположить, что близость аксиотипов и является главным необходимым условием образования общества. Проверим эту догадку.

Социальное образование общества. Взаимоотношение людей детерминировано потребностями. Однако люди всегда выбирают с того, с кем им объединятся. В конце концов, цели создания семьи у всех похожи, но каждый выбирает себе не первого попавшиеся, а определенного партнера. Итак, что сплачивает людей в единый социальный организм? Два необходимых условия образования общества.

  • Социальный аксиотип. У членов общества должны существовать близкие ценностные ориентации и соответственно цели, потребности, которые эффективнее можно удовлетворить, являясь членом общества. Например, члены садоводческого товарищества имеют общую потребность в хороших подъездных путях к своим домам. Это сплачивает людей. Происходит обсуждение вопросов, связанных со строительством дороги или поддержания ее в надлежащем состоянии, ищется исполнитель, собираются средства, осуществляется контроль расходуемых средств и т.д. Как и у человека, так и у общества наличествует аксиотип, применительно к обществу говорят о наличии социального аксиотипа.
  • Социальная дифференциация. Но наличие общих ценностных ориентаций недостаточно для образования развитого общества. Например, у двух семей, живущих на одной лестничной клетке, могут быть общие ценностные ориентации, но они никогда не создадут некую социальную структуру, потому что социальная структура всегда основана на принципе функциональной специализации или просто специализации – функциональной дифференциации ролей между индивидами в конкретной социальной структуре.

Если даже у людей общие потребности, но каждый их самостоятельно их удовлетворяет, то союз между ними не получится. Например, два человека хотят максимально эффективно использовать свое время. В этом случае вряд ли доктору стоит пытаться разобраться в устройстве автомобиля, более правильно было бы обратится к профессиональному автослесарю. А автослесарю вряд ли стоит самому лечить болезнь, лучше воспользоваться услугами доктора.

В достаточно развитом обществе специализация ведет к социальной дифференциации – процессу расчленения социального целого, в ходе которого появляются функционально специализированные институты, разделение труда, различные профессии, статусы, роли, группы и т.д.

Итак, общество возникает при соблюдении двух условий, во-первых, единства социального аксиотипа, во-вторых, наличия социальной дифференциации.

Социальное образование общества. Две базовые предпосылки создания общества сближают общество с биологическим организмом. Действительно, все органы обладают своей специализацией, а их функционирование служит одной цели – жизни организма как целого образования. Неслучайно по отношению к обществу используют понятие «социоорганизм».

Учитывая все сказанное, определим понятие «общество»[1]. Общество — совокупность людей, которых сплачивает единство социального аксиотипа и наличие социальной дифференциации. Общество создается с целью повышения эффективности удовлетворения материальных, духовных и психических потребностей членов общества.

Но какова форма общества является субъектом исторического процесса? К примеру, вряд ли студенческая группа является субъектом исторического процесса, т.е. творит историю.

 


[1] В социальных науках уже много лет ведется спор о том, что составляет основу общества – люди или их взаимоотношения? В контексте нашего исследования спор этот можно считать не очень принципиальный, т. к. взаимоотношение не бывает без людей, а люди в обществе не существуют без взаимоотношений.

Рабство

Горжусь, что я – россиянин

А. Суворов

Недавно в центре Москвы, напротив Храма Христа Спасителя, был установлен памятник Государю Александру II, на котором начертаны следующие слова: «Отменил в 1861 г. крепостное право в России и освободил миллионы крестьян от многовекового рабства».

Многовековое рабство русских крестьян, мягко говоря, - преувеличение. Крепостное право было необходимым институтом в условиях перманентной внешней агрессии, отражение которой актуализировало необходимость больших военных расходов, которые государство самостоятельно потянуть не могло.

«Крестьянина прикрепили, что бы он кормил помещика, ратного человека, которого иначе бедное государств содержать не смогло»[1].

Государство не могло позволить и свободный переход крестьян от помещика к помещику, в результате чего некоторые помещики - нерадивые хозяева могли лишиться средств к существованию, а ведь, несмотря на свою бесхозяйственность, они могли быть отличными воинами, а это было решающим для государства. Крестьяне содержали помещика, помещик служил государству, по такой формуле существовало крепостное право. По сути, крестьяне были крепостными помещика, а он был крепостным государя. Иначе в условиях постоянной военной агрессии не выжили бы ни крестьяне, ни помещики, никто.

Причем санкции за отказ от службы были довольно жесткими. Так вплоть до 1754 г. недоросли из дворян за неявку вовремя на военную службу посылались в солдаты или матросы. Крепостное право не было рабством в смысле эксплуатации одной части общества другой частью общества. Крепостное право было необходимой формой существования социума в условиях постоянной геополитической напряженности.

А теперь важная дата - 1762 год. В этот год издается манифест о вольности дворянства, принятом во время краткосрочного и незначительного царствования Петра III и подтвержденного Екатериной II. Дворянам было позволено не служить государству и не обязательно быть ратным человеком.

Начиная с этого года, крепостное право превратилось действительно в то, что можно ассоциировать с рабством и стало тормозом в развитии общества.

«До Петра III, рас­крепостившего служилый класс, крепостного права почти не существовало: оно было общим. И дворянин, и пахарь, и царь, по за­мыслу Петра Великого, были скованы до гроба государственной работой. Никому не разрешалось ничего не делать, никто — под страхом тяжелых кар — не мог быть паразитом общества… Но вторжение иноземцев все испортило. Петр III раскрепос­тил дворян, позабыв при этом раскрепостить народ. Коренному немцу хотелось видеть вокруг себя феодалов, и вот сто тысяч дворян были посажены на готовые хлеба. Тогда именно, мне кажется, и началось свинство русской жизни, подготовившее нашествие бесов»[2].

Таким образом, крепостное право, как рудимент просуществовало менее 100 лет (1762-1861 гг.). Оно было несовместимо не только с экономическим прогрессом, но и ментально не соответствовало таким качествам русского характера как сострадание и стремлению к равенству.

«Русские моральные оценки в значительной степени определялись протестом против крепостного права. Это отразилось в русской литературе. Белинский не хочет блаженства для себя, для одного из тысячи, если братья его страдают. Н. Михай­ловский не хочет прав для себя, если мужики не имеют прав. Все русское народничество вышло из жалости и сострадания. Кающиеся дворяне в 70-е годы отказыва­лись от своих привилегий и шли в народ, чтобы ему служить и с ним слиться. Русский гений, богатый арис­тократ Л. Толстой всю жизнь мучается от своего приви­легированного положения, кается, хочет от всего отка­заться, опроститься, стать мужиком»[3].

И, наконец, нельзя не упомянуть о вполне объяснимой тенденциозности советских учебников, в которых рассказывалось о забитости крестьянина, обусловленного многолетним рабством. В действительности по переписи 1858 г. крепостные составляли немногим более трети населения - 34 %[4].

Стоит упомянуть также, что современное общество выходцев из Европы в США без всяких моральных проблем триста лет использовало рабство, считаясь при этом идеалом демократии. Но в то же время, с Запада осыпали про­клятиями «деспотическую Россию» за крепостное пра­во, просуществовавшее очень недолго и лишь в цен­тральных областях. Основатель теории гражданского общества английский философ Джон Локк помогал со­ставлять конституции рабовладельческих штатов США и вложил все свои сбережения в работорговлю[5].

 


[1] Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. – М., 1989. – с. 431.

[2] Меньшиков М. О. Письма к русской нации. – М., 2000. — с. 47.

[3] Бердяев Н. А. Русская идея. – М., 2000. – с. 85.

[4] Воловикова М.И. Представления русских о нравственном идеале. – М., 2004. – с. 72.

[5] Кара-Мурза С.Г. Истмат и проблема восток-запад. – M., 2001. – 26.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg