Sidebar

Индивидуализм, эгоизм западного человека обернут в привлекательную обертку с наименованием «Свобода», о которой так пекутся на Западе. Но идея свободы вне конкретного исторического и социального контекста бессмысленна.

О свободе и справедливости. В одной французской притче рассказывается о суде над человеком, который, размахивая руками, нечаянно разбил нос другому человеку. Обвиняемый оправдывался тем, что его никто не может лишить свободы размахивать своими собственными руками. Судебное решение по этому поводу гласило: обвиняемый виновен, так как свобода размахивать руками одного человека кончается там, где начинается нос другого человека.

Следственно, человек не может обладать абсолютной свободой, его свобода заканчивается там, где начинается свобода других. Часто можно услышать: «Свободу нельзя путать с вседозволенностью». Где же граница превращения свободы во вседозволенность? Этой границей является справедливость. Конечно, свободное махание руками сочетается с идеей свободы, но несправедливо махать руками и попадать по носу другого человека. Таким образом, свобода должна находиться в рамках справедливости (рис. 7).

nationaldoctrine12

Если свобода должна оставаться в рамках справедливости, то при оценке социальной системы мы должны пользоваться критерием справедливости, а не свободы. Чем справедливее общество, тем лучше для его граждан. Величина свободы не может служить показателем счастья в обществе.

Иллюзорность и ошибочность абсолютной свободы заключается в том, что доведенная до своего логического конца, она ведет к автономной жизни человека (как на необитаемом острове), что есть аналог большого человеческого горя. В то же время справедливость не имеет границ, чем больше справедливости, тем лучше. Это показывает, что справедливость – это правильный путь, а свобода – путь иллюзорный, ошибочный и, в конечном счете, тупиковый.

Неужели идея свободы должна быть полностью отброшена? Нет, свобода есть составная часть справедливости. Несправедливо, когда часть общества находится в угнетении, только потому, что у нее нет достаточных материальных средств. Но когда мы говорим о стремлении к свободе этой части общества, мы говорим об установлении в обществе справедливости.

Когда стремление к свободе сочетается со стремлением к справедливости, тогда такое стремление оправдано, но, когда свобода вступает в противоречие со справедливостью, тогда мы можем говорить об ошибочности данных стремлений, об ошибочности такой свободы.

О свободе и справедливости. Таким образом, свобода как критерий благополучия общества и человека не имеет самостоятельного значения, когда в нашем арсенале есть такое понятие как справедливость.

Почему мы так часто слышим о борьбе за свободу и гораздо реже о борьбе за справедливость? Ведь, как мы выяснили, справедливость - более правильное понятие, отражающее степень благополучия общества.

Либерализм использует понятие «свобода» в смысле: «все свободны», т.е. «освободите помещение», «свободен», т.е. «отстань от меня». Апологеты либеральной доктрины выступают против социальной политики государства, против помощи малоимущим, за сокращение всех социальных программ. Все должны быть свободны, «живите, как хотите», вот какова свобода либерализма.

Справедливость является важнейшей ценностью и критерием благополучия жизни общества и личности. Свобода такой ценностью не является и по сути есть лишь рекламная форма западного индивидуализма и эгоизма.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 47 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Общие качества представителей индоевропейской расы

Каждая раса обладает психофизиологическими и духовными расоспецифическими особенностями. Наличествуют такие особенности и у индоевропейцев. Основными качествами, во многом предопределившими историческую судьбу индоевропейцев, является два качества: во-первых, стремление к освоению новых территорий, сочетаемое с мессианством, во-вторых, разносторонняя духовно-интеллектуальная талантливость.

Стремление к освоению новых территорий и мессианство. Некоторые восточные народы покорили множество народов и государств. Но все это не было в достаточной степени осознанным, целенаправленным процессом. Народы были кочевые, жили они за счет военной добычи. Они просто ехали и покоряли новые народы.

Только европеец создал навигационные приборы, карты, суда и покорил абсолютно весь мир. Невозможно представить татаро-монгол, строящих план дальнего путешествия на тысячи миль в неизведанные земли.

Русские покорили громадную территорию от Балтийского моря до Тихого океана, колонизировали Аляску. Была построена громадная империя в самых неприспособленных для проживания условиях: вечная мерзлота, суровый климат, полоса рискованного земледелия и т.д. Территорию необходимо было не только освоить, но постоянно защищать от набегов с Запада, Востока и Юга. Но несмотря на все сложности территория была освоена и защищена. Это было, без преувеличения, национальным подвигом.

Стремление к освоению новых территорий дополняет другое не менее важное качество индоевропейца – мессианство. Еще Александр Македонский, завоевывая чужие страны, считал, что его миссия нести культуру другим народам. Позднее в Европе возникает широкое движение миссионерства, а чуть ранее начинаются крестовые походы: первый крестовый поход, второй, третий…

Европейцы заставляли учить свои языки и навязывали свои обычаи, религию и даже западноевропейские имена покоренным народам Африки, Америки, Индии и т.д. Сегодня стремления навязать свои ценности всем народам связано с идеями прав человека, свободы и демократии. Например, американцы считали и считают, что они избраны Богом для осуществления некой миссии.

«Мы американцы, — писал Г. Мелвил, — особые, избранные люди… мы несем ковчег свобод миру»[1].

Русские также всегда были уверены, что только русские - «народ-богоносец», хранители истинных ценностей, и его «…всемирная задача состояла в том, чтобы освободить человечество от одностороннего ложного развития, какое получила история под влиянием Запада»[2]. А в основе русского мессианского чувства было убеждение в том, что только русские - носители истиной религии.

«Основным мотивом этой самоуверенности была мысль, что православная Русь осталась в мире единственно обладательницей и хранительницей христианской истины, чистого православия»[3].

Наиболее четко и кратко, в легко усваиваемой, емкой формуле мессианские чувства выразил Филофей: «Москва есть третий Рим, а четвертому не бывать!». В советское время эти идеи трансформировались в идеи о первом в мире государстве рабочих и крестьян, лидере прогрессивного человечества, оплоте мира, всесильном учении коммунизма, за которым будущее всего человечества.

Восточные цивилизации можно охарактеризовать как замкнутые цивилизации. Максимум, на что решались восточные этносы, это освоение регионов, вплотную примыкающих к их территории. То же можно сказать и об идеологической экспансии. Все, что мы знаем о Востоке, мы знаем благодаря русским или западным путешественникам, но никак не путешественникам с Востока.

Восток никогда не стремился к распространению своего мировоззрения. Как раз наоборот, Восток всячески ограничивал проникновение иностранцев. Наиболее полно идея замкнутости воплотилась в Северной Корее, так называемая идея чучхе, т.е. полная самоизоляция и опора на собственные силы.

Обладая энергичностью и мессианством, Запад пытается не только распространить свое влияние на другие страны, но имитирует якобы существующую для Запада угрозу. Особую роль здесь играет миф об исламской угрозе, который состоит из множества маленьких мифов о бен Ладене, 11 сентября[4], Аль-Каиде и т.д. и т. п.

«Широко обсуждаемые заявления лидеров «Аль-Каиды» — это пиар продукт. А теперь реальная статистика. Согласно опубликованному докладу «Европола», за 2007 г. исламисты совершили или подготовили лишь 12 % террористических атак на территории Европы, в то время как различные борцы за независимость несут ответственность за 88 % нападений или намерений их осуществить»[5].

Запад о всех судит по себе, раз Запад навязывает свое мировосприятие другим народам, то должны существовать враги, поступающие аналогичным образом. А если их нет, то их можно придумать.

Разносторонняя духовно-интеллектуальная талантливость. Второй не менее важной характеристикой индоевропейцев является широкий спектр способностей. Например, европейцы успешнее всех в мире занимались бизнесом, и в это же время только в Европе было широко распространено монашество, проповедующее аскетизм. Люди Востока в гораздо большей степени похожи друг на друга, это проявляется даже во внешних признаках, например, в цвете волос. У индоевропейца широкая гама цвета волос, у человека Востока этот цвет один. Мы здесь не говорим о меньшей или большей талантливости людей Востока, мы говорим о том, что расы Востока более ментально гомогенны, что служит одной из основ клановости, тесного взаимодействия и взаимопомощи. У индоевропейца там, где два человека, там три мнения, у человека Востока там, где тысяча человек, мнение одно.

*     *     *

Теперь перейдем к анализу качеств, являющихся визитной карточкой западноевропейца. Как мы помним, для того чтобы понять специфику механизма активности человека необходимо проанализировать суть аксиотипа и психотипа.

 


[1] Шлезингер А. Циклы Американской истории. - М. 1992, - с. 31.

[2] Зеньковский В.В. История русской философии, ч. 2., гл. 3. - М., 2001. - с. 65.

[3] Ключевский В.О. Курс русской истории. - М. 1996, т.2 - с. 124.

[4] См. подробнее. Вальцев С.В. Закат человечества. 2008.

[5] Сепаратисты переплюнули исламистов по числу совершенных терактов в Европе. РИА «Новый Регион» 11.04.2008.

Основы эксплуатации

Господствующий класс возник не случайно и не тогда, когда люди плохие захватили власть над хорошими, как считали теоретики, мечтавшие о построении бесклассового общества. Господствующий класс - обязательный атрибут развитого социального организма. Обществом необходимо управлять, поэтому нужны профессиональные управленцы, которых необходимо кормить. Это неизбежность.

Общество необходимо защищать, поэтому нужны профессиональные военные. В предыдущие исторические эпохи войн было гораздо больше и общество, не способное себя защитить, вряд ли просуществовало бы даже несколько лет. Дворянские титулы жаловались за отвагу на поле брани. А, например, первый господствующий класс на Руси был представлен воинской дружиной. Глава государства нередко принимал личное участие в сражении, а нередко и первым шел в атаку. Крестьяне проливали пот, чтобы другие за их свободу от иноземного ига, проливали кровь.

Религиозный культ также требует профессионалов. Нередко религиозные деятели принадлежали не только к господствующему классу, но являлись представителями верховной власти. Громадно было влияние жрецов в Древнем Египте. В Средние века императоры вымаливали прощения у главы церкви («идти в Каноссу»).

Чиновники, воины, стражи правопорядка, священнослужители, — без них невозможным было представить общество. Всех их необходимо было кормить, поэтому крестьяне делились с ними частью произведенной продукции. Часто это «деление» было далеко недобровольным. Производительность труда находилась на низком уровне, и поэтому кормление господствующего класса, часто приобретало форму жесточайшего насилия над крестьянами.

Основы эксплуатации. В чем различие? При зарождении капитализма чиновники, воины, стражи правопорядка, священнослужители остаются, но появляется новой слой эксплуататоров – представители крупного бизнеса или просто олигархи. Конечно, в определенной степени эксплуатирует и мелкие бизнесмены, но, как правило, они сами вовлечены в производственный процесс, на них собственно все держатся. Они также не имеют запредельных доходов, в действительности их доходы сопоставимы с зарплатами топ-менеджеров.

Олигархи принципиально иной слой общества, во-первых, сами они как правило не трудятся на предприятиях, во-вторых, затраты времени и сил, которые они изредка уделяют своим предприятиям не сопоставимы с получаемыми доходами. Оценивая степень вовлеченности олигархов в производственных процесс, не стоит ориентироваться на пиар-ролики, нередко мелькающие на телеэкранах, в которых показывается олигарх в каске, с отверткой и т.д. Еще в средине XX века в США оформляется теория «революции менеджеров» выдвигающая тезис о произошедшем устранении власти капиталистов-собственников над корпорациями и банками и переходе её в руки специалистов-управляющих. Возникнув в США (Минс, Бёрнхем, Друкер), затем эта теория становится популярной во многих других странах: Блюм (Франция), Стрейчи (Великобритания), Реннер (Австрия), Джилас (Югославия) и др. Особо стоит подчеркнуть, что это прокоммунистическая теория, наоборот ее острие направлено против коммунистической доктрины, т.к. революции менеджеров постулирует снижение антагонистических противоречий.

До зарождения капитализма также существовали коммерсанты. Но их власть была ограничена, в современном обществе власть капитала безграничная и всепроникающая.

«Деятельность на поприще бизнеса, вообще говоря, считалась занятием низших классов — даже если речь шла о тех, кому удавалось пробиться к вершине успеха в рамках ремесленных гильдий, — и не давала возможности вырваться из своего сословия»[1].

И здесь мы возвращаемся к вопросу о тоталитаризме денег. Деньги сами по себе бумажки и диктат осуществляют не они, а те, кто ими обладает в наибольшем количестве, т.е. олигархи.

Что это за социальная группа? Это тоже эксплуататоры. Их основная цель сделать величину «эксплуататорства» максимальной, т.е. максимизировать свою прибыль. Это и есть показатель успешности, а выживают в условиях конкуренции самые успешные. Но олигархи представляют слой общества, который резко отличается от эксплуататорских прослоек предыдущих эпох. Это очень важное отличие. Отличие узловое.

Если до этого эксплуататоры служили обществу, и за это общество им платило, то капиталисты не служат обществу, они служат только себе.

У эксплуататоров прошлого желание максимизации своего дохода не было доминантным, они были профессионалы в других областях, и именно в них самореализовывались. Религиозные трактаты, перипетии военных баталий, литература, научные открытия — вот что было основным предметом обсуждений докапиталистического господствующего класса.

У олигархов максимизация дохода основная, а часто единственная цель. Бизнес, автомобили, дома, предметы роскоши, — предмет обсуждений капиталистического господствующего класса. Даже один из самых ревностных защитников общества потребления, классик либерализма Л. Мизес признает:

«Так называемый высший свет в США почти исключительно состоит из самых состоятельных семей. …Большинство в этом “обществе” не интересуется ни книгами, ни идеями. Встречаясь, они если не играют в карты, то сплетничают или беседуют скорее о спорте, чем о культурных проблемах. Но даже те, кому не чужды книги, считают писателей, ученых и художников людьми, с которыми неинтересно общаться. Почти непреодолимая пропасть разделяет высший свет и интеллектуалов»[2].

Но именно олигархи обладают реальной властью в капиталистическом обществе, собственно, поэтому оно и называется капиталистическим. В обществе, где все покупается и продается, наибольшей властью обладают те, у кого больше денег. Аналогично тому, как в аукционе побеждает тот, у кого много денег, а не тот, у кого нет гроша за душой. Это настолько очевидно, что не требует особых доказательств.

«Президенты являются марионетками в чужих руках. Решения принимают не Ельцин, Клинтон или Ширак — у них нет больше власти. Реально экономической властью на этой планете владеют те, кто, благодаря коммуникационной сети цифровой технологии, контролирует и изменяет всю экономику так, как им удобно»[3].

Каковы же качества людей, которые с одной стороны являются господствующим классом, а с другой стороны, для которых максимизация дохода, полученного от присвоения чужого труда, основой мотивации?

 


[1] Шумпетер. Й. Капитализм, социализм и демократия. - М., 1995. - с. 175.

[2] Mises L. Bureaucracy. - Р. 108.

[3] Череш Р. Ответ Джо Соросу или изучение мудрости. - СПб., 2000. - с. 464–465.

Материальность

Понятие «материальность», как правило, употребляется не самостоятельно, а как составная часть словосочетаний: «материальные потребности», «материальные интересы» и т.д[1].

Материальность есть продолжение биологической материальной природы человека. Что же составляет суть мотивационной природы животного? У животных при всем многообразии инстинктов существуют два основных:

  • инстинкт самосохранения, имеющий две формы: пищевой, оборонительный;
  • инстинкт размножения, имеющий две формы: половой, родительский.

Для реализации инстинкта самосохранения в каждое животное заложен регулирующий механизм, основанный на эмоции удовольствия. Животное, удовлетворяющее свою потребность, получает удовольствие — приятную эмоцию, к которой оно стремится. Стремление к удовольствию является важнейшим регулятором всей жизнедеятельности животного.

«Эмоции удовольствия и неудовольствия филогенетически являются наиболее древними, они направляют поведение человека и животных на сближение с источником удовольствия или на избегание источника неудовольствия. У животных и человека в головном мозге имеются центры удовольствия и неудовольствия, возбуждение которых и дает соответствующие переживания»[2].

Второе по значимости желание — стремление к получению определенного статуса. Во многом это желание обусловлено вторым основным инстинктом — инстинктом размножения. У стадных животных возможность продолжить свой род чаще всего связана с местом данного животного в зоосоциальной иерархии. Чем выше это место, тем больше возможность оставить потомство. Высокий зоосоциальный статус предоставляет их обладателю и другие важные привилегии, например, приоритетный доступ к пище. Можно сказать, что стремление к получению определенного статуса, есть коллективная форма стремления к наслаждению.

Итак, существует два устремления, являющиеся приводным ремнем основных инстинктов: стремление к удовольствию и стремление к приобретению социального статуса. Применительно к человеку первое стремление именуется гедонизмом, а второе — карьеризмом. Поэтому существуют две стволовые ценностные ориентации материальности — гедонизм и карьеризм.

Гедонизм — ценностная ориентация, в основе которой лежит направленность на получение максимального психофизиологического наслаждения. В предельном случае гедонизм приобретает форму антисоциального поведения (наркомания, пьянство и т.д.).

Карьеризм — ценностная ориентация, в основе которой лежит направленность на занятие определенного положения по отношению к другим членам общества в целях получения личных выгод от взаимодействия, привилегий или независимости. В предельном случае карьеризм превращается в погоню за личным успехом в служебной, научной или другой деятельности, вызванную корыстными целями в ущерб общественным и профессиональным интересам. Можно сказать, что карьеризм – это коллективная форма гедонизма.

Таким образом, материальность — ценностная ориентация, в основе которой лежит направленность, во-первых, на получение психофизиологического наслаждения, во-вторых, занятие определенного положения по отношению к другим членам общества в целях получения личных выгод от взаимодействия, привилегий или независимости

Более кратко: материальность — ценностная ориентация, в основе которой лежит направленность на получение психофизиологического наслаждения (гедонизм) и приобретение социального статуса (карьеризм).

Упрощенно говоря, материальность в современных условиях – это деньги + статус. Это простая теоретическая формула широко используется в практики мотивации трудовой деятельности. Как мотивировать человека лучше работать? В экономической психологии считается, что основными мотиваторами трудовой деятельности является рост уровня зарплаты и повышение властного статуса.

 


[1] Материальность и духовность была предметом подробного анализа в предыдущем труде (См. подробнее. Вальцев С.В. Закат человечества. – М.: Книжный мир, 2008).

[2] Психология. Учебник для экономических вузов // под общ. ред. Дружинина В. Н. - СПб., 2002. - с. 128–129.

the-soviet-union

nationaldoctrine-foto.jpg