Sidebar

Индивидуализм, эгоизм западного человека обернут в привлекательную обертку с наименованием «Свобода», о которой так пекутся на Западе. Но идея свободы вне конкретного исторического и социального контекста бессмысленна.

О свободе и справедливости. В одной французской притче рассказывается о суде над человеком, который, размахивая руками, нечаянно разбил нос другому человеку. Обвиняемый оправдывался тем, что его никто не может лишить свободы размахивать своими собственными руками. Судебное решение по этому поводу гласило: обвиняемый виновен, так как свобода размахивать руками одного человека кончается там, где начинается нос другого человека.

Следственно, человек не может обладать абсолютной свободой, его свобода заканчивается там, где начинается свобода других. Часто можно услышать: «Свободу нельзя путать с вседозволенностью». Где же граница превращения свободы во вседозволенность? Этой границей является справедливость. Конечно, свободное махание руками сочетается с идеей свободы, но несправедливо махать руками и попадать по носу другого человека. Таким образом, свобода должна находиться в рамках справедливости (рис. 7).

nationaldoctrine12

Если свобода должна оставаться в рамках справедливости, то при оценке социальной системы мы должны пользоваться критерием справедливости, а не свободы. Чем справедливее общество, тем лучше для его граждан. Величина свободы не может служить показателем счастья в обществе.

Иллюзорность и ошибочность абсолютной свободы заключается в том, что доведенная до своего логического конца, она ведет к автономной жизни человека (как на необитаемом острове), что есть аналог большого человеческого горя. В то же время справедливость не имеет границ, чем больше справедливости, тем лучше. Это показывает, что справедливость – это правильный путь, а свобода – путь иллюзорный, ошибочный и, в конечном счете, тупиковый.

Неужели идея свободы должна быть полностью отброшена? Нет, свобода есть составная часть справедливости. Несправедливо, когда часть общества находится в угнетении, только потому, что у нее нет достаточных материальных средств. Но когда мы говорим о стремлении к свободе этой части общества, мы говорим об установлении в обществе справедливости.

Когда стремление к свободе сочетается со стремлением к справедливости, тогда такое стремление оправдано, но, когда свобода вступает в противоречие со справедливостью, тогда мы можем говорить об ошибочности данных стремлений, об ошибочности такой свободы.

О свободе и справедливости. Таким образом, свобода как критерий благополучия общества и человека не имеет самостоятельного значения, когда в нашем арсенале есть такое понятие как справедливость.

Почему мы так часто слышим о борьбе за свободу и гораздо реже о борьбе за справедливость? Ведь, как мы выяснили, справедливость - более правильное понятие, отражающее степень благополучия общества.

Либерализм использует понятие «свобода» в смысле: «все свободны», т.е. «освободите помещение», «свободен», т.е. «отстань от меня». Апологеты либеральной доктрины выступают против социальной политики государства, против помощи малоимущим, за сокращение всех социальных программ. Все должны быть свободны, «живите, как хотите», вот какова свобода либерализма.

Справедливость является важнейшей ценностью и критерием благополучия жизни общества и личности. Свобода такой ценностью не является и по сути есть лишь рекламная форма западного индивидуализма и эгоизма.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 68 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Эгоизм и индивидуализм

Ошибочное отожествление коллективизма и альтруизма также довольно распространенное заблуждение.

Как мы помним, коллективизм – форма ценностных ориентаций, в основе которой лежит принцип «окружающие должны играть значимую роль в моей жизни». Индивидуализм – зеркальное отражение коллективизма.

Альтруизм – форма ценностных ориентаций, в основе которой лежит принцип «ради помощи окружающим я могу жертвовать собственными интересами». Эгоизм - зеркальное отражение альтруизма.

Коллективизм часто путают с альтруизмом, а эгоизм с индивидуализмом. Но это все разные феномены. Для анализа соотношения коллективизма и альтруизма обратимся к рис. 11.

Исходя из приведенных нами определений «коллективизма», «индивидуализма», «эгоизма» и «альтруизма», возможно четыре сочетания ценностных ориентаций.

Альтруист + коллективист («ради других» и «коллектив важен»). Люди с подобным сочетанием ценностных ориентаций посвящают свою жизнь служению обществу.

Эгоист + индивидуалист («ради себя» и «коллектив не важен»). Это эгоистичные индивидуалисты их кроме себя их мало что интересуют.

Возможны ли другие сочетания ценностных ориентаций? Например, разве может человек жить для себя, и в тоже время коллектив для него имеет значение? Может!

Альтруист + индивидуалист («ради других» и «коллектив не важен»). Это люди не живут ради себя, но и коллектив, общество для них не важны. Это защитники природы, борцы за права животных, т.е. те люди, которые посвящают свою жизнь не себе, но и не служению обществу. Парадокс заключается в том, что альтруисты могут не только не жить ради общества, а, напротив, бороться с ними, например, защищая права животных.

Эгоист + коллективист («ради себя» и «коллектив важен»). Такая жизненная позиция тоже имеет место в реальности. Интересы Николая ориентированы на коллектив, он решил посвятить жизнь служению коллективу и поэтому вступил в организацию, цель которой - помощь бедствующим людям. Петр тоже нуждается в коллективе, он карманник, а коллектив - источник его доходов. Таким образом, Николай и Петр обладают высокой степенью коллективизма, они не могут без коллектива. Но можно ли их «поставить на одну доску»?

«Коллективиста» Петра можно назвать «эго-коллективистом», для которых отношение к коллективу чисто потребительское — «Все с помощью коллектива, ничего для коллектива». Это карьеристы, тщеславные люди, люди, умеющие дружить «с кем надо».

Можно сказать, коллективисты могут иметь прямо противоположные ценностные ориентации: коллективист – «я для коллектива», эго-коллективист – «коллектив для меня». Аналогично и альтруисты могут иметь прямо противоположные ценностные ориентации. Одни могут жить ради общества, а другие с ним бороться.

Возвращаясь к кросс-культурному анализу, отметим, что в психологии западного человека в наибольшей степени представлен индивидуализм и эгоизм, в России все наоборот - альтруизм, как проявление духовности, и коллективизм.

Восток занимает промежуточное положение между Западом и Россией. Безусловно, Восток - коллективистская цивилизация и, в то же время, альтруизма там меньше, чем даже на Западе. Поэтому на Востоке так любят красоваться в коллективе с автоматами перед камерами, а потом при реальном сражении, когда уже необходим альтруизм, все разбегаются (рис. 12).

Одна из самых сильных армий Ближнего Востока без боя сдала весь Ирак, одна из самых фанатичных армий Средней Азии без боя сдала весь Афганистан. Да, американцы и их союзники были сильнее, но мы не можем сказать, что они победили хоть в одном сражении, никто не дал им боя. Никто не стоял насмерть под Багдадом, никто по этажам не сдавал каждый дом в Кабуле. Большой же отваги не надо, для того чтобы выступать в Internet и грозить взорвать Вашингтон или вообще всю Америку.

Что касается смертников, это тоже специфичное восточное явление и нередко оно обусловлено слепым фанатизмом. Героизм отличается от фанатизма своей осознанностью. Уходящие в последний бой японские камикадзе верили, что после смерти станут богами.

Израильские спецслужбы долгое время не могли понять, зачем смертники обматывают свой половой орган большим количеством материи. Потом выяснилось, что причина этого кроется в вере смертников в то, что в раю их ждет несколько десятков девственниц. Одной из причин грандиозного скандала 2006 года, названного карикатурным, стала карикатура на пророка Мухаммеда, на которой он говорит, что девственниц для взрывников-смертников в раю уже не хватает. Подлинный герой, а не фанатик жертвует жизнью «За родину, за Сталина», а не за 40 девственниц

Русский идеал

Как мы увидели, русский менталитет прямо противоположен западному менталитету не только в базовых характеристиках, т.е. аксиотипе (духовности и коллективизма) и психотипе (прежде всего, степени рациональности), но и во второстепенных характеристиках психического склада, обусловленных базовыми. Речь, прежде всего, идет о русском правдолюбии, противостоящем западной псевдологии, русском пессимизме, противостоящем оптимизму западного человека.

Эти различия проявляется и в отношении человека к самому себе, у русских преобладает заниженная самооценка, стремление к инобытию, которое часто вырождается преклонение перед всем иностранным. На Западе - все наоборот, высокая степень ассертивности сочетается с самодовольством. Это находят свое продолжение и во взаимодействии между народами. Запад нацелен на эксплуатацию других народов, нередко при этом проявляя запредельную циничность и жестокость. Россия, напротив, все время готова играть роль старшего брата, помогающего братьям меньшим. При этом в условиях бедности часто приходилось отдавать последнее. Борьбафилии, способности к риску присущему западному аксипсихотипу противостоит русское стремление к солидарности и осторожность в своих действиях.

Изучив аксиотип русской цивилизации, можно прийти к выводу, что оптимальным для эффективного развития данной цивилизации является общественный строй, держащийся на трех столпах:

  • абсолютная справедливость и мессианское обоснование развития государства как главные стимуляторы трудовой деятельности;
  • сотрудничество между индивидами и группами индивидов как основа механизма развития;
  • государство, играющее роль центра волевой мобилизации.

Эта социальная система и была построена Россией и получила название социализм. Впервые в истории Россия стала первой европейской державой и лидером половины человечества. Следующая глава как раз посвящена анализу становления данной социальной системы.

Общие качества представителей индоевропейской расы

Каждая раса обладает психофизиологическими и духовными расоспецифическими особенностями. Наличествуют такие особенности и у индоевропейцев. Основными качествами, во многом предопределившими историческую судьбу индоевропейцев, является два качества: во-первых, стремление к освоению новых территорий, сочетаемое с мессианством, во-вторых, разносторонняя духовно-интеллектуальная талантливость.

Стремление к освоению новых территорий и мессианство. Некоторые восточные народы покорили множество народов и государств. Но все это не было в достаточной степени осознанным, целенаправленным процессом. Народы были кочевые, жили они за счет военной добычи. Они просто ехали и покоряли новые народы.

Только европеец создал навигационные приборы, карты, суда и покорил абсолютно весь мир. Невозможно представить татаро-монгол, строящих план дальнего путешествия на тысячи миль в неизведанные земли.

Русские покорили громадную территорию от Балтийского моря до Тихого океана, колонизировали Аляску. Была построена громадная империя в самых неприспособленных для проживания условиях: вечная мерзлота, суровый климат, полоса рискованного земледелия и т.д. Территорию необходимо было не только освоить, но постоянно защищать от набегов с Запада, Востока и Юга. Но несмотря на все сложности территория была освоена и защищена. Это было, без преувеличения, национальным подвигом.

Стремление к освоению новых территорий дополняет другое не менее важное качество индоевропейца – мессианство. Еще Александр Македонский, завоевывая чужие страны, считал, что его миссия нести культуру другим народам. Позднее в Европе возникает широкое движение миссионерства, а чуть ранее начинаются крестовые походы: первый крестовый поход, второй, третий…

Европейцы заставляли учить свои языки и навязывали свои обычаи, религию и даже западноевропейские имена покоренным народам Африки, Америки, Индии и т.д. Сегодня стремления навязать свои ценности всем народам связано с идеями прав человека, свободы и демократии. Например, американцы считали и считают, что они избраны Богом для осуществления некой миссии.

«Мы американцы, — писал Г. Мелвил, — особые, избранные люди… мы несем ковчег свобод миру»[1].

Русские также всегда были уверены, что только русские - «народ-богоносец», хранители истинных ценностей, и его «…всемирная задача состояла в том, чтобы освободить человечество от одностороннего ложного развития, какое получила история под влиянием Запада»[2]. А в основе русского мессианского чувства было убеждение в том, что только русские - носители истиной религии.

«Основным мотивом этой самоуверенности была мысль, что православная Русь осталась в мире единственно обладательницей и хранительницей христианской истины, чистого православия»[3].

Наиболее четко и кратко, в легко усваиваемой, емкой формуле мессианские чувства выразил Филофей: «Москва есть третий Рим, а четвертому не бывать!». В советское время эти идеи трансформировались в идеи о первом в мире государстве рабочих и крестьян, лидере прогрессивного человечества, оплоте мира, всесильном учении коммунизма, за которым будущее всего человечества.

Восточные цивилизации можно охарактеризовать как замкнутые цивилизации. Максимум, на что решались восточные этносы, это освоение регионов, вплотную примыкающих к их территории. То же можно сказать и об идеологической экспансии. Все, что мы знаем о Востоке, мы знаем благодаря русским или западным путешественникам, но никак не путешественникам с Востока.

Восток никогда не стремился к распространению своего мировоззрения. Как раз наоборот, Восток всячески ограничивал проникновение иностранцев. Наиболее полно идея замкнутости воплотилась в Северной Корее, так называемая идея чучхе, т.е. полная самоизоляция и опора на собственные силы.

Обладая энергичностью и мессианством, Запад пытается не только распространить свое влияние на другие страны, но имитирует якобы существующую для Запада угрозу. Особую роль здесь играет миф об исламской угрозе, который состоит из множества маленьких мифов о бен Ладене, 11 сентября[4], Аль-Каиде и т.д. и т. п.

«Широко обсуждаемые заявления лидеров «Аль-Каиды» — это пиар продукт. А теперь реальная статистика. Согласно опубликованному докладу «Европола», за 2007 г. исламисты совершили или подготовили лишь 12 % террористических атак на территории Европы, в то время как различные борцы за независимость несут ответственность за 88 % нападений или намерений их осуществить»[5].

Запад о всех судит по себе, раз Запад навязывает свое мировосприятие другим народам, то должны существовать враги, поступающие аналогичным образом. А если их нет, то их можно придумать.

Разносторонняя духовно-интеллектуальная талантливость. Второй не менее важной характеристикой индоевропейцев является широкий спектр способностей. Например, европейцы успешнее всех в мире занимались бизнесом, и в это же время только в Европе было широко распространено монашество, проповедующее аскетизм. Люди Востока в гораздо большей степени похожи друг на друга, это проявляется даже во внешних признаках, например, в цвете волос. У индоевропейца широкая гама цвета волос, у человека Востока этот цвет один. Мы здесь не говорим о меньшей или большей талантливости людей Востока, мы говорим о том, что расы Востока более ментально гомогенны, что служит одной из основ клановости, тесного взаимодействия и взаимопомощи. У индоевропейца там, где два человека, там три мнения, у человека Востока там, где тысяча человек, мнение одно.

*     *     *

Теперь перейдем к анализу качеств, являющихся визитной карточкой западноевропейца. Как мы помним, для того чтобы понять специфику механизма активности человека необходимо проанализировать суть аксиотипа и психотипа.

 


[1] Шлезингер А. Циклы Американской истории. - М. 1992, - с. 31.

[2] Зеньковский В.В. История русской философии, ч. 2., гл. 3. - М., 2001. - с. 65.

[3] Ключевский В.О. Курс русской истории. - М. 1996, т.2 - с. 124.

[4] См. подробнее. Вальцев С.В. Закат человечества. 2008.

[5] Сепаратисты переплюнули исламистов по числу совершенных терактов в Европе. РИА «Новый Регион» 11.04.2008.

the-soviet-union

nationaldoctrine-foto.jpg