Sidebar

Шоу – это изобретение Запада, порождение стремления западного человека к театральности. В шоу превращены все стороны бытия человека: телешоу, где люди поют, телешоу где люди говорят, телешоу где отвечают на вопросы, телешоу, где в котором молятся, телешоу, где люди судятся, телешоу, где ищут клад (форд Бояр), телешоу, где якобы дерутся (реслинг), телешоу, где якобы сорятся (шоу Джерри Спрингера[1]), телешоу где, наконец, просто живут (За стеклом).

Символична этимология самого слова «личность» в западноевропейских языках, но происходит от термина «маска», т.е. образ, который принимает действующий человек (актер), представая перед другими людьми.

Театральность проявляется во всем: в выступлении президентов, которым пишут не только программные речи, но и «неожиданные» реплики на улице, предвыборных съездах партий в США, которые теперь сравнивают даже не с шоу, а с мюзиклом, в прилюдной клятве президентов, вступающих в должность. Театральность проявляется в войне, когда на боеголовку несущую смерть людям, прикрепляют кинокамеру, в научных достижениях, примером может послужить миф об американском первенстве при покорении Луны.

Как же театральность связана с рациональностью? Казалось бы, стремление к театральности должно быть связано с иррациональностью? Нет, театральность именно продолжение рациональности. Для анализа данного обстоятельства познакомимся с одной очень важной характеристикой западного аксипсихотипа – псевдологией, которая с одной стороны детерминирована психотипом (рациональностью), с другой стороны аксиотипом (материальностью).

Псевдология – низкая степень правдивости, которая проявляется в склонности к сочинению фантастических, неправдоподобных сюжетов. На Западе, несмотря на рационализм, отрыв от реальности – характерная особенность культуры. Фильмы про вампиров, инопланетян, нереальные боевики – это не нечто новое для западной культуры. Ж. Верн, А. Дюма писали в том же ключе, только в соответствии с мировосприятием эпохи, в которой они жили.

Русская культура, напротив, – сплошной соцреализм, появившийся задолго до социализма. Вся русская литература – это мучительный поиск правды, реальные герои в абсолютно реальных ситуациях. Происходит так оттого, что для русских духовная, иррациональная сфера крайне важна. Русские не могут допустить в эту сферу того, чего нет на самом деле. Уже не раз многими замечалось, что к слову философа, писателя, актера в России совсем иное отношение, нежели на Западе. Короче говоря, в России поэт больше, чем поэт. Слово писателя, скрипача, виолончелиста, физика-ядерщика в России часто имеет большее влияние, чем слово политика.

Английский ​писатель Чарльз Сноу писал: «Сталин возложил на себя обязанности Верховного Литературного Критика»[2]. Иначе и не могло быть, Сталин лишь продолжил дело всех русских царей, выполнявших эту функцию, кроме, пожалуй, последнего, отчасти по этой-то причине последним и ставшего.

На Западе совсем иное отношение к иррациональному и духовному, этой сфере не придается такого решающего влияния, как в России, и поэт там не больше чем поэт. Поэтому на Западе в сфере духовного творчества наличествует столько вымышленного. В России меньше рационального начала в реальной жизни, но гораздо больше в жизни духовной, на Западе все наоборот.

 


[1] Российский аналог – шоу «Окна».

[2] Бенедиктов Н. Русские святыни. – М., 2003. - с. 230


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 51 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Духовность - не ограничение

Из краткого анализа сути духовности может создаться ошибочное впечатление, что духовность – это сплошные запреты. Это не так.

Конечно, автомобиль сужает возможность человека ходить, но это не значит, что автомобиль сужает возможность передвижения человека. Взамен определенного сужения возможности передвигаться автомобиль предоставляет человеку громадные возможности в процессе передвижения. Аналогично этому духовность, несмотря на определенные ограничения, становится фундаментом для раскрытия безмерного потенциала человека и его подлинной свободы.

Поэтому более правильно говорить не об ограничении со стороны духовности, не о нравственных запретах, а о различной иерархии ценностных ориентаций, которые присущи разным людям.

Человек ничего просто так в течение тысячелетий делать не будет. Причем нравственные нормы в наиболее общем плане были едины у абсолютно разных народов. Зачем же человек так упорно ограничивал свою биологическую природу? Какие преимущества дает наличие духовности? Какова функциональная роль духовности в жизнедеятельности человека?

Вообще постановка вопроса «Зачем нужна духовность?» в определенной степени лишена смысла. Зачем страусы бегают, орлы летают и пингвины плавают? Эти птицы так «устроены», они не могут по-другому. Духовность — видоспецифический признак человека. Человек не может жить по-другому. Если он будет жить по-другому, это будет уже не человек. Одной из первых заповедей для человека была «Не убий человека в себе!».

«Духовность человека — это не просто его характеристика, а конституирующая особенность: духовное не просто присуще человеку, наряду с телесным и психическим, которые свойственны и животным. Духовное — это то, что отличает человека, что присуще только ему, и ему одному»[1].

Именно благодаря духовности человекообразное животное стало человеком. Не было бы духовности — не было бы и человека. Духовность также являлась мощнейшим фактором развития человека и на последующих этапах.

«Духовность — важнейший фактор развития цивилизации, открытия новых норм общественной жизни, соответствующих изменившимся условиям существования»[2].

Значение духовности заключается в том, что она не позволяет развиваться губительным процессам, о которых мы говорили в предыдущей главе.

Во-первых, аскетическая составляющая духовного императива оберегает человека от разрастания пороков, которые в массе своей детерминированы животной страстью к наслаждению. Примат духовности становится непреодолимой преградой для деятельности извращенцев всех мастей.

Во-вторых, альтруистическая составляющая духовности скрепляет семью, первичную ячейку общества и скрепляет само общество вокруг национальных идеалов.

В-третьих, альтруистическая составляющая духовности ориентирует человека на поиск и установление справедливости в обществе, что становится преградой для разрастания хищнических инстинктов некоторых индивидов.

В-четвертых, также путать религиозный аскетизм, который действительно часто приобретает радикальные формы самоотречения, с творческим аскетизмом. Духовность ориентирует человека на творчество, самоактуализацию вместо страстей карьеризма. Самоактуализация — это стремление к раскрытию своего неограниченного творческого потенциала. Все остальное вторично, в том числе и карьера. Гения волнует, конечно, признание, но лишь во вторую очередь. Конъюнктура для него неприемлема. Карьерист между положением в обществе, деньгами с одной стороны, и творчеством с другой, не раздумывая выбирает первое, человек с высокой духовностью, не раздумывая, – второе. Карьерист пытается подстроиться под конъюнктуру, самоактуализирующаяся личность, напротив, пытается конъюнктуру подстроить под себя. Ориентация на самоактуализацию позволяет духовно наполненным личностям соз­давать высокохудожественную музыку, картины, скульптуры и т.д.

В-пятых, религиозная составляющая наделяет человека силой веры, прежде всего, рели­гиозной. Первой ступенью самоактуализации является вокатизация — поиск смысла своего бытия. Духовность наполняет жизнь смыслом.

Существует еще множество важных функций духовности. Но если кратко духовность делает человека человеком, в этом ее основное назначение.

 


[1] Франкл В. Человек в поисках смысла. - М., 1990.

[2] Головин С. Ю. Словарь практического психолога. Мн., 1998. [Духовность].

Отечественная война. Потери

Завалили трупами? Определенный перевес на стороне советских войск был в конце войны, когда значимая часть живой силой противника была уже уничтожена. Но в битве под Москвой преимущество нацистов составляло 1,5 раза, а в главном сражении войны под Сталинградом, где мы переломали хребет нацистскому зверю, численное преимущество на стороне нацистов - 1,7 раза.

К этому стоит добавить, что такой же перевес у нацистов был не только в живой силе, но и в технике, например, количество самолетов под Сталинградом у нацистов было в 3 раза большим, а ведь преимущество в авиации - это не преимущество в винтовках, это громадный перевес. Военно-экономический потенциал Германии на начало войны был 1,5- 2 раза выше, чем в СССР, а после оккупации европейской части СССР, имевшего стратегическое значение, потенциал Германии был в 3-4 раза выше потенциала СССР.

«Наступающие (немцы в начале войны авт.) превосходили их по живой силе в 1,8 раз, по танкам – в 1,5 раза, по артиллерии — в 1,3 и по современным самолетам – в 3,2 раза»[1].

И только с 1942 года после уничтожения значимой части живой силы и вооружений противника, после того как весь мир увидел, что мы не только умеем лучше воевать, но и лучше работать, Красная армия стала постепенно превосходить в этих показателях немецкую.

Теперь что касается цифр потерь. После войны появилась цифра 7 миллионов погибших. В послесталинский период появилась цифра 20 миллионов, которая считалась официальной до эпохи развала СССР. Сейчас многих цифра 20 миллионов погибших не устраивает, говорят о 40 или даже 50 миллионах.

Сколько наших солдат погибло во время Великой Отечественной войны? Каково соотношение наших потер и потерь немцев? Точка в этом вопросе уже давно поставлена и, в большинстве случаев, рассуждения о громадных боевых потерях Красной армии являются признаком дилетантизма или сознательной попытки фальсифицировать историческую реальность.

Отечественная война. Потери. Итак, боевые безвозвратные потери Рабоче-крестьянской красной армии (РККА) составили 8.668.400[2]. Эта цифра долгое время была засекречена. Однако в 1993 г. выходит книга «Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и конфликтах», в которой рассекречиваются данные о потерях советской армии в различных войнах и конфликтах[3].

Отечественная война. Потери. Итак, 8.668.400. Эта цифра требует ряд пояснений. Преднамеренно убито в результате голода и пыток более 1,2 миллиона советских военнослужащих, находящихся в плену. Таким образом, на фронте погибло менее 7,5 миллионов советских военнослужащих.

Однако Советский Союз потерял гораздо больше жизней, так как со стороны Германии война носила истребительный по отношению к пленным и мирному населению характер. Только на территории Белоруссии вместе с жителями было сожжено 628 деревни. Миллионы людей были угнаны на работу в Германию. Отсюда и возникает цифра в десятки миллионов.

Каковы же боевые потери наших противников? Безвозвратные потери Германии на советско-германском фронте составили 6.923,7 тысяч человек. Союзники Германии (Венгрия, Италия, Румыния, Финляндия и др.) на советско-германском фронте потеряли безвозвратно 1.725,8 тысяч человек. Кроме того, на стороне Германии в войне принимали участие различные иностранные и добровольческие формирования, безвозвратные потери испанской и словацкой дивизий, французов, бельгийцев и фламандцев, РОА, ОУН, прибалтийских и мусульманских эсэсовских и полицейских формирований составили около 230 тысяч человек убитыми. Таким образом, людские потери Германии и её союзников в боевых действиях против СССР составили 8.672.500 человек.

Мы не случайно выше подсчитали потери Красной армии без потерь в плену. Это было сделано для того, чтобы наши сопоставления были корректными. Дело в том, что наши потери были больше за счет целенаправленного уничтожения советских военнослужащих в немецком плену. Число немецких военнопленных — 2,4 миллиона, а вернулось в Германию 1.939 тысяч человек, 450,6 тысяч немцев умерли в плену. Таким образом, на фронте погибло более 8,2 миллиона.

Каждый, кто умеет считать до дести, прекрасно понимает потери нацистов и их союзников больше чем потери РККА.

Можно углубиться в вопрос о соотношении потерь. В этом случаи необходимо рассмотреть потери партизан, и соотнести потери, возникших при освобождении Европы. Но как не считай, потери противника превышают потери РККА. После завершения Великой Отечественной войны Михаил Шолохов писал:

«Никогда никакая армия в мире, кроме родной Красной Армии, не одерживала побед более блистательных, ни одна армия, кроме нашей армии-победительницы, не вставала перед изумленным взором человечества в таком сиянии славы, могущества и величия…. Пройдут века, но человечество навсегда будет хранить благодарную память о героической Красной Армии».

Теперь о морозе. У русских не существует никаких особых предрасположенностей к перенесению морозов. У них нет слоя подкожного жира, и мерзнут они также, как и немцы или англичане, поэтому все рассуждения о «генерале Морозе» наивны. Мы просто одеваемся теплее. А если немцы не смогли обмундировать свою армию соответствующим образом, это говорит о компетентности немецких стратегов. Если же обмундирование было, что подтверждают кадры немецкой военной кинохроники, а они все же не могли переносить мороз, то это говорит о силе воле, о способности противостоять трудностям, о морально-волевых качествах простого солдата.

В конце концов, одно из трех основных сражений второй мировой — Курская дуга было, как известно, летом, без всяких морозов. Курская дуга – последняя крупная наступательная операция немцев. Что тогда помешало немцам. Может быть, слишком жаркое лето?

 


[1] Верт Н. История советского государства: пер. с фр. 2-е изд. – М., 1998. – с. 134.

[2] Дополнительный материал. Статья, в который подробно разбираются вопрос о людских потерях РККА в ВОВ www. rusmissia. ru/p/3s. htm

[3] Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и конфликтах / Под общ. ред. Г. Ф. Кривошеева. М.: Воениздат, 1993.

Противоречивость

В корне нельзя согласиться с теми, кто вслед за Бердяевым повторяет, что русские «полярный народ», что в нем уживаются прямо противоположные качества такие как, например, анархизм и любовь к государству. Такие идеи всегда, в конечном счете, ведут к негативной оценке всего комплекса социально-психологический особенностей психологического склада нации, к идеям о «гемофрадитном комплексе», «ушибленностью ширью» и т. д. Раздвоение личности бывает только у шизофреников[1].

Противоречивость. Обычно идеи об абвивалентности российского национального психического склада рождаются из идей, о «противоречивом» расположении между Европой и Азией, между христианством и исламом, особенностями российского климата, в котором холодная зима сменяется теплым летом.

Все эти обоснования в высшей степени надуманы. Во-первых, любой народ живет между различными культурами и народами, русские здесь не исключение, о наивности «азиопной» концепции мы писали выше. Приход весны на смену зимы - не уникально российское явление. И если бы климат действительно таким образом однозначно формировал характер народа, то чукчи и другие народы севера обладали во многом таким же менталитетом, как и русские. Практически все народы живут на стыке разных религиозных концессий, более того, множество народов не только расположены между двумя религиями, но и сами расколоты на разные религиозные течения, примером могут послужить немцы, французы, американцы, англичане и т.д.

Но откуда же взялась столь популярная идея о раздвоенности русского национального характера? Во-первых, мнение исследователей о раздвоенности психологии своего народа характерно не только для России, так, исследуя ценности американского общества, Д. Ф. Кубер и Р. А. Хапер в книге «Проблемы американского общества: конфликт ценностей»[2], так же пишут о противоречивости и несовместимости ценностей американского национального психического склада. Подобные идеи, чаще всего, есть не показатель раздвоенности психологии народа, а идейной раздвоенности исследователя, неспособности его понять дух народа. Противоречив не аксиотип, а концептуальные схемы исследователя. А противоречивость в этом случае, как известно, есть синоним их неверности.

Вспомним судьбу самого Бердяева. Наполовину француз (мать), наполовину русский (отец), первоначально марксист, затем ярый критик марксизма, сначала был антимонархистом, потом монархистом. Вся жизнь Бердяева - это сплошные метания, поэтому, когда он писал о метаниях русского народа, он неосознанно экстраполировал свою судьбу на судьбу всего народа.

Не раз многими исследователями справедливо подчеркивалось, что в русской психологии уживаются анархизм и любовь к государству. Но свидетельствует ли это о противоречивости русского психического склада? На первый и поверхностный взгляд – да. Но в действительности нельзя говорить о любви или ненависти к такому широкому понятию как государство. Русский народ не любит, чиновников, законы, бояр (окружение государя), но любит: государя, территорию (ни пяди земли), государство как заступника и помощника, как реализатора некой идеи.

Нельзя также судить о национально-психологических особенностях всего народа по национально-психологическим особенностям отдельных, даже наиболее ярких его представителей. Необходимо крайне осторожно судить о взглядах народа в целом, основываясь лишь на мировоззрениях выдающихся писателей, полководцев и т. д. Поведение, взгляды, произведения великих людей часто могут не отражать особенности психологического склада всего народа. По сути, они и становятся великими людьми потому, что обладают очень специфическим набором качеств, который присущ далеко не каждому представителю народа.

В основе заблуждений Бердяева лежала также абсолютизация конкретного исторического момента, непонимание того, что поведение народа во многом детерминировано объективными обстоятельствами. В труде «Душа России» Бердяев пишет:

«Россия — самая безгосударственная, самая анархическая страна в мире. И русский народ — самый аполитический народ, никогда не умевший устраивать свою землю. Все подлинно русские, национальные наши писатели, мысли­тели, публицисты — все были безгосударственниками, сво­еобразными анархистами. Анархизм — явление русского духа, он по-разному был присущ и нашим крайним левым, и нашим крайним правым…

Россию почти невозмож­но сдвинуть с места, так она отяжелела, так инертна, так ленива, так погружена в материю, так покорно мирится со своей жизнью» [3].

Это труд написан в 1915 году, за два года до того, как «аполитичный народ» совершил революцию, ставшей центральным политическим событием двадцатого столетия, изменившим весь мир, а последующий массовый энтузиазм русского народа вряд ли имеет исторические аналоги. Значит, инертность была обусловлена не качествами русского народа, а социально-экономическим укладом царской России, тормозившим его развитие. Так называемая «безгосударственность» русских писателей, мыслителей, публицистов XIX столетия была детерминирована не природным анархизмом русских, а глубокими противоречиями, созревшими и резко усугубившимися в XIX веке. Остро чувствуя разрастание кризиса, предчувствуя беду, русская интеллигенция отворачивалась не от государственности как таковой, а от её формы, существовавшей в той России.

 


[1] Аунтетично шизофрения имеет иные проявления.

[2] Cuber J. F., Harper R. A. Problems of American society: values in conflict. –N. Y., 1948. – p. 369

[3] Русская идея: сборник произведений русских мыслителей / сост. Васильев Е. А. – М., 2002 – с. 292-302

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg