Sidebar

По своему психотипу западный человек – сангвиник. Этот тип темперамента можно охарактеризовать как живой, подвижный, быстро отзывающейся на окружающие события, сравнительно легко переживающего неудачи и неприятности.

Специфичным продолжением энергичности западного человека является такое качество как способность к риску (авантюризм). Не будь этого качества, неизвестно, когда бы была открыта Америка. Когда Колумб поплыл открывать Индию, никто точно не знал, где она находится и есть ли она вообще. Люди плыли по бескрайнему океану на маленьких суденышках в абсолютно неизвестном направлении. Это, конечно, был акт беспримерного мужества и авантюризма одновременною.

Другим важным качеством является борьбафилия. Западный человек всегда с кем-то борется: с Советами, террористами, Аль-каидой, ведьмами. Западный человек не может жить без постоянной борьбы, ему просто необходим враг, который в массовом сознании быстро демонизируется, и необходима непрекращающаяся борьба с этим врагом. Охота на ведьм – традиционная западноевропейская забава, меняющая лишь форму в соответствии с эпохой. Теперь в роли ведьмы выступает Бен Ладен.

Крупнейший отечественный историк Евгений Викторович Тарле указывал, на характерную черту западного абсолютизма, заключавшуюся в том, что везде и всюду искались и карались враги.

«Если не было революционеров, преследовались умеренные реформисты; не было реформистов — преследовались вообще всякие лица, даже идеализирующие данный строй, но осмеливающиеся делать это хоть немного не по-казенному, хоть немного по-своему; не было и таких, — преследовались круглые шляпы, курение папирос на улице, участие в масонских ложах и т.д. и т.д. Такова историческая логика абсолютизма, который был в движении не только потому, что ему было важно двигаться к известной цели, а и потому, что он не мог не двигаться»[1].

Как показал Тарле, эти преследования не вызывались решительно никаким потребностями, и изумляла даже не жестокость, а именно полная бессмысленность этих преследований, которые разоряли иногда не только гонимых, но и правоверных, наносили тяжкий удар торговле, промышленности, всему государству в его целом[2].

Страсть к борьбе - одно из основных качеств, повышающих эффективность капитализма. Во время написания этой книги за один месяц в благополучной Европе произошло несколько общенациональных забастовок. Забастовок по своему размаху таких, что парализовались целые страны. Бастовали машинисты, водители, мусорщики. Полностью останавливалась жизнь в Бельгии, Испании и т.д. Это не были революции, это нормальное явление в самой богатой части мира. Здесь постоянно все борются за свои права и зарплату. Еще раз подчеркнем, борются далеко не нищие люди, а по общемировым меркам очень богатые.

До этого в Европе происходили многомиллионные антивоенные демонстрации. В России тоже происходили демонстрации против войны в Ираке – несколько тысяч по разнарядке правящей партии и сотня коммунистов по собственной инициативе.

Зная возможные риски, обусловленные страстью западного человека к непрекращающейся борьбе, власть имущие умело управляют этим качеством, направляя его в определенное безопасное для господствующей социальной системы русло: борьба фанатов, борьба за здоровый образ жизни, борьба с якобы существующими внешними врагами и т.п.

 


[1] Тарле Е. В. Падение абсолютизма в Западной Европе и России. 2-е доп. изд. - Пг., 1924. - с. 71

[2] там же - с. 68.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 57 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Ленд-лиз

Существенная роль США и Англии. Это миф, который вытекает из всех предыдущих. Если мы воевать не умеем, офицеров нет, вооружений нет, командует тупой тиран, то должен быть былинный богатырь, сокрушивший нацистов. Этим «богатырем» представляют союзников в лице США и Англии. Вообще этот миф показывает, кто социальный заказчик предыдущих мифов.

Ленд-лиз — государственная программа, по которой Соединённые Штаты Америки поставляли своим союзникам во Второй мировой войне боевые припасы, технику, продовольствие, медицинское оборудование и лекарства, стратегическое сырьё, включая нефтепродукты. Британия и Америка до сих пор настаивают, что именно они победили нацистов, хотя факты указывают на то, что их вклад был второстепенным. Тон многих публикаций по истории Второй мировой войны в западных странах во многом был задан книгой У. Черчилля «Вторая мировая война», где он утверждает, что центральная роль в ходе конфликта принадлежит Британии. Оказывается, главные союзники Англии – США и СССР, которых Черчилль собрал воедино в составе Антигитлеровской коалиции, обеспечивали альянс дополнительной силой, что позволило ему прийти к победе. Некоторые западные историки лишь иногда пишут о том, что СССР тоже внес определенный вклад в разгром нацистов Германии[1]. А пророссийски настроенные американские мыслители даже могут иногда признать определенную роль СССР в войне:

«Европа прекрасно понимает, что помимо военной помощи Со­единенных Штатов своей «победой» в войне против Гит­лера она обязана русским людям, которые сражались и умирали ради собственной победы и победы Европы»[2].

В действительности, никакой существенной роли США, Англии и, уж тем более, Франции в той войне не было. Союзники открыли фронт лишь летом 1944 года, когда исход войны стал очевиден всем. Никаких крупных сражений после лета 1944 года, подобных Сталинградской битве или Курской дуге не было.

То, что союзники не только не воевали, но вообще плохо отдают отчет о масштабах той войны, говорит тот факт, что битву под Эль Аламейном, в Северной Африке сегодня пытаются ставить в один ряд со Сталинградской битвой, заявляя, что именно эти два сражения стали поворотным пунктом второй мировой войны. Сопоставим значимость этих битв. В ходе Сталинградской битвы немцы потеряли 1,5 миллиона солдат и офицеров, под Эль Аламейном потери итало-немецких войск составили 55 тыс.

Ленд-лиз. Так называемые союзники очень долго не могли понять, чьими именно союзниками они являются, то ли СССР, то ли Германии, и только блистательные победы Красной армии помогли им окончательно определиться.

«После Курской битвы 1943 года, завершившейся поражением Вермахта, 20 августа в Квебеке заседали начальники штабов США и Великобритании, а также Черчилль и Рузвельт. В повестке дня стоял вопрос о возможном выходе Соединенных Штатов и Британии из антигитлеровской коалиции и о вступлении в союз с нацистскими генералами для ведения совместной войны против Советского Союза. По идеологии Черчилля нужно было «задержать этих русских варваров»[3].Был подготовлен сепаратный сговор «демократий» с нацистской Германией, о чем свидетельствует в своих мемуарах тогдашний госсекретарь Хэлл»[4].

В 1944 г. на западном фронте немце держали 81 дивизию, но, видя «мощь» союзников, а также, следуя доктрине, что лучше Берлин сдать американцам или англичанам, перевели практически все боеспособные части на восточный фронт. С союзниками немцы постоянно вели сепаратные переговоры, обсуждали, где, когда и какие части сдадутся союзникам, с нами же без всяких переговоров дрались насмерть.

Как здесь не вспомнить слова Гитлера, сказанных им 11 августа 1939 года:

«Все, что я предпринимаю, направлено против России; если же Запад слишком глуп и слеп, чтобы понять это, то я буду вынужден договориться с русскими, ударить Запад, а после его поражения обратиться всеми моими собранными силами против Советского Союза»[5].

К сожалению, на Западе, спустя полвека после Великой Победы, «история Второй мировой войны настолько сфальсифицирована, — пришел к выводу доктор исторических наук, профессор университета Бритиш Коламбия Раф Эйли (г. Ванкувер), — что в массовом сознании западных обывателей эта война воспринимается как война между Германией и Северной Америкой».

Советский и, прежде всего, русский народ победил в той войне. Победил, проявив чудеса героизма на фронтах и в тылу, работая по 20 часов в сутки, создав уникальные виды вооружений, благодаря величайшему таланту и энергии советского командования. Мы очистили нашу землю от агрессора, а затем освободили и пол Европы. Помимо военных успехов, успехи нам сопутствовали и на дипломатическом поприще. Мы не дали нашим «союзникам» возможности заключить сепаратный мир с Германией, не дали открыть на выгодных условиях для союзников второй фронт на Балканах, что сильно сократило бы зону послевоенного советского влияния. Эту войну мы выиграли одни, «союзники» вступили в нее только для того, чтобы наше влияние в Европе не стало доминирующим.

Вспоминая о ленд-лизе, необходимо вспомнить и фразу Трумэна, который в июне 1941 года изрек: «если будут побеждать немцы, стоит помогать русским, если верх будут брать русские, надо помогать немцам, и пусть они убивают друг друга как можно больше»[6].

«Более того, за поставки машин, танков, самолетов и артиллерийских орудий Москва расплачивалась с Вашингтоном 300 тысячами тонн дефицитной хромовой руды, 32 тысячами тонн марганцевой руды, тоннами платины, золота и других редкоземельных металлов. Бывший министр торговли США Дж. Джонс писал в те годы: «Поставками из СССР мы не только возвращали свои деньги, но и извлекали прибыль, что было далеко не частным случаем в торговых отношениях, регулируемых нашими государственными органами»[7].

В советское время политкорректно не акцентировали внимание на союзниках Германии, мол, мы воевали лишь с нацистами. В действительности мы воевали с Европой. Итальянцы, испанцы, румыны болгары, венгры, хорваты, финны и др. присоединились к Гитлеру добровольно. Да и французы, чехи, шведы, датчане не оказывали никакого сопротивления, была французская голубая дивизия, воевавшая в составе гитлеровских войск. Не прочь были поживиться и всевозможные легионеры СС из Прибалтики. А Англия и США на протяжении всей войны никак не могли определиться, к кому присоединиться. Это только потом, когда мы победили, выяснились, что все были против Гитлера, победил бы Гитлер, все бы с удовольствием заявили, что они изначально были против Сталина.

А некоторые страны проводили последовательную антисоветскую политику, пытаясь вступить в союз с Третьим Рейхом, и очень сожалели, что их, «неполноценных славян», в союзники не взяли:

«Мы (Польша) могли бы найти место на стороне Рейха почти такое же, как Италия и, наверняка, лучшее, нежели Венгрия или Румыния. В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с Рыдз-Смиглы принимали бы парад победоносных польско-германских войск»[8].

 


[1] Тайны Второй мировой. Александрова В. Деловая газета «Взгляд». 09.11.2006

[2] Сардар. З. Почему люди ненавидят Америку? – М., 2003. – с. 192.

[3] Война могла быть закончена в 1943 году. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005

[4] Философия «холодной войны» вызревала в годы Второй мировой, или что стоит за фултонской речью Черчилля. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005

[5] Сначала Восток, потом Запад. Е. Григорьев // Независимая газета. 26.05.2011.

[6] Философия «холодной войны» вызревала в годы Второй мировой, или что стоит за фултонской речью Черчилля. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005

[7] Соломинка и бревно. Литовкин В. "РИА НОВОСТИ" 30.06.2005

[8] Польша — неудавшийся союзник Гитлера? О. Яловенко. ИА REGNUM 12.10.2005.

Отечественная война. Потери

Завалили трупами? Определенный перевес на стороне советских войск был в конце войны, когда значимая часть живой силой противника была уже уничтожена. Но в битве под Москвой преимущество нацистов составляло 1,5 раза, а в главном сражении войны под Сталинградом, где мы переломали хребет нацистскому зверю, численное преимущество на стороне нацистов - 1,7 раза.

К этому стоит добавить, что такой же перевес у нацистов был не только в живой силе, но и в технике, например, количество самолетов под Сталинградом у нацистов было в 3 раза большим, а ведь преимущество в авиации - это не преимущество в винтовках, это громадный перевес. Военно-экономический потенциал Германии на начало войны был 1,5- 2 раза выше, чем в СССР, а после оккупации европейской части СССР, имевшего стратегическое значение, потенциал Германии был в 3-4 раза выше потенциала СССР.

«Наступающие (немцы в начале войны авт.) превосходили их по живой силе в 1,8 раз, по танкам – в 1,5 раза, по артиллерии — в 1,3 и по современным самолетам – в 3,2 раза»[1].

И только с 1942 года после уничтожения значимой части живой силы и вооружений противника, после того как весь мир увидел, что мы не только умеем лучше воевать, но и лучше работать, Красная армия стала постепенно превосходить в этих показателях немецкую.

Теперь что касается цифр потерь. После войны появилась цифра 7 миллионов погибших. В послесталинский период появилась цифра 20 миллионов, которая считалась официальной до эпохи развала СССР. Сейчас многих цифра 20 миллионов погибших не устраивает, говорят о 40 или даже 50 миллионах.

Сколько наших солдат погибло во время Великой Отечественной войны? Каково соотношение наших потер и потерь немцев? Точка в этом вопросе уже давно поставлена и, в большинстве случаев, рассуждения о громадных боевых потерях Красной армии являются признаком дилетантизма или сознательной попытки фальсифицировать историческую реальность.

Отечественная война. Потери. Итак, боевые безвозвратные потери Рабоче-крестьянской красной армии (РККА) составили 8.668.400[2]. Эта цифра долгое время была засекречена. Однако в 1993 г. выходит книга «Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и конфликтах», в которой рассекречиваются данные о потерях советской армии в различных войнах и конфликтах[3].

Отечественная война. Потери. Итак, 8.668.400. Эта цифра требует ряд пояснений. Преднамеренно убито в результате голода и пыток более 1,2 миллиона советских военнослужащих, находящихся в плену. Таким образом, на фронте погибло менее 7,5 миллионов советских военнослужащих.

Однако Советский Союз потерял гораздо больше жизней, так как со стороны Германии война носила истребительный по отношению к пленным и мирному населению характер. Только на территории Белоруссии вместе с жителями было сожжено 628 деревни. Миллионы людей были угнаны на работу в Германию. Отсюда и возникает цифра в десятки миллионов.

Каковы же боевые потери наших противников? Безвозвратные потери Германии на советско-германском фронте составили 6.923,7 тысяч человек. Союзники Германии (Венгрия, Италия, Румыния, Финляндия и др.) на советско-германском фронте потеряли безвозвратно 1.725,8 тысяч человек. Кроме того, на стороне Германии в войне принимали участие различные иностранные и добровольческие формирования, безвозвратные потери испанской и словацкой дивизий, французов, бельгийцев и фламандцев, РОА, ОУН, прибалтийских и мусульманских эсэсовских и полицейских формирований составили около 230 тысяч человек убитыми. Таким образом, людские потери Германии и её союзников в боевых действиях против СССР составили 8.672.500 человек.

Мы не случайно выше подсчитали потери Красной армии без потерь в плену. Это было сделано для того, чтобы наши сопоставления были корректными. Дело в том, что наши потери были больше за счет целенаправленного уничтожения советских военнослужащих в немецком плену. Число немецких военнопленных — 2,4 миллиона, а вернулось в Германию 1.939 тысяч человек, 450,6 тысяч немцев умерли в плену. Таким образом, на фронте погибло более 8,2 миллиона.

Каждый, кто умеет считать до дести, прекрасно понимает потери нацистов и их союзников больше чем потери РККА.

Можно углубиться в вопрос о соотношении потерь. В этом случаи необходимо рассмотреть потери партизан, и соотнести потери, возникших при освобождении Европы. Но как не считай, потери противника превышают потери РККА. После завершения Великой Отечественной войны Михаил Шолохов писал:

«Никогда никакая армия в мире, кроме родной Красной Армии, не одерживала побед более блистательных, ни одна армия, кроме нашей армии-победительницы, не вставала перед изумленным взором человечества в таком сиянии славы, могущества и величия…. Пройдут века, но человечество навсегда будет хранить благодарную память о героической Красной Армии».

Теперь о морозе. У русских не существует никаких особых предрасположенностей к перенесению морозов. У них нет слоя подкожного жира, и мерзнут они также, как и немцы или англичане, поэтому все рассуждения о «генерале Морозе» наивны. Мы просто одеваемся теплее. А если немцы не смогли обмундировать свою армию соответствующим образом, это говорит о компетентности немецких стратегов. Если же обмундирование было, что подтверждают кадры немецкой военной кинохроники, а они все же не могли переносить мороз, то это говорит о силе воле, о способности противостоять трудностям, о морально-волевых качествах простого солдата.

В конце концов, одно из трех основных сражений второй мировой — Курская дуга было, как известно, летом, без всяких морозов. Курская дуга – последняя крупная наступательная операция немцев. Что тогда помешало немцам. Может быть, слишком жаркое лето?

 


[1] Верт Н. История советского государства: пер. с фр. 2-е изд. – М., 1998. – с. 134.

[2] Дополнительный материал. Статья, в который подробно разбираются вопрос о людских потерях РККА в ВОВ www. rusmissia. ru/p/3s. htm

[3] Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и конфликтах / Под общ. ред. Г. Ф. Кривошеева. М.: Воениздат, 1993.

Результат развития тоталитарного капитализма

Теперь мы можем четко определить, что подразумевается, когда говорят о негативном влиянии тоталитарного капитализма.

Диктатура денег привела к развитию очень опасного процесса. В обществе установились такие принципы властной селекции, в результате действия которых господствующий класс идеального общества тоталитарного капитализма, должен состоять из антисоциального, вследствие своего эгоизма, алчного, лицемерного слоя людей. Аналогичны и критерии вертикальной социальной мобильности, только здесь еще добавляется бесстыдство.

С каждым годом эти качества у власть предержащих только усиливается, что неслучайно, ведь происходит естественный отбор в соответствии с параметрами вертикальной социальной мобильности. Индивиды, обладающие этими качествами в большей степени, побеждают в конкурентной борьбе.

Ценностные ориентиры господствующего класса, которые с полным правом можно именовать антиморалью навязывается всему обществу, через фильмы, музыку, литературу. Мораль не меняется в один миг, ее изменение — процесс долгий, поэтому в обществе еще сохраняются остатки старых нравственных норм, но с каждым годом процесс духовной деградации только набирает темпы. Эта патологическая, неизлечимая социальная болезнь в процессе глобализации распространяется по всему миру.

Один из самых известных западных экономистов, лауреат Нобелевской премии по экономике, апологет либеральной доктрины австрийский экономист Фридрих фон Хайек утверждает, что для расцвета либерализма человек должен лишиться некоторых природных качеств, таких как сострадание и чувство солидарности. К этому можно добавить, что для расцвета либерализма человек на самом деле должен лишиться еще очень и очень многого — всего того, что и давало ему право называться человеком.

В результате построено самое несправедливое общество за все время существование человечества. Общество, господствующий класс которого, должен состоять из антисоциального, вследствие своего эгоизма, алчного лицемерного слоя людей. Апофеоз несправедливости заключается в том, что именно эти люди получают основную часть благ, создаваемых всем обществом.

Понятно, что построение идеально несправедливого общества и культивация самых низменных человеческих качеств – есть проявление кризиса, но только этим духовная мутация не ограничивается.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg