Sidebar

По своему психотипу западный человек – сангвиник. Этот тип темперамента можно охарактеризовать как живой, подвижный, быстро отзывающейся на окружающие события, сравнительно легко переживающего неудачи и неприятности.

Специфичным продолжением энергичности западного человека является такое качество как способность к риску (авантюризм). Не будь этого качества, неизвестно, когда бы была открыта Америка. Когда Колумб поплыл открывать Индию, никто точно не знал, где она находится и есть ли она вообще. Люди плыли по бескрайнему океану на маленьких суденышках в абсолютно неизвестном направлении. Это, конечно, был акт беспримерного мужества и авантюризма одновременною.

Другим важным качеством является борьбафилия. Западный человек всегда с кем-то борется: с Советами, террористами, Аль-каидой, ведьмами. Западный человек не может жить без постоянной борьбы, ему просто необходим враг, который в массовом сознании быстро демонизируется, и необходима непрекращающаяся борьба с этим врагом. Охота на ведьм – традиционная западноевропейская забава, меняющая лишь форму в соответствии с эпохой. Теперь в роли ведьмы выступает Бен Ладен.

Крупнейший отечественный историк Евгений Викторович Тарле указывал, на характерную черту западного абсолютизма, заключавшуюся в том, что везде и всюду искались и карались враги.

«Если не было революционеров, преследовались умеренные реформисты; не было реформистов — преследовались вообще всякие лица, даже идеализирующие данный строй, но осмеливающиеся делать это хоть немного не по-казенному, хоть немного по-своему; не было и таких, — преследовались круглые шляпы, курение папирос на улице, участие в масонских ложах и т.д. и т.д. Такова историческая логика абсолютизма, который был в движении не только потому, что ему было важно двигаться к известной цели, а и потому, что он не мог не двигаться»[1].

Как показал Тарле, эти преследования не вызывались решительно никаким потребностями, и изумляла даже не жестокость, а именно полная бессмысленность этих преследований, которые разоряли иногда не только гонимых, но и правоверных, наносили тяжкий удар торговле, промышленности, всему государству в его целом[2].

Страсть к борьбе - одно из основных качеств, повышающих эффективность капитализма. Во время написания этой книги за один месяц в благополучной Европе произошло несколько общенациональных забастовок. Забастовок по своему размаху таких, что парализовались целые страны. Бастовали машинисты, водители, мусорщики. Полностью останавливалась жизнь в Бельгии, Испании и т.д. Это не были революции, это нормальное явление в самой богатой части мира. Здесь постоянно все борются за свои права и зарплату. Еще раз подчеркнем, борются далеко не нищие люди, а по общемировым меркам очень богатые.

До этого в Европе происходили многомиллионные антивоенные демонстрации. В России тоже происходили демонстрации против войны в Ираке – несколько тысяч по разнарядке правящей партии и сотня коммунистов по собственной инициативе.

Зная возможные риски, обусловленные страстью западного человека к непрекращающейся борьбе, власть имущие умело управляют этим качеством, направляя его в определенное безопасное для господствующей социальной системы русло: борьба фанатов, борьба за здоровый образ жизни, борьба с якобы существующими внешними врагами и т.п.

 


[1] Тарле Е. В. Падение абсолютизма в Западной Европе и России. 2-е доп. изд. - Пг., 1924. - с. 71

[2] там же - с. 68.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

О дефиците

Был ли дефицит? Был. Это хорошо? Плохо. Это был недостаток советской системы? Да, очень серьезный недостаток. Его надо было исправлять? Да, реформы были необходимы. Но какие? Для того чтобы ответить на этот вопрос необходимо понять сущность существовавших проблем.

Сначала немного теории. «Даже из попугая можно сделать образованного политэконома – все, что он должен заучить, это лишь два слова: «Спрос» и «Предложение»» — так звучит известная поговорка, приводимая американским экономистом П. Самуэльсоном[1]. Действительно, понятия «рынок», «спрос» и «предложение» хоть и поверхностно, но во многом раскрывают механизм функционирования капиталистической системы.

Рынок – институт или механизм, который сводит вместе покупателей (предъявителей спроса) и продавцов (поставщиков) конкретного товара.

Спрос — количество товаров, которое может быть реализовано на рынке при существующем уровне цен.

Предложение – количество товаров, которое может быть куплено на рынке при существующем уровне цен.

Кривая спроса (рис. 16) иллюстрирует очевидный факт: чем ниже цена, тем больше желающих купить данное благо и наоборот. Кривая предложения показывает обратное: чем выше цена, тем больше желающих предоставить на рынок данное благо по этой высокой цене.

Цена равновесия есть точка пересечения графика спроса и предложения. Равновесная цена – цена, которая устраивает продавца и покупателя. Если продавец установит на товар цену выше равновесной (А), то по такой цене часть покупателей откажется покупать товар. На рынке окажется избыток товара. Если продавец установит на товар цену ниже равновесной цены, то на рынке образуется дефицит товар.

В западных учебниках по экономике пишется, что рынок стремится к цене равновесия. Это не совсем верно. Продавцы всегда устанавливают цену выше цены равновесия. В идеальном случае эта цена превышает цену равновесия незначительно. Только такая цена позволяет продавцу присутствовать на рынке и заниматься своим делом – торговать. Установив равновесную цену, он лишится работы, т. к. продаст весь товар. Рынок подразумевает продавца, значит и продаваемый товар, значит цена должна быть выше равновесной. Вот почему на рынке всегда есть избыток товара, а основное ценовое правило функционирующего рынка гласит: цена блага всегда должна быть выше равновесной.

Дефицит. На рынке всегда все есть, причем независимо от реальной ситуации в экономике страны, например, изобилие существует на рынках африканских стран, в которых тысячи людей умирают с голоду. Во времена реформ Гайдара производство сократилось в несколько раз, но прилавки были полны продуктами.

Теперь от теории к советской практике. Почему сегодня в магазинах изобилие продуктов, а в Советском Союзе, особенно в последние годы его существования, был дефицит? Раньше мало производили? Нет, нынешний уровень производства сельхозпродукции ниже прежнего. В 2006 г. министр сельского хозяйства России Гордеев заявил, что только через 3-4 года мы достигнем уровня 1990 г.

Многим памятны итоги реформаторской деятельности Горбачева. Прилавки оказались пустыми, стали вводится талоны, а по сути, карточки на основные виды продуктов. Что же произошло? Катастрофический неурожай? Диверсанты взорвали хлебозаводы? Война? Эпидемия?

Ничего подобного не было. Но что же тогда произошло? Как же решается этот парадокс – производили больше, а ничего не было, производим меньше и есть все?

Когда говорят, что большим достижением реформ 90-х стало наполнение рынка продуктами питания, то несколько преувеличивают заслуги реформаторов. В действительности в результате реформ была ликвидирована государственная торговая сеть и замена частной. А в частной торговой сети все есть всегда, вследствие действия основного ценового правила функционирующего рынка – цена всегда выше равновесной. Ведь в советское время рынки тоже были полны продуктов, естественно, цены на них значительно превышали государственные. Но все, ругая государственную торговлю, предпочитали покупать продукты именно в ней, а не на рынке.

Достаточно сейчас опустить цены, как сразу начнутся перебои с продуктами. Пример. На Калужской продуктовой ярмарке существует палатка, торгующая молочными продуктами на 1 рубль дешевле рыночных цен. В эту палатку всегда стоит очередь из пенсионеров. Если цены опустить еще немного, то стоять надо будет довольно долго. Если еще немного, то, возможно, продавать начнут по записи. А если опустить цену еще немного, то торговать будут продавать из-под полы, а прилавки будут пустыми. Молока не будет меньше, но в торговле его тоже не будет.

Другой пример: несмотря на изобилие автомобилей на рынке, очередь на Ford Focus, выпускаемых на заводе во Всеволожске составляет от 6 до 9 месяцев, т. к. цена самой дешевой модели Ford Focus с двигателем 1,4 л составляет около 12 тыс. долларов[2]. При этом надо учитывать, что автомобиль Ford – это не молоко или хлеб, которые трудно заменить другим товаром, а вот конкретную марку автомобиля заменить довольно легко, в конце концов, есть громадное количество автомобилей других производителей. И, тем не менее, мы свидетели того, что достаточно цену автомобиля опустить ниже рыночной, как он начинает продаваться по предварительной записи от пол года и выше.

Итак, на рынке цена всегда выше равновесной, и поэтому всегда есть товар. Это не является ни показателем развития экономики, ни показателем благосостояния населения, это неотъемлемое свойство рынка.

Поэтому причина советского дефицита кроется не в недостаточном объеме производства, а в ценовой несбалансированности спроса и предложения. Почему же в советское время производили товара больше, но товара не было? Очевидно, что цена была ниже равновесной. А какова причина данного обстоятельства?

Дефицит. Мы знаем, каким образом формируется цена в рыночной экономике (рис. 16), а как формировалась цена товара или услуги в советской, плановой экономике?

Одним из основных экономических законов марксизма является закон стоимости, в соответствии с которым, цена товара есть форма его стоимости, т.е. количество труда, затраченного на производство данного товара. Если упростить, то суть закона стоимости в следующем: рабочий произвел болт, за болт он получил зарплату 100 рублей. Значит, цена болта 100 рублей. Все рыночные колебания цены болта будут вокруг 100 рублей[3].

Если же рабочий захочет купить свой болт, то у него будет 100 рублей, заработанных им на заводе. На рынке будет только один болт, ведь больше никто не производил болтов. Цена болта 100 рублей. Получается идеальная ситуация: спрос равен предложению, цена равновесная. Такова идеальная социалистическая экономика, основанная на законе стоимости. Но проблема в том, что идеальность этой ситуации может быть воплощена только в идеальном обществе.

Представим, что ситуация немножко изменится. Например, рабочий подхалтурил, расточил движок соседу и взял с него тоже 100 рублей, в результате денег у рабочего 200 рублей - 100 зарплаты и 100 рублей от халтуры. И когда он придет в государственный магазин, он готов купить два болта, а если он купит два болта, значит, болтов в государственном магазине на всех не хватит. Другому рабочему не достанется. Начнется дефицит.

Причина дефицита товаров в социалистической экономике кроется в неадекватном ценообразовании, при котором не учитывался довольно существенный сектор теневой экономики. Кто-то занимался репетиторством, кто-то калымил, шабашил, сдавал квартиру, наконец, просто воровал. Конечно, нельзя примитивизировать ценообразование в СССР, но его основа – закон стоимости неверно отражал реальность. Денег много, а цены низкие – вот причина дефицита товаров в Советском Союзе.

Дефицит никак не связан с социалистическим типом экономики. При Сталине тоже «все было» и черную икру в магазинах на развес продавали. Стоит установить цены на товар ниже равновесной цены спроса, как товар моментально пропадет с прилавков магазинов, таков железный закон экономики. В различных капиталистических странах не раз проводили эксперименты с установлением стабилизационных низких цен на товары и результат был всегда один: товар моментально пропадал с полок магазинов. Л. Мизес приводит пример, как правительство Австрии установило потолок арендной платы в Вене. В результате, несмотря на сокращение населения Вены и строительства новых домов, «тысячи людей не могут найти себе жилье»[4].

Дефицит. В СССР гордились тем, что цены на основные товары не повышались несколько десятилетий. Такие псевдодостижения и привели к дефициту, в тоже время, небольшое повышение цен могло в одночасье ликвидировать весь дефицит и сопутствующею ему напряженность и критику.

Вернемся к эпохе Горбачева. Почему все товары пропали? В экономику были вброшены громадные денежные средства, которые, естественно, не были обеспечены товарами. Как? Было разрешено переводить безналичные средства в наличные. И безналичные деньги, которые ранее тратились на производственные нужды, с помощью различных полузаконных схем, переводились в наличные и превращались в платежеспособный спрос населения. Цены оставались низкими, а денег становилось все больше. Низкие приводили к тому, что все раскупалось, часто раскупалось впрок. Отсюда и появился парадокс, впоследствии приобретший форму анекдота – «Американцы никак не могут понять, как так может быть. В магазинах ничего нет, а придешь в гости - все есть».

Ни вывоз заграницу продуктов питания, ни производство продуктов питания, ни наличие продуктов в магазинах, ни антисоветские фильмы не являются показателем реальной обеспеченности продуктами питания. Можно голодать и экспортировать продукты питания. Можно производить и из-за бесхозяйственности терять значимую часть произведенного на стадии переработки и хранения. А у частника всегда будут продукты питания, даже если весь народ будет голодать.

Есть один только один показатель. Только один. Это потребление основных продуктов питания. Обратимся к статистике. Сравним потребление самой богатой страны и основного соперника России – США и аналогичный показатель РСФСР (табл. 4). СССР отставал от США только по потреблению мяса.

Таблица № 4

Потребление основных продуктов питания в США и РСФСР

(на душу населения в 1989 г., кг)

СССР США
Молоко 396 263
Яйца 309 229
Рыба 21,3 12,2
Мясо 69 113
Сахар 45,2 28
Хлебные продукты 115 100
Картофель 106 57

СССР, по оценкам Организа­ции ООН в области сельского хозяйства и продо­вольствия (ФАО), в середине 80-х годов входил в десятку стран мира с наилучшим типом питания, занимал 7 место в мире. Приходится признать, не первое место, но придется также признать и то, что большинство капиталистических стран СССР обгонял. Но застой в идеологии, помноженный на извечную российскую любовь к самокритике, приводил к тому, что люди были все равно недовольны.

«Например, в 1989 г. молока и молочных продуктов в среднем по СССР потребляли 363 кг в год на человека, что явля­ется исключительно высоким показателем (в США — 263 кг), но 44 % опрошенных жителей СССР ответи­ли, что потребляют молока недостаточно. Более того, в Армении, где велась особо сильная антисоветская пропаганда, 62 % населения было недовольно своим уровнем потребления молока и молочных продуктов. А между тем их потребление составляло там в 1989 г. 480 кг на человека. И самый красноречивый слу­чай — сахар. Его потребление составляло в СССР 47,2 кг в год на человека (в США — 28 кг), но 52 % оп­рошенных считали, что потребляют слишком мало сахара (а в Грузии недовольных было даже 67 %)»[5].

Еще раз подчеркнем, система производства и распределения продуктов питания нуждалась в реформе, но для правильного реформирования необходимо было понимать истинную картину, а не основываться на расхожих шутках и тезисах пропаганды западных радиоголосов.

И, наконец, самое интересное заключаемся в том, что, когда в 2008 г. Правительство все же задумалось как обеспечить население продуктами питания, опять пошла речь о введении продуктовых талонов для малоимущих, которые теперь будут называться марками. И это только начало.

«Большинство россиян поддерживают идею введения карточек на продукты питания для малоимущих. Согласно свежему опросу ВЦИОМ, так думает 62% - почти две трети россиян, на 11% больше, чем в прошлом году. При этом доля желающих получить продуктовую карту менее чем за год выросла на четверть»[6].

 


[1] Сэмюэлсон (Самуэльсон) Пол (р. 1915) - американский экономист. Автор известного учебника «Экономика». Нобелевская премия (1970)

[2] На время написания книги

[3] Естественно в этом примере исключается, труд посредников, бухгалтеров, овеществленный в средства производства труд и т. д, т.е. представим, что существует один рабочий производящий один болт и выходящий с ним на рынок. Пример, несколько абстрактный, но помогающий нам понять существо дела.

[4]Мизес Л. Либерализм. - М., 2001 - с.78.

[5] Глазьев С. Ю., Кара-Мурза С. Г., Батчиков С. А.  Белая Книга. – М., 2003. – 52-54.

[6] Большинство россиян поддерживают идею введения карточек на продукты питания для малоимущих

ПЛН, Псков 19.03.2009.

Глава III. Развитие западной цивилизации

Перед тем как рассмотреть процесс формирования общественного строя, ставшего вершиной для западной цивилизации, мы кратко рассмотрим период истории, предшествующий капиталистической формации. Речь идет о средневековье. Историю развития Запада можно разделить на два периода:

Средневековье. V век — XVI век. V век (476 г.) — год крушения Западной Римской империи, т.е. закат античности. XVI век – эра великий географических открытий, (1488 г.), начало лютеровской реформации (1517 г.), и наконец первая буржуазная революция (Голландская 1566-1579 гг.)[1].

Новое время. XVI век – н. в. Буржуазные революции в Англии, Франции. Формирование и развитие капитализма. Колонизация Южной и Северной Америки, Австралии, Новой Зеландии, Африки.

 


[1] В отечественной исторической науке вслед за Марксом средние века заканчиваются в XVII веке, вслед за произошедшей английской революцией.

Россия начинает и вечно проигрывает

Антисоветчина – это клин, вбиваемый между России и нашими соседями. Это прекрасно осознали наши враги и активно используют антисоветизм для формирования ненависти по отношению к России.

Но начинаем мы все время сами. 16 марта 2006 года. Телеканал Россия. Фильм «Яков Свердлов — злой ДЕМОН революции». Рассказывается какой-то бред, который даже не стоит пересказывать, но который имеет продолжение. Мы включились с Западом в гонку опорожнений – кто больше выльет дерьма на наше прошлое. Буш ставит Ленина на одну доску с Гитлером и бен Ладеном, заявляя в своей речи о том, что «Аль-Каида» ослаблена, но идеи, пропагандируемые бен Ладеном, не менее опасны, чем идеология Ленина и Гитлера[1].

Другие страны тоже не хотят отставать в этой гонке. Сначала в Тбилиси открывается музей «Советской оккупации», видимо, посвященный времени, когда СССР руководил Сталин, а его правой рукой был Берия. Затем, в 2006 г. Саакашвили во время встречи с Бушем дарит последнему копию письма грузинских борцов за свободу. «Я только что передал президенту Бушу письмо, которое грузинские борцы за свободу послали ему семь лет назад, но которое не дошло до Белого дома. Оно было перехвачено КГБ и все люди, которые его написали, были расстреляны», — заявил Саакашвили журналистам. Саакашвили не пояснил, какие это были борцы за свободу, какое КГБ перехватило письмо семь лет назад в 1999 г. и как оно попало в руки президента Грузии. Как не пояснил тот факт, что семь лет назад президентом США был не Джордж Буш, а Билл Клинтон[2].

Маразм всегда имеет продолжение. И поэтому «The Washington Times» публикует статью Ц. Бакурия, в которой тот утверждает: «Я вырос при коммунизме, когда на горле моей страны лежала его жестокая и цепкая рука. Пить кока-колу было запрещено. За просмотр голливудских фильмов можно было угодить в сибирский ГУЛАГ на 12 лет». Все это на полном серьезе пишет уважаемая газета. И неважно, что в СССР на каждом углу продавалась пепси-кола, завод по производству которой был построен в СССР. Кока-кола действительно не производилась, но о запрете на нее речи, конечно, не шло. Зато какое впечатление это должно произвести на американского, не слишком образованного читателя — была запрещена кока-кола[3]!

«Как-то мой одноклассник появился во дворе в новых кроссовках Nike, — пишет далее исследователь Бокерия. — Вслед за тем он таинственно пропал из школы на три недели. Оказалось, что он целые дни проводил в местном полицейском участке, где его допрашивали, какие у его семьи связи в Америке, что ему присылают оттуда такие символы загнивающего Запада?» В то время, которое описывает г-н Бокерия, кроссовки «Адидас» производились уже по лицензии на целом ряде советских предприятий. Кроссовки Nike встречались реже — их по лицензии строчили в городе Кимры Калининской области.

Если так дело пойдет дальше, скорее всего, скоро на российском телевиденье появятся документальные фильмы о том, как большевики были вампирами. До какого градуса в это время дойдет антисоветчина, приобретающая в сопредельных государствах явно патологические формы, представить трудно.

Формула дискредитации России будет всегда одна. Репрессии затем Сталин затем Советский Союз затем русские. Сначала идет речь о репрессиях. О якобы миллионах безвинно убитых, потом переходят к тирану Сталину, затем настает черед Советского Союза, который объявляют империей зла и, наконец, переходят к «русским ордам с Востока», «потомкам Чингисхана». Уже сегодня президенты сопредельных стран, пренебрегая всеми дипломатическими нормами, поливают помоями русских.

«Россия, по сравнению с Грузией, предстает, по словам грузинского лидера, оплотом невежества и алкоголизма: "Россия так уязвима! Русские ведут себя как люди XVIII или XIX века. Единственная разница, что тогда не было биржи и прямого телевещания. Но они сохранили те же привычки, те же выражения, то же пристрастие к выпивке»[4].

Конечно, все это бред, начиная от массовых репрессий и заканчивая тем, что русские - потомки Чингисхана. Но это - действенное психическое оружие, направленное против России. И самое пагубное заключается в том, что сама Россия ведет против себя войну, подливая масла в огонь, на котором ее пытаются поджарить постоянными «документальными» фильмами.

За антисоветчиной всегда проглядывается русофобия. От рассуждения на тему сталинских ГУЛАГов всегда будут переходить к ГУЛАГам российским. В 2007 г. американский конгрессмен Том требует увеличить американскую финансовую помощь неправительственным организациям в России, т. к. сторонников демократических реформ, главенства закона и прав человека убивают или увозят в «ГУЛАГи» Сибири.

Существует тесная корреляция: чем более антисоветски настроены политические силы в сопредельных с Россией государствах, тем они более настроены антирусски. Особенно явственно это проявилось во время события в Южной Осетии и Абхазии в 2008 году. Все антикоммунистические силы требовали осуждения России, все коммунистические партии поддержали Россию.

Причем, антисоветский по форме, но антирусский, по сути, процесс будет развиваться по нарастающей. Сталин – тиран, как Гитлер, потом «историки» выясняют, что Сталин – тиран больше, чем Гитлер. Потом, что Сталин хотел сам напасть на Германию, но Гитлер его опередил, потом, что Россия подло хотела напасть на Наполеона, а Наполеон опередил ее и т.д., и т.п.

«Гитлер сделал упреждающий удар по Советскому Союзу… Однако в истории нашей родины существует аналогичная ситуация, когда агрессия против нас была упреждающим действием. Речь идет о войне Российской Империи с Францией в 1812 году. Наверное, такова горькая судьба войн: война, в которой соперник наносил упреждающий удар, предотвращая подлость властителей России, в российской историографии обязательно получала статус Отечественной…

Единственная разница: Наполеон нес либеральные свободы, Гитлер – новое рабство. Наши предки неизменно избирали ставку на своих господ и на старые цепи, подчеркнуто называя этот выбор патриотизмом»[5].

Мы сами вооружаем своих идеологических врагов своими рассуждениями о «ГУЛАГах», и поэтому бумерангом получаем то, что получаем. Причем, антисоветчина будет идти по нарастающей, по мере того, как из жизни будут уходить очевидцы.

Пока мы не поймем, что собственными руками уничтожаем наше общее прошлое, мы не сможем наладить добрососедские отношения с нашими соседями, и тем самым уничтожаем наше будущее. Мы осуждаем прибалтов за то, что они воюют «с наследием советской эпохи», но ведь мы сами ведем непрекращающуюся войну. Войну на уничтожение. Войну с собой.

 


[1] Буш поставил бин Ладена на одну доску с Лениным. Радио Свобода. 06.09.2006

[2] Саакашвили напугал Буша КГБ. Страна.Ru 06.07.2006

[3] Офицеры КГБ уводили в ночь депутатов грузинского парламента. Колчак А. ФОРУМ. мск 2006.05.22

[4] Саакашвили считает Грузию южной Европой, а русских - алкоголиками и мародерами. NEWSru.com 22.09.2008.

[5] Украинский историк: Наполеон напал на Россию, чтобы опередить подлый Петербург. ИА «Новый Регион – Киев». 11.07.2008.

the-soviet-union

nationaldoctrine-foto.jpg