Sidebar




Для русских все люди делятся на хороших и плохих.

Для американцев все люди делятся на американцев и террористов

Н.А.

Как мы помним, психотип характеризует, во-первых, особенности интеллектуальной деятельности, во-вторых, психической активности индивида, фундаментном которой является темперамент. Сначала мы будем анализировать специфику интеллектуальной деятельности, а затем особенности психической активности.

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 22 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Противоречивость

В корне нельзя согласиться с теми, кто вслед за Бердяевым повторяет, что русские «полярный народ», что в нем уживаются прямо противоположные качества такие как, например, анархизм и любовь к государству. Такие идеи всегда, в конечном счете, ведут к негативной оценке всего комплекса социально-психологический особенностей психологического склада нации, к идеям о «гемофрадитном комплексе», «ушибленностью ширью» и т. д. Раздвоение личности бывает только у шизофреников[1].

Противоречивость. Обычно идеи об абвивалентности российского национального психического склада рождаются из идей, о «противоречивом» расположении между Европой и Азией, между христианством и исламом, особенностями российского климата, в котором холодная зима сменяется теплым летом.

Все эти обоснования в высшей степени надуманы. Во-первых, любой народ живет между различными культурами и народами, русские здесь не исключение, о наивности «азиопной» концепции мы писали выше. Приход весны на смену зимы - не уникально российское явление. И если бы климат действительно таким образом однозначно формировал характер народа, то чукчи и другие народы севера обладали во многом таким же менталитетом, как и русские. Практически все народы живут на стыке разных религиозных концессий, более того, множество народов не только расположены между двумя религиями, но и сами расколоты на разные религиозные течения, примером могут послужить немцы, французы, американцы, англичане и т.д.

Но откуда же взялась столь популярная идея о раздвоенности русского национального характера? Во-первых, мнение исследователей о раздвоенности психологии своего народа характерно не только для России, так, исследуя ценности американского общества, Д. Ф. Кубер и Р. А. Хапер в книге «Проблемы американского общества: конфликт ценностей»[2], так же пишут о противоречивости и несовместимости ценностей американского национального психического склада. Подобные идеи, чаще всего, есть не показатель раздвоенности психологии народа, а идейной раздвоенности исследователя, неспособности его понять дух народа. Противоречив не аксиотип, а концептуальные схемы исследователя. А противоречивость в этом случае, как известно, есть синоним их неверности.

Вспомним судьбу самого Бердяева. Наполовину француз (мать), наполовину русский (отец), первоначально марксист, затем ярый критик марксизма, сначала был антимонархистом, потом монархистом. Вся жизнь Бердяева - это сплошные метания, поэтому, когда он писал о метаниях русского народа, он неосознанно экстраполировал свою судьбу на судьбу всего народа.

Не раз многими исследователями справедливо подчеркивалось, что в русской психологии уживаются анархизм и любовь к государству. Но свидетельствует ли это о противоречивости русского психического склада? На первый и поверхностный взгляд – да. Но в действительности нельзя говорить о любви или ненависти к такому широкому понятию как государство. Русский народ не любит, чиновников, законы, бояр (окружение государя), но любит: государя, территорию (ни пяди земли), государство как заступника и помощника, как реализатора некой идеи.

Нельзя также судить о национально-психологических особенностях всего народа по национально-психологическим особенностям отдельных, даже наиболее ярких его представителей. Необходимо крайне осторожно судить о взглядах народа в целом, основываясь лишь на мировоззрениях выдающихся писателей, полководцев и т. д. Поведение, взгляды, произведения великих людей часто могут не отражать особенности психологического склада всего народа. По сути, они и становятся великими людьми потому, что обладают очень специфическим набором качеств, который присущ далеко не каждому представителю народа.

В основе заблуждений Бердяева лежала также абсолютизация конкретного исторического момента, непонимание того, что поведение народа во многом детерминировано объективными обстоятельствами. В труде «Душа России» Бердяев пишет:

«Россия — самая безгосударственная, самая анархическая страна в мире. И русский народ — самый аполитический народ, никогда не умевший устраивать свою землю. Все подлинно русские, национальные наши писатели, мысли­тели, публицисты — все были безгосударственниками, сво­еобразными анархистами. Анархизм — явление русского духа, он по-разному был присущ и нашим крайним левым, и нашим крайним правым…

Россию почти невозмож­но сдвинуть с места, так она отяжелела, так инертна, так ленива, так погружена в материю, так покорно мирится со своей жизнью» [3].

Это труд написан в 1915 году, за два года до того, как «аполитичный народ» совершил революцию, ставшей центральным политическим событием двадцатого столетия, изменившим весь мир, а последующий массовый энтузиазм русского народа вряд ли имеет исторические аналоги. Значит, инертность была обусловлена не качествами русского народа, а социально-экономическим укладом царской России, тормозившим его развитие. Так называемая «безгосударственность» русских писателей, мыслителей, публицистов XIX столетия была детерминирована не природным анархизмом русских, а глубокими противоречиями, созревшими и резко усугубившимися в XIX веке. Остро чувствуя разрастание кризиса, предчувствуя беду, русская интеллигенция отворачивалась не от государственности как таковой, а от её формы, существовавшей в той России.

 


[1] Аунтетично шизофрения имеет иные проявления.

[2] Cuber J. F., Harper R. A. Problems of American society: values in conflict. –N. Y., 1948. – p. 369

[3] Русская идея: сборник произведений русских мыслителей / сост. Васильев Е. А. – М., 2002 – с. 292-302

Качества идеального олигарха

Каков портрет олигарха? Попытаемся разобраться без всяких реверансов и очернения. Первое качество идеального олигарха алчность. Человек, выросший и воспитанный в СССР, такую характеристику как алчность воспринимает в большей степени негативно. Но на самом деле, если отбросить идеологические штампы, то мы узнаем, что алчность дословно — жажда приобретательства, как правило, проявляемое в любви к деньгам.

Качества идеального олигарха. Не будем рассуждать о различных олигархах, а возьмем самого успешного олигарха – самого богатого человека XX века, Дж. Рокфеллера[1], который, будучи ребенком, получил первый доход от продажи конфет сестрам. Он покупал конфеты в магазине, разбивал на мелкие кучки и продавал сестрам. Самое интересное то, что он не стеснялся рассказывать об этом первом бизнесе, а его потомки даже гордились этой врожденной коммерческой жилкой. В биографии Рокфеллера пишется:

«Джон Рокфеллер родился 8 июля 1839 года в штате Нью-Йopк. Его отец, Уильям Эйвери Рокфеллер, был распутником, конокрадом, шарлатаном, двоеженцем и лгуном, при этом очень любил деньги. Поэтому воспитанием ребенка занималась мать — убежденная баптиcткa. К счастью, от отца будущий миллиардер унаследовал только любовь к деньгам»[2].

Когда Рокфеллер вырос, он продолжил внедрение рыночных отношений в уже в собственную семью. Все семейные отношения были пропитаны жадностью и духом рынка. Например, своего сына до восьми лет Рокфеллер одевал в девичьи платья — в семье было принято донашивать друг за другом старые вещи. Короче говоря, «в деньгах счастье» — таково известное жизненное кредо Рокфеллера[3].

Второе качество капиталистического господствующего класса — эгоизм. В свое время альтруизм был доминантой поведения элиты. Даже преследуя эгоистические, корыстные цели, человек стеснялся признаться в этом и утверждал, что действует в интересах общества. Теперь же эгоизм не скрывается и не камуфлируется, более того, это качество всячески воспевается: открываются всевозможные клубы, фирмы, журналы, которые именуются следующим образом: «Эгоистка», «Эгоист» «Мир эгоиста», на книжных прилавках лежат всевозможные пособия для начинающих и «продвинутых» эгоистов. Представить такое раньше было невозможно.

Но проблема, конечно, не в пособиях для эгоистов, проблема заключается, прежде всего, в эгоизме господствующего класса. Американский публицист и политический деятель Патрик Бьюкенен обращает внимание на то, что:

«западные элиты невосприимчивы к факту грядущей гибели их цивилизации. Элиты словно не интересуют ни депопуляция, ни отказ от национальной государственности, ни нарастающая иммиграция из стран третьего мира»[4].

Господствующий класс капиталистического общества думает только о себе, эгоизм — это основа ее поведения, и ее мало интересует то, что не касается ее лично. Нормально общество или нет — какая разница! Обращаясь к теме эгоизма современного господствующего класса, Эрих Фромм констатирует:

«Трудно поверить, что не предпринимается никаких серьезных усилий, чтобы избежать того, что так похоже на окончательный приговор судьбы. В то время как в личной жизни только сумасшедший может оставаться пассивным перед лицом опасности, угрожающей всему его существованию. Те, кто облечен государственной властью, не предпринимают практически ничего, чтобы предотвратить эту опасность… Эгоизм, порождаемый системой, заставляет ее лидеров ставить личный успех выше общественного долга. Никого больше не шокирует то, что ведущие политические деятели и представители деловых кругов принимают решения, которые служат их личной выгоде, но вредны и опасны для общества. В самом деле, если эгоизм — одна из основ бытующей в современном обществе морали, то почему они должны вести себя иначе?[5]»

Главная причина эгоизма господствующего класса кроется даже не в прибыльности эгоизма. Сам по себе эгоизм — сердцевина капиталистической идеологии. Конкуренция – двигатель капиталистической экономики, но т.к. конкуренция предполагает эгоизм, то капитализм без эгоизма – это капитализм без двигателя. Нет эгоизма — нет капитализма.

Следующее качество идеального олигарха - лицемерие. Вспомним обыкновенный рынок и любого коммерсанта на этом рынке. Он стремится обсчитать, обвесить, всучить залежалый товар, разрекламировать то, что никто не покупает, обмануть вас в вопросе о стране-производителе, о составе ткани и т.д. Помимо этого, он стремится не допустить на рынок чужих торговцев, дать взятку контролеру весов, ветеринару и т.д.

Открываем книгу Аристотеля «Афинская полития», минуло более двух тысяч лет, а ничего не изменилось. Аристотель пишет, что необходимо избрать рыночных надзирателей, на которых будет возложена обязанность «наблюдать за всеми товарами, чтобы их продавали без примеси и без подделки»[6].

Рынок — это модель капиталистической экономики, собственно, она и носит название «рыночной». Рынок является уменьшенной копией любого бизнеса: обман покупателя, «кидалово» партнеров, взятки чиновникам — обязательные атрибуты коммерческой деятельности. «Бизнесмен — обыкновенный лавочник, только во много раз увеличенный»[7].

Чем больше бизнес, тем выше покровители. Если торговец с рынка платит патрульному, то крупный бизнесмен — высокопоставленному чиновнику. Торговец говорит, что его товар лучший на рынке вам одному, крупный бизнес то же самое внушает с помощью рекламы миллионам. Причем, крупный обман всегда изощрённее. Привлекаются известные актеры, спортсмены, которые убеждают вас, что пользуются только этой зубной пастой, только этим кремом, только этими специями. В общем-то, все понимают, что это обман, но по-другому нельзя, точнее, можно, но недолго - до тех пор, пока тебя не обойдет пронырливый конкурент.

Почему обман так прочно вплетен в ткань данного строя? Как мы увидели, господствующий класс, начиная с рабовладельческого и заканчивая капиталистическим строем, живет за счет труда других членов общества, т.е. господствующий класс изымает у тружеников заработанные ими ресурсы. А как можно изъять у чужого человека ресурсы? Способа два: насильно или с помощью обмана. При рабовладении и феодализме использовали первый способ, при капитализме - второй.

Часто приходится слышать, что важными качествами бизнесмена является находчивость, сообразительность, стремление к развитию и т.д. Безусловно, эти качества резко повышают эффективность деятельности на поприще бизнеса, как, впрочем, и любой другой деятельности. Но эти качества не являются обязательной составляющей личности олигарха.

Ядро мотивации – аксиотип. И главное не то, как человек хочет достичь цели, а какова его цель. Это, в конечном счете, предопределяет и пути достижения данной цели. Упрощено говоря, нам важно понять, ради чего человек проявляет свою находчивость, и здесь мы придем к заключению, что алчность является самым главным качеством бизнесмена.

Возможно, олигархи - великолепные люди, за всю жизнь не взявшие ничего чужого, более того, многие из них даже признают пагубность тоталитарного капитализма, так, наверное, самый известный в мире спекулянт Дж. Сорос[8], признает:

«В соответствии с рыночным фундаментализмом вся общественная деятельность и человеческие отношения в том числе должны рассматриваться как деловые, основанные на договорах отношениях, и сводиться к общему знаменателю — деньгам. Деятельность должна регулироваться, насколько это возможно, самым навязчивым способом — невидимой рукой конкуренции, ведущей к увеличению прибылей. Вторжения рыночной идеологии в области, столь далекие от коммерции и экономики, разрушают и деморализуют общество»[9].

Но все рассуждения Сороса ничего не изменят. Включился механизм естественного отбора, есть идеал, к которому стремится тоталитарный капитализм.

Здесь можно провести аналогию с биологической эволюцией. Эволюция вида начинается с изменений внешней среды – таков постулат теории Дарвина. Ничего не зависит от отношения к эволюционным изменениям представителей биологического вида. Изменилась среда, следовательно, включился механизм эволюции. Аналогичный процесс происходит и в обществе изменились объективные законы развития социума, следовательно, начинают меняются люди, в первую очередь те, кто находится на переднем крае этих изменений, т.е. олигархи. Сегодня в обществе происходит естественный отбор и с каждым годом реальные бизнесмены становятся похожи на бизнесмена идеального.

Поэтому не все олигархи — кладезь отрицательных качеств. Нет, может быть, даже наоборот, олигархи — отличные люди, но среда, в которой они вращаются, вынуждает их поступать соответствующим образом. Иначе нельзя. Ведь на войне сражаются не патологические убийцы, но законы военного времени таковы, что человек должен убивать. Иначе нельзя.

«Самых умных и энергичных Рынок превращает в паразитов (да-да, именно превращает, сами они такими могли и не стать, их такими сделали, виновата система, а не люди). Сегодня богатые модники напоминают глистов. Скользкие, блестящие, упитанные, ничего не дают, потребляя самое лучшее за счет принесения вреда обществу. Получается как в грустной современной шутке: «успешный бизнес приходит во власть и превращает ее… в успешный бизнес»»[10].

Таким образом, господствующий класс идеального общества тоталитарного капитализма должен состоять из антисоциального, вследствие своего эгоизма, алчного, лицемерного слоя людей. И именно к этому идеалу мы постепенно идем. Однако это даже не самое худшее.

 


[1] СПРАВКА. Британская газета Sandy Express, опубликовавшая список 100 богатейших людей века, признала первым из них Джона Рокфеллера. Его состояние в момент смерти в 1937 г. составило (в пересчете на современный курс) 124,8 млрд фунтов стерлингов.

[2]Тимошенко С. Джон Рокфеллер: «Я обречен стать богатым!» 31.05.2006, Комсомольская правда.

[3] http://www.rockefeller.ru/.

[4] Бьюкенен П. Дж. Смерть Запада. - М., 2004. - с. 23.

[5] Фромм Э. Иметь или быть? - Киев, 1998. - с. 199–200.

[6] Аристотель. Афинская полития. - Л., 1936. - с. 90.

[7] Л. Бромфилд.

[8] В 2006 году журнал Forbes оценил состояние Сороса в 6,9 млрд долл. и поставил его на 37-е место среди самых богатых людей в мире.

[9] Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. - М., 1999. - с. 12.

[10] Проект Россия. http://www.projectrussia.ru/text.

Рационализм

Рационализм – одна из наиболее ярких и часто упоминаемых характеристик западного психотипа. В чем же ее суть? Рационализм – ориентация и стилистика мышления, со свойственными ей установками на разумность и естественную упорядоченность мира, наличие в нем внутренней логики, а также убежденность в способностях разума постичь этот мир и устроить его на разумных началах. Наиболее емкая формула рационализма сконцентрирована в знаменитом положении Гегеля: «все действительное разумно, все разумное действительно».

Именно благодаря своему рационализму европейская цивилизации сделала прорыв в науке, необходимой предпосылки дальнейшего буржуазного развития. По образному выражению Маркса «мельница создала феодализм, а паровая машина — капитализм».

Однако рационализм европейца стал основой его успеха не только в науке. Парадоксально, но рациональность позволяет западному человеку становится лидером в сфере иррационального и духовного. Например, несмотря на всю талантливость западноевропейца, мировые религии зародились на Востоке, а на не Западе. Но Запад стал штаб-квартирой самой большой мировой религии – христианства, именно на Западе были построены тысячи храмов, изданы миллионными тиражами Библия, построены четкие церковные иерархии. Все это послужило примером для стран Востока, где, собственно, религия и зародилась.

«Музыкальный слух у других народов был, пожалуй, тоньше, чем у современных народов Запада, и, уж во всяком случае, не менее тонким. Полифония различных типов была широко распространена во всем мире, сочетание ряда инструментов, ведение мелодической линии мы находим повсюду. Однако рациональная гармоническая музыка — как контрапункт, так и аккордово-гармоническая фактура,— оформление звукового материала на основе трех главных трезвучий и гармонической терции, наш хроматизм и энгармонизм, которые со времен Возрождения получили свое гармоническое рациональное обоснование, наш оркестр с его струнным квартетом в качестве главного стержня и с организацией группы духовых инструментов, генерал-бас, наше нотное письмо, введение которого и сделало, собственно говоря, возможным композицию и заучивание современных музыкальных произведений, то есть вообще их существование во времени, сонаты, симфонии, оперы и необходимые для их исполнения инструменты: орган, фортепиано, скрипка — все это существовало только на Западе.

Стрельчатая арка как декоративный элемент была известна многим народам Азии и античного мира; небезызвестен был, вероятно, на Востоке и стрельчатый крестовый свод. Однако рациональное использование готического свода как средства распределения тяжести и перекрытия любых пространственных форм — прежде всего в качестве конструктивного принципа монументальных строений, — как основы стиля, включающего в себя в виде декоративного элемента скульптуру и живопись и созданного в средние века, не встречается нигде, кроме Запада. Не известны вне Запада и решение проблемы купола, и тот вид «классической» рационализации искусства в целом — в живописи посредством рационального использования линейной и воздушной перспективы,— который был создан у нас Возрождением»[1].

Атрибутом рационализма западного человека является склонность к категориальному мышлению. Западный человек - создатель категорий, классификаций и стандартов, вплоть до стандарта красоты (так называемый голливудский стандарт).

На Западе всему дают свое наименование, не забывая при этом и запатентовать. Например, важнейшим изобретением эпохи промышленного производства стало изобретение парового двигателя, запатентованного в 1782 г. англичанином Дж. Уаттом. Однако еще в 1763 году подобный двигатель был изобретен русским ученым Ползуновым Иваном Ивановичем (1728–1766). Но изобретение не было запатентовано, т.к. Берг-коллегия не оценила достоинств двигателя. В результате Уатта знают все, а Ползунова никто.

Благодаря категориальному мышлению на Западе возникли тысячи направлений в науке, философии, искусстве. В России талантливый ученый - не обязательно научная школа. На Западе все иначе, это не только научная школа, но и премии, мировая известность, короче говоря «Имя». На Западе все новое институализируется и обретает четкие контуры.

Западный человек всегда старается любому явлению дать красочное запоминающиеся наименование. План «Барбаросса», танк «Тигр», «Пантера». И совсем по-другому у русских: танк Т-34, Курская битва, Берлинская операция. Эта отличительная черта западного аксипсихотипа, всему дается красочное название: оранжевый уровень опасности, революция роз, экономическое чудо и т.д. В определенной степени это демаскирует подлинных создателей некоторых процессов, если речь идет о «революции роз», то становится понятно, кто за ней стоит.

При выполнении работы человек, в зависимости от своего психотипа, может быть нацелен или на процесс, или на результат. Чем больше рационализма, тем больше преобладает нацеленность на результат. Западный человек намечает конкретную цель и достигает ее. Его больше всего интересует результат, а не процесс. Западный человек не любит лишние рассуждения, поэтому часто работает результативно, но поверхностно относясь к работе. Однако поверхностно не значит халтурно, наоборот западный человек стремится к добросовестной работе, просто его не интересует углубление в суть процесса. Сравните западное: «Не откладывай на завтра, то, что можно сделать сегодня», с русским: «Утро вечера мудренее».

Именно благодаря нацеленности на результат, практицизму западного человека, изобретения, возникшие на Востоке, стали мощным двигателем западного, а затем и общечеловеческого прогресса. Хотя в Китае изобрели порох, бумагу, книгопечатание, компас, все эти изобретения не давали мощный толчок развития китайской цивилизации. Первые опыты книгопечатания были предприняты в 1041-48 гг. китайцем Би Шэном. Лишь спустя 400 лет книгопечатание возникает в Европе (И. Гутенберг), но именно европейское книгопечатание сыграло огромную роль в социально-политической и историко-культурной жизни человечества. Маркс считал книгопечатание одной из необходимых предпосылок буржуазного развития[2]. Возникновение книгопечатания содействовало становлению и дальнейшему развитию литератур на национальных языках, унификации орфографии и графических форм письма, что, в свою очередь, способствовало развитию образования. С появлением книгопечатания печать стала мощнейшим средством распространения и сохранения идей и знаний.

 


[1] Вебер М. Протестантская этика. – М., 2000. – с. 6.

[2] Маркс К., Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 30, - с. 262.

the-soviet-union

nacionalnajadoktrina.jpg