Sidebar

Германские племена - последние завоеватели Европы, а основу германской расы составили индоевропейские германские племена: франков, готов, бургундов, вандалов, лангобардов, алеманов, англов, саксов, и др.

На сегодняшний день этнически Запад – это германская раса, романская раса и этносы, тысячелетиями вовлеченные в жизнь западной цивилизации, прежде всего, потомки кельтов и иберов. Совместное проживание этносов приводило к метисации, так, например, в ходе метисации кельтов и иберов возник новый этнос кельтиберы, кельтиберская культура и кельтиберский язык. Потом кельтиберы были завоеваны Римом и подверглись романизации.

Но этническим ядром западной цивилизации являются этносы, принадлежащие к германской расе. А потомки иберов, кельтов в Европе играет даже не второстепенную, а «десятистепенную» роль. Из всех потомков иберов, кельтов и этрусков лишь у ирландцев существует собственное государство, да и то часть которого оккупирована Великобританией. Кстати, именно Ирландия проводит последовательную политику нейтралитета, например, Ирландия не является членом НАТО.

Народы, принадлежащие к романской расе, также не являются доминантной силой современной западной цивилизации. Романское господство средневековой Европы в XVI в. сменилось краткосрочным лидерством Голландии, затем пальма первенства перешла к англосаксонским народам. На несколько веков лидером стала Англия, впоследствии беспрекословным лидером западной цивилизации стали США. Помимо Англии и США, к англосаксонским странам относятся Канада, Австралия и Новая Зеландия.

Нас не должны путать названия, например, одним из самых известных германских племен было племя франков. Племена германские, но именно эти племена играли решающую роль в этногенезе французской нации, другим известным германским племенем были англы и саксы.

В свете сказанного выше, тезисы нацисткой пропаганды о германцах как господах нового мира выглядят несколько в ином свете. Гитлеровская пропаганда изображала Германию как передового общеевропейского лидера, ограждающего ее от «орд с Востока».

Наглядно этническое прошлое европейских народов представлено в таблице (табл. 2).

Таблица № 2

Этническое разделение Европы

 

Индоевропейцы Германцы немцы,     австрийцы, англичане, шведы, норвежцы, фарерцы, датчане,     голландцы, исландцы, фризы, литовцы, латыши, эльзасцы, люксембуржцы, швейцарцы, буры, австралийцы, новозеландцы, сев. французы, сев. итальянцы
Романская раса португальцы, испанцы, галисийцы, южн. итальянцы, южн. французы
Славяне русские,     белорусы, украинцы, поляки, чехи, словаки, сербы, черногорцы, хорваты, словенцы, македонцы, болгары
Кельты ирландцы, шотландцы, валлийцы, бретонцы

Другие

индоевропейцы

румыны,     греки, албанцы
Монголоиды   венгры, финны, эстонцы
? Иберы баски, каталонцы, корсиканцы
? Этруски романши, ладины, фриулы

Западные страны делятся на страны, где западноевропейцы проживали испокон веков – это западная часть Европы и те страны, которые западноевропейцы освоили сравнительно недавно: США, Канада, Австралия и др.

Американцы, канадцы, австралийцы, новозеландцы являются смешанными индоевропейскими народами с преобладанием германского элемента. Народы Латинской и Южной Америки являются метисными расами, возникшими, в основном, вследствие метисации романской расы и местных индейских народностей.

Ввиду такого разнообразия стран и народов, естественно, нельзя говорить об абсолютно единой истории Запада. История Запада очень разнообразна, как разнообразны этносы, населяющие страны Запада. И, несмотря на это, можно говорить о центральных узловых моментах истории, являющихся для Запада общим, о качествах западноевропейцев[1], являющихся для них в массе своей общими.

Необходимо также добавить, что германская и романская расы развивались в тесном единстве, например, всегда говорят о единой романо-германской культуре, романо-германской правовой семье, романо-германской филологии и т. п. и никогда не говорят о романо-славянской филологии или германо-славянской культуре.

 


[1] Далее термин «западноевропеец» мы будем употреблять как синоним термина «западный человек».


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 123 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Могло ли быть по-другому?

Если из яйца вылупится цыпленок, он вряд ли станет крокодилом, если из яйца вылупится крокодил, он вряд ли станет цыпленком. По облику рождающегося существа можно очень много сказать о том, что из него вырастет.

Капитализм родился как социальный строй, нацеленный прежде всего на максимизацию дохода индивидуальных частных предпринимателей, занимающихся материальным производством и торговлей, поэтому стремление к материализации всех сторон общественной жизни является сущностной характеристикой капиталистической системы.

Один из основных ударов капитализм нанес по христианству, реформировав его и приспособив для своих нужд, следовательно, ничего удивительного в угасании истиной религиозности нет. Духовная примитивизация уже отчетливо проглядывалась в призывах упрощения религиозного культа, упрощения догматов, «дешевой церкви» и т.д.

Капитализм основан на эгоизме частных предпринимателей, преследующих свои цели и борющихся с конкурентами. Конкуренция — двигатель капиталистической экономики, поэтому рост эгоизма — абсолютно закономерный итог развития капиталистической социальной системы.

Преступное уничтожение целых народов и цивилизаций явилось одной из важнейших предпосылок зарождения капитализма. «Грабеж колоний» — устойчивый речевой оборот, принятый в исторической науке. Символично, что вместе с награбленным золотом в Европу проникла одна из самых страшнейших болезней — сифилис. Поэтому преступность, жестокость, цинизм, лицемерие так прочно вплетены в ткань капитализма.

Из всего вышесказанного бесспорно следует то, что капитализм влияет на материализацию всех сторон бытия общества и рост эгоизма, что, в свою очередь, ведет к построению самого несправедливого, антигуманного и аморального общества, лишь детализирует очевидные тезисы. Все это его родовые сущности.

Таким образом, капитализм как социальная система обладал вполне четкими признаками, которые со временем лишь разрослись, что, впрочем, вполне логично и закономерно. По своей природе капитализм не мог стать другим, как крокодил не может стать цыпленком.

Кто нам ближе?

Россия, хоть и самобытное, но, все же, направление европейской цивилизации. У нас общие этнические корни – общая раса, общая религия – христианство, общая языковая группа, во многим общие культурные корни, в конце концов, когда мы читаем зарубежных писателей, то это практически всегда западные писатели, а не писатели Востока. И даже при всей критике западных фильмов, вряд ли кто-то из нас будет смотреть китайские. Если мы обращаемся к культурному наследию Востока, все равно Восток для нас навсегда останется экзотикой, собственно, поэтому и существует выражение «восточная экзотика» и не существует для нас экзотики западной.

Мыслители писали о том, что Россия имеет черты Востока и является некой полувосточной страной. Но, все это абстракции, не имеющие никакого отношения к реальности. Никто же всерьез не будут говорить о том, что Россия имеет общие культурные корни, например, с туркменской или вьетнамской цивилизацией. Поэтому во всех рассуждениях о некой российской азиатчине, в действительности заложена идея о российской самобытности, об отличии России от Запада, а не о принадлежности России к Востоку.

Тоталитарный капитализм – дитя западной цивилизации

Доминирующее стремление западного человека к материальной обеспеченности породило общественно-политическую систему, в которой безраздельно господствует капитал.

«Современное западное общество есть общество денежного тоталитаризма. Деньги тут стали универсальным и всеобъемлю­щим средством измерения, учета и расчета деятельности людей, учреждений и предприятий, средством управления экономикой и другими сферами общественной жизни, средством управления людьми»[1].

Пытаясь затушевать сущность реально существующего строя, многие западные социологи утверждают, что на Запале капитализма давно уже нет, что там возникло качественно иное общество — постиндустриальное, информационное и т. п. Это совершенно неверно. Западное общество и было, и остается капиталистическим. Но капитализм за время своего существования действительно претерпел существенные изменения.

Французский экономист Мишель Альбер в книге «Капитализм против капитализма» показывает, что капитализм в своем развитии прошел три четко различимые фазы, каждая их которых характеризуется его определенным взаимоотношением с государством.

Первая фаза, начавшаяся с 1791 года, может быть охарактеризована так: капитализм против государства. С 1891 года начинается развитие капитализма в рамках, очерченных государством. С 1980-го начинается и в 1991-м завершается переход к третьей фазе: капитализм вместо государства. Для нее характерно господство принципа: рынок — хорошо, государство — плохо.

Политическая власть зависит от экономической, т. к. основа механизма властной селекции западных стран — выборы, а выборы — это деньги, и деньги немалые. Деньги приходится брать у бизнеса. Бизнес ничего просто так не дает и требует возврата. В конечном счете, все это приводит к аффилированным структурам, откатам, воровству и коррупции. Выборы — это бизнес-проект.

Капитал стал править обществом. Это приходится признавать и некогда ярым защитникам процесса демократизации России, каким был профессор Александр Панарин:

«В эпоху Просвещения (XVIII в.) институт абсолютной монархии препятствовал попыткам полного и безраздельного влияния рыночной среды на политику. Может быть, поэтому ХVII–ХVIII века стали эпохой наиболее впечатляющих фундаментальных открытий, послуживших толчком промышленного переворота. В эпоху массовых парламентских демократий ситуация существенно изменилась: влияние бизнеса на политику постепенно становится решающим. Те, кто и сегодня готов уповать на суверенитет массового избирателя и его волю как главный источник важнейших политических решений, являются либо запоздалыми политическими романтиками, либо догматиками текстов, подготовленных еще до прихода парламентаризма и выражающих антиабсолютистский, антимонархический протест. Нынешняя “демократизация”» России и постсоветского пространства еще раз подтвердила, что демократия в ее прежнем виде быстро и неминуемо ведет к прибиранию политики к рукам влиятельных финансовых групп, не только подкупающих исполнительную, законодательную и судебную власть, но и специально оплачивающих “четвертую власть” — СМИ, назначение которой — обработка массового избирателя»[2].

Богатство и власть всегда шли рука об руку. Но теперь богатство стало не просто спутником власти, а перешло из подчиненного состояния к господствующему. Отныне власть превратилась в спутник богатства. Деньги, капитал из пассивного спутника власти стали превращаться в ее активное и единственное средство. Экономика определяет образ мыслей, выдвигает на властные высоты политиков, определяет пути развития государства. Сегодня все — власть, искусство, спорт, наука — вращается вокруг прибыли и денег.

«Рыночные механизмы и ментальности проникают в каждую сферу жизни — не только в труд и политику, но и в отдых, дружбу, семью и брак. Все подчинено капиталистической рациональности «наименьшей стоимости» и «максимальной выгодности»»[3].

Каково же будущее данной социальной системы? Финансисты, с точки зрения Ж. Аттали, в конечном счете, возвысятся над миром как его надгосударственная и наднациональная элита, превратившись в мировое правительство. Используя современные информационные технологии, они превратят нашу планету в единое финансово-экономическое пространство, в котором в товар превратится даже сам человек, а о его достоинствах будут судить только по одному критерию — количеству денег в его кошельке. Впрочем, сами деньги приобретут форму магнитных карточек, где деньги, там и власть. Аттали напоминает:

«Власть измеряется количеством контролируемых денег. “Козлом отпущения” при том является тот, кто оказывается лишенным денег и кто угрожает порядку, оспаривая его способ распределения».

Капитал превратился в стержень, вокруг которого вращаются все сферы жизни общества. Неслучайно слово «капитал» легло в основу названия новой социальной системы.

 


[1] Зиновьев А. Русский эксперимент. – М., 1995. — с. 72.

[2] Панарин А. Духовные катастрофы нашей эпохи в свете современного философского знания. Москва, № 1, 2004.

[3] Kumar K. The Rise of Modern Society. Oxford, 1988. - P. 119.

the-soviet-union

nationaldoctrine-foto.jpg