Sidebar

Германские племена - последние завоеватели Европы, а основу германской расы составили индоевропейские германские племена: франков, готов, бургундов, вандалов, лангобардов, алеманов, англов, саксов, и др.

На сегодняшний день этнически Запад – это германская раса, романская раса и этносы, тысячелетиями вовлеченные в жизнь западной цивилизации, прежде всего, потомки кельтов и иберов. Совместное проживание этносов приводило к метисации, так, например, в ходе метисации кельтов и иберов возник новый этнос кельтиберы, кельтиберская культура и кельтиберский язык. Потом кельтиберы были завоеваны Римом и подверглись романизации.

Но этническим ядром западной цивилизации являются этносы, принадлежащие к германской расе. А потомки иберов, кельтов в Европе играет даже не второстепенную, а «десятистепенную» роль. Из всех потомков иберов, кельтов и этрусков лишь у ирландцев существует собственное государство, да и то часть которого оккупирована Великобританией. Кстати, именно Ирландия проводит последовательную политику нейтралитета, например, Ирландия не является членом НАТО.

Народы, принадлежащие к романской расе, также не являются доминантной силой современной западной цивилизации. Романское господство средневековой Европы в XVI в. сменилось краткосрочным лидерством Голландии, затем пальма первенства перешла к англосаксонским народам. На несколько веков лидером стала Англия, впоследствии беспрекословным лидером западной цивилизации стали США. Помимо Англии и США, к англосаксонским странам относятся Канада, Австралия и Новая Зеландия.

Нас не должны путать названия, например, одним из самых известных германских племен было племя франков. Племена германские, но именно эти племена играли решающую роль в этногенезе французской нации, другим известным германским племенем были англы и саксы.

В свете сказанного выше, тезисы нацисткой пропаганды о германцах как господах нового мира выглядят несколько в ином свете. Гитлеровская пропаганда изображала Германию как передового общеевропейского лидера, ограждающего ее от «орд с Востока».

Наглядно этническое прошлое европейских народов представлено в таблице (табл. 2).

Таблица № 2

Этническое разделение Европы

 

Индоевропейцы Германцы немцы,     австрийцы, англичане, шведы, норвежцы, фарерцы, датчане,     голландцы, исландцы, фризы, литовцы, латыши, эльзасцы, люксембуржцы, швейцарцы, буры, австралийцы, новозеландцы, сев. французы, сев. итальянцы
Романская раса португальцы, испанцы, галисийцы, южн. итальянцы, южн. французы
Славяне русские,     белорусы, украинцы, поляки, чехи, словаки, сербы, черногорцы, хорваты, словенцы, македонцы, болгары
Кельты ирландцы, шотландцы, валлийцы, бретонцы

Другие

индоевропейцы

румыны,     греки, албанцы
Монголоиды   венгры, финны, эстонцы
? Иберы баски, каталонцы, корсиканцы
? Этруски романши, ладины, фриулы

Западные страны делятся на страны, где западноевропейцы проживали испокон веков – это западная часть Европы и те страны, которые западноевропейцы освоили сравнительно недавно: США, Канада, Австралия и др.

Американцы, канадцы, австралийцы, новозеландцы являются смешанными индоевропейскими народами с преобладанием германского элемента. Народы Латинской и Южной Америки являются метисными расами, возникшими, в основном, вследствие метисации романской расы и местных индейских народностей.

Ввиду такого разнообразия стран и народов, естественно, нельзя говорить об абсолютно единой истории Запада. История Запада очень разнообразна, как разнообразны этносы, населяющие страны Запада. И, несмотря на это, можно говорить о центральных узловых моментах истории, являющихся для Запада общим, о качествах западноевропейцев[1], являющихся для них в массе своей общими.

Необходимо также добавить, что германская и романская расы развивались в тесном единстве, например, всегда говорят о единой романо-германской культуре, романо-германской правовой семье, романо-германской филологии и т. п. и никогда не говорят о романо-славянской филологии или германо-славянской культуре.

 


[1] Далее термин «западноевропеец» мы будем употреблять как синоним термина «западный человек».


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 27 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Русский стиль

Патриотизм не заключается в том, чтобы напиться, измазать лицо на западный манер краской и кричать на стадионе «Оле, Россия», желательно где-нибудь заграницей. Патриотизм сегодня – это содействие всеми силами построению социальной системы, отвечающей русскому духу.

«Мы как общество не пытаемся стать самими собой. Мы коверкаем себя. Мы пытаемся стать как кто-то еще. Мы пытаемся отвергнуть свою природу. Мы пытаемся создать здание без фундамента, «воздушный замок». Но все эти попытки отрицать себя, попытки играть чужую роль, бесконечное желание получить одобрение со стороны как некое дарованное право на существование могут привести только к глубокому неврозу и даже психозу. Возрождение и новое восхождение Русской цивилизации не начнется без «возвращения к себе». Необходимо искать свое, органичное. Надо идти от своей самости. И только тогда нас (Россию) признают в качестве полноценного игрока, когда мы прекратим центрироваться на этой мысли о необходимости признания»[1].

Какой общественный строй наиболее адекватен современной России? Эта отдельная дельная тема, требующая обстоятельного анализа, поэтому, чтобы не отвлекать читателя, мы переместим подробный анализ политической и экономической системы и иных аспектов государственного   строительства в отдельный труд – «Сверхдержава: национальная доктрина России».

Единственно, что можно сказать, что ни демократия либерального толка, ни капитализм - абсолютно непригодны для России. Ментально непригодны, даже если бы это были самые лучшие компоненты политико-экономической системы.

Мы уже говорили, что капитализм основан на алчности и конкуренции. Но именно эти качества не являются доминантными в русском менталитете. «Кавказцы захватили рынки, государство помоги и огради» — такой лейтмотив выступлений русских националистов. Но почему-то кавказцы не требуют от Азербайджана, чтобы тот помог им захватить рынки в чужой стране.

Даже представители малого бизнеса – ядро коммерчески активного населения постоянно жалуются на налоги, чиновников, высокую арендную плату и ставки кредитов, высокие тарифы на коммунальные услуги. Но в действительности, все это сублимированная тяга к государственному заступничеству. Мол, «государство, помоги нам делать бизнес». Создаются всевозможные комитеты, фонды помощи малому бизнесу, а малому бизнесу все недостаточно.

Турки без всякого заступничества застроили все побережье первосортными гостиницами, на любой вкус, где отдыхают теперь в массовом количестве русские. Построили все это в пустом поле. С российской стороны Черного моря - лишь разрозненные мини-отели, построенные, в основном, армянами.

С китайской стороны Амура на пустом месте выросли комбинаты по переработки нашего леса, построены дороги, города. С нашей стороны Амура - ничего, только то, что было построено еще при коммунистах. И опять жалобы на налоги, дороги и т.д., и т. п. Русские пенсионеры продают свои маленькие квартиры в Благовещенске, и за эти деньги покупают шикарные апартаменты по ту сторону Амура. Китайцы наладили перевод пенсий, продукты дешевле, коммунальные платежи дешевле…

Русская деревня – это, в большинстве случаев, запустение, нищенские зарплаты, вера в доброго царя или полное безверье, убиваемое самогоном. Приезжаешь в татарскую деревню, где действуют те же законы и налоги, все развивается, селяне отвозят на рынок свою продукцию, на вырученные средства совместно строят дома.

Русский стиль. Русские - самая антикапиталистическая нация на земле. Ментально капитализм - антирусский строй. Поэтому он убивает, опустошает, ведет к полной деградации. И дело здесь не пресловутых налогах или законах. Автор одного из самых известного психологических исследований русского менталитета Ксения Касьянова очень точно подмечает:

««Героические» усилия наших СМИ «привить» русскому человеку индивидуализм, озабоченность своим материальным благосостоянием и другие «западные» качества в виде главных ценностей ведут именно к такому результату, а, прежде всего, к деморализации. Ссылки на то, что «рынок» требует именно таких черт личности, с на­шей точки зрения, несостоятельны. Рынок должен быть при­способлен к нашему национальному характеру, а не наоборот»[2].

Рассмотрим, касающийся каждого россиянина, вопрос о зарплате. Капиталисты повышают зарплату, не потому, что они «добрые», а потому, что люди в массовом количестве выходят на забастовку. Так развивается весь капиталистический мир. Не проходит и месяца, как в какой-нибудь капиталистической стране все не останавливается, потому что объявили общенациональную забастовку то водители, то летчики, то машинисты и т. п. и т.д. Причем они живут гораздо лучше российских коллег, но все равно постоянно требуют повышения зарплаты.

Если русские хотят жить при капитализме, то они должны быть готовы постоянно бастовать. Но этого качества нет в русской крови, нет борьбафилии, нет индивидуализма, зато наличествует желание не «раскачивать лодку».

В России доля заработной платы составляет всего 23 % ВВП, а размеры взносов на социальное страхование (пенсионное, медицинское и социальное страхования – всего 7,5 % ВВП. В итоге совокупные расходы в России на два базовых института доходов населения (заработная плата и социальное страхование) составляют чуть больше 30 % ВВП, что в 1,8-2 раза меньше, чем в развитых странах (рис. 18).

Упрощенно говоря, страна произвела продукции на 100 рублей, в развитых странах 60 рублей пошло бы на зарплаты работникам, в России же только 30 рублей. Но в развитых странах, несмотря на это, постоянно бастуют, а русские всем довольны.

«С «рынком труда» вообще получилось черт знает, что, наши западные учителя просто остолбенели от удивления… Люди, вопреки всем законам рынка, работают, иногда по полгода не получая зар­платы. Они отдают свой труд не как товар, а как некую общественную ценность. Зарплату они требуют не по формуле эквивалентного обмена «товар — деньги», а как средство существования. Аргументом редких де­монстраций протеста не стало нормальное обвинение обманутого на рынке торговца: «Вы украли мой товар!» Рабочие и учителя требуют: «Заплатите, ибо мне нечем кормить ребенка!» Это — аргументация от справедли­вости, а не от рынка. Уже отцы политэкономии, Адам Смит и Рикардо подчеркивали, что жизненная нужда продавца, а тем более справедливость и сострадание — категории сугубо нерыночные. Акт рыночного обмена основан исключительно на рациональном расчете, и, предлагая свой товар (в данном случае рабочую силу), продавец имеет право объяснять лишь выгоду сделки для покупателя, а не ссылаться на то, что ему «детей нечем кормить»[3].

Формула Фэйера показала свою действенность в США, да и наверно была бы применима ко многим другим странам. Но только не для России.

Перед выборами в Госдуму РФ 2007 г. резко повысились цены, но правящая партия получила свыше 70 % голосов. Все довольны? Нет, все недовольны! Все ругали правительство, депутатов, но на вопрос за кого вы голосовали, всегда отвечали: «за правящую партию». Этот выбор абсолютно иррационален. Голосовали, потому что «мы свое отжили, пусть хоть дети поживут», «коней на переправе не меняют» и т.д. и т. п. Короче, голосуют сердцем.

Русский стиль. Русские против, но голосуют за. Почему? Потому что русские никогда не оценивают власть по уровню своего благосостояния. Главное, чтобы не отдельному человеку было хорошо, главное, чтобы было хорошо государству. Можно повысить цены, но провести военные учения, и 70 % обеспечено.

Эта ментальная особенность закрепилась в ходе исторического развития, вечных войн, неурожаев, лютых холодов. Наполеон не мог поверить, что русские сами собственными руками сжигают свое добро и покидают столицу. Наполеон был поражен, он захватывал не первую столицу и нигде не видел ничего подобного. Это не по правилам, это не по-европейски, возмущался он. Но это по-русски.

В русской традиции не общество ответственно за свой политической выбор, а наоборот, политики должны быть ответственны за общество. Сказали сжечь дома и уйти из столицы, значит, люди будут жечь собственные дома.

Русский менталитет не совместим с проявлением либерализма ни в сфере политики, ни в сфере экономики. Но главное, нам и не нужно подстраиваться по чуждую нам, уходящую в прошлое экономико-политическую систему. Она не является ни наиболее эффективной, ни наиболее близкой нам, а в сегодняшних условиях вообще губительной для человечества.

 


[1] Аверьянов В.В. Русская доктрина. Сергиевский проект. – М., 2008.

[2] Касьянова К. О русском национальном характере. – М., 2003. - с. 4-5.

[3] Кара-Мурза С. Г. Истмат и проблема восток-запад. – M.,2001. - 5.

Эгоизм и индивидуализм

Ошибочное отожествление коллективизма и альтруизма также довольно распространенное заблуждение.

Как мы помним, коллективизм – форма ценностных ориентаций, в основе которой лежит принцип «окружающие должны играть значимую роль в моей жизни». Индивидуализм – зеркальное отражение коллективизма.

Альтруизм – форма ценностных ориентаций, в основе которой лежит принцип «ради помощи окружающим я могу жертвовать собственными интересами». Эгоизм - зеркальное отражение альтруизма.

Коллективизм часто путают с альтруизмом, а эгоизм с индивидуализмом. Но это все разные феномены. Для анализа соотношения коллективизма и альтруизма обратимся к рис. 11.

Исходя из приведенных нами определений «коллективизма», «индивидуализма», «эгоизма» и «альтруизма», возможно четыре сочетания ценностных ориентаций.

Альтруист + коллективист («ради других» и «коллектив важен»). Люди с подобным сочетанием ценностных ориентаций посвящают свою жизнь служению обществу.

Эгоист + индивидуалист («ради себя» и «коллектив не важен»). Это эгоистичные индивидуалисты их кроме себя их мало что интересуют.

Возможны ли другие сочетания ценностных ориентаций? Например, разве может человек жить для себя, и в тоже время коллектив для него имеет значение? Может!

Альтруист + индивидуалист («ради других» и «коллектив не важен»). Это люди не живут ради себя, но и коллектив, общество для них не важны. Это защитники природы, борцы за права животных, т.е. те люди, которые посвящают свою жизнь не себе, но и не служению обществу. Парадокс заключается в том, что альтруисты могут не только не жить ради общества, а, напротив, бороться с ними, например, защищая права животных.

Эгоист + коллективист («ради себя» и «коллектив важен»). Такая жизненная позиция тоже имеет место в реальности. Интересы Николая ориентированы на коллектив, он решил посвятить жизнь служению коллективу и поэтому вступил в организацию, цель которой - помощь бедствующим людям. Петр тоже нуждается в коллективе, он карманник, а коллектив - источник его доходов. Таким образом, Николай и Петр обладают высокой степенью коллективизма, они не могут без коллектива. Но можно ли их «поставить на одну доску»?

«Коллективиста» Петра можно назвать «эго-коллективистом», для которых отношение к коллективу чисто потребительское — «Все с помощью коллектива, ничего для коллектива». Это карьеристы, тщеславные люди, люди, умеющие дружить «с кем надо».

Можно сказать, коллективисты могут иметь прямо противоположные ценностные ориентации: коллективист – «я для коллектива», эго-коллективист – «коллектив для меня». Аналогично и альтруисты могут иметь прямо противоположные ценностные ориентации. Одни могут жить ради общества, а другие с ним бороться.

Возвращаясь к кросс-культурному анализу, отметим, что в психологии западного человека в наибольшей степени представлен индивидуализм и эгоизм, в России все наоборот - альтруизм, как проявление духовности, и коллективизм.

Восток занимает промежуточное положение между Западом и Россией. Безусловно, Восток - коллективистская цивилизация и, в то же время, альтруизма там меньше, чем даже на Западе. Поэтому на Востоке так любят красоваться в коллективе с автоматами перед камерами, а потом при реальном сражении, когда уже необходим альтруизм, все разбегаются (рис. 12).

Одна из самых сильных армий Ближнего Востока без боя сдала весь Ирак, одна из самых фанатичных армий Средней Азии без боя сдала весь Афганистан. Да, американцы и их союзники были сильнее, но мы не можем сказать, что они победили хоть в одном сражении, никто не дал им боя. Никто не стоял насмерть под Багдадом, никто по этажам не сдавал каждый дом в Кабуле. Большой же отваги не надо, для того чтобы выступать в Internet и грозить взорвать Вашингтон или вообще всю Америку.

Что касается смертников, это тоже специфичное восточное явление и нередко оно обусловлено слепым фанатизмом. Героизм отличается от фанатизма своей осознанностью. Уходящие в последний бой японские камикадзе верили, что после смерти станут богами.

Израильские спецслужбы долгое время не могли понять, зачем смертники обматывают свой половой орган большим количеством материи. Потом выяснилось, что причина этого кроется в вере смертников в то, что в раю их ждет несколько десятков девственниц. Одной из причин грандиозного скандала 2006 года, названного карикатурным, стала карикатура на пророка Мухаммеда, на которой он говорит, что девственниц для взрывников-смертников в раю уже не хватает. Подлинный герой, а не фанатик жертвует жизнью «За родину, за Сталина», а не за 40 девственниц

§ 3. Западный аксиотип

Гитлеры, как известно, приходят и уходят,

а немецкий народ остается.

Причем, что характерно, все тем же

Н.А.

Напомним, аксиотип — специфика отражения основных типов и форм ценностных ориентаций: духовности (духовность-материальность) и коллективизма (коллективизм индивидуализм).

the-soviet-union

national-doctrine.jpg