Sidebar




О немцах я более хорошего, нежели дурного мнения,

но вместе с тем не могу не признать за ними

один (и весьма крупный) недостаток - их слишком много

Вольтер

Предки современных западноевропейцев в Европе были далеко не первыми, поэтому европейскую историю, рассмотренную через призму народов, населявших Европу, можно условно разделить на 4 этапа.

Поделитесь данной статьей, повысьте свой научный статус в социальных сетях

      Tweet   
  
  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 48 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

О свободе и справедливости

Индивидуализм, эгоизм западного человека обернут в привлекательную обертку с наименованием «Свобода», о которой так пекутся на Западе. Но идея свободы вне конкретного исторического и социального контекста бессмысленна.

О свободе и справедливости. В одной французской притче рассказывается о суде над человеком, который, размахивая руками, нечаянно разбил нос другому человеку. Обвиняемый оправдывался тем, что его никто не может лишить свободы размахивать своими собственными руками. Судебное решение по этому поводу гласило: обвиняемый виновен, так как свобода размахивать руками одного человека кончается там, где начинается нос другого человека.

Следственно, человек не может обладать абсолютной свободой, его свобода заканчивается там, где начинается свобода других. Часто можно услышать: «Свободу нельзя путать с вседозволенностью». Где же граница превращения свободы во вседозволенность? Этой границей является справедливость. Конечно, свободное махание руками сочетается с идеей свободы, но несправедливо махать руками и попадать по носу другого человека. Таким образом, свобода должна находиться в рамках справедливости (рис. 7).

Если свобода должна оставаться в рамках справедливости, то при оценке социальной системы мы должны пользоваться критерием справедливости, а не свободы. Чем справедливее общество, тем лучше для его граждан. Величина свободы не может служить показателем счастья в обществе.

Иллюзорность и ошибочность абсолютной свободы заключается в том, что доведенная до своего логического конца, она ведет к автономной жизни человека (как на необитаемом острове), что есть аналог большого человеческого горя. В то же время справедливость не имеет границ, чем больше справедливости, тем лучше. Это показывает, что справедливость – это правильный путь, а свобода – путь иллюзорный, ошибочный и, в конечном счете, тупиковый.

Неужели идея свободы должна быть полностью отброшена? Нет, свобода есть составная часть справедливости. Несправедливо, когда часть общества находится в угнетении, только потому, что у нее нет достаточных материальных средств. Но когда мы говорим о стремлении к свободе этой части общества, мы говорим об установлении в обществе справедливости.

Когда стремление к свободе сочетается со стремлением к справедливости, тогда такое стремление оправдано, но, когда свобода вступает в противоречие со справедливостью, тогда мы можем говорить об ошибочности данных стремлений, об ошибочности такой свободы.

О свободе и справедливости. Таким образом, свобода как критерий благополучия общества и человека не имеет самостоятельного значения, когда в нашем арсенале есть такое понятие как справедливость.

Почему мы так часто слышим о борьбе за свободу и гораздо реже о борьбе за справедливость? Ведь, как мы выяснили, справедливость - более правильное понятие, отражающее степень благополучия общества.

Либерализм использует понятие «свобода» в смысле: «все свободны», т.е. «освободите помещение», «свободен», т.е. «отстань от меня». Апологеты либеральной доктрины выступают против социальной политики государства, против помощи малоимущим, за сокращение всех социальных программ. Все должны быть свободны, «живите, как хотите», вот какова свобода либерализма.

Справедливость является важнейшей ценностью и критерием благополучия жизни общества и личности. Свобода такой ценностью не является и по сути есть лишь рекламная форма западного индивидуализма и эгоизма.

Кто нам ближе?

Россия, хоть и самобытное, но, все же, направление европейской цивилизации. У нас общие этнические корни – общая раса, общая религия – христианство, общая языковая группа, во многим общие культурные корни, в конце концов, когда мы читаем зарубежных писателей, то это практически всегда западные писатели, а не писатели Востока. И даже при всей критике западных фильмов, вряд ли кто-то из нас будет смотреть китайские. Если мы обращаемся к культурному наследию Востока, все равно Восток для нас навсегда останется экзотикой, собственно, поэтому и существует выражение «восточная экзотика» и не существует для нас экзотики западной.

Мыслители писали о том, что Россия имеет черты Востока и является некой полувосточной страной. Но, все это абстракции, не имеющие никакого отношения к реальности. Никто же всерьез не будут говорить о том, что Россия имеет общие культурные корни, например, с туркменской или вьетнамской цивилизацией. Поэтому во всех рассуждениях о некой российской азиатчине, в действительности заложена идея о российской самобытности, об отличии России от Запада, а не о принадлежности России к Востоку.

Введение

§ 1. О чем эта книга?

Абсолютная честность в изложении

помогает максимальной ясности

П. Чалмош

О названии книги

Часто покупаешь книгу с интересным и красивым названием, начинаешь читать и видишь, что в книге даже не поднимаются вопросы, которые обозначены в заглавии, более того, само название книги очень слабо связано с содержанием и выполняет лишь роль ничем не обязывающей вывески. Подобный подход – отличительная особенность книг, изданных на Западе, но постепенно правило рынка гласящие, что покупатель, прежде всего, покупает из-за обертки, находит свое применение и в отечественной книгоиздательской отрасли.

   Название нашей книги многообязывающие, и это не дешевая реклама. Данная книга действительно о России, о ее месте в современном мире, о нас, о русских, о нашей национальной идее. Главная цель книги – осознание исторической роли России в историческом процессе.

Структура книги

В книге четыре части. В первой части рассматриваются проблемы социологии, психологии, философии истории, анализ которых необходим для понимания остальных частей книги, т.е. начинаем мы нашу книгу не с того, что актуально, интересно и привлекательно для читателя, а с того без чего понять суть национальной идеи невозможно.

Вторая часть книги повествует об основных проблемах человечества на сегодняшнем этапе его развития и о причинах этих проблем.

В третьей части анализируется сущность доминирующей на сегодняшний день западной цивилизации, и роль данной цивилизации в историческом процессе.

Четвертая часть книги посвящена России. Анализируются узловые аспекты русской истории, специфика русского менталитета. В этой части дается ответ на вопрос, почему сегодня может настать эра России, а также четко определено, что есть русская идея и какова миссия России.

§ 2. О национальной идее

Идея нации есть не то, что она сама думает о себе во времени,

но то, что Бог думает о ней в вечности

В.С. Соловьев

Надо ли придумывать национальную идею?

Сегодня многие мыслители пытаются придумать для России национальную идею. Некоторые напротив, настолько устали от процесса придумывания национальной идеи, что считают: дискуссию о национальной идее надо прекращать.

В действительности придумать национальную идею нельзя. Придумать можно сказку, миф, придумать можно только то, чего нет. Нация же не существует без национальной идеи. У каждой нации есть свои представления о правде, красоте, добре и зле, о своем месте в этом мире.

«Как ученый не создает законов природы, а открывает их, изучая свойства вещей, так и политический законодатель: наиболее совершенные законы — это наибо­лее естественные, согласные с природой нации»[1].

Следовательно, задача исследователя заключается не в придумывании, а во-первых, в осмыслении объективно существующей национальной идеи своего народа, во-вторых, в формулировании этой идеи в четких и желательно наглядных категориях, моделях, понятиях.

Об изложении

К сожалению, труды, рассматривающие проблему русской идеи, содержат много очень красивых слов, которые ничего не разъяснят. Конечно, интуитивно всем понятно, о чем идет речь, когда говорят, например, о «консервативном проекте». Но когда начинаешь обсуждать «консервативный проект», выясняется, интуиция у всех разная. Что не удивительно. Вообще же консерватизм, без четкого набора ценностей – пустой звук. Консерватизм – это сохранение. Что сохраняется – в этом суть проблемы. Консерваторы, в Англии – это либералы, а консерваторы в Иране — это контрлибералы.

А что значит правый поворот? Это поворот к Союзу правых сил в лице Чубайса и Немцова или поворот поклонникам Гитлера?

Для того чтобы понять суть национальной идеи, нам необходимо разобраться во множестве проблем, а не заполнять текст лозунгами, поэтому в нашем труде рассматривается довольно много теоретических вопросов. Чтобы не делать изложение слишком скучным, мы постарались изложить довольно сложные темы простым языком, более того, везде, где это возможно мы максимально упрощали повествование – доступность и наглядность – одни из основных приоритетов изложения.

Рассуждения о национальной идее

Все рассуждения о национальной идее, обычно сводятся к трем положениям. Первое. Русские лучше всех. Второе. Россия - мост между Западом и Востоком, в этом ее уникальность. Третье. Основу национальной идеи составляют православные ценности.

Все это, безусловно, верно, только не продвигает нас ни на миллиметр в понимании сути национальной идеи.

Все народы считают себя лучше всех остальных. Не бывает абстрактно лучших или худших народов. У каждой исторической эпохи свои герои и свои лучшие народы. По этому поводу А. Н. Толстой сказал: «Нет такого народа, кто не искал бы в своей жизни утверждения национальной гордости».

По поводу евроазиатского моста мы еще будем говорить и как увидим, эта идея не может являться центральной, эта идея десятого, двадцатого порядка.

Констатация того, что русская цивилизация – православная, православие – религия наших предков, ничего не добавляет в копилку наших знаний. Тем более большинство ревностно отстаивающие идеи православия с большим трудом и не очень внятно могут объяснить, чем православие отличается от католицизма. Если различия несущественны, тогда может у России и Италии единая историческая задача? Очевидно, что это не так.

Национальная идея – это не несколько сотен страниц, на которых излагается тезис: «все должны жить богато и счастливо». В таких национальных доктринах нет ничего национально специфичного, ведь все народы хотят жить счастливо. Для того чтобы сделать народ счастливым, необходимо по крайне мере понимать, что данный народ понимает под счастьем. А это понятие исторически конкретно и этноспецифично.

 


[1] Меньшиков М. О. Письма к русской нации. – М., 2000. — с. 178-179.

the-soviet-union

nationaldoctrine-foto.jpg