Sidebar

О немцах я более хорошего, нежели дурного мнения,

но вместе с тем не могу не признать за ними

один (и весьма крупный) недостаток - их слишком много

Вольтер

Предки современных западноевропейцев в Европе были далеко не первыми, поэтому европейскую историю, рассмотренную через призму народов, населявших Европу, можно условно разделить на 4 этапа.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 29 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Не плюй в колодец

Надо ли плевать в колодец? Почему же так много явно русофобских мифов сложено о нашем советском прошлом? Конечно, возникли они неслучайно. Против России велась и ведется психологическая война, основной целью которой является уничтожение нашей самоидентичности. Нас хотят уничтожить духовно, чтобы потом было легче уничтожить физически. Наиболее образно суть психологической войны изложил Аллен Даллес, являвшийся директором ЦРУ в 1953-61 гг.:

«Посеяв в России хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивое и заставим верить в их в эти ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России.... Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность. Отучим философов, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубине народных масс. Литература, театры, кино - все будут всячески поддерживать и поднимать так называемых творцов, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, предательства - словом, всякой безнравственности... Честность и порядочность будут осмеливаться и никому ни станут нужны, превратятся в пережиток прошлого, хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животных страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов прежде всего вражду и ненависть к русскому народу все это мы будем ловко и незаметно культивировать. И лишь немногие очень немногие будут догадываться или понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище. Найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества.»[1].

В 2006 г. российское общественное мнение очень возмутилось попыткой переноса памятника воину-освободителю в Эстонии. Особенно возмущались политики.

Не плюй в колодец. А чему мы удивляемся, почему протестуем? Если мы сами выливаем помои на собственную историю, то, естественно, туда будут плевать и все остальные. Если мы сами сносим памятники, то почему это не должны делать другие?

Открываем энциклопедию «История философии», изданную в России под редакцией Грицанова А., смотрим, например, определение понятия «гуманизм»:

«Кризис этой разновидности гуманизма, связанный с экономическими кризисами и античеловеческой общественной практикой большевизма и фашизма в 20 в».

Если для нас самих большевики «античеловеки», то, вполне естественно памятник, что монумент в Эстонии должны снести, ведь на нем наличествуют «античеловеческие» большевистские символы – серп и молот.

Если накануне дня победы, в то же самое время, когда все дружно осуждают Эстонию, правительственная фракция Единая Россия голосует за то, чтобы убрать серп и молот со знамени победы[2], что мы можем сказать эстонцам? Мы только смешим весь мир раздвоением личностей, характерное для представителей политической «элиты», которое в западных странах уже сравнивают с психическим недугом.

Эстонский историк Л. Вахтре в статье «Сказка о победе над фашизмом» пишет: «Для России было и остается существенным, чтобы сохранялся миф о том, что русский/советский народ освободил Европу от фашизма. Россия цепляется за этот миф как утопающий за соломинку, так как это сейчас последнее, что удерживает ее в высшей международной лиге держав. Но миф остается мифом. Германия и Советский Союз не были врагами, они были соперниками. Они чувствовали злобу не друг к другу, а к европейской демократии. Германия и Советский Союз были тогда похожи на преступников, Запад же — на порядочного человека. Тирания еще никогда и никому не приносила свободы. Суть войны состояла в сведении счетов с главным противником. Бронзовый солдат напоминает не победу над фашизмом, но превосходство одного преступника над другим»[3].

Согласитесь, логично, каждый аргумент вытекает из другого. Все верно, кроме первоначального посыла, а его ложность делает ложным все дальнейшую цепочку рассуждений. Но мы сами придаем легитимность подобным историческим опусам постоянными, болезненно навязчивыми рассуждениями о тиране Сталине.

Причем делаем это на самом высоком уровне, в том числе, и в самой Эстонии, так, например, посол России в Эстонии К. Провалов высказал сочувствие Эстонии за тысячи невинных людей, которым пришлось покинуть свои дома. Провалов обвинил во всем случившемся тоталитаризм, объединив лагеря смерти гитлеровского режима и массовые депортации режима Сталина. Затем добавил, что в России устанавливаются памятники жертвам сталинских репрессий и из числа эстонцев и возложил венок к скульптуре Линды в память жертв июньской депортации[4].

Если мы не будем уважать собственную историю и собственных предков, то их уважать не будет никто, а следующим шагом будет неуважение к нам самим. Если мы все время говорим о «тиране Сталине», то возникновение в бывших республиках музеев «советской оккупации» выглядит вполне логично.

Зачем мы льем воду на мельницу наших врагов? Вспомним как все возмущались, когда в 2006 ПАСЕ приняло декларацию, осуждающую коммунизм. Все возмутились, включая российских политиков – явных антикоммунистов. Но если мы и сами осуждаем свое прошлое, а телеэкран наводнен нескончаемыми антисоветскими сериалами, то действия ПАСЕ абсолютно верны. Нам надо понять, что антисоветская пропаганда — оружие, направленное против нас, против России.

Возрождение России не может начаться без духовного возрождения. А духовное возрождение может начаться только тогда, когда мы прекратим оплевывать свою собственную историю.

Вспомним Сталина. Человек неоднократно подвергался арестам и ссылкам, множество его товарищей было расстреляно, поэтому он ненавидел царский режим. Но преодолел это и понял, что дореволюционный период развития России при всех их недостатках есть история России, наша история. И тогда стали сниматься эпические киноленты, посвященные царям. Потому что и Невский, и Грозный, и Петр I, и Сталин – это все наше, наши руководители, наша история, наша великая Родина. Преодолев марксистские догмы, Сталин во многом способствовал возрождению русской нации. Видный деятель партии кадетов П. Милюков подчеркнул в 1939 г.:

«Сталин является гениальным политиком, поскольку он прочувствовал одну важнейшую вещь для любого политика: Сталин вернул Россию в русло традиционного общества»[5].

Никто из советских руководителей не был богом, а Советский Союз не был раем. Но разве на Западе правили боги? Вспомним Французскую революцию.

Сегодня в России отменяется празднование Великой Октябрьской социалистической революции, стыдливо называя ее переворотом. В то же время во Франции дата Великой Французской революции празднуется все с большим размахом. О ней слагаются легенды как о начале триумфального шествия свободы, а в России Великая Октябрьская социалистическая революция только обливается помоями. Сравним эти революции. Французская революция была революция буржуазии в собственных интересах, предоставившая свободы 8 % населения. Величие Русской революции заключалось стремлении к свободе всех трудящихся.

Всем известно, как умер один из лидеров лидер Французской революции – Марат. Его в ванной убила молодая дворянка Шарлотта Корде, во время ее визита с неким прошением. Могли бы мы представить, чтобы Ленин принимал молодых крестьянок, лежа голым в ванной? Не безынтересно и то, что в революционное правительство вошел маркиз де-Сад (основатель садомазохизма). Впоследствии он становится присяжным революционного трибунала.

Если выразиться современным языком, французская революция была осуществлена бизнес-структурами, аффелированными с определенной частью дворян-коррупционеров, потому и поддержавших революцию, в результате которой бизнес-структуры сами себя наделили властью, полномочиями, свободой и правами. Однако, оказавшись абсолютно бездарными управленцами, так и не смогли наладить управление страной и удержать власть.

Никто из деятелей Французской революции не преследовался королевской властью: не был казнен, замучен в казематах, не сидел в ссылках или тюрьме. Никто не жертвовал ничем. «Революционерами», в основном, были состоятельные люди, вращавшиеся в высшем свете, которые хотели быть еще состоятельнее. В противовес этому множество большевиков было расстреляно, замучено, сослано… Это был великий человеческий подвиг.

Не надо, конечно, идеализировать Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Был и голод, и расстрелы, правда, не больше, чем во время революции Французской. На душу населения Французская революция убила людей больше, чем любой режим ХХ века. Это - непреложный факт истории.

Поэтому надо помнить, что Великая Октябрьская социалистическая революция была величайшей революцией в истории человечества, и ни в какое сравнение с французской революцией идти не может.

Если кому-то так хочется критиковать политиков, надо меньше говорить о перемещенных во время второй мировой войны чеченцах и больше говорить о перемещенных в США во время этой же войны американцах японского происхождения. Меньше говорить о ботинке Хрущева, а больше - о хроническом алкоголизме «великого» английского премьер-министра Черчилля. Меньше говорить о сталинских репрессиях, и больше о более чем 1 млн. убитых французов алжирского происхождения, во время правления другого «великого» французского президента Шарля де Голля. Можно также порассуждать о, так называемых, «лагерях перегруппировок»[6], по сути, концлагерях, куда было согнано около 2 млн. алжирцев. В общем, есть что обсудить.

Можно предложить режиссерам снять фильм о безвинных миллионах людей, сгинувших в французских концлагерях. Лучше даже сериал.

Можно снять захватывающий блокбастер о зверствах французских военных испытывавших воздействие ядерного оружия на солдат, причем не случайно, а целенаправленно.

Французская армия проводила опыты по изучению воздействия ядерного оружия на людей, намеренно подвергая облучению своих солдат в Алжире в первой половине 1960-х годов. Об этом свидетельствует секретный правительственный доклад…

В нем рассматриваются последствия для людей воздушного ядерного взрыва, осуществленного в пустыне 25 апреля 1961 года. Проведенный в рамках испытаний эксперимент имел целью «изучить физиологическое и психологическое воздействие на человека ядерного оружия с тем, чтобы получить данные, необходимые для проведения физической и моральной подготовки современных бойцов».

в испытании 1961 года участвовали порядка 300 солдат. Им было приказано войти в зону, где только что был проведен ядерный взрыв. Они должны были установить, можно ли в подобной зоне вести бой.

Некоторые ветераны, служившие в Алжире и Французской Полинезии, где проводились испытания, заявили, что им было приказано просто лечь на землю и закрыть глаза во время непосредственных взрывов. При этом из одежды на них были только футболки и шорты.

«Мне приказали пойти и снять показания дозиметра рядом с точкой взрыва», – приводит издание слова бывшего военного Вильяма Коба. Через полгода у молодого человека тело покрылось какими-то бляшками. «Врач мне сказал: «Если хочешь, чтобы у тебя было будущее на гражданке, молчи».

в 2009 году правительство пообещало денежную компенсацию жертвам ядерных экспериментов, которые проводились в Сахаре с 1960 по 1966 год. Таким образом власти формально признали наличие связи между испытаниями и развившимися у военнослужащих необратимыми болезнями, такими как рак[7].

Можно попросить ПАСЕ принять резолюцию, осуждающую страны Запада и их руководителей, истребивших в середине 20 столетия миллионы людей в ходе карательных войн в Африке, Азии, Латинской Америке, Индии.

Конечно, это лишь иллюстративные примеры. Никто на Западе очернять свою историю не будет, только разве в качестве редчайшего исключения, для создания видимости. И Наполеон для французов будет всегда великим, несмотря на то, что, в конечном счете, проиграл войну и поставил Францию в унизительное положение, истребив при этом в своих бесконечных военных походах треть взрослого мужского населения.

У нас есть чем гордиться, и период оплёвывания собственной истории должен быть законен. Уважают только тех, кто уважает себя. Мы должны уважать свою историю при всех ее недостатках, как делают это прочие народы, и только тогда будут уважать нас. Если же мы будем выливать помои на собственное прошлое, то и другие народы будут воспринимать нас как помойную яму.

 


[1] Аллен Далес. директор ЦРУ 1953-61 г.

[2] Потомки победителей потеряли Знамя Победы. ФОРУМ. мск. 04.07.2007

[3] Эстонский историк: Победа СССР над фашизмом - это "сказка": Эстония за неделю ИА «REGNUM-ВолгаИнформ»

[4] Эстонский историк: Победа СССР над фашизмом - это "сказка": Эстония за неделю ИА «REGNUM-ВолгаИнформ»

[5] Покушение на Победу. А. Огнёв // Советская Россия N 135 (12606), 21.10.2004.

[6] Борьба алжирцев против французских колонизаторов http://www.chekist.ru/

[7] Франция проверяла на людях воздействие ядерного взрыва. РИА «Новый Регион».16.02.2010.

Русская альтернатива

Запад ненавидел и боялся Россию всегда, но после 1945 г. этот страх стал сравним с паникой. Боясь проиграть в открытой войне, Запад встал на путь войны холодной. Запад боялся даже не нашего военного преимущества, хотя оно стало очевидно, он боялся, что наш пример станет заразителен, он боялся нашего идеологического, культурного, научного, экономического преимущества.

Русская цивилизация - антипод западной цивилизации. Но не только это озлобляло Запад. СССР - первая держава, которая создала альтернативный Западу и более эффективный общественный строй.

«Благодаря революции страна совершила беспрецедентный рывок вперед во всех отношениях — в социальном, хозяйствен­ном, культурном, образовательном и т.д. Успех был настолько ошеломляющим для всей планеты, что Россия стала соблазни­тельным примером для многих народов. Это напугало Запад, и он с первых дней существования русского коммунизма вел упорную борьбу против него»[1].

Надо помнить, что коммунизм стал занимать умы не только в странах третьего мира, но и в самих странах Запада, это течение стало модным среди западной интеллигенции.

Надо помнить, что мы были первой научной державой мира. Страна, лежащая в руинах после войны, открыла космическую эру человечества, создала образцы вооружений, которым не было, и нет до сих пор, равных в мире.

Надо помнить, как Запад панически боялся наших высоких темпов экономического развития. В еще в 60-х годах никому из западных экономистов и в голову не приходило оспаривать преимущества советской экономики, они лишь говорили, что советская экономика, конечно, более эффективна, но это плата за отсутствие свободы, так президент США Дж. Кеннеди признавал, что

«советская экономика продолжает прогрессировать более высокими темпами, чем наша»[2].

Русская альтернатива. Советский период стал вершиной русской цивилизации, и поэтому в этот период агрессия Запада против России достигла небывалых размеров. Все силы были брошены на демонтаж СССР и русского народа. Мы до сих пор пожинаем плоды нашего поражения

«Была предпринята массированная попытка подавить независимость русского сознания, унизить его и смешать с грязью. Радио «Свобода» утверждало, что «перестройка не только должна демон­тировать то, что называется тоталитарным социализ­мом, но и изменить духовный строй русского человека, приблизить его к западному складу сознания». Должна произойти «мутация русского духа»! Нужно «русского человека выбить из традиции»…то, что с нами произошло, — это не проигранная война, а победа одной цивилизации над другой, ей чуждой, ко­торую надо истребить, превратить в духовную пусты­ню, где, как говорится, и трава не растет»[3].

Не только наших лучших в мире видов вооружения боялись на Западе, они боялись появления нового мирового лидера, боялись утратить свою гегемонию в мире. В Сербии существует пословица «Нас, русских, 200 миллионов». Люди в мире стали гордиться своей этнической близостью к русским и на Западе смертельно боялись, что настанет время, когда кто-то произнесет: «Нас русских 5 миллиардов».

«Коммунистическая идеология привлекала людей по все­му миру в 1950-е и 1960-е годы, когда она ассоциировалась с экономическим успехом и военной мощью»[4].

 


[1] Зиновьев А. Русский эксперимент. – М., 1995 - с. 31.

[2] Кеннеди Дж. Стратегия мира. - 1960.

[3] Шафаревич И. Р. Зачем России Запад? – М., 2005. - с. 18-19.

[4] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М., 2006 – с. 131.

Почему Россия выбрала социализм?

России нужен был новый строй, созвучный ментальным установкам русского народа. Им стал социализм.

До революции в России национальная идеология выражалась в триединой формуле «Самодержавие — Православие — Народность». Социализм давал такую же национальную идеологию в несколько измененном виде, отвечающему духу времени.

Самодержавие. В социалистическом государстве самодержавие заменялось однопартийной системой, в то время как на Западе идеалом была многопартийная система. Основными чертами самодержавия была единоличная неограниченная власть царя, то же самое было и в советском государстве, единственное отличие заключалось в том, что, царя в России называли «Царь – Батюшка», Петр I в 1721 г. получил титул «Отца Отечества», а в советском государстве главу называли «Отец всех народов». Очевидно, что данные русские ценности политического устройства прямо противоположны западному либерализму с постоянной борьбой партий, выборами, разделением властей и балансом сил и т.д. В России народ сражался на поле брани «за веру, царя и отечество», в Советском Союзе «За Родину, за Сталина», слово вера отсутствует во втором выражении, так часто оно подразумевалось, как само собой разумеющееся. Этой верой был коммунизм. Многие бойцы красной армии перед решающим сражением писали «Если я погибну в бою, прошу считать меня коммунистом». На Западе ничего подобного, естественно, не было, а выражения «за Родину, за Клинтона» или «если я погибну в бою, прошу считать меня демократом» выглядят комично.

Православие – это приоритет духовного над материальным. В Советском Союзе высмеивалось мещанство, вещизм, страсть к приобретательству.

«В отношении к хозяйственной жизни можно установить два противоположных принципа. Один принцип гласит: в хозяйственной жизни преследуй свой личный интерес и это будет способствовать хозяйственному развитию це­лого, это будет выгодно для общества, нации, государ­ства. Такова буржуазная идеология хозяйства. Другой принцип гласит: в хозяйственной жизни служи другим, об­ществу, целому и тогда получишь все, тебе нужно для жизни. Второй принцип утверждает коммунизм, и в этом его правота. Совершенно ясно, что второй принцип отно­шения к хозяйственной жизни более соответствует хри­стианству, чем первый. Первый принцип столь же антих­ристианский, как антихристианским является римское по­нятие о собственности»[1].

Православие – это религия беззащитных, нищих. Недаром на Руси юродивые считались святыми. Так что в утверждении некоторых религиозных мыслителей, что Христос был первым социалистом, есть доля истины и большая доля. Православие — это вера в то, что мы поклоняемся истинным ценностям, каталитический, а тем более протестантский Запад считался отпавшим от истинного христианства, отсюда и название «православие». Россия считалась носителем истинных ценностей — «Москва - третий Рим», русские – народ богоносец. Вплоть до начала XX века русские верили, что их православная вера - единственно верная.

Коммунизм в том смысле, в котором его понимали простые люди, это также вера бедных и беззащитных. И это единственно верная вера. На Руси веками громили сектантов, в Советском Союзе - диссидентов. На Западе все наоборот, во-первых, господство плюрализма и каждый выбирает себе веру по вкусу, во-вторых, вера не имеет такого значения в жизни западных людей.

«Русский народ не осуществил своей мессианской идеи о Москве, как Третьем Риме. Религиозный раскол XVII века обнаружил, что московское царство не есть Третий Рим. Менее всего, конечно, петербургская империя была осуществлением идеи Третьего Рима. В ней произошло окончательное раздвоение. Мессианская идея русского на­рода приняла или апокалиптическую форму или форму революционную. И вот произошло изумительное в судьбе, русского народа событие. Вместо Третьего Рима в Рос­сии удалось осуществить Третий Интернационал, и на Третий Интернационал перешли многие черты Третьего Рима. Третий Интернационал есть тоже священное цар­ство, и оно тоже основано на ортодоксальной вере. На Западе очень плохо понимают, что Третий Интернационал есть не Интернационал, а русская национальная идея. Это есть трансформация русского мессианизма. Западные коммунисты, примыкающие к Третьему Интернационалу, играют унизительную роль. Они не понимают, что, при-, соединяясь к Третьему Интернационалу, они присоединяются к русскому народу и осуществляют его мессиан­ское призвание. Я слыхал, как на французском коммуни­стическом собрании один французский коммунист гово­рил: «Маркс сказал, что у рабочих нет отечества, это было верно, но сейчас уже не верно, они имеют отечество—это Россия, это Москва, и рабочие должны защищать свое оте­чество»[2].

Интересно, что и многие известные деятели марксизма (например, В. Вейтлинг, А. Виллих, К. Шаппер) считали коммунизм «последней великой религией».

Народность в официальном советском лексиконе заменялась терминами «коллективизм», «взаимопомощь» и т.д., а часто не заменялась вовсе: «народное хозяйство», «народный артист» и т.д. Народность, коллективизм - прямые противоположности западного индивидуализма.

Итак, русский народ выбрал социализм, как строй, наиболее полно воплощающий русское миросозерцание. Социалистическая революция сметала все чуждое, наносное, нерусское, все то, что нам досталось от реформ Петра I, в этой связи то, что Москва, исконно русская столица, вновь обрела свой статус, было символично.

«Марксизм столь нерусского происхождения и нерусского характера приобретает русский стиль, стиль восточный, приближающийся к славянофильству. Даже старая славянофильская мечта о перенесении столицы из Петербурга в Москву, в Кремль, осуществлена красным коммунизмом»[3].

Монархисты, оказавшиеся за границей, ненавидевшие большевиков, все равно были вынуждены признать:

«Большевизм привился не потому, что в нем открыта была новая, марксистская правда, но главным образом вследствие старой правды, в большевизме ощущаемой»[4].

А либеральные реформаторы, которые изрекали: «Признаем же нашу некультурность и пойдем на выучку к капитализму» (П. Струве), учились капитализму в одиночестве и уже не в этой стране.

 


[1] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997. - с. 409.

[2] Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. – М., 1997. - с. 371.

[3] Подберезкин А., Макаров В. Стратегия для будущего президента России: Русский путь. – М., 2000. – с. 21.

[4] Алексеев Н. Русский народ и государство. – М., 1998. – с.115.

the-soviet-union

national-doctrine.jpg