Sidebar

Англичане рядом с итальянцами все, как один,

напоминают статуи с отбитыми кончиками носов

Г. Гейне

Западная цивилизация возникла на развалинах Римской Империи, селившиеся на территории слабеющей империи (великое переселение народов) варвары стали основывать свои первые государства – варварские королевства в V веке.

Около 418 г. образуется первое полноценное и независимое вестготское королевство с центром в Тулузе — Тулузское королевство. Это событие было важным этапом начала колонизации германскими племенами территорий Римской империи.

Около 486 г. возникает государство у германских племен франков под руководством Хлодвига с центром в Париже - Франкское государство. Это первое крупное политическое объединение германских племен. Государство постепенно растет, в 768-814 гг. Франкским королевством правил король Карл, прозванный Великим. Во время его правления королевство территориально сильно расширяется, а Карл Великий считает себя воссоздателем Римской империи и принимает титул императора.

А теперь очень важная историческая дата. В 843 г. три внука Карла Великого в городе Вердене подписывают договор о разделе империи. Первая часть впоследствии станет Германией, вторая Францией, а третья Италией. Затем наступает период феодальной раздробленности, западные страны раскалывались, соединялись, шли войны, изменялись границы, захватывались новые территории, но корень у всех западноевропейских государств был общим – это Империя Карла Великого.

Как справедливо отмечал немецкий философ Освальд Шпенглер, несмотря на различия, все европейские нации произрастали из одного корня, и только благодаря государственным границам в Европе сформировались различные народы:

«Все нации Запада – династического происхождения… Ибо все европейские народы были следствием судеб дина­стий. То, что существует португальский народ, а потому — и пор­тугальское государство Бразилия посреди испанской Южной Америки, есть следствие брака графа Генриха Бургундского (1095). То, что есть швейцарцы и голландцы, — следствие со­противления дому Габсбургов. То, что Лотарингия как название земли существует, а народа такого нет, есть следствие бездетно­сти Лотаря II»[1].

В Империю Карла Великого входила практически вся территория континентальной Европы от Испании, до территорий, населенных славянами[2]. Еще раз подчеркнем, Запад имеет единый этнический, цивилизационный корень. Изначально Запад представлял собой единое государство, так что объединение Европы это, в некоторой степени, возврат к своим истокам.

 


[1] Шпенглер О. Закат Европы. В 2 т., Т. 2, - М., 1998 – с. 185-186

[2] Не входила только будущая Испания, покоренная в то время арабами и Англия. Что касается Англии, то в XI веке Англию полностью покоряют Франция, так называемое нормандское завоевание Англии.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 39 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Сверхдержава

 Мы победили в той войне, но мы потеряли свыше 20 миллионов жизней и 1/3 национального богатства. Ни одна страна мира не понесла таких тяжелых людских и материальных потерь. А кое-кто на этой войне неплохо подзаработал. Как признавал выдающийся американский экономист лауреат Нобелевской премии по экономике, Президент Американской экономической ассоциации Пол Самуэльсон, США за время войны заработали денег больше, чем за какой-либо предшествующий период истории. По сути дела, США стали мародером, баснословно обогатившись на чужом горе. Вчитайтесь в эти строки, одного из самых известных учебников по экономики:

«В результате войны американский народ накопил больше сбережений, чем за какой-либо другой период во всей предшествующей истории. В период войны большин­ство семей получало необычайно высокие денежные доходы, но израсходовать на покупку потребительских товаров кратковременного пользования удавалось лишь весьма умеренную сумму средств, а на товары длительного пользования, такие, как автомобили и радиоприемники, расходы можно было осуществлять только в своем урезанном объеме. Разница между доходом и потребительскими расходами накапливалась в форме облига­ций военных займов, средств на сберегательных счетах, страховых полисов, погашения прежних долгов и, наконец, в форме накопления бумажных денег и депозитов на текущих счетах. Американское население и предприятия вышли из войны, накопив около 250 млрд. долл. (1/4 триллиона!) в форме ликвидного имущества»[1].

Нам же нужно было восстанавливать разрушенную страну и помощи опять ждать было не откуда. И русский народ вновь повторил трудовой подвиг, который он совершил до войны. В кратчайшие сроки, без всякой существенной помощи извне мы подняли страну из руин. Общий объем промышленного производства превысил довоенный в 1948 г. (по электроэнергии в 1946 г., по углю в 1947 г.). Карточки на питание были отменены в 1947 году.

В погоне за количеством не забывали и о качестве, была подготовлена база для перехода страны на качественно новый технологический уровень, число студентов в 1950 г. было в 1,5 раза, а научных работников в 2 раза выше, чем в 1940 году. По числу студентов на 10.000 жителей мы занимали ведущее место в мире, в то время как в конце 80-х лишь 39 место. В 1950 г. расходы на образование в СССР составляли 10 % от национального дохода, в то время как в США лишь 4 %. Велись успешные разработки по созданию ядерного оружия, ракетной техники, подготовки полетов в космос, внедрению ЭВМ и т.д.

Постоянно улучшалось материальное положение народа, ежегодно снижались цены. За 5 лет к 1952 г. они, по сравнению с 1947 годом, были снижены в 2 раза. И в магазинах было все. Старики прекрасно помнят, как черную икру как творог продавали в магазинах на развес.

Власть становится настроена все более патриотически. Распускается III интернационал, вместо интернационала Советский Союз получает новый гимн. Сталинский период развития становится продолжением развития традиций российской государственности.

«Я надеюсь, что когда-нибудь выйдет такая книга, в которой сталинский вариант марксизма найдет свое объяснение в контексте истории России»[2].

Впервые в своей истории Россия превратилась в лидера всего человечества, морального, экономического, военного, научного. Это было небывалое преображение, поистине русское чудо.

«Славянофилы и западники вели споры о том, может ли Рос­сия отличаться от Запада, не будучи при этом отсталой по сравнению с Западом. Коммунизм нашел идеальное реше­ние проблемы: Россия отличалась от Запада и находилась в принципиальной оппозиции по отношении к нему, потому что она была более развитой, чем Запад. Она первой осуще­ствила пролетарскую революцию, которая вскоре должна была распространиться на весь мир. Россия стала воплоще­нием не отсталого азиатского прошлого, а прогрессивного советского будущего. На самом деле революция позволила России перепрыгнуть Запад, отличиться от остальных не потому, что «вы другие, а мы не станем как вы», как утверж­дали славянофилы, а потому, что «мы другие и скоро вы ста­нете как мы», как провозглашал коммунистический интер­национал.

…множество профсоюзов, социал-демо­кратических и лейбористских партий в западных странах были приверженцами советской идеологии и добивались все большего влияния в европейской политике… коммунизм и социализм рас­сматривалась как веяние будущего и в той или иной форме радостно воспринималась политическими и интеллектуаль­ными элитами. Споры между российскими западниками и славянофилами насчет будущего России, таким образом, сменились спорами в Европе между правыми и левыми о бу­дущем Запада и о том, олицетворял ли собой это будущее Советский Союз или нет. После Второй мировой войны мощь Советского Союза усилилась из-за притягательности коммунизма для Запада и, что более важно, для незападных цивилизаций, которые теперь встали в оппозицию Западу»[3].

Но вновь находятся силы, как вне, так и внутри страны, которым не нравились наши достижения. Запад, в лице премьер-министра Великобритании Черчилля, объявляет СССР «холодную войну», и отгораживает Запад от СССР железным занавесом (знаменитая фултонской речь). Война, пусть и холодная, «железный занавес» — где-то все это мы уже слышали? Термин «железный занавес» Черчилль позаимствовал у Геббельса из его статьи «Железный занавес против коммунизма». Так что у Гитлера сразу нашлись достойные преемники, наши бывшие «союзники».

За словами следуют действия. В 1949 г. Запад создает военный блок НАТО и лишь в ответ мы вынуждены создать военный блок «Варшавского договора». В этом же году Запад расчленяет Германию, не пойдя на предложение СССР объединить зоны оккупации Германии и провести свободные выборы. Запад боялся популярности идей коммунизма на родине коммунизма Германии, особенно после выигранной коммунистической державой войны. Объеденная Германия могла стать сильным социалистическим государством в Европе.

«Госсекретарь США застолбил: «У нас нет оснований доверять демократической воле немецкого народа». Ни свободных вам выборов, ни заключения с немцами мирного договора, к выработке которого Москва предлагала пригласить представителей Германии, ни вывода иностранных войск из этой страны»[4].

Уверено развивается страна и в 50-60е годы. СССР становится первой по объему ВНП державой в Европе. Первой космической державой. Опять предоставим слово Самуэльсону:

«Все согласны с тем, что процентные годовые показатели роста в СССР после второй мировой войны намного выше, чем в США»[5].

Однако в 70е годы намечается определенное замедление темпов экономического развития. К сожалению, мирная, спокойная жизнь часто воспринимается как застой, тем не менее, факты убедительно говорят о его отсутствии. Ниже приведены данные сопоставительного развития СССР[6] и США[7] (табл. 3).

Таблица № 3

Темпы роста ВНП в СССР и США

СССР США
1971-1975 гг. 5,7 2,2
1976-1980 гг. 4,3 3,4
1981-1985 гг. 3,6 2,6

Если отбросить различные сплетни и опираться на факты, можно увидеть, что СССР опережал США в темпах своего развития. Если в СССР был застой, что тогда было в США?

Средний прирост ВНП (НД) в СССР 1946-1985 – 7%, аналогичные показатели США 3,2%[8]. Для объективности приведем расчеты ЦРУ. По данным ЦРУ в 1960 г. ВНП СССР составил в процентах от ВНП США 47,7%, в 1970 г. 53,2%, а в 1982 г. - 56,1%[9]. Таким образом, абсолютно непредвзятый сопоставительный анализ развития экономики СССР и США не позволяет сделать вывод о неэффективности советской экономики, 7 больше 3,2 и это не зависит от того сторонник вы социализма или противник. Факты вещь упрямая.

Однако, конечно, развитие СССР не было беспроблемным. Существовали четыре основные экономические проблемы.

Отставание. К сожалению, СССР отставал от США. Но в чем суть этого отставания, в неэффективности советской экономики?

Сначала простая арифметическая задача. У Ивана есть 10 рублей, а у Джона 100 рублей. Оба они положили деньги в банк под десять процентов годовых. Через год у Ивана стало 11 рублей, а у Джона 110 рубля. Если на начала года разница между Иваном и Джоном составляла 90 рублей, то через год разница увеличится и будет составлять уже 99 рубля. Через 70 же лет у Джона будет 78.974 рублей[10], у Ивана лишь 7.897 рубля, а разница между Иваном и Джоном будет составлять 71.077 рубля.

Можно ли делать вывод о меньшей эффективности банка, оперирующим деньгами Ивана? Нет, эффективность банков абсолютна одинакова. Но несмотря, на одинаковую эффективность пропасть между Иваном и Джоном увеличилась в 790 раз.

Чтобы разница между Джоном и Иваном осталась прежней банк, в который кладет деньги Иван должен давать не 10% годовых, как у Джона, а белее чем 13,6%, т.е. банк Ивана должен работать лучше банка Джона на 36%, только для того чтобы поддерживать паритет. Такая вот арифметика, о которой мало кто задумывался, так гневно обличая неэффективность советской экономики.

А теперь зададимся простым вопросом, за время существования двух сверхдержав разрыв между ними сократился, увеличился, остался прежнем?

Этот разрыв неуклонно сокращался, несмотря на худшие биоклиматические условия и нашествия гитлеровских полчищ (рис. 15)[11].

Как видим советская производительность в 1986 году ниже американской почти в 2 раза. Это бесспорно, как бесспорно и то, что этот разрыв постоянно сокращался. СССР стал по объему ВНП второй державой в мире, и его цель была стать первой. Сегодня мы лишь мечтаем о том, чтобы закрепится в десятке.

Замедление. Советская экономика столкнулась с проблемой замедления экономического роста. Это признавали и западные экономисты. Как справедливо отмечают авторы известного учебника «Экономикс» К. Макконнелл и С. Брю, которых уж никак не заподозришь в любви к СССР,

«В 70 –80 годах Советский Союз столкнулся с проблемой заметного сокращения высоких темпов экономического роста, которыми отличалась советская экономика два десятилетия после окончания мировой войны»[12].

Действительно, в IV пятилетке 1946-1950 гг. годовой рост ВНП составлял около 20 %. Таким образом, вся проблема заключалась в сокращении высоких темпов роста, не более того. Никакого застоя, в сравнении с развитыми странами, не было.

Дисбаланс. Если обсуждение первых двух проблем было в основном уделом профессионалов, то две другие постоянно обсуждались обывателем и явно в критическом аспекте. Дисбаланс в торговле приводил к тому, что по многим группам товара, несмотря на громадные объемы производства, спрос все время оставался неудовлетворенным. Например, количество производимой кожаной обуви в начале 80-х годах в СССР было в несколько раз больше, чем в США и, тем не менее, в СССР ощущался её острый дефицит. Проблему дефицита очень важная проблема и мы далее разберем ее отдельно.

Товары народного потребления. В Советском Союзе так и не было налажено производство качественных товаров народного спроса, прежде всего, одежды и бытовой техники. Страна, открывшая космическую эру человечества, создавшая и наладившая массовый выпуск по многим параметрам лучших в мире видов вооружения, так и не смогла наладить производство двухкассетных магнитофонов и пошив джинсов.

Требовались реформы, обычные реформы, которые постоянно идут во всех странах, но в конце 80-х вместо обдуманных реформ, был совершен целенаправленный развал Советского Союза, плоды чего мы пожинаем до сих пор. Русский философ А. Зиновьев, которого выгнали из СССР за антисоветчину позже напишет:

«Запад навязал нам, русским, свое понимание явле­ний не только своей, но и нашей жизни и истории. Запад поступил с нами так, как европейцы в свое время поступили с индейцами в Америке. Он подкупил нас самыми грошовыми отходами своего образа жизни и заразил нас своими пороками. У нас не оказалось им­мунитета против тлетворного влияния Запада. Мы предали великие завоевания нашей революции и со­ветской истории за жевательную резинку, джинсы, рок-музыку, свободу проституции и грабежа народа»[13].

 


[1] Самуэльсон П. Экономика. В 2 т., т 1. – М., 1992. – с 117.

[2] Ортега-и-Гассет, Х. Восстание масс. – М., 1996 – с. 95.

[3] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М., 2006 – с. 214 -215.

[4] Философия «холодной войны» вызревала в годы Второй мировой, или что стоит за фултонской речью Черчилля. Беседа доктора исторических наук В. Фалина с военным обозревателем агентства В. Литовкиным. РИА Новости. 2005.

[5] Самуэльсон П. Экономика. В 2 т., т 2. – М., 1992 – с 411-412.

[6] Народное хозяйство СССР в 1987 г. – М., 1988. – с. 7, 8.

[7] Макконнелл К. Р., Брю С. Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. - В 2-хт. Пер. с 11-го англ. изд. Том I. – М., 1992.

[8] С 1951-1965 см. БСЭ [Пятилетние планы развития народного хозяйства]. С 1966-1986 см. Народное хозяйство СССР в 1987 г. – М., 1988. – с. 7, 8. (Цит. Постижение / ред. сост. Бородкин Ф.М. - М., 1989- с.423.)

[9] Каким мы были раньше? Обозреватель – Observer. // 1992. №2.

[10] Учитывая процент на процент

[11] Грошев В.П. Занимательная экономика. - М., 1988. –с. 19.

[12] Макконнелл К. Р., Брю С. Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. - В 2-хт. Пер. с 11-го англ. изд. Том I. – М., 1992. - с. 15

[13] Зиновьев А. Смута. – М., 1994 - с. 379.

Идеи консерватизма

Хранить свое прошлое является долгом каждого народа

К. Леви-Стросс

Актуален ли консерватизм? Нужен новый путь развития, не нужно идти назад, нужно идти вперед, но идти по новому пути. Никакого возврата назад, никакого консерватизма, нужно идти вперед, к новым победам.

Идеи консерватизма. Если человек сбежал из плена и попал и попал в яму, из которой не браться, ему грозит голодная смерть. Но это не значит, что лучший для него вариант – это плен, лучший для него вариант - обойти яму и пойти другим путем. Общество сильно изменилось в XIX-XX веках. Старые идеалы стали неадекватны этому новому обществу, и были низвергнуты, а новые не появились, и сегодня мы живем в мире, лишенном идеалов. Миру нужны новые идеалы, соответствующие новому этапу развития человечества. Необходимы новые ценности, новые ориентиры, новые принципы построения государства, экономики, религии и т.д.

«Мы живем в один из тех исторических периодов, когда на время небеса остаются пустыми. В силу одного этого должен изменится мир»[1].

Западные ценности главенствуют в мире, потому что четко не сформулированы ценности альтернативные.

«Триумф Запада, западной идеи очевиден прежде всего потому, что у либерализма не осталось никаких жизнеспособных альтернатив… То, чему мы, вероятно, свидетели, — не просто конец холодной войны или очередного периода послевоенной истории, но конец истории как таковой, завершение идеологической эволюции человечества и универсализации западной либеральной демократии как окончательной формы правления»[2].

 


[1] Лебон Г. Психология народов и масс. – М., 1995. - с.36.

[2] Фукуяма Ф. Конец истории? // Философия истории. Антология. - М., 1995. - с. 290-291.

Откуда появился термин «социализм»?

Желающего идти судьба ведет,

не желающего – тащит

Клеанф

Из предыдущей главы может создаться впечатление, что наша книга - апологетика коммунистической доктрины. Это не совсем верно, а точнее совсем неверно.

Дело в том, что социализм и коммунизм - разные, во многом противоположные учения. Неслучайно первых социалистов коммунисты снисходительно называли «утописты», т.е. мечтатели, прожектёры. Вообще это довольно странно — называть своих предшественников утопистами, ведь либералы не называют утопистами предтечей либеральной концепции. На самом деле такое отношение легко объяснимо. Социалисты никогда не были ни утопистами, ни предшественниками Маркса с его учением.

В советской справочной литературе не очень любили упоминать, откуда появился термин «социализм». Может, его придумали Маркс с Энгельсом? Отнюдь. В начале 30-х гг. XIX века в научный оборот термин «социализм» ввел французский мыслитель Пьер Леру. У Леры было весьма подходящее социальное происхождение (он был типографским рабочим), но очень неподходящие убеждения (он был одним из основателей христианского социализма).

Леру изобрел термин «социализм», а кто изобрел и расширил социалистическую доктрину? Первым создателем социалистической доктрины является Платон, а создателем, так называемого, утопического социализма принято считать Томаса Мора, важнейшей вехой в развитии социалистического учения стал французский социализм, самой видной фигурой которого являлся Сен-Симон.

Леру считал, что социалистический идеал в своем фундаменте имеет христианские догматы. И это действительно так: Иисус призывал к отказу от частной собственности, равенству, высоте духа, выступал против накопительства, вещизма и богатых. А потом оформился догмат — любая власть от Бога, т.е. все компоненты социалистической доктрины очень явственно проступают именно в христианском учении.

Томас Мор был причислен католической церковью к лику блаженных, а позднее канонизирован. Наибольшую известность Мору принёс его диалог «Утопия», содержащий описание идеального строя фантастического острова Утопия (греческий, буквально — «Нигдения», место, которого нет; это придуманное Мором слово стало впоследствии нарицательным). В Утопии критикуется английское общество XVI века как заговор богатых против всех членов общества. В идеальном же обществе, согласно Мору, существует сильная государственная власть, обладающей монополией на торговлю, в котором отменена частная собственность, а труд носит обязательный характер. Значимое место отводится религии, атеизм запрещен.

Сен-Симон разрабатывал идею нового христианства, которая призвана была дополнить материальные стимулы «промышленной системы» моральными требованиями новой религии с ее лозунгом «все люди — братья». Впоследствии сен-симонизм был преобразован в религиозную доктрину.

«Сен-Симон, Фурье, Оуэн и их ученики всё же не сходили с почвы идеалистического мировоззрения. Они считали конечной движущей пружиной общественно-исторического развития смену религиозных и нравственных идей общества, не понимали важнейшей исторической роли классовой борьбы народных масс и видели в пролетариате лишь страдающий класс. Для укрепления сотрудничества пролетариата и буржуазии критико-утопический социализм возрождал религиозные идеи»[1].

Поэтому для Маркса Леру, Платон, Мор, Сен-Симон были утописты, очень уж их взгляды не укладывались в прокрустово ложе марксизма - во-первых, в их учениях государство не отмирало, а, напротив, имело решающее значение в новом обществе, во-вторых, духовные аспекты играли историческом процессе и развитии социума если не основную, то никак не меньшую роль, чем материальные.

Социализм как многовековая мечта о справедливом обществе, лишенного эксплуатации, бесправия, насилия и духовных пороков, был обречен на победу. Исходя из революционной целесообразности, Маркс записал социалистов в предшественники коммунистов, но в очень обрезанном варианте. Платон в предшественники не попал, о Леру старались не вспоминать, Мора и Сен-Симона записали в утописты.

«Очень важно иметь в виду, что идея эта (как бы она ни называлась) вовсе не продукт последних веков, не идеология пролетариата, возникшего в результате про­мышленного переворота в Западной Европе. Наоборот, она очень древнего происхождения, то есть относится к числу основных концепций, «архетипов» цивилизо­ванного человечества. Ее законченное, глубоко проду­манное изложение известно нам уже из сочинений Платона в IV веке до Рождества Христова.

Более чем за две тысячи лет, прошедших со времен Платона, никто к этой идеологии ничего принципиально нового не прибавил. Она многократно переизла­галась, в чем-то смягчалась ее отпугивающая прямоли­нейность, она приспосабливалась к особенностям дру­гих времен. Но основная идея была та же. Зато много разных мыслей было высказано о том, каким путем можно воплотить в жизнь этот идеально сконструиро­ванный общественный строй»[2].

Социализм и коммунизм как учения со всеми своими достоинствами и недостатками во многом являются разными идеологическими направлениями. Но в чем суть этих различий?

 


[1] Утопический социализм [БСЭ].

[2] Шафаревич И. Р. Зачем России Запад? – М., 2005. - с. 86-87.

the-soviet-union

nationaldoctrine.jpg