Sidebar

Каждая раса обладает психофизиологическими и духовными расоспецифическими особенностями. Наличествуют такие особенности и у индоевропейцев. Основными качествами, во многом предопределившими историческую судьбу индоевропейцев, является два качества: во-первых, стремление к освоению новых территорий, сочетаемое с мессианством, во-вторых, разносторонняя духовно-интеллектуальная талантливость.

Стремление к освоению новых территорий и мессианство. Некоторые восточные народы покорили множество народов и государств. Но все это не было в достаточной степени осознанным, целенаправленным процессом. Народы были кочевые, жили они за счет военной добычи. Они просто ехали и покоряли новые народы.

Только европеец создал навигационные приборы, карты, суда и покорил абсолютно весь мир. Невозможно представить татаро-монгол, строящих план дальнего путешествия на тысячи миль в неизведанные земли.

Русские покорили громадную территорию от Балтийского моря до Тихого океана, колонизировали Аляску. Была построена громадная империя в самых неприспособленных для проживания условиях: вечная мерзлота, суровый климат, полоса рискованного земледелия и т.д. Территорию необходимо было не только освоить, но постоянно защищать от набегов с Запада, Востока и Юга. Но несмотря на все сложности территория была освоена и защищена. Это было, без преувеличения, национальным подвигом.

Стремление к освоению новых территорий дополняет другое не менее важное качество индоевропейца – мессианство. Еще Александр Македонский, завоевывая чужие страны, считал, что его миссия нести культуру другим народам. Позднее в Европе возникает широкое движение миссионерства, а чуть ранее начинаются крестовые походы: первый крестовый поход, второй, третий…

Европейцы заставляли учить свои языки и навязывали свои обычаи, религию и даже западноевропейские имена покоренным народам Африки, Америки, Индии и т.д. Сегодня стремления навязать свои ценности всем народам связано с идеями прав человека, свободы и демократии. Например, американцы считали и считают, что они избраны Богом для осуществления некой миссии.

«Мы американцы, — писал Г. Мелвил, — особые, избранные люди… мы несем ковчег свобод миру»[1].

Русские также всегда были уверены, что только русские - «народ-богоносец», хранители истинных ценностей, и его «…всемирная задача состояла в том, чтобы освободить человечество от одностороннего ложного развития, какое получила история под влиянием Запада»[2]. А в основе русского мессианского чувства было убеждение в том, что только русские - носители истиной религии.

«Основным мотивом этой самоуверенности была мысль, что православная Русь осталась в мире единственно обладательницей и хранительницей христианской истины, чистого православия»[3].

Наиболее четко и кратко, в легко усваиваемой, емкой формуле мессианские чувства выразил Филофей: «Москва есть третий Рим, а четвертому не бывать!». В советское время эти идеи трансформировались в идеи о первом в мире государстве рабочих и крестьян, лидере прогрессивного человечества, оплоте мира, всесильном учении коммунизма, за которым будущее всего человечества.

Восточные цивилизации можно охарактеризовать как замкнутые цивилизации. Максимум, на что решались восточные этносы, это освоение регионов, вплотную примыкающих к их территории. То же можно сказать и об идеологической экспансии. Все, что мы знаем о Востоке, мы знаем благодаря русским или западным путешественникам, но никак не путешественникам с Востока.

Восток никогда не стремился к распространению своего мировоззрения. Как раз наоборот, Восток всячески ограничивал проникновение иностранцев. Наиболее полно идея замкнутости воплотилась в Северной Корее, так называемая идея чучхе, т.е. полная самоизоляция и опора на собственные силы.

Обладая энергичностью и мессианством, Запад пытается не только распространить свое влияние на другие страны, но имитирует якобы существующую для Запада угрозу. Особую роль здесь играет миф об исламской угрозе, который состоит из множества маленьких мифов о бен Ладене, 11 сентября[4], Аль-Каиде и т.д. и т. п.

«Широко обсуждаемые заявления лидеров «Аль-Каиды» — это пиар продукт. А теперь реальная статистика. Согласно опубликованному докладу «Европола», за 2007 г. исламисты совершили или подготовили лишь 12 % террористических атак на территории Европы, в то время как различные борцы за независимость несут ответственность за 88 % нападений или намерений их осуществить»[5].

Запад о всех судит по себе, раз Запад навязывает свое мировосприятие другим народам, то должны существовать враги, поступающие аналогичным образом. А если их нет, то их можно придумать.

Разносторонняя духовно-интеллектуальная талантливость. Второй не менее важной характеристикой индоевропейцев является широкий спектр способностей. Например, европейцы успешнее всех в мире занимались бизнесом, и в это же время только в Европе было широко распространено монашество, проповедующее аскетизм. Люди Востока в гораздо большей степени похожи друг на друга, это проявляется даже во внешних признаках, например, в цвете волос. У индоевропейца широкая гама цвета волос, у человека Востока этот цвет один. Мы здесь не говорим о меньшей или большей талантливости людей Востока, мы говорим о том, что расы Востока более ментально гомогенны, что служит одной из основ клановости, тесного взаимодействия и взаимопомощи. У индоевропейца там, где два человека, там три мнения, у человека Востока там, где тысяча человек, мнение одно.

*     *     *

Теперь перейдем к анализу качеств, являющихся визитной карточкой западноевропейца. Как мы помним, для того чтобы понять специфику механизма активности человека необходимо проанализировать суть аксиотипа и психотипа.

 


[1] Шлезингер А. Циклы Американской истории. - М. 1992, - с. 31.

[2] Зеньковский В.В. История русской философии, ч. 2., гл. 3. - М., 2001. - с. 65.

[3] Ключевский В.О. Курс русской истории. - М. 1996, т.2 - с. 124.

[4] См. подробнее. Вальцев С.В. Закат человечества. 2008.

[5] Сепаратисты переплюнули исламистов по числу совершенных терактов в Европе. РИА «Новый Регион» 11.04.2008.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 58 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

nationaldoctrine

nationaldoctrine

Интересные статьи

Русская идея

Наилучшая жизнь для страны, очевидно, есть такая,

какая наилучше соответствует ее внутреннему строению

и вытекающим отсюда потребнос­тям

Л. А. Тихомиров

Сопряжение духовности и коллективизма проявляется в русской идее – в стремлении к абсолютной справедливости. В книге, посвященной исследованию ценностей русского народа, отечественный исследователь Н. А. Бенедиктов отмечает:

«Социологические исследования показывают постоянное различие блоков ценностей и их иерархии у русского и западного человека. Высший блок наиболее значимых для русского человека ценностей на­зван блоком «справедливость»… Доби­ваясь восстановления личного удобства как проявления личной свободы и своеволия, западный человек сочтет справедливым навязывание его миропорядка другим людям и, как правило, об этом не очень и задумывается. Отсюда и двойной счет во взаимоотношениях, в политике и т. п. Для русского человека двойной счет во взаимоотноше­ниях исключен»[1].

Извечная русская тяга к справедливости очень тесно переплетена с русской добротой, также с максимализмом, ведь правда может быть только одна.

«Русские — максималисты, и именно то, что пред­ставляется утопией, в России наиболее реалистично»[2].

Догматизм также вытекает из обостренного чувства справедливости и максимализма. Весь этот блок качеств национального характера теснейшим образом связан по определению отечественного социального психолога К. Касьяновой, с так называемым «судейским комплексом»:

«Судейский комплекс» — это именно «комплекс», т.е. це­лый набор различного рода качеств… Прежде всего «правдоискательство», т.е. стремле­ние установить истину, и затем — это стремление установить объективную истину, не зависящую от меня, от моего существо­вания и потребностей, наконец, в-третьих, это стремление найти истину абсолютную, неизменную, не зависящую от об­стоятельств, не имеющую степеней. И, найдя, измерять затем ею себя, свои поступки и чужие действия, весь мир, прошлый, настоящий и будущий. Эта истина должна быть такова, чтобы под нее подходили все явления без исключения»[3].

Русская идея – это стремление к всеобщей справедливости. Но эта общая формулировка, в зависимости от конкретной исторической ситуации, наполняется конкретным содержанием.

Жажда абсолютной справедливости рождает такое качество как самопожертвование, которое красной нитью проходит через всю историю России.

 


[1] Бенедиктов Н. Русские святыни. – М., 2003. - с. 218.

[2] Бердяев Н. А. Русская идея. М., 2000. – с. 243.

[3] Касьянова К. О русском национальном характере. — М., 2003. - с. 251.

О свободе и справедливости

Индивидуализм, эгоизм западного человека обернут в привлекательную обертку с наименованием «Свобода», о которой так пекутся на Западе. Но идея свободы вне конкретного исторического и социального контекста бессмысленна.

О свободе и справедливости. В одной французской притче рассказывается о суде над человеком, который, размахивая руками, нечаянно разбил нос другому человеку. Обвиняемый оправдывался тем, что его никто не может лишить свободы размахивать своими собственными руками. Судебное решение по этому поводу гласило: обвиняемый виновен, так как свобода размахивать руками одного человека кончается там, где начинается нос другого человека.

Следственно, человек не может обладать абсолютной свободой, его свобода заканчивается там, где начинается свобода других. Часто можно услышать: «Свободу нельзя путать с вседозволенностью». Где же граница превращения свободы во вседозволенность? Этой границей является справедливость. Конечно, свободное махание руками сочетается с идеей свободы, но несправедливо махать руками и попадать по носу другого человека. Таким образом, свобода должна находиться в рамках справедливости (рис. 7).

Если свобода должна оставаться в рамках справедливости, то при оценке социальной системы мы должны пользоваться критерием справедливости, а не свободы. Чем справедливее общество, тем лучше для его граждан. Величина свободы не может служить показателем счастья в обществе.

Иллюзорность и ошибочность абсолютной свободы заключается в том, что доведенная до своего логического конца, она ведет к автономной жизни человека (как на необитаемом острове), что есть аналог большого человеческого горя. В то же время справедливость не имеет границ, чем больше справедливости, тем лучше. Это показывает, что справедливость – это правильный путь, а свобода – путь иллюзорный, ошибочный и, в конечном счете, тупиковый.

Неужели идея свободы должна быть полностью отброшена? Нет, свобода есть составная часть справедливости. Несправедливо, когда часть общества находится в угнетении, только потому, что у нее нет достаточных материальных средств. Но когда мы говорим о стремлении к свободе этой части общества, мы говорим об установлении в обществе справедливости.

Когда стремление к свободе сочетается со стремлением к справедливости, тогда такое стремление оправдано, но, когда свобода вступает в противоречие со справедливостью, тогда мы можем говорить об ошибочности данных стремлений, об ошибочности такой свободы.

О свободе и справедливости. Таким образом, свобода как критерий благополучия общества и человека не имеет самостоятельного значения, когда в нашем арсенале есть такое понятие как справедливость.

Почему мы так часто слышим о борьбе за свободу и гораздо реже о борьбе за справедливость? Ведь, как мы выяснили, справедливость - более правильное понятие, отражающее степень благополучия общества.

Либерализм использует понятие «свобода» в смысле: «все свободны», т.е. «освободите помещение», «свободен», т.е. «отстань от меня». Апологеты либеральной доктрины выступают против социальной политики государства, против помощи малоимущим, за сокращение всех социальных программ. Все должны быть свободны, «живите, как хотите», вот какова свобода либерализма.

Справедливость является важнейшей ценностью и критерием благополучия жизни общества и личности. Свобода такой ценностью не является и по сути есть лишь рекламная форма западного индивидуализма и эгоизма.

Духовность

Духовность и материальность находятся в обратно пропорциональной зависимости: чем больше духовности, тем меньше материальности, и наоборот, т.е. духовность противостоит материальности. Это обстоятельство часто подчеркивается и в определении понятия «духовность»:

«Духовность — свойство души, состоящее в преобладании духовных, нравственных и интеллектуальных интересов над материальными»[1].

Духовность прямо противоположна материальности. Материальность есть гедонизм плюс карьеризм, поэтому духовность есть антигедонизм плюс антикарьеризм. Антигедонизм есть аскетизм, антикарьеризм есть альтруизм, т.к. карьеризм — это использование других людей ради достижения собственных целей, т.е. взаимодействие с окружающими по принципу «другие для меня», а этому принципу противостоит принцип «я для других» - т.е. альтруизм.

Таким образом, существуют две стволовые ценностные ориентации духовности: аскетизм и альтруизм.

Аскетизм — ценностная ориентация, в основе которой лежит принцип «не стремись к максимизации материального потребления». Обычно аскетизм воспринимают как добровольное ограничение всех потребностей, часто носящее самоистязательный характер. Верен ли такой подход? Нет, т.к. в этом случае речь идет о крайней форме аскетизма.

Аскетизм — это необязательно вериги и лохмотья. Любое добровольное ограничение вещного потребления, если оно не связано с выгодой для человека[2], любое обуздание сексуальной природы человека есть акт аскетизма. Если человек имеет возможность изменить своему супругу, но отказывается от этого, это акт аскетизма. Если человек оставляет ребенку самое вкусненькое, это акт аскетизма.

Принцип аскетизма «не стремись к максимизации материального потребления» указывает на то, что материальное потребление не должно быть самоцелью, но аскетизм не декларирует полный отказ от материального потребления. Только в предельном варианте аскетизм выражается в радикальном и часто неоправданном ограничении потребления ниже физиологически допустимого уровня.

«аскетизм — ограничение и подавление чувственных влечений, желаний «умерщвление плоти) как средство достижения религиозных или этических целей. Кроме того, аскетизм является также и нормой нравственности (готовность к самоограничению, умение идти на жертвы) во имя определенных социальных целей»[3].

Аскетизм это отказ. Но не отказ от жизни. Это отказ от одной формы существования ради другой формы существования. «Аскетизм» в переводе с греческого (asketes) — упражняющийся в чем-либо, т.е. сама этимология понятия «аскетизм» указывает, что аскетизм есть не пустое самоотречение, а инструмент, используемый для решения человеком определенных задач. Каковы же эти задачи?

Понятно чего может достичь в случаи успеха материально ориентированный человек: шикарная квартира, автомобиль, вила, дорогая одежда, ювелирные украшения и т.п. Если все это объединить одним понятием, то можно констатировать, материально ориентированный человек стремиться получить максимальное количество удовольствия с помощью использование предметов внешнего мира.

А каковы же жизненные вершины одухотворенного человека? Аскетизм служит средством для раскрытия внутреннего духовного мира личности, выражаемого в творчестве как высшем типе самоактуализации личности, а также средством удовлетворения религиозных потребностей.

Чудаковатый ученый, для которого научное творчество, превыше всего, это не гипербола из фильма «Назад в будущее». Возьмем прародительницу всех наук – философию. Обычно, когда говорят о самых великих философах, упоминают Сократа, Платона, Аристотеля, Канта, Гегеля, в советское время, естественно, Маркса. Сократ, Кант, Маркс жили или в нищете, или на грани нищеты. При том, что Сократ и Кант, как мы сказали бы сейчас, имели хорошие связи в правящих кругах. Платон, Аристотель и Гегель жили не очень бедно, но, тем не менее, проповедовали умеренность и восславляли альтруизм. Например, Аристотель располагает блага в следующем порядке. Первые место – душевные блага, второе - телесные: здоровье, сила. И лишь третье место принадлежит, как говорит Аристотель, внешним благам: богатству, славе, знатности. Платон же вообще презирал богатство.

Но это лишь констатация факта, а каков механизм противостояния стремления к материальному потреблению со стремлением к самоактуализации? Человек, стремящийся чего-либо, достичь в жизни пытается «достроить» себя. А как можно «достроить» себя? Способа два: во-первых, с помощью внешних благ, во-вторых, с помощью внутренних дарований. В первом случаи о человеке судят по его дому, автомобилю, костюму, часам, телефону и т.д. Во втором по его способностям, талантам в сфере искусства и науки, наличия порядочности, чувства долга и т.д.

Материально ориентированные люди всегда выбирают первый путь, духовно ориентированные люди всегда второй. Первые всегда достраивают себя внешним миром, вторые достраивают внешний мир собой.

Для одухотворенных личностей самое важное не предавать самого себя. Хорошо, когда твои произведения покупают, как в случаи с Винчи, плохо, когда тебя не понимают, и ты умираешь в нищете, как в случаи с Рембрандтом. Но и Винчи и Рембрандт были принципиальны в отстаивании собственных взглядов, Рембрандт был в конфликте с обществом, Винчи на грани конфликта, и, несомненно, если общество не разделила бы устремления Винчи, то конфликт состоялся бы.

Поэтому одухотворенность – это не стремление к нищете, это стремление к богатству, но богатству, прежде всего, духовному. Духовность – это также не стремление к противостоянию с обществом, властью, это стремление к не противостоянию с собственными дарованиями

Теперь об альтруизме. Альтруизм — ценностная ориентация, в основе которой лежит принцип «ради помощи окружающим я могу жертвовать собственными интересами». Можно сказать что альтруизм – это коллективная форма аскетизма.

Альтруист — это не только тот, кто жертвует т жизнью ради другого человека. Когда мы имеем дело с подобным примером, перед нами образец крайнего альтруизма. Если вы помогаете подтолкнуть автомобиль незнакомому человеку, это акт альтруизма. Если вы выходите добровольно на субботник, это акт альтруизма.

Таким образом, духовность — ценностная ориентация, в основе которой лежит стремление человека к преодолению своей биологической природы с помощью аскетизма и/или альтруизма. Аскетизм служит средством раскрытия внутреннего духовного мира личности, выражаемого в творчестве, а также средством удовлетворения религиозных потребностей. Альтруизм направлен на бескорыстную помощь окружающим.

Более кратко: духовность — ценностная ориентация, в основе которой лежит стремление человека к преодолению своей биологической природы и раскрытие человеческой природы в творчестве или религиозности (аскетизм[4]), а также в бескорыстной помощи окружающим (альтруизма).

Теперь мы обладаем необходимым теоретическим багажом для решения важнейшего вопроса – классификации мировоззренческих типов личности. Все люди разные, и стремятся к разным целям, теперь мы узнаем к каким.

 


[1] Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. М., 2003.

[2] диета, применяющаяся для лечения или обретения стройной фигуры, проявлением аскетизма считаться не может.

[3] БСЭ [Аскетизм].

[4] Конечно термин «аскетизм» можно было бы заменить на иной, менее резкий, но делать мы это не станем, т.к. проблема кроется не терминах, а их сути.

the-soviet-union

nacionalnajadoktrina.jpg